Проверка слова
www.gramota.ru
Мурлокотан Глава 3
Тип: Проза
Раздел: Юмор
Тематика: Юмористическая проза
Автор: Леонид Лялин
Баллы: 2
Читатели: 6
Внесено на сайт: 09:33 05.01.2018
Действия:

Мурлокотан Глава 3

     День мучительно и тягуче вытекал через открытые задвижки вентиляции, загаженными помойными мухами. Пурпурный глаз приморского заката освещал артиллерийские стволы и дырявые решетки антенн радиолокационных станций, ловившие сигналы далеких галактик. Нахмурившиеся торпедные аппараты замерли смирно, будто в строю. Они тихо сплетничали и перешептывались друг с другом об интимном. Грозные ракетные установки надменно смотрели на них, всем своим видом показывая, что у них есть такие возможности какие и не снились артиллеристам и минерам вместе взятым.
     По акватории базы бодро раздавался добротный мат оперативного дежурного, который на всю округу лаялся с командиром рейда. Над аванпортом, раскинув облупленные крылья, плавно парил альбатрос океанов, вертя в полете головой как на шарнирах.
      На корме эсминца толпились штурман, химик и боцман. Они обсуждали злободневный вопрос: «Будут ли сегодня выдавать технический спирт, что бы потом его быстро обменять на тушенку, тушенку - на сгущенку, сгущенку - на куртку альпак, ну а ту в свою очередь - на водку?» Экипаж не почувствовал «потерю» бойца, кроме командира, которому был помощник не безразличен, так как судьба у них была связана корабельным расписанием и Уголовным кодексом.
     На трипперном лице кэпа из-за отсутствия в рубке стойкого алкогольного перегара появляется вопрос: «Куда зашхерился этот чертеняка?»
     Начинаются поиски злыдня по всему эсминцу. Командир, злой словно шершень, в облике страдальца-работяги с сосредоточенным лицом иезуита начинает лично проверять кандейки и пайолы корабля, распространяя вокруг себя злость и жажду немедленной половой расправы над подчиненным.
      В каюте помощника нет. В кают-компании тоже. Нет его и в лазарете. В библиотеку заходить глупо. Ищет по рундучным, вентиляционным шахтам, в шлюпках и спасательных плотиках, в кокпике, по топливным цистернам и водяным емкостям. Заглядывает даже к веселым акустикам, которые кроме Аллы Пугачевой никого на флоте не признавали.
      - Вахта-а!!! - орет командир на раскачивающийся трап.
     - Аюшки? Слушаю-с, - отвечает вахтенный, бесстрастно глазея на пирс.
      - Я тебе, баклан, сейчас дам «аюшки». Забыл, звездун, как надо отвечать? - командир начинает потихонечку звереть.
     - Есть! Понял! Виноват!
     - Помощник с корабля не сходил, лом тебе в хвост, чтоб голова не качалась? - интересуется «ходячий триппер».
     - Нет! Товарищ командир. Не имел возможности!
    «А правда, куда он с нашей «подводной лодки» денется?» - думает командир и продолжает поиски. Не ленится заглянуть в гальюн, в этот главный храм воспитательной работы на корабле. «Может, помощник случайно проглотил веревку?» - задает себе риторический вопрос командир, но и в этом храме убогих бытовых услуг алконавта нет.
      «Ходячий триппер», багровея от злости, идет в провизионку. Из ее глубины несет студеной тишиной и гнилой картошкой, отдающей карболкой. Кэп с разгоряченным видом открывает дверь. Протяжно скрипят ржавые петли «броняшки», от сквозняка жалобно звякают цинковые ведра в углу и... «жмурик» проглатывает сигарету.
      Командир видит страшную картину, которая могла быть нарисована только смертью. «Тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца» - как говорил словами родных осин один из русских классиков. По-современному это звучит кратко - полная жопа! Не подумайте, что это часть тела. На флоте жопа - это событие, а вот полная жопа - это чрезвычайное происшествие.
     Надподвзбзднув, каптри чернеет лицом и застывает как надгробный памятник самому себе. На сердце накатывает волной цепкая холодная жуть. Ошеломленный капитан, стиснув зубы, впервые в жизни по настоящему дрейфит.
     Помощник Рома, намертво привязанный к веревке колючей пеньковой петлей, висит под подволоком, будто херувим, только без крылышек. Висит совершенно неподвижно. Голова с полуоткрытым ртом на цыплячьей шейке свесилась набок. Жиденькие волосики на лбу, будто на лобке адмиральской вдовы сбились в кокон. По его выражению лица видно, что все проблемы им на службе решены.
     По хитрому лицу "жмурика" ползет, прихрамывая на колено, помойная муха. Две бледные руки неподвижно висят обрубленными плетьми в виде сосисок.
     С посиневших губ капает на мертвый подбородок кварцевая слюна с запахом протухшей селедки. Глазки прикрыты спиртовой поволокой. Все трупно и неподвижно как сама могила. Для полного апофигея ситуации не хватает только гроба с кисеей и горящих восковых свечей. Скверная картина, а главное - неразрешимая.
      - Еп-ть! Лишь бы без дела поболтаться, тараканья титька! - с сумасшедшими глазами судорожно восклицает белый, похожий на  холодильник командир. - Чтоб я похоронил свой геморрой! Опять не стрижен, в грязной робе и не чищеных ботинках, - «Ходячий триппер» начинает в сердцах молиться своеобразным образом, с досады зло пиная мешок с макаронами. - Клистир тебе в задницу! Растудыть тебя в качели, в бога, душу, морскую мать всех твоих родственников! Кто за тебя шнурки будет завязывать?
     В сердце командира наступает киммерийская ночь, во рту - скучно. Душа от созерцания мощей Мурлокотана покрывается саваном полупьяного тумана, печень начинает давать перебои, а ум с надрывом уходит в триппер. Офицер делает стойку легавой и застывает на месте, будто Медный всадник Э.-М. Фальконе впервые перед ленинградцами в 1782 году.
      Темный ужас заползает каптри в ширинку, съеживает там крайнюю плоть и волной холодных мурашек начинает ползти на пупок. Растекается все выше и выше к горлу. Застревает там клубком нервов. Командирская гонорея перестает на время капать.
      Помощник сквозь прикрытые веки с наслаждением, молча наблюдает сквозь ресницы за реакцией и эволюциями командира. «Фью? Доигрался балда? - злорадствует в душе Рома. - Погоны жмут в плечах? Теперь наговоришься от души с прокурором. Отольется тебе мой геморрой сторицей. Узнаешь почем фунт лиха и сколько пятаков в алтыне!»
      Командир, стараясь проглотить испуг, плюхается на могильно пахнувший мешок сушеной картошки, который издает зловещий стон. Начинает вертеть головой, чтобы загнать мозги в уши, из которых те начинают от нервного напряжения вылазить.
      Не отрываясь чокнутым взглядом от «покойника» выуживает побелевшими пальцами из пачки влажную как мох душераздирающую сигарету «Памир». Со свистом закуривает. Затягивается будто трубкой акваланга. Тяжело дышит, нервно перегоняя, обслюнявленный сигаретный бычок из одного угла рта в другой. По баталерке начинает распространяться табачное зловоние, отдающее горелой человечиной.
      В голове кэпа в мгновения прокручивается всё, что его ждет впереди: разборы «полетов» на уровне Командующего флотом, похороны, паркомиссия, изгнание из партии, снятие с должности, суд, разжалование до матроса, увольнение с флота без прописки и пенсии. Все в ярких картинках, с намотанными нервами на кулак. Начинается служивая головная боль. Хоть саму вешайся на галстуке!
      Отдышавшись, капитан 3 ранга начинает понимать, что попал в кучу дымящегося дерьма. Лежит в нем пластом, словно горчичник, а лопаты - нет. С пресной физиономией сушеной воблы командир задается прагматическими вопросами: «Что теперь делать? Как и с кем теперь жить?» Труп на корабле - это вам не баба в койке!
       Кэп, прожигая взглядом переборку, переводит дыхание. «Вынимать из петли? Но как? Этот придурок хоть и тощий как селедка, но все равно тяжелый. Не дай бог еще придавит собою. Да и висит высоковато. Нужна помощь. А главное свидетелей то нет. Вдруг кто-нибудь подумает, что это он его?»
     - Ладно, умерла, так умерла, - быстротечность жизни толкает к действиям.
      «Ходячий триппер» решительно встает. Высмолив сигарету, решительно вздыхает. Гасит вонючий окурок о каблук и отправляет его щелчком в паелы. Смачно высморкавшись в угол, резко берет трубку-банан корабельной громкоговорящей связи «Каштан». Нюхает ее и вздрюченным голосом обжигает микрофон:
      - Дежурному по кораблю срочно прибыть в провизионку!



Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Татьяна Лаин      11:15 05.01.2018 (1)
1
Какой сочный слог))) Леня, браво! Насмеялась от  души)) Жду, чем все это закончится))))
Леонид Лялин      11:19 05.01.2018
1
Самому интересно, чем дело закончится. 
Книга автора
Дары Полигимнии 
 Автор: Николай Каменин