Проверка слова
www.gramota.ru
И ПИСЬМА ТОЖЕ НЕ ГОРЯТ... (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Публицистика
Конкурс: Конкурс «Я к вам пишу – чего же боле? Что я могу еще сказать?»
Автор: Ната Черная
Баллы: 13
Читатели: 54
Внесено на сайт: 18:26 16.10.2017
Действия:

Предисловие:

И ПИСЬМА ТОЖЕ НЕ ГОРЯТ...

На электронную почту пришло обращение от племянника лейтенанта Григория Васильевича Пястолова, пропавшего без вести в годы Великой Отечественной войны в Польше. Александр Бурулев проживает в г. Миассе Челябинской области, работает в полиции участковым инспектором. А вышел он на меня через друзей– поисковиков с необычной просьбой – помочь разыскать следы его дяди, родного брата отца, от которого в конце войны пришло оказией письмо с оккупированной территории. Саша скинул мне отсканированный реликтовый документ, а также письмо от солдата Старшинина, который переслал последний «привет» от сына родным в далекое Зауралье. Я тогда подумала: да, действительно, письма, как и рукописи по Булгакову, не горят.
Из письма Григория Пястолова:[size=150] «Добрый день! Здравствуйте, дорогие мои родители, мамочка, Шура, Лида, Прасковья Алексеевна, Иван В, Данило Евграфович и Александра Д., и все остальные. Мама, я расписывать много не буду, потому что нет бумаги. Мама, во-первых, я хочу сообщить о себе, я еще жив. Это письмо пишу 9 июня 1943 года. Лежу я во ржи и пишу письмо»…
В электронной книге памяти Курганской области нашлась запись: ПЯСТОЛОВ Григорий Васильевич, родился в 1913 году в селе Чистое Щучанского района. Призван в 1939 году. Лейтенант. Пропал без вести в 1941 году. По документам Центрального архива Министерства Обороны (а их пять), лейтенант числился пропавшим без вести несколько раз - в 1941 г., и с 1942 по 1943 гг.  Где правда, а где просто догадки, мы попытались разобраться.
Опираясь на сведения Центрального архива Минобороны, узнаем, что Григорий Васильевич призван в армию в октябре 1939 года Тракторозаводским РВК г.Челябинска. Из рассказа племянника: «…Нам также известно, что Григорий Пястолов работал на ЧТЗ, но кем, мы не знаем. Женился он в 1938 или в 1939 годах. Вместе с супругой ушел на Белофинскую в составе Челябинского сводного отряда лыжников. Он был спортсменом и занимался лыжным спортом. Скорее всего, там и познакомился с супругой (на занятиях спортом). Может быть, они жили гражданским браком (имеется в семье и такое мнение). Моего отца и бабушки уже нет в живых, и мне более не у кого спросить, к сожалению!»
Рассказ племянника подтверждает, что Григорий Васильевич был участником советско-финской войны 1939-1940 гг. По всей видимости, по окончании финской кампании, направлен на курсы младшего комсостава, успев до Великой Отечественной войны получить звание «младший лейтенант». Войну встретил  в Белоруссии. Последний адрес на одном из предвоенных писем  – Барановическая область, Лидский район, военный городок Бердовка, почтовый ящик №1. Родители его в ту пору проживали по адресу:  г. Копейск, 3-й Снайперский переулок, д. 7.
Из письма племянника героя нашего рассказа: «… Супругой Григория Пястолова была некая Мария. Детей у них не было. Они оба призывались из Челябинска…  Она работала санитаркой или медсестрой в передвижной медсанчасти. Нам все это стало известно из писем, которые я отослал вам. Более родственников от данной ветви в живых не осталось никого. Только жива моя мама – сестра дяди Гриши. Бабушку звали Натальей Дмитриевной Пястоловой, а отца дяди Гриши – Василий (отчества не знаем), Пястолов… В семье еще росли брат дяди Григория -  Иван, сестры -  Александра, Елизавета. Была еще одна старшая сестра, которая вышла замуж за председателя колхоза.  Ее супруг в лихие 30-е годы и предупредил родителей Григория о том, что придут раскулачивать, так как они имели свою кузницу и одну или двух лошадей. Семья, вовремя предупрежденная, сразу же собралась и уехала в Челябинск на ЧТЗ. Собрались срочно в одну ночь. Это все, что известно».
В первые дни войны Бердовка, где служил младший лейтенант Пястолов, была  занята немецкими войсками. А сам Григорий Васильевич попал в плен… Вот только на каком участке?
Из письма Григория Васильевича:
«Мама, теперь подробно перехожу к своей жизни. Я был в плену у немца с 15 июля 1942 (НЕ ОШИБКА ЛИ? Может с июля 41-го? прим. автора. ) г. С плена сбежал 14 мая 1943 г. Жил у одного хозяина в Польше, пас коров. Но дали распоряжение, чтоб русских не держать. И стали немцы производить обыски. Хозяин не стал держать. Поэтому и жизнь настала бродяжья и нищенская - укрываться или в лесу, или во ржи. Думаю пробираться через границу на свою сторону, Но навряд ли я с вами увижусь, потому что очень трудно укрываться. Но это еще летом, а зимой совсем пропащее дело. А когда кончится война – то, черт ее знает. Но я решил написать письмо и оставить его у хозяина, если война кончится, то он пошлет его.»
Чтобы проследить фронтовую судьбу Григория Пястолова, вновь обратимся к документам Центрального Архива. Григорий Васильевич встретил войну в 209 моторизованной дивизии, которая на 22 июня 1941 года дислоцировалась в окрестностях гродненского города Ивье. С боями отступала на восток. О том, насколько тяжело пришлось нашим бойца и командирам можно судить по рассказу бывшего зам. политрука Г. А. Шалагинова, участника тех событий
«О начале войны узнали в 8–9 часов утра, в 10 была объявлена тревога. Личный состав получил патроны, гранаты и сухой паек. Артиллерии и минометов не было, имелось только стрелковое оружие. В полдень батальон выступил из Субботников на Лиду. Заночевали в каком-то лесу, а утром 23 июня подошел автотранспорт. Погрузились и длинной колонной (машин 30 или более), двинулись вперед. Возможно, на запад выдвигался не только батальон, а весь полк. Несколько раз налетала вражеская авиация, теряли машины, теряли людей и примерно в 10 часов прибыли в Лиду. В городе не задерживались, на его окраине подождали отставшие машины и поехали на запад, в сторону Гродно. За Скиделем заняли оборону, отрыли окопы и несколько часов просидели в тишине, пока не подошли немцы. После артобстрела вражеская пехота несколько раз пыталась прорвать их рубеж обороны, но все атаки были отбиты. Вечером поступил приказ отойти на восток, снова были поданы автомашины, и те, кто поместился, уехали, а оставшиеся пошли пешком. Так закончилось участие 770-го МП в боях в составе 3-й армии, но кто направил его под Скидель, возможно, уже навсегда останется неизвестным…»
19 сентября 1941 года дивизия исключена из списков действующей армии. Григорий Васильевич попал в плен в июне 1942 года, значит, ещё в какой-то части воевал? Одним словом, вопросов стало больше, чем ответов. Хотя поисковики по документам определили, что, «… в Бердовке дислоцировался 119 ремонтно-восстановительный батальон 209 мд 770 мп -  в Трабах. Только дивизии в январе еще не было».  Вот еще одно доказательство первых дней начавшейся войны и окружения части Пястолова, которая косвенно подтверждает, что лейтенант был взят в плен именно в 1941 году, а не в сорок втором.  У Владимира Мартова в книге "Белорусские хроники 1941", в главе "Белостокско-Минское сражение" упоминается 770 МП 209 МД:
цитата:
"Управление советской 56-й стрелковой дивизии отсутствовало; к исходу дня часть ее подразделений сражалась на р. Котра (здесь же держали оборону пограничники; В  числе защитников также 770-й мотострелковый полк 209-й мотодивизии 17-го мехкорпуса, переброшенный из Ивье), другая часть 56-й стрелковой дивизии оказалась отброшена к югу от Гродно."
Из переписки с племянником лейтенанта – Александром Бурулевым: «… мама обращалась по данным документам в поисковую группу на ТВ по адресу: г. Москва ул. Ямского Поля "Телевидение". Но результатов никаких мы не получали. После чего обращались в архив в г. Подольска. Пришел ответ, в котором значилось, что точных данных, кроме, как пропал без вести, нет. Бабушка тоже предпринимала попытки его розыска через областной военкомат (сразу после войны), и через государственные военные архивы (1973 год). Из обоих источников пришел ответ "Пропал без вести"! В книге памяти Челябинской области он значится, как пропавший без вести.»
Из письма Григория Пястолова:
« Мама, немного сообщу о своей жене Марусе. Маруся была со мной на фронте. Когда началась война, то она не осталась дома, а поехала со мной на фронт. Ее зачислили санитаркой, и были мы вместе. Когда дали приказ отступать, то я от части отстал ввиду погрузки хлеба. Когда я догнал свою часть, то уже потеряли дорогу два батальона, полковая, санитарная часть, при которой она находилась, стало быть, они другой дорогой уехали, поэтому про ее судьбу не знаю: жива она или нет»…
Мы пробовали искать следы неизвестной Маруси через архив ЦАМО, не нашли ничего похожего, чтобы с уверенностью сказать, что это именно она. Есть несколько документов на Марусь, призванных из Челябинской области, но они не подпадают под данные письма лейтенанта. Его Маруся на начало войны уже служила в армии, то ли санитаркой, то ли медсестричкой. Скорее всего, так же, как и муж, пропала в горниле военных боевых действий, выходя из окружения» .
Из письма Григория Пястолова:
«Мама, я не знаю, останусь ли жив! Как Иван В., Данило Е., Александр Д? Потому что не ошибусь, что оне (стиль автора), взяты на войну. Да, наверное, и у вас тоже плохое положение. Но дорогие родители, если до вас это письмо дойдет, то может быть, узнаете о моем милом  друге, с которой, так жаль, что пришлось жить так мало и не пришлось побывать у вас (это с Марусей), то сообщите ей об моей жизни. Так, дорогие родители: мамочка, Шура, Лиза, Парасковья А., и если будут живы – Иван В., Данила Е., Александр Е., Илюша, Валя, Гено, Вася, Шура – всех крепко целую,  и прощайте! прощайте, и прощайте! Дорогая мамочка, наверное, больше я вас не увижу, и всех родных. Писал это письмо верный ваш сын Пястолов Григорий В. 9.07.43 г.»
Остается предполагать, в каком состоянии находились родители Пястолова Григория, получив эту весточку в конце войны или сразу после ее капитуляции, пересланную неизвестным им солдатиком, Старшининым Иваном Федоровичем. Кто этот солдат, сумевший передать страшное сообщение о гибели сына родителям? Мы постарались об этом узнать, как можно шире, опираясь на письмо сержанта.
Из письма Ивана Старшинина:
«Здравствуйте мне неизвестные родители Пястолова Григория В!
Мамаша, я хочу сообщить вам о том, что ваш сын Григорий Пястолов попал в плен к немцам 15 июля 1942 г. А потом бежал с плена 14 мая 1943 г. Работал у одного хозяина и скрывался у него. Потом, когда немцы создали приказ о том, чтобы русские не работали у поляков, а хотели забрать на работу в Германию, или хотели забрать в контрационные (стиль автора) лагеря, тогда ваш сын Пястолов начал прятаться по хозяйствам. И когда была облава, они заховались втроем в одном таком вырытом вроде погреба. И когда немцы подошли к этому сховищу, т.е., где они были захованы, то немцы раскопали. И когда докопались до этого потолка погреба, то немцы дали выстрел и запалили весь сарай. А в этом сарае находился ваш сын – Пястолов Григорий, и еще двое товарищей. Один из них был  летчик, а второй кузнец. А ваш сын Пястолов был старший лейтенант.»
Далее, сержант сообщает свои данные, по-видимому, для того, чтобы родные не сомневались о достоверности вышеизложенного.
«Мамаша, я – Старшинин Иван Федорович, родился 1924 года. Уроженец Сталинской области, с Донбасса сам. Теперь, когда я сам находился у этого хозяина на квартире и вечером разговорились, он начал мне рассказывать о вашем сыне, и говорить, что «я сохранил его письмо. Когда-то он писал его домой». И я попросил у него письмо, прочел и решил написать вам, т.е. сообщить о судьбе вашего сына. Мамаша, вот и все, что я мог узнать от этого хозяина. И вот его письмо я посылаю вам. С приветом к вам, ваш незнакомый Старшинин  Иван Федорович.
Мой адрес: Полевая почта 91155 «у».
Старшинин Иван Федорович.
Прошу и мне известить о том, что получили письмо мое или нет. И прошу – напишите мне ответ.
Вот и все. До свидания.»
И еще один штрих оставил о себе молодой солдат, сообщив о своей семье, как будто что-то прорвало у парня после сообщения о смерти лейтенанта на его малую родину: «У меня из родных тоже нет сейчас никого. Отец погиб в шахте в 1932 г. А мать умерла в 1942 г. Братьев и сестер нет у меня никого».
Одна из друзей – поисковиков Лариса написала мне: «Имеем данные на бойца . Старшинин Иван Фёдорович. Из наградных следует - 301 сд, 1052 сп.  Дивизия, сформированная на базе 34 -й и 157 - й стрелковых бригад . По справочнику мы имеем номер войсковой части, которая была указана в письме Старшинина - " в/ч 91155" , что и соответствует 34 ОСБР:
91155
Название: 2 ОСБ
Подчиненность: 34 ОСБР».
http://soldat.ru/pp_v_ch.html
Что можно сделать в данном случае? Ехать в ЦАМО ( или заключать договор с толковым исследователем), заказывать журнал боевых действий 301 -й сд, изучая документы 1052 стрелкового полка. Анализировать - где, когда и в каких населённых пунктах проходили бои за Польшу. А дальше? Ехать в Польшу? Проводить своё расследование, работать в архивах местных, изучая кропотливо воспоминания жителей тех мест? Расспрашивать стариков?

Послесловие:
[img] http://fabulae.su/images/authors/9091/foto_86750.jpg[/img]

Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Анна Высокая      10:08 09.02.2018 (1)
Спасибо, Наташа тебе за письмо! Чем дальше мы удаляемся от той границы, тем меньше
возможности узнать больше, точнее. Моему коллеге из Салехарда очень нравятся твои письма.
Ната Черная      10:14 09.02.2018
Благодарю, Анна, за комментарий. Для меня очень дороги ваши мнения. Как-нибудь соберусь, сами письма выложу на страничку, они у меня отсканированы. Вот только разумом дойду, как это здесь сделать. Из интернета как скидывать - уже научили. А вот как с собственного альбома, пока не дошла.
Мария Костынюк      17:00 25.12.2017 (1)
Удачи!
Ната Черная      08:16 26.12.2017 (1)
Да какая тут удача, Мария!) Читатель, судя по оценкам, такие вещи не читает)) Им "жареное" подавай на блюде с золотой каёмой.
Мария Костынюк      16:03 26.12.2017 (1)
Наташенька, так ведь голоса здесь не отражаются. Я тоже не всегда оценку пишу, когда голосую. Голоснула и побежала дальше. Посмотрим.
Ната Черная      08:22 27.12.2017