Проверка слова
www.gramota.ru
Снежка. Обыкновенная история. Часть 2 (страница 1 из 8)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор: Ангел Рен
Баллы: 2
Читатели: 7
Внесено на сайт: 12:04 11.01.2018
Действия:

Предисловие:



Снежка. Обыкновенная история. Часть 2


***
Очнувшись, она еще с минуту не могла понять, не сниться ли ей все происходящее вокруг. Растерянно моргая, она окинула пространство номера слезящимися от резкого света глазами. Прямо напротив нее удобно устроился в кресле Артем Гуриев. Слева от него замер Кирилл Игнатенко, блестящими от любопытства глазами уставившись на что-то рядом с кроватью. Снежка торопливо повернула голову, пытаясь отследить его взгляд, но что-то теплое и скользкое скользнуло, закрывая ей лицо и девушка почувствовала, что чьи-то руки крепко держат ее за плечи. Мгновенно все вспомнив, она испуганно дернулась, и тут же услышала:
- Тихо, тихо! Все уже в порядке, успокойся!
Мягкая ладонь с легкой дрожью пригладила волосы. Отбросив скользкую ткань, оказавшуюся рукавом шелкового халата, Снежка увидела на своей кровати Светлану. Со смытым макияжем, растрепанная, словно только что вытащенная из постели, девушка громко всхлипывала, непонятно к кому обращаясь:
- Господи, да что же это?! Никогда у нас такого не было!
- Очнулась? – Над Снежкой склонилось озабоченное лицо ее партнера Андрея Марецкого. – Светка, дай ей воды. И... валерьянки, что ли! Она же трясется вся!
- Валерьянку я сама всю уже выпила, пока ждали вас!
- Может, теперь расскажешь, что произошло? – Снежка не поняла, кто именно задал этот вопрос.
Света снова всхлипнула.
-  Сам не вьезжаешь, Леш?! Я на шум прибежала, думала, землетрясение началось, а тут! Дверь без петель, Снежка вот в таком виде, а эти вот двое дерутся, как... не знаю даже, как кто!
- Это ж как нашего Лучика довести надо было! - Присвистнул Кирилл. – Да-а, Славка! Оказываться, ты с больным плечом способен наворотить дел, покруче чем здоровый!
Кто-то хихикнул
- Хватит! – Раздался строгий голос Артема. – Здесь не театр, смеяться нечему! Снежка, как ты себя чувствуешь?
- Хорошо... – Пробормотала она.
- Можешь объяснить, что случилось?
Пока она собиралась с мыслями, Откуда-то от двери ответил Вадим.
- Угольников ворвался к ней в номер... Порвал одежду, перепугал. Может быть, не только перепугал...
- Что ты врешь? – Возмущенно воскликнул из другого угла Вячеслав. – Что ты врешь, ты же не видел ничего!
- Молчи, я с тобой позже поговорю! – Артем повелительно повысил голос. – Сейчас я спрашиваю Снежку. Это правда?
Она кивнула, боясь поднять глаза, потому, что на них набегали слезы.
- Та-ак! – Протянул Артем, и тут же, уловив движение, предостерегающе крикнул:
- Вадик!
Но Климов уже и  сам успел перехватить дернувшегося с места Кторова. Тот хрипел и так яростно рвался к Угольникову, что Вадиму с трудом удавалось его удерживать.
- Порядок! – Кивнул Вадим Гуриеву.
- Остынь, Мишка! Только драк нам тут не хватало сейчас! И так уже всю гостиницу на ноги подняли! Славка!
- Ну?
- Гну! Ты как-то объясняться собираешься?
- Это оправдываться, что ли? – Угольников презрительно сплюнул. – А оправдываться мне не в чем! Это вон Климов пусть оправдывается. Какого черта он на меня кинулся? Вон какой фонарь поставил! Да у меня глаз к утру так заплывет, что люди шарахаться будут!
- Вадик просто так в драку не лезет, только если случай крайний, и ты это знаешь не хуже всех нас!
- Да, Славка! – Вмешался Кирилл. – Мы же все свои, зачем ты так? Если ты напился какой дряни, или что еще случилось, если у тебя мозги отключились, и ты сам не помнишь, что делал, объясни нам, мы поймем!
- Не собираюсь я его понимать! – Гневно закричал Кторов. – Черта с два мы тут психологией заниматься будем! И без нее все ясно!  Можно подумать, все слепые и глухие, не видели, как он развязно себя вел  со Снежкой все это время! Он давно все это задумал, и все рассчитал! Что нас всех не будет до утра, кроме Вадима, а его номер на другом конце этажа! Он мерзавец, и поступать с ним надо, как с мерзавцем! Сейчас Снежка успокоиться, и будем полицию вызывать. Девушка заявление напишет о нападении со взломом двери, мы все подпишемся, как свидетели, я первый!
- О, как! -  Иронично поднял брови Лешка, а Кирилл покачал головой и фыркнул.
- Не надо никакой полиции, вы что! – Запротестовала Света. – Этого не хватало только! Что мы, между собой сами не разберемся? Ребята, да вы что?!
- Тем более, что дверь не я взломал, а Климов! – Приободрился, услышав в ее голосе поддержку, Угольников. – Я в нее просто вошел! Потому, что дверь была открыта!
-  Снежка, ты что, на ночь не запираешься? – Удивился Марецкий. – Не дома, в гостинице, все-таки!
- Я... я забыла.... – Прошептала девушка, только сейчас вспомнив об этом.
- Да зачем ей запираться,  - С ехидством произнес Угольников., - если к ней каждую ночь кто-то да приходит... Сам сколько раз видел!
Вадиму вновь пришлось схватить Кторова за плечи, чтобы удержать на месте. Ботинки Миши скрипнули по полу.
- Да, да, что мы все притворяться будем? И Темыч у нее ночевал, и Кторов, и, как я теперь вижу, не только они! Я ничего не имею против сговорчивых девушек, совсем даже наоборот, просто не вижу причин не пользоваться их сговорчивостью, вот и все! Нападать я на нее не собирался! Так, по дружески зашел... И если бы она мне по-нормальному сказала, что эта ночь у нее уже занята, честное слово, я бы тут же ушел! Я же не маньяк какой-то, я порядочный человек!
- Видим теперь, какой ты «порядочный» ! – Процедил сквозь зубы Вадим. – Мало того, что нашкодил, как теперь еще считаешь себя вправе поливать грязью всех подряд! Да, Славка! Не думал, я, признаться...
- Он не думал! – Фыркнул Угольников. – А чем же ты думал, интересно, когда в два часа ночи к девушке в номер стучался? Что такое счастье – тебе одному, что ли?
Вадим с усилием выдохнул воздух.
- Лучше замолчи, Славка! – Медленно произнес он. – Честное слово, лучше молчи!
-- Какая гадость – обо всех судить по себе! -  С негодованием сказала Света. – Лучик просто решил проверить, как Снежка себя чувствует. Хорошо, что вовремя успел! Мы же спали уже...
- А что, он каждую ночь просыпается, и делает обход этажа?  Ну, надо же, какой бдительный!– Расхохотался Вячеслав. - Ты правда дура, или только прикидываешься? Какого бы черта он поперся сюда, через все здание, в такое время, если бы у них не было назначено свидание, а?
Снежка вспыхнула и закусила губы, чтобы не разрыдаться в голос.  Она еще не совсем отошла от своего короткого обморока, и не все понимала в словах Угольникова, но его насмешливо-презрительный тон с лихвой восполнял недостаток смысла. Что он такое про нее говорит? Почему? Какой повод она дала? И почему ребята вдруг так резко замолчали, Гуриев прищурился, а Светка осторожно разжала обнимавшие Снежку руки и встала, не сводя глаз с Вадима?
- В самом деле, Вадим, как ты оказался здесь, если вы уже спали?  - После паузы спросил Алексей.
- Я... – Растерялся вдруг Климов. – Просто... ну, проснулся... решил сходить.
- Ему позвонили! – Вдруг вспомнила Света.
- Кто?
- Не знаю, вроде, женский голос. Или мне показалось. Он поговорил минуту, потом сказал что-то вроде: «хорошо, я иду». Спросила, куда ты, а он ответил только «скоро вернусь».
- Интересно! – Хмыкнул Кирилл. – И что же за женщина позвонила тебе среди ночи?
- А сами не догадываетесь? – Хохотнул Угольников.
- Я не звонила ему! – Торопливо ответила Снежка, хотя ее никто ни о чем не спрашивал. – Я вообще никому не звонила, с самого вечера!
Она обращалась ко всем, но смотрела на Артема. Ей было важно, чтобы поверил именно он.
По лицу Гуриева нельзя было угадать, о чем думает. Маска ледяного спокойствия сковала это красивое лицо. С подчеркнутым равнодушием Гуриев спросил:
- Так кто же тебе звонил, Вадим?
- Этого я не скажу. – Неожиданно твердо ответил Климов.
- Не скажешь? Почему?
- Потому... потому, что это мое личное дело, и касается одного меня, а больше никого! Единственное, что могу сказать – это была не Снежка!
- Никого больще? И нас, твоих друзей? И даже твоей девушки?
Климов оглянулся на Светку и вздохнул.
- Да, и ее тоже!
Света обиженно охнула
- Лучик! Ты что?!
- Но именно этот звонок побудил тебя пойти сюда, так? Ведь до него ты даже не собирался покидать номер?
Вадим хмуро молчал.
Гуриев покачал головой.
- Воля твоя, здесь что-то странное! Не припомню, чтобы раньше у тебя были от нас секреты. Что происходит?
- Да то, что не надо было брать эту... в группу! – Резко ответил Угольников. – Разве я не говорил вам этого с самого начала? Где смазливая девчонка и куча молодых, здоровых мужиков – там всегда начинаются неприятности, не ясно разве? Мы жили как одна семья, каждый был горой друг за друга! Да нашей дружбе все коллективы завидовали! А теперь что?  Да мы скоро все тут передеремся, и все из-за нее? Да кто она вообще такая?!
Все молчали, словно задумались над его словами. Только Кторову раздумывать было не над чем.
- Хватит стрелки переводить, то на Вадима, то на Снежку! Пора за свои поступки отвечать самому! Я немедленно звоню в полицию!
- Никаких звонков! – Резко оборвал его Артем. – Не хватало еще, чтобы вместо завтрашнего выступления мы все оказались в КПЗ!  Снежка, а ведь Слава прав! – Он смотрел на девушку так, что ей захотелось провалится сквозь землю. – До твоего появления у нас и впрямь все было нормально. Во всяком случае, никаких драк, выбитых дверей и вызовов полиции не наблюдалось! Я не знаю, и знать не хочу, кто конкретно виноват в этом безобразии, но скажу одно: ничего подобного в своей группе я впредь не желаю допускать.
Он перевел тяжелый взгляд со Снежки на Угольникова и обратно и твердо заявил:
– Один из вас должен покинуть коллектив. Причем немедленно и навсегда!


***
Все застыли, словно оцепенев. Гуриев встал.
- Кто именно уйдет, не мне решать. Для таких вопросов в группе есть директор.
С этими словами Артем твердой походкой направился к выходу. Михаил Кторов гордо выпрямился, расправив плечи, и, стряхнув руку Вадима, вышел на середину комнаты. Он так стремился придать лицу значительное выражение, что ребята поневоле начали улыбаться. Невысокий Миша презрительно смерил взглядом великана Вячеслава, с головы до ног, и с плохо скрываемым удовольствием произнес:
- Собирай вещи. И чтобы к утру я тебя не видел!
- Вы что?! – Растерянно возмутился Угольников. – Серьезно, что ли?! Ребята! Тёмыч!
Музыканты, все как один, отводили глаза. Гуриев, который несомненно все слышал, даже не оглянулся.
- Выгонять меня из-за какой-то... Ребята, да что с вами? Вы сколько ее знаете? А меня? Да мы всю жизнь с вами вместе! Разве я плохим товарищем был? Вадим, Кирилл, Лешка! Ну, скажите!
Алексей молча сопел. Кирилл Игнатенко взъерошил пятерней свои растрепанные кудри
- Чего уж там, Славка. Сам виноват!
- Ах, вот, значит, как, да? – В голосе Вячеслава слышались обида и отчаянье. – Я за каждого из вас жизнь отдать готов был, а вы вот так, запросто, от меня отмахнулись? Нет, я не верю! Мы все были как одна семья. До появления этих двоих! – Он указал на Снежку, потом на Кторова. –  Какого черта Мишка притащил эту юную соблазнительницу, когда нам вообще танцовщица была не так уж и нужна, а? Какие цели они оба преследуют? Почему мы все  уже начали из-за них ссориться между собой? Молчите? Но я не оставлю этого просто так! Я сам расследование проведу! Я их выведу на чистую воду!
- Хорош уже, уходи! – Устало оборвал его Климов.
- Ухожу. И последнее, что я скажу: ни на кого из вас я не сержусь. Ни на тебя, Вадик, ни на тебя, Игнатенко, ни тем более на Артема! Вы все словно под гипнозом: сами не знаете, что творите! До встречи!
С этими словами Вячеслав закрыл за собой дверь. Оставшиеся переглянулись и тоже потихоньку разошлись. После того, как вышли, не глядя друг на друга, Света и Вадим, в номере у Снежки остался только Кторов.
Пока Миша развивал бурную деятельность, вызывал откуда-то слесаря, который, откровенно ругая буйных московских гастролеров, торопливо прилаживал на место сорванную с петель входную дверь, она неподвижно стояла у открытого окна, прямо под потоком ночного ветра, кутаясь в кусачий свитер – первое, что она смогла поспешно набросить поверх разорванной футболки. Снежка не чувствовала ни холода, ни прикосновения грубой шерсти. Ей было все равно, о чем за ее спиной Кторов разговаривает со слесарем.  Беспокоило только одно: не разрыдаться бы до того, как они уйдут. Давно уже у нее не было так скверно на душе, стыдно и обидно в одно и тоже время. Ведь если бы она, разобидевшись, как маленькая девочка, что ее не взяли погулять, не забыла бы запереть эту проклятую дверь, ровным счетом ничего бы не было! Она не оказалась бы в таком двусмысленном положении перед ребятами, и, особенно, перед Артемом. Артем! При одной мысли о нем Снежкин пульс учащался, а дыхание начинало пресекаться, словно от сильного испуга. Теперь он, должно быть, презирает ее, считает девицей легкого поведения. А если и нет – какая разница? Так, или иначе, он никогда не простит ей, что именно она заставила его поссориться с близким другом. Угольников – его бывший одноклассник, они столько лет делили вместе непростую эстрадную жизнь, а она? Таких, как она, наверное, сотни было в его жизни. Если не тысячи!
Углубившись в размышления, она даже не заметила, как ушел слесарь, все еще ворча. Она опомнилась и вздрогнула только тогда, когда Кторов мягким, успокаивающим жестом положил ей руку на плечо.
- Не переживай так! – Почти прошептал он просительно. – Это я во всем виноват.
- Почему –ты? – Удивилась Снежка.
- А кто же? Бросил тебя, умчался развлекаться. Но мне такое и в голову прийти не могло! Не волнуйся, теперь я никогда тебя не оставлю, всегда буду рядом.
- Это уже неважно...
Снежка с грустью покачала головой. Осторожно высвободившись от его руки, она медленно опустилась на краешек кровати и, не удержавшись, все-таки всхлипнула.
- Ну, что такое? – Кторов присел у кровати на корточки и взял  бессильно повисшую руку девушки в свои ладони. – Прошу тебя, не молчи! Мы – друзья, и я имею право знать, если... Скажи, этот урод... он что, что-то с тобой сделал?!
В голосе Кторова слышалось столько отчаянного беспокойства, что Снежка поторопилась его разуверить:
- Нет, нет, ничего подобного. Просто теперь... теперь...
Она не смогла договорить. Слезы хлынули как-то сразу, сжимая горло. Почти бессознательно, она прижалась к нему, уткнувшись носом в плечо. Ее трясло, как отбойный молоток, и, слыша, как Кторов что-то говорит, видимо, успокаивает, она не могла разобрать ни слова. Наконец, истерика пошла на убыль.
- Мишка, ты... ты такой хороший! – Говорила она сквозь всхлипывания. – Ты добрый, заботливый, прямо мягкий и пушистый, как тот медвежонок, которого ты мне подарил тогда, помнишь? Ты замечательный друг, но помочь ты мне не сможешь! И никто не сможет! – Она выпрямилась и резким жестом вытерла слезы. – Утром я пойду к Артему и скажу ему, что ухожу из группы!
Миша оторопел.
- Ты с ума сошла? Не делай этого!
- Нет, это именно то, что я должна сделать! – Решительно произнесла Снежка. – Я понимаю: ты за меня заступился. Решил меня отстаивать, но...
- Какие «но» еще?! Снежка, ты просто не в себе! Тебе нужно поспать! Посмотришь, утром все предстанет совершенно в другом свете!
- Нет, Миша, не все... Тебе самому хуже будет, если я останусь. Ты это потом поймешь. Тебя же

Послесловие:




Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Татьяна Лаин      13:14 11.01.2018
 Хорошо! 
Книга автора
Дары Полигимнии 
 Автор: Николай Каменин