Главная страница
Новости
Дуэли
Голосования
Партнеры
Помощь сайту
О сайте
Регистрация
Вход
Проверка слова
www.gramota.ru
Je t'aime
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Новелла
Автор: Ляман Багирова
Баллы: 76
Читатели: 150
Внесено на сайт: 15:34 21.07.2017
Действия:

Je t'aime

 

Она округлая и любит округлое. Большая, словно медведица, на удивление увертливая, крепкотелая, с серебристо-белыми волосами и ярко-голубыми глазами. Сидит, уютно поставив круглые локти на круглый стол, накрытый темно-зеленой плюшевой скатертью, что-то вышивает. Я играю фестончиками скатерти, смотрю, как мелькают в ее руках разноцветные нити, и тоже размещаю свои острые локотки на столе.


- Ньйи волно (Нельзя), - голос ее звучит ласково, но твердо, и изысканные слова незнакомой речи завораживают меня.


- Почему?! Тебе можно, а мне нельзя?! Льзя!!! – мне пять лет, и я жонглирую языком, как вздумается! Удивительное ощущение лингвистической свободы, сияющий филологический полет! Никогда потом уже не подняться в него – знания давят балластом!  


- Мне можно. Я старая. А тебе в жизнь входить, дом водить. Не комильфо, цуречка!(доченька)


- Почему ты так говоришь? – Я кричу, и одновременно в моих карих и ее голубых глазах вспыхивают веселые искорки.


- Потому что я полька. Есть такая страна – Польша. А в ней город Краков. Колбасу краковскую любишь? Вот она из города Краков.


Для меня все колбасы делятся на вкусные и не очень. В последнее время тех, которые «не очень»  не было. Я киваю головой. Она удовлетворенно улыбается.


- А еще в Кракове есть красивые дома, высокие сосны и большая река. Синяя-синяя.


- Как твои глазки? – я смеюсь.


- Краше. Она задумывается, потом тихонько поет:

 

Ой, ты Висла голубая

Как цветок

Ты бежишь в чужие земли

Путь далек…

 

- Я тоже хочу в Польшу! – Мой крик утвердителен и победоносен! Для пущей важности я стучу кулачком по столу, и фестоны скатерти подпрыгивают в знак согласия!


Она молчит с минуту, потом гладит меня по голове. Рука у нее маленькая, натруженная, тяжелая и немного дрожит.


- Куделька моя! – Она убирает руку, мои кудряшки пружинят вверх. – А локти на стол все же не клади. И не чавкай, когда ешь.  А то приедет из-за синих гор принц на белом коне за тобой, увидит, что такая красивая барышня локти на стол кладет и громко жует, огорчится и уедет обратно.


- Огорчится – горчицу съест?! – я продолжаю играть словами.


- Нет, без горчицы уедет грустный обратно. Скажет: я хотел ее сделать королевой, а она вести себя не умеет. Не комильфо!


- Пусть уезжает! – Перспектива замужества с капризным печальным принцем меня нисколько не привлекает, и я легкомысленно расстаюсь с ней. - Он сам не камифо!


- Не комильфо. Это по-французски. Комильфо – как надо, не комильфо – как нельзя.


- Откуда ты все знаешь?


- Я во французской гимназии - школе, то есть, - училась.


Ого! Французская гимназия в Польше – это что-то с чем-то! Франция! Страна волшебных духОв «КлимА», которыми так дорожит моя мама. Мое воображение мгновенно накрывают синие воды Вислы  и  окутывает флер чего-то воздушного, бэзешного, французско-парфюмного. Я распахиваю глаза пошире.


- Скажи что-нибудь по-французски! Нет, по-польски! Ну, скажи!!!


            - Не вертись! (это по русски!) Je t'aime (я тебя люблю – по французски), Kocham cię ( я тебя люблю – по польски). Оставь в покое хвост Барсика! Вот егоза! А теперь давай читать, ты за целый день и строчки не прочла!( все три фразы - скороговоркой на русском!)


            - Не хочу читать! Расскажи что-нибудь!


            - Еще как хочешь! На чем мы остановились?


            - М-м-м…Девочка…


            - «Девочка со спичками». Открывай книгу. – Она подвигает мне старенький томик сказок Андерсена в синем переплете.


            - «Как холодно было в этот вечер! Шел снег, и сумерки сгущались. А вечер был последний в году — канун Нового года» - Я без видимого энтузиазма тяну по слогам словам. В майский теплый вечер трудно читать про холодные рождественские сумерки. Но она неумолима!


            - Вот прочтешь до конца страницы – она маленькая! – и пойдем гулять!


            - Расскажешь про Польшу? А про Францию? – торгуюсь я.


            - Расскажу, – на дне голубых глаз вспыхивает и гаснет усмешка.


            Я удовлетворенно прижимаюсь к ее теплому круглому боку. К другому боку прижимается четырехмесячный потомственный «дворянин» Барсик неопределенного цвета и сомнительных манер. И она еще говорит, что я не комильфо! Кто точно не комильфо, так этот хвостатый! Ворует, что ни попадя, - видно, тяжелое «дворянское» детство сказывается, и портит кустики гвоздИки на балконе.


            Мы замираем так на минуту. Она молчит, прикрыв глаза и подперев голову рукою…

 

            Иногда к ней приходят две приятельницы. Степенные, опрятные старушки. Рассаживаются у небогатого стола, вздыхают и расправляют на коленях чистые платочки. Угощение нехитрое – пирог-скородум с капустой, рассыпчатая горячая картошка с укропом, селедка, украшенная кольцами красного лука, домашняя кизиловая наливка. Поверх будничной плюшевой скатерти – нарядная льняная, вышитая гладью.


            Старушки чинно выпивают, закусывают, тихо беседуют, потом одна из них снимает со стены гитару.


            Поют много. Задумчиво, уйдя в себя, даже нехотя. Но с таким чувством, какого мне больше не доводилось слышать. Поют о том, что «в степи глухой замерзал ямщик», и о том, что в «лунном сиянии снег серебрится», и «что стоит, качаясь, тонкая рябина».


            И напоследок всегда поют пронзительно, впечатывая в небеса надтреснутую женскую долю:

 

Позарастали стежки-дорожки,

Где проходили милого ножки,

Позарастали мохом-травою,

Где мы встречались, милый, с тобою

 

            О-о-о-юю… Последний звук растворяется в воздухе…

 

            Они прикрывают глаза. Мойры. Богини судьбы. Где-то в отстраненной  памяти их взрываются города, грохочет война, репрессии косят родных и близких, погибают любимые, умирают от голода и тифа дети. Но они плывут над страданием, они молоды, и на талиях их можно сомкнуть руки. И среди них, она - моя няня - тоненькая, прелестная, говорящая по-французски с легким польским акцентом, волей судьбы занесенная в Баку.


            Она так и не увидела больше голубой как цветок Вислы, не дождалась внуков и всю свою нежность перенесла на меня – соседскую девочку с темными, вспыхивающими как спичка, и все запоминающими глазами…

 

            …-Скажи что-нибудь по-французски! Нет, по-польски! 


Ну, скажи, цурЕчка!!!

 

            - Je t'aime (я тебя люблю – по-французски), 

Kocham cię ( я тебя люблю – по-польски).   

Я помню о тебе, няня моя, Елизавета Станиславовна Крашевска-Зозуля (20 октября 1909 года, Краков – 15 января 1988 года, Баку)

            Я помню о тебе…

 


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Анна Магасумова      23:50 17.11.2017
Проникновенный рассказ...
Гэл      20:00 14.11.2017
Прекрасная, невозвратимая пора детства! Самая счастливая, особенно если она окрашена теплом
тех людей, которые были рядом с Вами. Теперь Вы, Ляман, рассказывая о них, отдаёте им своё тепло.
Это ощущается во многих Ваших рассказах, которые я всегда с удовольствием читаю.
Евгения Филиппова      02:49 14.11.2017 (1)
Прочла и  как будто  окунулась  в детство. Страшно  в старости быть  одинокой.
Ляман Багирова      08:30 14.11.2017
Эх...
Она еще была жизнелюбивой, везде могла найти себе какое-то заделье.
А самое страшное - это одиночестве и неприкаянность в семье.

Спасибо Вам.
Магдалина Гросс      11:53 07.11.2017 (2)
Ах, как это было хорошо читать!  Строчки, словно события, бежали перед глазами...
Ляман Багирова      08:29 14.11.2017
Спасибо Вам огромное...
Ляман Багирова      13:23 07.11.2017
Спасибо Вам огромное! А мне было легко это писать. Я ее очень любила...
Вы меня простите великодушно, сейчас тяжелейший аврал на работе, практически нет времени даже зайти на сайт.
Но как только станет полегче, непременно загляну к Вам! 
Спасибо!
Верна Слову      23:52 10.09.2017 (1)
Захватило!! Окунулась в рассказ, как в жизнь! Очень интересное!!! Особая признательность за то, что своим рассказом как бы дали няне вторую жизнь. Я, наверное, нескладно выражаю свои мысли, простите, но под сильным впечатлением от прочитанного. С Огромным Уважением, Лина.
Ляман Багирова      08:26 11.09.2017
1
Спасибо, дорогая моя. Счастья и благополучия Вашему дому. Радости Вам!
Ирина Верехтина      19:53 05.08.2017 (1)
1
Вот говорят - беззаботное детство, а сколько, оказывается, забот, сколько дел,  всех не переделаешь, сколько дум, всех не передумаешь... Прозрачным ручейком льётся рассказ, льётся светлое чьё-то детство, сверкая в глаза солнечными весёлыми зайчиками, брызгаясь и хохоча.
Им хорошо вдвоём - смешливой забавной девчонке и одинокой немолодой женщине, занесенной неведомыми ветрами в Баку. Ей уже не вернуться домой, где её никто не ждёт, она никому не нужна... Красивая даже в старости (думается мне, она не была уж такой старой,какой казалась девочке), грациозная, тонколицая, с невыразимой грацией движений, с неподражаемым польским французским... Ей было бы очень одиноко, если бы не эта девочка , подарившая ей кусочек детства.
Ляман, невозможно выразить чувства, которые я испытала при чтении! Они примерно такие, как в этой главе "Издержек", где моя ЛГ прощается  с "мадам Мари", я писала её в слезах. http://www.proza.ru/2015/10/07/1091 - в этой главе.
Ляман Багирова      22:44 05.08.2017 (1)
Ирина, дорогая.
Если бы Вы знали, как дороги мне именно сейчас Ваши слова поддержки. Спасибо Вам!
Непременно и с огромной радостью прочту Ваше. Только 7-го числа. Завтра, скорее всего не смогу.
Да, Ирина, Вы правы. моей дорогой нянюшке не так уж немного. Всего 64 года.
Она была старше меня на 60 лет...
Ирина Верехтина      21:56 06.08.2017 (1)
Ой, ну что вы, не надо, не тратьте время, просто проняло меня от вашего рассказа, и я дала вам ссылку на главу "Издержек". Читать совсем не обязательно, просто я вспомнила - мою героиню, которая любила свою учительницу и не понимала, что любит, поняла только когда её не стало. Воспоминания иногда бывают горькими как полынь. Такая же горькая - эта глава. И если вам  горько от воспоминаний, эта глава... Ох, вряд ли она вас порадует.
Я вам подарок отправила, а он трансформировался в какую-то абракадабру, так что пришлось поместить его на моей странице, это стихотворение посвящено Вам.
Ляман Багирова      22:14 06.08.2017
Нет, Ириночка.
Воспоминания как полынь, это вы верно сказали.
Но горечь иной раз нивелируют солью.
И если горьки воспоминания, то всегда найдется волшебная соль нежности, которая бережет нам память.
Ведь кроме яда есть и противоядие...

Спасибо, Ирина.
А завтра непременно прочитаю Ваше. Сегодня уже и с ног валюсь!
Анна Высокая      20:54 31.07.2017 (1)
1
Лямашенька, с какой любовью и теплом написано воспоминание о няне! О доброй женщине, подарившей нерастраченную свою любовь малышке, выросшей в доброго, талантливого человека. Я очень рада, что среди первых авторов встретила тебя и почувствовала твой необыкновенный талант, во всём.
Мы любим тебя!!!
Ляман Багирова      22:39 31.07.2017 (1)
Дорогая Анночка! Эти же теплые, искренние  слова я адресую тебе от всего сердца! СПАСИБО!!!
Ты похожа на мою дорогую няню - такая же белолицая и черты лица и фигура, и прическа. Только глаза у тебя кажется (сужу по фото) карие, а у нее были голубые, и волосы у нее  были снежно-белые.
Анна Высокая      17:03 03.08.2017 (1)
1
Лямашенька! Знаешь, вот со временем, я в людных местах стала всматриваться в лица прохожих и кажется, вот-вот кого-то встретишь, похожее, родное лицо. Но ожидания не оправдываются.
Мне приятно, что я похожа на твою няню. И мне хорошо и тепло от твоих слов!!!

Если мне не покрасится месяца два, то волосы будут седыми. Я как-то красилась в светлые тона, а летом выгорала и становилась светлой,лицо терялось, потом захотелось потемнеть. Глаза у меня коричнево-зеленые. а вот у папы были голубые, но мне не достались.
Ляман Багирова      23:22 03.08.2017
Спасибо, дорогая Анночка!Спасибо, что ты есть...
Лана Литл      11:19 24.07.2017 (1)
1
Очень нежная и теплая новелла-память. Вот и раскрыт источник Вашей безграничной доброты и невероятного такта)))
Не всем так повезло в жизни. Лишний раз подтвердили, Ляман, что все в нас - из нашего детства.
Очень понравились наблюдения-воспоминания филолога:))) 
Ляман Багирова      15:09 24.07.2017 (1)
1
Очень рада Вам, Лана! Спасибо за прочтение и теплые слова.
Вы правы, я считаю себя счастливым человеком. У меня было хорошее детство.
И в общем-то по натуре, я склонна отметать (не забывать!, но отметать) негативное.
Добра ли я?..
Спасибо, Ланочка...
Но не знаю...
Скорее мне близок постулат легендарного британского короля Кормака:

"Не будь слишком суровым - от тебя отшатнутся;
Не будь слишком добрым - тебя растопчут"

Топтать себя не дам.
Растворяться в чем-либо или в ком-либо, что мне неблизко - тоже не могу.
Но никогда уже не буду спорить, доказывать что-либо. Если что-то не нравится до той степени, что всякие споры и компромиссы невозможны, просто ухожу от общения. Бессмысленными вещами не занимаюсь. Не хочу тратить  ни свои нервы, ни нервы непримиримого оппонента - они могут понадобиться для более нужных, важных и хороших дел. Просто прекращаю общение.
Некоторые могут принять это за высокомерие. Отнюдь! Это  самосохранение и уважение к себе и оппоненту.
Спасибо, Лана! Всегда рада Вам.
Лана Литл      15:23 24.07.2017
Якутянка      22:17 22.07.2017 (1)
Очень трогательно, нежно окутывает  душу Теплом и Светом...и комментарии чудесно  дополняют рассказ.Спасибо огромное .Ляман!
Ляман Багирова      09:40 23.07.2017
1
Спасибо огромное, дорогая Галина.
В рассказ вставить подробности ее жизни, я не решилась. Слишком отрывочны, неясны  и разрозненны сведения.
Написала лишь то, какой она мне запомнилась...
Авива Таль      20:23 21.07.2017 (1)
2
Очень трогательно, Ляман...
Горько, что Елизавета Станиславовна не побывала на Родине,
но я почувствовала, что ей было хорошо у вас, в Баку.
Было бы интересно узнать (может Вы ещё напишите, дорогая)
почему Елизавета Станиславовна оказалась так далеко от Польши?
Возможно, война, репрессии, а вдруг, любовь?
Браво, Ляман! Очень хорошо получилось!
Ляман Багирова      20:50 21.07.2017 (1)
2
Спасибо, дорогая Авива!
Она очень сдержанно говорила об этом. Практически ничего. Сведений очень мало, и они неполные...
Насколько я узнала (и то - со слов мамы), отец няни был путейцем. Приехал сюда с семьей в конце 20-х годов. Работал на железных путях. 
Потом в 30-х, кажется даже не в 37, а в 34-м, сразу после убийства Кирова его репрессировали.
Няня была очень красивая, рано вышла замуж. Мать ее умерла к тому времени. Она уехала отсюда с мужем на строительство какого-то (вот точно не знаю) канала или ГЭС. 
Первый сын их умер от голода в 36 или в 37.
Потом при невыясненных обстоятельствах пропал муж.
Она вернулась в Баку. Устроилась на работу, выделили комнату в общежитии. Потом война.
Ближе к концу войны вдруг объявился муж. Оказывается что-то с работой случилось, и он "пропал"...
Потом отправился на фронт, дошел до Берлина, вернулся без руки и одного легкого.
В 45-м году у них родился второй сын - Юрий.
Муж вскоре умер. Она работала, растила сына.
Потом выделили им отдельную двухкомнатную квартиру. Сын вскоре женился. Жена оказалась... в общем, не мое это дело, но они с тетей Лизой не поладили, мягко говоря.
Когда тетя Лиза поселилась в нашем доме, она была первой жилицей.Крошечная однокомнатная квартира № 1 в первом блоке на первом этаже . В ней прошло мое детство... 
Няня готова была целовать стены, что не живет больше под одной крышей с невесткой.
Своих внуков у нее не было. Почему-то не хотели...
Нянчила чужих детей, и больше всего любила меня
До конца жизни боялась телефонных книжек, все номера запоминала наизусть, и во мне развила поразительную память на даты и события. Боялась телефонных книжек, потому что в годы репрессий людей арестовывали по телефонным номерам в книжке.
Только в брежневские годы, когда уже была давно на пенсии позволила себе говорить, что она- этническая полька. До этого в паспорте было записано - украинка (по фамилии мужа - Зозуля)
Я имела несчастье столкнуться с ее невесткой через 2 месяца после смерти няни.
Дело в том, что ее единственный сын - Юрий умер буквально на сороковой день после матери от разрыва сердца.
Так вот, не осталось проклятий, которые бы невестка не призвала на уже умершую свекровь. Мол и ведьма, и гадина, сама ушла и его за сбой потащила. До сих пор вспомнить мне страшно! Столько злобы было в этой женщине!
Авива Таль      21:49 21.07.2017 (1)
1
Ляман, сколько боли и трагедии уместилось в одной жизни...
Откуда у этой женщины были силы радоваться жизни, и любить людей
после всего, что ей пришлось пережить.
Да ещё и неспокойная старость.
Кто-то мудрый сказал: Уметь быть счастливым, когда нет повода для радости -
удел мужественных людей.
Светлая память прекрасному человеку!
Спасибо, что поделились с нами, дорогая!
(Я тоже зайду на "Поцелованный вьюгой")
Ляман Багирова      12:25 22.07.2017
1
Да,Авива, выправы.
Говорят, чем больше человек испытывает страданий, тем больше он тяготеет к светлому и радостному.
На печаль нужны силы.
Помните, как в известной притче про Тамерлана.
Он захватил какой-то город и велел собрать дань с жителей.
Принесли дань, он спрашивает у сборщиков - Как ведут себя люди?
Отвечают - Ревут, стенают, места себе не находят.
Тамерлан говорит - Идите и соберите дань повторно. У них есть еще запасы.
Принесли дань он опять спрашивает - Как ведут себя люди?
Отвечают - Плачут, кричат пуще прежнего.
Он в третий раз послал собирать дань.
На третий раз спрашивает- Как ведут себя люди?
Отвечают - Тихие, никто не плачет, наоборот, даже улыбаются.
Тамерлан сказал -Больше не ходите. Они все отдали. У них больше ничего нет.


Нечто подобное и здесь Когда Судьба практически не балует, то хочется просто радоваться хоть самой малости в жизни и отторгать от себя плохое.
Как в афоризме - Я уже в том возрасте, когда хочется, чтобы вокруг было светло...


Спасибо вам, Авива. Буду ждать.