Главная страница
Новости
Дуэли
Голосования
Партнеры
Помощь сайту
О сайте
Почта
Услуги авторов
Регистрация
Вход
Проверка слова
www.gramota.ru
Рассказ шепотом (страница 1 из 5)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Любовная проза
Автор: Ирина Луцкая
Баллы: 191
Читатели: 1556
Внесено на сайт: 13:30 05.03.2011
Действия:

Предисловие:
Предложенные возможности не позволяют точно определить жанр рассказа. Я бы сказала, что это любовное фэнтези.
Место действия - Карельский перешеек, время - лет пятнадцать назад.
Это рассказ о молодом человеке двадцати лет. Он был чьим-то соседом, чьим-то одноклассником, кто-то играл с ним в футбол. Может быть кто-то ехал с ним в автобусе. Вся его жизнь была налажена и устроена, но вдруг он сталкивается с тем, "чего на белом свете вообще не может быть".
Мое отношение к этой истории выражено в эпиграфе.

Рассказ шепотом

                                                                                                 
Лиле


                                             

                                                                 
Ты будешь смеяться, но они существуют…


  Академик купил этот дом-развалюху с участком на Карельском перешейке два года назад. Жить в таком доме было бы невозможно, да он и не собирался. В первое лето он нашел рабочих из местных разобрать старый дом. Тогда он с сыном, еще школьником, приезжали туда два разу на пару недель, спали в палатке. Дом разобрали, раскатали  по бревнышку. Он решил тогда, что старые бревна оставит на дрова, а свой дом построит  заново. Почти заново, потому что хорошо сохранился фундамент и основание первого этажа. Подумав, академик решил оставить камень для первого этажа, а второй сделать из бревен. Так собственно и поступили на второй год.

Уже к августу в глуши Карельских лесов появилась новая усадьба: большой дом с террасой на первом этаже и вторым деревянным под зеленой крышей. Поблизости к бывшей спортбазе какого-то завода шла электрическая подводка, к ней и подсоединились. Свет в доме – полдела, значит, можно привезти и домашнюю технику. В доме был подвал, его изнутри выложили кирпичом, обмазали специальной шпаклевкой, установили полки для продуктов, получилась отличная кладовка.

На западной стороне дома была та самая терраса, где можно было сидеть вечером, была большая кухня-столовая и передняя (они условились в деревне говорить сени). Плита была газовая, о баллонах они  договорились в лесхозе. Для экстренных случаев была еще и электрическая плитка.
  Кроме дома они построили еще и баню, и гараж. Сначала были проблемы с водой, но в первое же лето очистили разрушенный колодец и установили колонку.

  И вот через два года они приехали сюда на все лето. Сын уже был студентом. Спортсменом, красавцем, отличником. Комсомольцем не был. Академику было семьдесят лет, сыну двадцать. Физик и будущий физик. Они привезли продуктов с большим запасом. При необходимости можно было съездить   в ближайший поселок, далеко, правда, или на станцию. Недалеко. Километров двадцать.  Во время переезда академик с сыном ехали на джипе, к которому был присоединен прицеп, а сзади, за ними следом, ехал фургон для перевозки мебели. Вот там уже было всё: компьютер, телевизор, магнитофон, микроволновка, кофеварка, книги, ну и так, по мелочи, кое-какая мебель, матрасы, подушки, одеяла, бельё, посуда. Ружьё.  

  Все занесли в дом, разложили, расставили. Заработал холодильник, в который сразу же положили привезенное мясо. Рыбу академик намеревался, по мере сил, добывать на месте. Говорят, здесь водятся щуки…  Они быстро привели дом в порядок. Посуда по местам, скатерть на стол. Для романтики – свечи. В столовой была большая печь, даже скорее, камин, который академик собственноручно выложил изразцами. Конечно, ему профессиональный  печник помогал ему, но это так, для проформы. Эту фразу они произносили, затаив улыбку,  нахмурившись, изображая загруженность делами.

  В первый день ничего не хотелось делать. Они немного погуляли по лесу, набрали хворосту для костра и для печки. Вечером ужинали, сидя перед горящим камином, отец слушал музыку, сын читал привезенную с собой книгу. А книг они привезли много.

  Они проведут это лето вдвоем. Впрочем, их было не двое, а трое. Собака. Овчарка. Огромный тренированный трехлетний пес по кличке Каврай. По первости они пытались переименовать пса, но ничего не поделаешь, так записано в родословной. О чем думал хозяин его мамы?
  Академик считал, что приехал сюда в последний раз. Он болен. Будет работать, пока сможет. Мальчик уже большой. Давным-давно, в прошлой жизни, он женился на девушке, которая была на тридцать лет моложе его. Родился Никита. Когда сыну исполнилось пятнадцать лет, жена решила начать жизнь с  чистого листа. Она подала на развод, а вскоре снова вышла замуж и уехала в Америку. За океан. И, похоже, не стремилась поддерживать хоть какие-нибудь  отношения с сыном.

  На второй день с утра сын ушел гулять в лес. С собакой. Хорошо дрессированной собаке цены нет. Они вышли на первую разведку, в ближнюю зону. Никита присмотрел, где он будет купаться в озере, выбрал место на маленьком пляже на бережку. Потом нужно будет почистить берег, привести в порядок, прикатить вон ту корягу в качестве пляжной мебели. Неподалеку он набрел на ягодное место. И не очень далеко от дома! Вот завтра он придет сюда с какой-нибудь чашкой, наберет ягод к ужину.

  Лес вокруг стоял мрачный, в основном, еловый. Сосновый рос отдельно. С тяжелых еловых лап свисало что-то вроде мха. Еловые заросли даже не просматривались насквозь, и солнце, кажется, сюда не проникало. Еловые заросли были, судя по их мрачному характеру, архитектурой готической, сосновые, пожалуй, барокко, а небольшие вкрапления лиственных деревьев были, наверное, … русским деревянным зодчеством.

название


В лесу были зайцы, Никита видел двоих (или про зайцев нужно говорить двух?), потом прямо под ногами он увидел ёжика, а белки просто прыгали над головой. Никита не был кровожадным, нет, но вот отец был охотником. Берегитесь, зайчики!
  А вот в этом месте должны быть грибы. Но позже, ближе к осени. Ну, а комары это совсем лишнее.

  Когда Никита вернулся домой, отец уже занимался ужином. После того, как они остались вдвоем, отец и сын занимались хозяйством сами, не прося никого и ни о чём. Оба, и отец, и сын, умели готовить и, пожалуй, любили делать это. Никита сразу же присоединился к отцу, но не в качестве поваренка, а как полноправный партнер.
  - Пап, ты знаешь, я сегодня не то, чтобы заблудился, нет, просто вышел к дому с совсем другой стороны, когда не ожидал этого.
  И он принялся рассказывать отцу о своей прогулке.

  На ночь они старательно, все-таки еще непривычно, заперли все двери и окна в доме. Отец сел за компьютер, а сын поставил кассету с новым фильмом, надел наушники, повесил на шею плейер, и, чтобы задействовать уж все органы чувств, стал дочитывать вчерашний детектив, время от времени цепляя с тарелочки ломтики салями. Так что на посту оставался только Каврай. Он не работал за компьютером, не затыкал уши наушниками, не читал детективов, а колбаска ему и так доставалась. На новом месте пес был бдителен, он несколько раз "дозором обходил" дом, прислушивался, шевеля ушами, смотрел, как реагируют на его старания хозяева. Когда отец и сын, наконец, отправились спать, пес устроился на коврике перед их комнатами на втором этаже. Охранял.

  На другой день Никита, как и собирался, набрал в лесу ягод, земляники, немного черники. Каврай не отходил от него ни на шаг, временами проявляя признаки беспокойства.

  Никита попробовал искупаться в озере. Да, пожалуй, то место, которое он присмотрел накануне, подходит. Он полежал на берегу, высох. Уже одеваясь, подумал, что не может себе представить, как это озеро выглядит сверху или на карте. Берега густо заросли травой, забыл, как она называется, и камышом. Кроме того, береговая линия не ровная, а искривленная, изрезанная то маленькими бухточками, то, наоборот, громадными камнями, лежащими прямо в воде у берега.  Отец обещал рыбы. Пожалуй, здесь действительно должны водиться щуки. В таких местах возникают странные ощущения. Вот стоит он сейчас на берегу, смотрит в воду. А, может быть, если посмотреть сверху, он находится на каком-нибудь полуострове, далеко ушедшем в воду. И со всех сторон его окружает вода, только он этого не знает.

  В тот день Никита увидел первого лося. Он, Никита, а не лось, сидел на  камне, рассматривая открывшуюся перед ним продолговатую поляну. Лось, наверное, не почувствовал человека, ведь Никита не шумел, не двигался. А, впрочем, почему лось должен его бояться? Лось вышел на поляну, повернул голову в сторону Никиты, потом, отойдя к краю поляны, опустил голову и стал что-то собирать с земли. Никита видел, как шевелятся его губы. Лось ел что-то, но не траву. Потом он встал на колени на передние ноги и продолжал жевать что-то. Это было сказочное зрелище: огромный зверь, стоящий на коленях. Огромные рога украшали его голову, словно императорская корона.  Через секунду Никита понял, что лось ел грибы. Позади Никиты раздался треск сухой ветки, он оглянулся – никого. Когда он повернулся назад, лося уже не было. Кто-то его вспугнул.

название


  Теперь, когда лось ушел, Никита удивился поведению собаки. Все то время, что он любовался лосем, пес неподвижно лежал у его ног. Когда же лось исчез, пес встал и смотрел теперь в ту, лосиную сторону, но не сделал ни малейшей попытки пойти туда и посмотреть поближе, принюхаться.  Но судя по его движениям, опасности для хозяина Каврай не чувствовал. Хотя, при чем тут опасность, лоси людей не едят. Как в том фильме: "Олени едят людей? – Люди едят людей!"

  Следующие дни были полны встреч с лесным зверьем. Они гуляли вдвоем по лесу, повстречали еще лосей, слышали в зарослях чье-то чавканье и хруст веток. Отец сказал, что, наверное, это кабаны. Птиц в лесу вообще было без счета. Белки были совершенно непуганые. По мнению академика, в таких местах должны быть волки, но летом они не опасны.

  Вот так потихоньку катилось лето. Отец действительно ловил в озерах рыбу, которую они потом жарили  по вечерам, соревнуясь в способах ее приготовления.

  Устроили первый банный день на даче. Никита нарубил дров, наносил воды. Натопили баню. Академик не парился, не хотел рисковать, а сын заготовил заранее березовый веник для себя. Попробовал похлестать себя веничком, но, очевидно, делал это как-то не так. Не получил никаких описанных в  литературе эмоций. Посмеялись.

  Вечером за ужином отец вспомнил, что два года назад, когда ломали сарай, на месте которого была теперь построена баня, нашли в углу деревянную, похожую на человечка, фигурку, засыпанную мусором и потемневшую от времени. Он тогда пожалел выбрасывать ее и позже пристроил где-то в доме. Может, в подвале? Решили поискать и посадить около камина в столовой. Пусть это будет домовой.

  Деревянная фигурка нашлась через пару дней в совершенно неожиданном месте, в комнате Никиты. Но он совершенно точно знал, что не приносил ее туда и в последний раз брал в руки как раз два года назад. Так что фигурка действительно нашлась. Сама нашлась,  без помощи хозяев. Дивны дела твои…

  Никита понемножку заполнял дом своими вещами. В его комнате на втором этаже на стеллаж были поставлены книги, привезенные с собой, кассеты, диски. Внизу, в столовой в уголке тихо лежали гантели, а на  террасе было сделано крепление для боксерской груши, которой, бедняжке, крепко доставалось и по утрам, и по вечерам. Кроме того, по утрам он бегал. Это не считая наклонов, приседаний, подтягиваний. Здоровенький был мальчик.

  Кстати, по поводу бега. Нигде поблизости не было дороги или даже тропинки, пригодной для бега. Когда подвозили вещи, то последний километр с чем-то пришлось ехать очень и очень "не спеша". И только отойдя от дома на расстояние, большее, чем километр, можно было попасть на относительно ровную грунтовую дорогу. Но нет худа без добра, ему пришла в голову неплохая идея. В кино видел, как тренируется спецназ. Они бегают по сильнопересеченной местности. И он начал бегать по лесу, по кочкам, перепрыгивая через поваленные деревья, через каменные валуны, которых здесь было предостаточно. Когда-то, не в этой жизни, здесь прошел ледник. Никита с каждым днем увеличивал пробегаемую дистанцию. Несколько раз падал, чуть не свернул себе шею. И всегда и везде ни на шаг от него не отставал Каврай.  Но не так, как в городе на прогулке. Здесь, в лесу, пес не гулял, здесь он охранял.

  Они с отцом всерьез обсуждали это. Академик тоже не мог понять, почему пес ни на минуту не расслабляется.
  - Может быть, он волков чует? – спрашивал Никита.
  - Что ж они здесь строем ходят, что ли? – был ответ.

  Во время одной из своих прогулок Никита забрел в лес в такое место, куда не заходил еще никогда. Вышел на какую-то явно заброшенную дорогу, которая вывела его к заржавевшим, но закрытым на висячий замок воротам. Над воротами держалась верхняя часть прежней надписи, вернее только часть одного слова:  "Пионерс…"  Все остальное бесследно исчезло.

  По обе стороны от ворот был забор-решетка. Кажется, это называется "рабица"? Конечно, забор тоже был сильно разрушен, местами виднелись пустые пространства там, где проржавевшие крепления решетчатых секций приказали долго жить, и забор обвалился. Никита не стал заходить на территорию "заповедника". В зарослях не было видно ни одного строения, это если они вообще сохранились. Потом, конечно, он сходит на разведку, не сегодня.

  Гуляя по этому лесу, Никита временами сожалел, что он не художник. Было во всем этом мрачноватом окружении какое-то очарование. Ему казалось, что именно рисовать нужно такие заповедные места, а не фотографировать, чтобы не ушло это волшебное обаяние таинственности, загадочность, ощущение, что все вокруг живет своей жизнью, которую нужно уважать, потому что он, Никита, здесь только гость, а это, то, что вокруг, природа. Ее нужно беречь. И не следует думать, что она сама о себе не позаботится. Солярис – это, конечно, фантастика, но придуман-то он на Земле!

  Обратно Никита шел, оглядываясь по сторонам, запоминая приметы, чтобы после вернуться к заповеднику "Пионерс". Надо же, как слово привязалось!

  В одном месте тропинка круто поворачивала, в просвете между зарослями была видна уже пройденная часть дороги. Никита увидел камень, около которого он только что завязывал шнурок кроссовки.
  На камне кто-то сидел. Никита различил спину в ватнике, шапку на опущенной вниз голове. Он, конечно, должен был бы подумать, что это кто-то из лесхоза, ведь им сказали, что других людей поблизости  нет, но этот был словно бы очень маленького роста. Обман зрения, решил будущий физик.

  Дома отец встретил его новостью: он ездил на станцию, узнал, что за железной дорогой есть хутор, хозяйка которого держит коров. Он съездил туда и договорился насчет молока. Надо же, ведь в Питере он мог неделями не вспоминать о молоке, время от времени добавит сливок в кофе и всё. А тут, в лесу, захотелось молока. В следующий раз он возьмет с собой Никиту, чтобы тот знал, как и к кому ездить за молоком. А молоко, кстати, оказалось изумительное!  Наутро трехлитровая банка, в которую было налито молоко, была на четверть заполнена сливками. Кофе с этими сливками – это не то, что городской.

  Утром они обнаружили, что в гараже рассыпаны дрова, сложенные там. Они решили, что накануне неаккуратно поставили машину. Никита собрал дрова, сложил заново. Ничего особенного.
  Академик работал над учебником. Сын  работал в эскорте.
  - Кит,


Оценка произведения:Для оценки произведения авторизуйтесь Войти Войти через социальную сеть
Разное: Подать жалобу
Реклама
Обсуждение
Марта Матвеева      18:17 28.05.2017 (1)
Хотя, причем тут опасность, лоси людей не едят.
Начало рассказа содержит подобные неточности, что удивляет.
Всё больше нас очаровывает волшебство и потусторонность, и всё меньше мы верим в возможности человека. Жаль.  
Ирина Луцкая      21:55 28.05.2017
Ой, спасибо, а я и не заметила! Сейчас же исправлю.
Роман Дих      16:53 05.12.2015 (1)
Рассказ хороший, очень живописно. Без Вашего позволения - утаскиваю "Вас" к себе в "Избранные" Нужно будет почитать внимательнее...
Ирина Луцкая      16:58 05.12.2015 (1)
1
Спасибо.  
Роман Дих      17:01 05.12.2015
Вам спасибо.
Екатерина Колючкина      22:15 25.11.2015 (1)
Очень красивые картинки. У меня тоже появилось ощущение фильма
Ирина Луцкая      23:14 25.11.2015 (1)
Почему фильма?
Второй раз мне пишут про фильм, а я не могу понять.
Какой фильм, если "шепотом"?
Тут сидишь одна дома и случайно открываешь книгу, найденную где-то на чердаке, и всё тихо-тихо, и у книжки-то обложка оторвана, не знаешь, чем началось и чем кончилось...
Екатерина Колючкина      23:31 25.11.2015
Возможно,  картинки такие реалистичные включают зрительные  образы. Не воспринимается как шепотом. Можно переделывать в сценарий и снимать фильм!
Карин Гур      16:03 01.11.2015 (1)
Читала, не отрываясь, до конца.
Захватывает кружением сюжета, плюс удачно подобранные
фото.
Получился фильм, о любви.
О той любви, о которой можно только мечтать.
С теплом
КАРИН
Ирина Луцкая      00:39 02.11.2015 (1)
Спасибо, я тоже люблю кино, но тут-то всё шепотом...
А продолжение читать будете?
Карин Гур      12:02 05.11.2015 (1)
Буду. Только не нашла.
Ирина Луцкая      12:44 05.11.2015 (1)
Это повесть "Двое".
Карин Гур      13:28 05.11.2015
Спасибо. Прочту.
Евгения Евтушенко      07:49 20.08.2015
Легко и с удовольствием читала.  Интересная интерпретация древней легенды о сестре Евы- Лилит,ее колдовские чары.
.Чувствовала и  ощущала красоту  северного края,темного елового леса...и  на протяжении всего рассказа, присутствие тайных сил.
"Никогда не придет Лилит.
А забыть себя не велит..." Прекрасно.
Игорь Саенко      23:25 23.05.2015
"Так головы задом наперед и остались!"

Светлана Лобова      23:44 06.05.2015
Очень понравилось. Спасибо! Язык, стиль, повествование - гармония...
Kira Martin      16:34 07.02.2015 (1)
Прочла, не отрываясь! Слов нет...одни эмоции. Вы умница, Ирина. Присоединяюсь к остальным комментам.  
Ирина Луцкая      17:08 07.02.2015
-1
Спасибо.
Алёша Локис      03:21 10.01.2015
Люблю про Лилит. И про Медведя, конечно...
А красненькую ленточку я тоже однажды привязал. Но то была очень грустная история...
Казанов.А.      04:22 17.08.2014 (1)
Классс! Такое знание темы, даже голова закружилась.
Сначала подосадовал на себя за то, что так мало знаю. Даже не знал, кто дал людям собаку. А при моей фамилии - Волков, знать должен был.
Зато я знаю кто создал "туринскую плащаницу" и что имя Никита тоже Греческое.
Ирина Луцкая      11:54 17.08.2014 (1)
-1
Ну вот, а то "не буду, не буду дальше читать..."  
Казанов.А.      11:57 17.08.2014
Так это жиж совсем другой рассказ.
Реклама