Проверка слова
www.gramota.ru
Наследник (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Детектив
Автор: Хильдегардис
Баллы: 26
Читатели: 78
Внесено на сайт: 19:39 12.07.2017
Действия:

Наследник

Колёса  монотонно   отсчитывали  километры. Пошли вторые сутки как Анатолий  купил билет и сел в поезд, следовавший в южном направлении.   Пригодились наработанные отгулы. Но и за свой счёт недельку выторговать пришлось.

Его  не отпускали.  Начальство мотивировало тем,  что на кону заключение   важного  договора.  Выгоду упустить никак нельзя:  это ж на целых полгода верной работы для всей фирмы.
Но вскоре шеф сменил гнев на милость -  отпустил и даже посочувствовал на дорожку.
Анатолий с большим опозданием узнал,  что  у него в  далёком приморском  городке  два месяца назад  скончалась   бабушка по матери.
В своё время она наотрез отказалась уезжать в Москву  с  родителями  Толика.

- Нет и нет. И не уговаривайте. Я могилки родных бесхозными не оставлю! – бабушка Люба решительно перевязала  потуже цветастый платок.

-  Да и негоже на старости лет с места насиженного трогаться. Место – оно ить с кровью и болью отдирается. Потому и умирают многие старики на новом месте – дереву без корней расти не можно.


Доживала  бабушка  совершенно  одна, не желая оставлять  могилы  рано умершего мужа и его  родственников.
Сама  она   на родню была  не богата: единственная дочь   уехала   с  мужем  в столицу, родила  внука, которого  каждое лето  присылали  на море  к бабушке.  
Дом   маленькому Толяше сначала  казался сказочно-огромным. Но,  как в сказке случаются превращения из огромного в маленькое,  так и дом  с каждым приездом внука на лето  уменьшался  в размерах. 
 Мальчишка удивлялся этому феномену, пока  не понял, что не дом  уменьшается, а это он, любимый  внук деда с бабкой,  растет всем на радость.

Деда  Толик  помнил  смутно. В войну дед был разведчиком, умудрился до самого Берлина  дойти без единой царапины, но в последний день напоролся-таки на фашистскую пулю,  провалялся в госпитале с полгода. Вместе с наградой  за храбрость вручили ему и бумажку,  где было пропечатано, что выделяет государство  деду на  берегу южного  моря небольшой  участок земли под  строительство, ибо пошатнувшееся здоровье  воина требовало климата влажного, морского и тёплого.  
Дедуня, как его  называл  Толик, так и не оправившись  от  военной раны, старался  жить, не показывая боли.
Но  время взяло его в  вечный госпиталь. И бабушка  осталась  одна. Приезд  Толика  на лето был для  нее  огромной радостью.
Толик  походил на деда всем:  лицом,  привычками и характером, чем  вызывал тихую, перешедшую в обожание, любовь  бабушки.
Сильно  подкосило здоровье старушки  известие о смерти родителей Толика. Он и сам с трудом справился с постигшим его несчастьем. Родители возвращались из деловой поездки. И ночью в их легковушку на всём ходу въехал КамАз. Водитель грузовика, утомлённый суточным пробегом, уснул за рулём на несколько секунд.
Легковушку смяло   в гармошку, родные  тела хоронили  в закрытых гробах. Это  известие  свалило бабушку.  Она не смогла  приехать  на похороны.
Вся  тяжесть  печальной церемонии легла  на плечи Анатолия.
К тому времени он  уже  окончил университет и работал в  фирме, в  которой   трудился  когда-то  и его покойный  отец.

Анатолий  так же  продолжал каждое лето навещать бабушку,  тайно  приплачивая  соседям, чтобы  они помогали старушке по мере надобности в житейских делах.
Бабушка категорически отказывалась от денег внука и не желала  уезжать из  своего дома.

И вот,  не дождавшись  очередного выезда  к морю, Анатолий  получил горестное   письмо  от соседей. Известие о смерти бабушки  по  непонятной  причине не было доставлено вовремя.  Письмо, по странному стечению обстоятельств,  пришло вместе с уведомлением от  нотариуса о завещанном парню  наследстве.
Толик,  оформив отпуск,  мысленно  подгонял медленно идущий  поезд. Но всему  бывает конец.  Тяготы  дороги остались позади.  Взятое на вокзале такси  подвезло его  к бабушкиному дому.
Соседи смущенно оправдывались,  почему не  отправили  телеграмму:  

- Мы потеряли   твой адрес, а у бабушки  в бумагах  ни номера телефона, ни    адреса не нашли. 
 
Внуку было не до разборок. Спросил только, где  похоронена бабушка, и тут же  зашагал на  кладбище.
Поправил  покосившийся  крестик, руками  сгреб  с  небольшого холмика пожухлую  траву.
Сердце будто  сжало железными  пальцами. Хотелось заплакать, как  в детстве, но  комок  в горле не давал  прорваться  слезам.  Боль  утраты и чувство  вины сушили глаза и горло.  К вечеру с тяжестью на душе он  вернулся  в дом  детства.
Посмотрел на  сумрак, царящий  по  углам чистой, но  нежилой  комнаты, и, без  сил  упав  на диван, провалился  в черную яму сна.

Заглянувшее   в окно  солнце разбудило  Анатолия. Встал,  вышел  во  двор, сполоснул  лицо  под рукомойником.  На дворе февраль, но  плюсовая  температура не дала воде  в рукомойнике  замерзнуть.
Вошел  в дом, на  привычном  месте  отыскал  полотенце,  вытерся  и только тут почувствовал, что очень голоден.  Но  ехать  в город, в  объятия цивилизации, искать кафе,   не хотелось. Скрипнула  дверь,   в комнату  вошла соседка, пригласила  Анатолия к  себе  позавтракать.
Он  не стал кочевряжиться,  утверждать, что   сыт.  Молча пошёл за ней во двор, поднялся по скрипучим ступенькам и оказался в маленькой тёплой кухне.  Он не ел  почти  сутки. Завтрак  прошел  в угрюмом  молчании. Анатолий не задавал вопросов.  О смерти бабушки   и  о похоронах ему  рассказали вчера, сразу, как только он  вышел из такси. Не откладывая дела  в долгий  ящик, рассчитался с соседкой,  отдав ей названную сумму.
Говорить  было не о чем. Поблагодарил  женщину за    угощение и  побрел  в свой, теперь  уже   свой, дом, доставшийся ему  по завещанию.
Вошел  в комнату.  В глаза  бросилось то, чего  он не заметил  вечером. Немногочисленные зеркала  все еще  были завешаны. Будто  кто-то неведомый боялся, что душа  бабушки сохранится  в этом доме.
 Парень  снял  пыльные  простыни, которые  окутывали зеркала, стряхнул пыль,  аккуратно  сложил  и стал  искать,  куда бы  их положить.
В  спальне, где  когда-то   обитали  бабушка  и дедушка, стоял  небольшой  сундук, покрытый на азиатский манер старинным  ковром.  Часть ковра была  прибита к стене. Получилось что-то наподобие импровизированного диванчика.  В детстве Толик,  забегая  в бабушкину  спаленку, обязательно  усаживался на этот  диван, иногда даже засыпал на нём. Тогда бабушка накрывала внука  большим клетчатым платком, а под голову подсовывала вышитую думку.   Так получилось, что за всё время малец ни разу   не видел сундук  открытым.
Он  как-то  спросил  у мамы, что бабушка прячет в таком большом ящике.

- Там бабушкино бельё –  мама  взяла его за руку и вывела из комнаты. Толик понял, что спрашивать второй раз нельзя.

А сейчас неведомо,  что заставило  его  открыть  сундук,  чтобы  сложить  в него простыни.  

В  сундуке  действительно  было уложено  белье. Но уложено было как-то неравномерно, середина выпирала бугром.  Он приподнял стопку белья и обнаружил  под ней небольшую деревянную шкатулку.
Лак,  покрывавший шкатулку, от времени потемнел, медные клёпки,  запорный крючок  с дужкой приобрели зеленоватый оттенок.  
Анатолий  взял  шкатулку.  Судя  по  весу, она  была не пустой.
Положив  простыни  в сундук и аккуратно закрыв его,  он  накинул на крышку ковёр,  как это делала бабушка,  уселся  сверху и, сгорая  от детского любопытства, открыл шкатулку. 

В шкатулке в беспорядке лежали  ручные и карманные  часы – это была большая коллекция, видимо  когда-то собранная дедом. Там же лежал небольшой свёрток -  бархатная тряпица, перевязанная шнурком.  В свёртке тоже оказались часы. Толик  пошел в комнату, вынул  находку из шкатулки  и разложил   на  столе. Часы  остановились   и показывали  одно время. Только  завернутые  в лоскут черного бархата три механизма показывали разное  время.  Он задумался: странно, почему эти  часы  лежат отдельно?  Интересно, почему эти  лежат отдельно?  Как они попали к деду и кому принадлежали раньше? – Анатолий вертел в руках то одну, то другу пару .

Первые часы были дамскими. Аккуратный овальный корпус отливал перламутром,  треснувшее стекло потускнело. Сквозь него с трудом просматривался циферблат с маленькими позолоченными циферками.  Ремешком служили четыре  кожаных шнурка, искусно переплетённые в узор, напоминающий женскую косу.
Вторые часы могли быть только  мужскими. Истёртый кожаный ремешок  с размахрёнными  острыми концами,  неправдоподобно большие дырки для застёжки  - всё указывало на то,  что часы носились  долго.  Анатолий вспомнил: это были знаменитые дедовские часы. Знаменитые они были  тем, что  принёс их в госпиталь, где лежал дед,  командир батальона и вручил часы деду прямо в палате.  Дед рассказывал, что в боях за Берлин наши разведчики наткнулись на немецкий склад.  В одном из фанерных ящиков обнаружили удивительную находку -  семнадцать тысяч часов.  В виде памятного подарка их  раздали  солдатам и офицерам, особо отличившимся в боях за немецкую столицу.  Дед любовно называл часы  «Сельза»,  берёг их и снимал разве что на ночь. Толик поднёс часы к лицу.  На циферблате всё ещё явственно читалась надпись «Selza»  .
Третьи часы тоже были мужскими, но не ручные, а карманные,  на массивной металлической цепочке. На откидной крышке был нанесён довольно искусный рисунок старинного замка. От одной башни замка до другой в виде арки мастер прорисовал ленту с  латинскими буквами. На оборотной стороне крышки имелась гравировка в виде двух сердец. Красивой латинской вязью была сделана надпись.   Анатолию удалось прочитать  имена. Получалось, что  фрау Лиззи из прошлого преподнесла  эти часы   некому  Нойману.
Анатолий собрал  часы и сложил обратно в шкатулку, оставив на столе только те, что лежали в бархатной тряпице.  Он не мог объяснить, почему именно с ними ему не хотелось расставаться. Шкатулка, без этой троицы старых  часов, отправилась в сундук на  прежнее место.
В город Анатолий  выбрался лишь во второй половине дня.  Долго шёл в гору по выложенному круглыми камешками тротуару,  долго стоял на остановке.  Кондукторша, толстая, добродушная тётка, сразу признала в нём приезжего и поинтересовалась, чего ради  москвич приехал в их городок  сейчас, когда курортный сезон пока ещё только снится горожанам, а по узким пустынным улочкам гуляет  лишь ветер под ручку с  зимней скукой.  Потом охотно и обстоятельно  объяснила, как и где разыскать нотариальную контору.
Контора располагалась в двухэтажном доме на два подъезда.  Дом, выкрашенный в порыжелую от времени жёлтую краску,  окнами выходил на городскую площадь,  вход же в него был со двора. Во дворе на лавке сидела  молодая мамаша. Она разговаривала по  телефону,   медленно покачивая детскую коляску свободной рукой.  То, что в одном подъезде жили какой-то своей особой жизнью люди, а во втором эту  мирную  жизнь документировали, измеряли, протоколировали и помещали в законотворческие рамки, показалось Анатолию нелепым и смешным.  Усмехнувшись,  он вошёл в подъезд, пропахший пыльными книгами и жареной картошкой.
В приёмной за открытым ноутбуком сидела пожилая секретарша,  важная и серьёзная. Она глянула на Анатолия поверх крышки ноутбука:
-  Вы с чем к Сан Санычу? – дужка очков сползла у женщины с переносицы на кончик носа, что сделало её похожей на цаплю из  мультфильма.
- Я по вопросу наследства, - он улыбнулся смешному сходству.
Секретарша нахмурилась:
- Ксерокопии сделали? Нет?  Два рубля – один прогон. Будете делать?
Анатолий отдал  документы, порылся в кармане и высыпал на стол горсть мелочи.  Дама тонким пальчиком отсчитала и сбросила в ладонь нужную сумму. Остальные монеты  чуть сдвинула в сторону.
- Ждите, вас вызовут, - она собрала  стопочкой  листы, сложила их в прозрачный файлик и скрылась за массивными дверями.
У нотариуса Анатолий пробыл недолго.  Документы у него были в порядке, бабушкино завещание  на дом хранилось  в конторе. Он сбегал в сберкассу, которая располагалась здесь же на этаже, только в соседней квартире, оплатил госпошлину.
Когда возвращался в кабинет,  столкнулся в дверях  с  девушкой. Она мельком посмотрела на него, улыбнулась явно тому, кто остался в кабинете, кивнула секретарше и вышла. Анатолию удалось разглядеть, что глаза у девушки серые, сама она худенькая и стройная, и что  ей очень идёт зелёная, вязаная шапочка, надвинутая на самый лоб.
Выйдя от нотариуса, Анатолий закурил, повернувшись спиной к ветру. Ветер с моря был сегодня по-особенному холодный  и влажный.  Было неясно,  то ли это он нёс с моря мелкую сетку солёной воды, то ли  липкая дождевая морось сыпалась с неба.
 
 
 
 В душе,  едва заметно,  шевельнулось   неосознанное  чувство   тревоги. Пока только маленький, едва заметный  росток,  чего-то  неведомого, которое затаилось  где-то впереди.
 Анатолий, остановившись под  козырьком  подъезда, курил сигарету и  раздумывал над  щемящим чувством  неведомых  событий.
 Но,  перебрав  в мыслях  все  дела этих дней, он пришел  к выводу,  что  неприятности  ему не грозят.
На   бабушкин  дом кроме него  никто  не претендовал, судебная  тяжба  с неведомыми наследниками  ему не грозила. Все  будет хорошо - это тягостное   чувство  родилось  в душе из-за  мерзкой  погоды, решил  Анатолий  и  подняв  воротник  куртки смело  шагнул на встречу грядущих событий.
 Желание покушать отодвинуло  все другие  мысли на  задний  план. Вернее сказать, мыслей  вообще  ни каких не стало. Желание  утолить резко возникший голод отбросило  в сторону все размышления о происходящих  событиях. Сквозь  мутную пелену соленого тумана, Анатолий  увидел  красочную  вывеску кафе со  странным, незапоминающимся  названием. Вошел  в почти  пустое кафе. Казалось  что он тут единственный  посетитель. Бармен за  стойкой лениво  полировал фужеры и на  посетителя не обратил никакого  внимания. Анатолий  уселся  за  первый подвернувшийся
 на его  пути  к стойке,  столик. Снял  мокрую  куртку,   повесил ее на  спинку стоящего  рядом стула.
Из темной арки, расположенной сзади барной  стойки  к нему неслышно  подошла  официантка,


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Иван Филиппов      02:57 07.12.2017
Сильно написано!
Аглая Конрад      21:37 17.07.2017
2
История затягивает. Я тоже слышала про русское боевое самбо. Мама Анатолия молодец, что так воспитывала сына и передавала боевой опыт разведчика, пусть и не свой. 
Ольга Р.      20:30 13.07.2017
2
Очень  интересно.
Татьяна Лаин      13:17 13.07.2017 (1)
2
Жду продолжение Очень увлекательно пишете.
Хильдегардис      15:54 13.07.2017 (1)
2
Спасибо  Татьяна.  Я  думаю, что  продолжение будет. Нельзя такой теме остаться без продолжения.
Татьяна Лаин      16:11 13.07.2017
2
Я тоже так думаю 
Валентин Иванович Филиппов      00:23 13.07.2017 (1)
1
Что-то  мне подсказывает,  что  у этого рассказа  есть  продолжение. Не должны  события  вот  так взять  и оборваться.
Хильдегардис      15:55 13.07.2017
1
Они  и не оборвутся.
Инджи Ильяс      06:21 13.07.2017 (1)
2
Не люблю, всякие фильмы, рассказы,кино, где дерутся, кровь и прочее. Наверное, эта моя женская природа. Но несправедливость меня с ума сводит. Если при мне несправедливо обижают кого-то, не могу сдержаться, кто-бы это ни был. Ваш рассказ завораживает. Молодец этот Толик, он заслуживает уважения, да и Вы молодец.
Хильдегардис      15:55 13.07.2017
2
Спасибо,  Инджи!  Справедливость,  она всегда  востребована.
Книга автора
Дары Полигимнии 
 Автор: Николай Каменин