Проверка слова
www.gramota.ru
История нелюбви. Глава 9 (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Сборник: История нелюбви. Повесть
Автор: Юрий Тар
Читатели: 23
Внесено на сайт: 20:23 24.12.2017
Действия:

История нелюбви. Глава 9

Завершив дела в Дюссельдорфе, друзья решили больше нигде не задерживаться и возвращаться домой. Предстояла еще большая работа по подготовке пакета документов для банка. Главная проблема была с разработкой бизнес-плана. Предварительный проект флотилии выполнило словенское конструкторское бюро еще до поездки в Европу, именно на его основе они и подготовили презентацию о составе флота и основных параметрах кораблей. Предпроект обошелся дорого, но это была только маленькая часть работы. Нужны были рабочие чертежи и расчеты окончательной стоимости кораблей. Только тогда можно было разработать бизнес-план в объеме, который требовал банк, заложив в него график строительства и этапы финансирования. Конструкторы готовы были приступить к детальному проектированию, но только после проплаты следующего транша. И этот вопрос надо было решать, не дожидаясь получения кредита в Хорватии. 

К тому же, все немного утомились от насыщенной событиями поездки и стремились поскорее вернуться в родные пенаты. Женька хотел, наконец, отметить день рождения дочери не по скайпу, а в своем зеленоградском коттедже, Володю в доме на Рублевке ждала красавица-жена. Она преподавала класс фортепиано в Гнесинском институте и часто ездила с концертами по всему миру или принимала участие в конкурсах как член жюри. Просто побыть дома вдвоем им удавалось не так уж часто.
У Андрея ситуация была сложнее. Похоронив в начале года жену, он остался в квартире один. Даже в двух. Когда жену положили в больницу на Сущевском валу, Андрей переехал в пустовавшую квартиру у метро Аэропорт, чтобы быть ближе к клинике и возить передачи. От дома до больницы было всего пять минут езды.

Аэропорт…
В 1958 году, когда дом был сдан и его родители, вместе с годовалым Андреем, получили квартиру, этот район считался окраиной Москвы. Вокруг нескольких новых домов стеной стояли деревянные бараки с «удобствами» во дворе, населенные рабочими соседнего авиазавода. В то время только начиналось массовое строительство «хрущевок», и двухкомнатная квартира площадью 64 квадратных метра в кирпичном 8-этажном доме с лифтом и мусоропроводом считалась верхом роскоши. История дома интересна сама по себе. Изначально он строился как ЖСК «Артисты кино и драмы». Первыми в этом кооперативе получили квартиры чуть ли не все самые известные звезды советского кино: Сергей Бондарчук, Николай Рыбников, Всеволод Санаев, Михаил Глузский, Владимир Наумов с женой Белохвостиковой, Георгий Юматов, Георгий Данелия, Леонид Гайдай и многие другие.
С Татьяной Пельтцер они жили на одном этаже. Татьяна Ивановна дружила с матерью Андрея и иногда наведывалась поболтать или просто одолжить что-нибудь по-соседски. Пельтцер приезжала после спектаклей в театре сатиры очень поздно, и частенько, ближе к полуночи, у них в квартире раздавался звонок:
—- Зина, у меня кончились спички, дашь мне коробочку?
Татьяна Ивановна заходила на кухню, с удовольствием пила чай с пирожными и не уходила, не обсудив с Зиной все последние события театрально-киношного мира.

Бондарчук с удовольствием катал детей на огромном черном «Шевроле», который появился у него после показа в Америке «Войны и мир», а Рыбников не упускал случая поиграть с мальчишками. У него росла дочь, а хотелось, видимо, сына. У Андрея в архиве сохранилась фотография, где он в возрасте двух или трех лет сидит у Рыбникова на руках.

К началу 2000-х район Аэропорт стал одним из самых элитных в Москве — всего четыре остановки на метро до Кремля и станция этого метро в двухстах метрах от подъезда. В этом доме в середине 80-х умер отец, а в начале двухтысячных скончалась и мать. Всё детство и юность Андрея прошли в этом доме. Здесь он пошел в первый класс, здесь играл в солдатики с Олегом Добродеевым, нынешним председателем ВГТРК, здесь спорил из-за места на парковке с молодой женой пародиста Александра Иванова, здесь однажды попробовал написать киносценарий. После смерти мамы эта квартира пустовала. Андрей с женой жили в квартире родителей Наташи большой и дружной семьей, и разъезжаться никто не хотел. Тесть заменил ему рано ушедшего отца, а теща - маму.
Только когда дочь вышла замуж, Андрей отдал квартиру дочери со словами:
— Это твоя квартира, забирай и живи. Только отремонтируйте её по своему вкусу.

К сожалению, заработать на ремонт муж дочери так и не смог, а через четыре года они разбежались — не сошлись характерами. Второй раз дочка вышла замуж за состоявшегося мужчину, у которого проблем с жильем не было. Она переехала к мужу в его квартиру в элитном поселке, а двушка на Аэропорте снова осталась пустовать. Андрей сделал дарственную на дочь и в квартире не появлялся. Дочка, талантливый художник, одно время собиралась устроить там мастерскую, но не успела. У неё родился ребенок, и вопрос о работе сам по себе отпал на три года.
«Надо их сразу после возвращения в Москву навестить, — подумал Андрей — две недели уже внука не видел».

От размышлений его отвлек голос Володи:
— Андрюха, к Варшаве подъезжаем. Готовься, через пятьдесят километров сядешь за руль.
— Окей, только на заправку заскочи, чтобы до Бреста хватило — ответил Андрей.
— Да, как раз вижу одну впереди, заодно и кофе попьем.

Заполнив бак «под завязку», они зашли в кафе рядом с заправкой выпить кофе и съесть по паре хот-догов. В этот момент к заправке подъехала колонна военных грузовиков с символикой НАТО. Солдаты польской армии вылезли из закрытых тентами машин и направились к кафе. У каждого на ремне висел автомат.
— Вот сейчас они тебе «Туарег» и припомнят. — съязвил Володя, глядя на Андрея — Ты бегаешь так же быстро, как ездишь?
— От автомата даже быстрее — заверил друга Андрей.

Но цель у солдат была совсем другая. Они выстроились в очередь к туалету. В кафе имелась только одна кабинка с платным входом. Чтобы исполнить заветное желание, нужно было сначала вставить в щель на стене рядом с дверью монету в один евро. Дверь после этого открывалась и закрывалась автоматически сразу же за вошедшим. Следующий мог попасть в кабинку только опустив в приемник еще одну монетку. Но не тут-то было, на воинах НАТО кафе заработать не удалось. Первый солдат честно заплатил и скрылся в кабинке, а второй быстро просунул ногу в берце между дверью и косяком, не давая ей полностью закрыться. Когда первый вышел, второй нырнул в туалет, а третий тут же повторил маневр с дверью. И так прошла вся рота.

— Мда… — задумчиво произнес Андрей, потягивая кофе и наблюдая за взятием туалета сметливыми солдатиками, — у этих снега зимой не выпросишь. Интересно, какая в НАТО зарплата?
— Какая бы ни была, но сто евро они только что сэкономили — рассмеялся Женька.

Останавливаться в Варшаве они не стали. Всем хотелось поскорее добраться до дома. Объехав столицу Польши по автобану, Андрей взял курс на Брест. И чем ближе они подъезжали к границе, тем чаще его мысли возвращались к Любе.
«Заехать или не заехать? А зачем? Что я ей скажу? — думал он — Сказать, что я горю желанием её увидеть, я не могу. Не щелкает в душе, искры нет. Да и парой часов дело не ограничится, а мужики к своим женам рвутся. Ладно, посмотрим, ближе к Минску разберемся».

На обратном пути польскую границу прошли еще быстрее. Если польских пограничников интересовало, сколько сигарет ввозят в евросоюз, то чего и сколько вывозят, их не беспокоило вообще. Хоть слона за собой на веревочке выводи. Зато белорусы тщательно осмотрели багажник в надежде чем-нибудь поживиться. Не обнаружив в чемоданах пассажиров «Инфинити» коммерческих запасов товаров, они с нескрываемым сожалением пропустили машину в пределы союзного государства. До Москвы оставалось всего 966 километров.

Выехав с таможни на трассу, Андрей вспомнил о знакомстве в ресторанчике на пути в Европу, покосился на Володю и ехидно спросил:
— Ну что, верный муж, официантке, с которой заигрывал, позвонишь? Мы через час мимо её ресторанчика проезжать будем.
— Да накой она сдалась? Если только по приколу позвонить, — улыбнулся Володя.
— Позвони-позвони, проверим твою неотразимость.
— А ты сомневаешься? Ладно, смотри, Фома неверующий!

Володя достал свой айфон и набрал номер девушки в вацапе. Абонент не ответил, но через пару минут пришло сообщение: «Извините, я занята, у нас много клиентов. Но мы вас ждем».
— Мы? — удивился Володя — Кто такие «мы»?? Андрюха, ты там, случайно, никого еще не закадрил втихую?
— Я официанток по дороге не собираю, в отличие от некоторых — очень серьезно сказал Андрей — может, ты там с двумя договорился?

Прежде чем Володя успел ответить на эту подколку, ему пришло еще одно сообщение. На этот раз — фото. На фотографии девушка из придорожного ресторана сидела в вагоне поезда вместе с тремя детьми в возрасте где-то от трех до семи лет. Пока Володя обескуражено разглядывал снимок, Женька и Андрей разразились громовым хохотом.
— Ну всё, мужик, ты попал, — сквозь смех выдавил из себя Женька — было у тебя трое детей, а теперь будет шестеро.
— Но зато как он неотразим! — отозвался Андрей, делая вид, что вытирает платком скупую мужскую слезу.
— Злые вы, — буркнул Володя, — уйду я от вас.

Мимо известного ресторана они проехали, не снижая скорость.
— Ты не устал? — спросил Андрея Женька — Может, я за руль сяду?
— Всё в порядке. До Минска доеду, а там поменяемся.

«Если заезжать к Любе, — думал Андрей, — то там придется выпить за встречу. Пусть уж лучше потом Женька до Москвы ведет».
Всю дорогу от Варшавы выключенный телефон лежал у него в кармане, и что там еще написала Люба, он не знал. Так и ехал, оттягивая решение до последней минуты.

И вот — до Минска пятнадцать километров. На скорости сто двадцать они через семь минут будут в городе. Пора решать.
«Да ну её к черту! — почему-то неожиданно разозлился Андрей — Заеду, начнется вынос мозга —- почему не предупредил заранее, да у неё не прибрано, да ничего не готово… И на сайте опять её кто-то обидел… Ребятам-то зачем это всё слушать? Нет, дранг нах Остен! Вон и Володька уже битый час фотографии жены в телефоне разглядывает».

В этот момент справа на обочине показался ресторан «Сябры», это была уже практически окраина Минска. Андрей съехал с автострады и остановился у входа в ресторан.
— Вахту сдал, — сказал он, глядя на Женьку, — предлагаю здесь пообедать и ехать дальше без остановок. Отсюда до Москвы 700 километров, к полуночи дома будем.
— Вахту принял, — отозвался Женька, — но если вы, гады, сейчас будете водку жрать, то я вас повезу не быстрее, чем 60 километров в час.
— А где логика? — возмутился Володя — Сам же на шесть часов позже домой приедешь.
— А нет логики, — рассмеялся Андрей, — жаба его душит, что он до Москвы трезвый поедет, а мы навеселе. Но у меня есть антидот от его зависти.
— И какой же? — заинтересовался Женька.
— У меня в машине лежит коробка сигар. И не пересушенных, как те, что ты поляку всучил, а абсолютно нормальных. Я их забыл с собой взять. А машина во дворе у Володи стоит. Так вот, я их тебе отдам, если не позже полуночи до его дома доедем. А если в одну минуту первого, то сам выкурю.
— Вот сволочь, — сделал свирепое лицо Женька, — всегда страхуется! Ладно, но на обед не больше часа.

Ровно в полночь Андрей выехал на своей машине из Володиного двора и медленно поехал по Рублевскому шоссе в сторону Москвы. Выпитая за обедом порция виски давно выветрилась, а оставшиеся тридцать километров до дома были такой мелочью, по сравнению с автопробегом через всю Европу.
Возвращаясь из командировок в свой город, он всегда не спешил, наслаждаясь знакомыми видами за окном и как бы здороваясь с мегаполисом: «Ну здравствуйте, каменные джунгли. Последнее время мне вас очень не хватало. Надеюсь, угостите меня завтра парой пробок?».

Андрей свернул из Крылатского на Нижние Мневники, проехал неспеша по Алабяна до Балтийского туннеля и вскоре подъезжал к своему дому на Петровско-Разумовской.
«А дома-то никто и не ждет, — с грустью подумал он, — и в холодильнике только банка ветчины и пакет сока. Ладно, до утра доживу, а завтра схожу в магазин, как раз у нас в доме «Белорусские продукты» открылись».

Утром Андрея разбудил звонок Володи.
— Слышь, ты работать сегодня собираешься?
— Нет, а что? А ты у меня будильником теперь работаешь? Лучше бы приехал и приготовил завтрак.
— А я к тебе уже еду, буду через час. Нужно посмотреть и обсудить новый контракт, он у тебя в почте. А в 13.00 нас ждут в представительстве одной интересной фирмы.
— Вова, идите лесом. У нас финансовый директор есть? Есть. Вот он пусть и смотрит. А я сейчас приму ванну, выпью чашечку кофе и схожу в магазин за продуктами. Потом я спокойно позавтракаю и раньше, чем через два часа дверь никому не открою. И вообще, ты не находишь, что нам нужно хотя бы пару дней друг от друга отдохнуть?
— В ванне будешь валяться завтра, а сегодня ограничишься душем. Докторскую колбасу к завтраку я тебе привезу и не отстану, пока ты контракт не прочитаешь, засоня!
— Хлеба не забудь, полковник! — в сердцах рявкнул Андрей и бросил трубку.

Под натиском Володи отступила бы и танковая бригада. Бывших полковников ФСБ не бывает, поэтому общаться с ним иногда было сложно. Но делать нечего, работа есть работа. Андрей нехотя поплелся в душ, а затем доел без хлеба остатки ветчины из вчерашней банки, налил себе чашку кофе и закурил, в ожидании приезда друга и компаньона.
«Вот он, завтрак аристократа, даже корочки хлеба нет, — усмехнулся он сам себе — надо бы жениться».
И тут он вспомнил, что так и не посмотрел почту. Ни личную, где наверняка были письма от Любы, ни служебную, где лежал новый контракт. Андрей начал с контракта. Личную он посмотреть не успел, так как раздался требовательный стук в дверь.

Звонок у Андрея отсутствовал в принципе. Во время ремонта, электрик что-то напутал с проводкой и звонок категорически отказывался работать при нажатии кнопки. Долбить уже отремонтированную стену, чтобы проложить провод заново никто не хотел, и Андрей решил поставить беспроводной звонок. Сменил их штук пять. То в звонке очень быстро садилась батарейка, то сгорал сам звонок, то он просто замолкал после недели работы. В конце концов, Андрею надоело бороться с производителями звонков, и он повесил на входную дверь табличку: «Звонок не работает. Стучите». И сразу одной проблемой в жизни стало меньше.

Стучал, разумеется, Володя. Выложив на кухонный стол батон докторской колбасы и буханку нарезанного хлеба, он вытащил из шкафа турку и банку с молотым кофе, который в доме у Андрея варил и пил только он. Для Володи, собственно, и были куплены эта турка и кофе. Сам хозяин предпочитал растворимый.

— Ты контракт посмотрел? — спросил Володя, снимая турку с огня.
— Посмотрел.
— И что скажешь?
— Что-нибудь скажу, когда колбасу съем. Самого-то, наверное, жена горячим завтраком накормила?
— Ну ты и зараза, — расхохотался Володя — тебе как порезать, тонко или толсто?
— Толсто. Как папа может, — улыбнулся Андрей, вспомнив рекламу останкинской колбасы.
– Папа всё может, – в тон Андрею откликнулся Володя и поварским ножом быстро порубил батон.

Наевшись бутербродов с колбасой, нарезанной ломтями

Послесловие:
НАЧАЛО: http://fabulae.ru/prose_b.php?id=75564

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://fabulae.ru/prose_b.php?id=80066

Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу