Проверка слова
www.gramota.ru
Ночь духов (страница 1 из 3)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Фэнтези
Автор: Елена Силкина
Баллы: 2
Читатели: 10
Внесено на сайт: 03:15 13.01.2018
Действия:
«новогодний фейерверк»
обложка к рассказу "Ночь духов"

Предисловие:
Самоуверенная ведьма, злые духи, Новый год. И поворот судьбы.

Ночь духов


Музыка – Eddy Wata “I wanna dance (original mix)”

                                            1.

    Лависа сгребла артефакты в холщовую сумку, погасила свечу на столе, накинула плащ, схватила посох, кликнула кошку. И выбежала на улицу.
    Почти полностью стемнело. Воздух содрогался от грохота, небо полыхало разноцветными огнями фейерверков. Окна домов светились, невзирая на поздний вечер. У всех людей праздник, Новый год, а у Лависы ответственное дежурство. Потому что она – квартальная ведьма.
    Вот уже наступила одна, определённая, зимняя ночь, высчитанная магами-астрономами. Смена года, рубеж времени, эстафета стихий. И разгул духов. А духи бывают разные, в том числе злые.
    Возле подъезда всё тихо – ни духов, ни людей. Окраина города, что вы хотите.
    Сияют тёплым, жёлтым светом окна квартир, в них передвигаются силуэты. Лависа любила смотреть на окна, гадая, чем могут заниматься у себя дома конкретные жители, какие у них интересы, любимые вещи.
    Вот люди приходят домой, открывают двери, снимают верхнюю одежду. Какие предметы они трогают первыми и почему? О чём они при этом думают? Чем собираются заняться? Что готовят на ужин? Какую музыку слушают, во что одеваются, есть ли у них домашние растения и животные?
    Это медитативное занятие – наблюдение за окнами – может быть бесконечным и не надоедает.
    Сегодня во всех мягко светящихся прямоугольниках висят пучки ветвей с широкими глянцевыми листьями и крупными цветами разных оттенков фиолетового. Вечнозелёные ганнелии, увитые сверкающей мишурой – символ новогодних праздников…
    Девушка свернула за угол, обходя большой, многоэтажный дом.
    С этой стороны много распахнутых окон, из них громко звучит музыка. Каблуки туфель мерно стучат по тротуару, ноги невольно ловят ритм.
    Музыка из окон лилась весёлая, и Лависа поймала себя на том, что ступает в такт, её походка становится танцующей. По мере продвижения вдоль улицы музыка сменилась, и вот уже девушка бодро затопала, нарочито припечатывая каблуки к асфальту. Дзинь-бум из окна, а в ответ щелчок каблуками со звоном нарядных пряжек. Ещё, ещё.
    Из следующего окна загремела новая песня. Девушка пошла скользящим шагом, подражая кошке. Кошки, как известно, ходят на цыпочках. Ну вот, а Лависа привыкла так плясать – совершая мягкие прыжки и приземляясь при этом не на всю ступню, а на «полупальцы», как это называется у профессиональных танцоров. Мелодия из окна как раз подходила по ритму. Быстрее, ещё быстрее. А потом вообще бегом вприскочку.
    Кошка предупреждающе мявкнула. Девушка спохватилась. Что-то она отвлеклась. Музыка, тёплый ночной ветер, который подсушил лужи после зимнего затяжного дождя. Яркий, радостный свет уличных фонарей и окон, деревья на газонах, увитые мерцающими гирляндами. Легко прийти в умиротворённое настроение и потерять бдительность.
    Грохнул залп, над крышами зданий взвился фонтан разноцветных искр. Лависа вздрогнула. Правильно, нечего отвлекаться, нельзя, не время. Тем более, что во встречную волну тёплого воздуха вкралась почти незаметная холодная струйка.
    Кошка остановилась перед аркой, ведущей во внутренний двор, и зашипела.
    -Ника, стой!
    Негоже нежной, хрупкой кошке лезть туда, где опасно. Это – занятие для  большого, сильного человека. А дело маленькой партнёрши – просто обнаружить то, что требует вмешательства. У Лависы кошка – не фамильяр, а вот именно партнёрша, четвероногая пушистая подруга, с которой они взаимодействуют на равных.
    Молодая ведьма взяла посох наизготовку, точно ружьё, шагнула под арку, огляделась. Как и обычные люди, Лависа не видела в полной темноте предметов и фигур. Зато видела ауры и духов, и тут уж без разницы, что днём, что ночью.
    Во дворе, образованном зданием в форме буквы «п», не горел ни один фонарь. И снова – никого, ни людей, ни потусторонних существ.
    Внезапно взвыл замогильный голос, из-за алюминиевого мусорного бака медленно поднялась во весь рост высокая фигура в светящемся, как зеленоватое северное сияние, балахоне.
    Пугающий вой перебил яростный вопль, дикий клич, исполненный хорошо поставленным, оперным голосом. Лависа понеслась вперёд, как буря. Кем бы ни был дурак безмозглый, он сейчас получит люлей по самую маковку, мало не покажется. Это её нельзя испугать подобным образом, она сразу увидела по излучению, что за «привидение» тут резвится. А какого-нибудь пожилого человека с менее крепкими нервами запросто инфаркт с инсультом хватит.
    Ряженый обормот не успел увернуться, заработал увесистый удар посохом по мягкому месту и взвыл уже не потусторонним, а своим естественным голосом, ломким баском.
    Лависа не стала бегать за хулиганом по темноте, просто погнала его из-за бака и дальше, со двора на улицу. Пусть там носится, людей смешит, при ярком  освещении он никому не покажется страшным.
    Девушка и сама вышла обратно из-под арки, внимательно оглядела здания, и обычным зрением, и магическим. Подняла кошку, погладила, погрела под полой плаща и снова спустила с рук.
    Надо было патрулировать свой участок далее. 
     
                                              2.

    А далее квартальная ведьма свернула на широкую, ещё более ярко освещённую улицу. Здесь начали попадаться прохожие. Девушка на них не смотрела, она внимательно оглядывала стены домов и окна, а также тёмное небо над домами. Не пытается ли какое-нибудь опасное, потустороннее существо пролезть к людям и помешать веселиться в свой законный праздник?
    Но пока всё было спокойно.
    Если не считать того, что девушка чуть не столкнулась с молодым человеком, наряженным в костюм волка.
    -У-у-у! – взвыл тот вроде бы страшным, а на самом деле весёлым голосом. – Что за непорядок? Островерхая шляпа где?
    Лависа предпочитала носить туго повязанную бандану – она удобнее, не слетит с головы во время драки, как шляпа, которая парусит под любым, самым слабым ветром.
    -Зато капюшон у плаща есть, а рукавов нет! Всё, как полагается, - засмеялась девушка и пошла дальше.
    Из ближайшего окна донеслось «Кошачье танго». Малолетняя певица звонким голоском выводила задорную мелодию на иностранном языке.
    Ника приостановилась, прислушалась, задрала хвост трубой и принялась  горделиво вышагивать в такт песне, точно гвардейский конь на параде. Но выдержала такую манеру недолго, выгнула спину и поскакала боком, и вприпрыжку, и на задних лапах, и по-всякому. А потом вообще закружилась, ловя собственный, пушистый, ловко ускользающий хвост.
    -Ни-и-ка-а! Ай-яй-яй! Теперь ты отвлекаешься!
    Лависа погрозила кошке пальцем и неудержимо заулыбалась.
    Кошка и не думала смущаться, хотя скакать прекратила, чинно пошла впереди. Но вдруг снова запрыгала на одном месте, забила лапами по асфальту. Мелкие бестелесные существа, похожие на прозрачных тараканов, побежали из-под Никиных когтей, стремясь просочиться в стену дома. Они обычно не приносят ни болезней, ни несчастий. Но беспокойное и раздражённое настроение у жильцов создать могут.
    -А ну, кыш! – Лависа взмахнула полой плаща, который у неё тоже был заряжен, как артефакт. Призрачных насекомых снесло волной силы и воздуха,  отбросило от здания на проезжую часть, где и развеяло лавиной музыки из промчавшегося автомобиля. Интересная группа, надо будет найти их записи и послушать.
    На месте автомобиля нарисовался огромный, светящийся кот, гривастый и  саблезубый. Он приветливо помахал длинным хвостом с пушистой кисточкой. При жизни этот хвост мог хлестать, как плеть, способная легко сшибить с ног взрослого человека. Саблезуб лукаво прищурился на Нику, она повернулась к нему спиной с равнодушным видом. Древний дух тигро-льва часто ходил по пятам за ведьминой кошкой, та только отмахивалась от призрачного поклонника.
    Лависа улыбнулась и ему тоже. Она думала, что большой бесплотный кот охотно займётся бестелесными тараканами, но он только презрительно отвернулся, уселся посреди проезжей части и принялся умываться. Боевой саблезуб на мелочи не разменивается.
    Потом он вскочил на ноги и потрусил следом на некотором расстоянии.
    Не все духи вредные. Есть те, кто помогает людям или хотя бы не мешает. Дом на другой стороне улицы густо заселён, и далеко не только реальными людьми из плоти и крови. Лависа не раз видела, как из его дверей, окон и просто сквозь стены, возле земли и на высоте, выплывают прозрачные, иногда светящиеся человекоподобные фигуры. Вреда людям они не причиняют, занимаются какими-то своими делами. Ну и ладно, можно оставить их в покое.
    Тем более, что тот квартал в надёжных руках другого хранителя.
    Взгляд Лависы снова переместился на стену её дома. Тут в прошлую ночь сидело на форточке зелёное, лохматое и зубастое нечто, маленькое, но на удивление сильное. Его пришлось довольно долго гонять. Упрямой зелёной тварюшки нынче было не видно. Вот и хорошо.
    На стороне дома, обращённой к оживлённой улице, большинство окон закрывали плотные занавески. Что и понятно. Люди не любят даже случайных  взглядов на их личную жизнь.
    Оп-па! А это что такое? По кирпичной стене к неосвещённому окну ползла туманная клякса, медлительно вытягивая во все стороны ложноножки. Два тёмных пятнышка, подобия прищуренных глаз, съехали набок и уставились на ведьму.
    Если эта бесформенная сущность заползёт в квартиру, там начнутся ссоры, люди будут постоянно ощущать беспричинную тоску и тревогу, что, в конце концов, отразится на их жизни.
    Лависа погрозила призрачной амёбе кулаком и демонстративно взвесила на ладони можжевеловую бусину, которую достала из сумки, чтобы метнуть.
    Клякса дрогнула, отлепилась от стены, шлёпнулась на тротуар и уползла в водосток, возмущённо пища. Замечательно. Сегодня ночью всё получается удивительно легко, и вредных поползновений немного, и не особо они опасные.
    Лависа вскинула можжевеловый посох, завершая обход дома. За посохом тянулась нить силы. Завтра её придётся, конечно, подновлять. А на сегодня… Взмах посохом, нить натянулась, незримый рунный узел закрепился. Одно здание есть.
    Девушка облегчённо вздохнула и отправилась дальше. Кошка следовала за ней, саблезуб куда-то исчез. Вскоре защита почти для всего подопечного квартала была готова.
    Квартал невелик, за ночь его легко можно обойти не один десяток раз. Обычно это, понятное дело, вовсе не требовалось.
    Вкрадчивое дыхание неожиданно холодного ветра мимолётно коснулось щеки. Теперь на очереди – самое сложное.
    Квартал представлял собой небольшую группу домов, выстроенных квадратом – с трёх сторон улицы, с четвёртой – старая набережная. Но в середине этого квадрата был  тупик. Туда выходили глухие, без окон, стены домов, там давно перебили все фонари, и потому каждую ночь переулок заполняла непроглядная тьма. А ещё там стоял заброшенный дом, кирпичный, восьмиэтажный, с зубчатым парапетом на крыше.
    Лависа как-то заглянула в это здание днём. Как же жаль, что его не восстанавливают, оно похоже на старинный замок. Винтовые лестницы,  высокие потолки коридоров и квартир, снаружи затейливая  лепнина, которая местами обвалилась. Узкие, стрельчатые окна с фигурными решётками, часть витражных стёкол выбита…
    Люди обходили этот тупик стороной даже в светлое время суток. Хотя вроде никто ничего не слышал о том, чтобы тут кого-то избили или ограбили.
    Дом постепенно разрушался, в нём копилась всякая, довольно серьёзная нечисть.
    Серьёзная-то она, конечно, серьёзная, но здесь, в этом, с виду жутком и зловещем месте, ни разу ещё не встретилось ничего такого, с чем не смогла бы справиться Лависа, квартальная ведьма. 

                                                3.

    Чем ближе был тёмный переулок, тем быстрее бежала впереди ведьмы её чёрная кошка. В конце концов, она как-то странно подпрыгнула на месте и помчалась вперёд огромными скачками. Лависа вскинула над головой посох, точно копьё, и тоже понеслась длинными прыжками, чтобы не отстать от Ники. Прыжками получалось медленнее, в конце концов, человеческая девушка это ж  вам не кошка. И тогда Лависа просто побежала. Сумка хлопала по боку, плащ развевался за спиной, словно крылья вороны, каблуки стучали об асфальт с частотой пулемётной очереди.
    -Йеху-у!
    Лицо обдувал встречный ледяной ветер, в крови кипела весёлая ярость. Вокруг бешено плясала энергия, бежала мурашками восторга по телу, вздымала волосы. Теперь главное – не потерять этот кураж, не распылить без дела адреналин, потому что он означает неистовый прилив сил и невероятное повышение находчивости.
    Бок о бок скакала кошка, со вздыбленной шерсти летели искры, глаза полыхали зелёным огнём.
    Люди будут делать, что захотят, заниматься творчеством и любовью, работать, спать или праздновать, но спокойно и как сами того пожелают. Никакая нечисть и близко не подберётся, чтобы высосать жизненные силы или подначить на бессмысленные и опасные слова и поступки.
    Кошка шарахнулась в сторону и дико взвыла.
    -Ника, назад!
    Девушка опередила кошку, отпихнула её ногой себе за спину и с разбега влетела в чернильную тьму и ватную тишину неподвижного, затхлого, точно в подвале, воздуха. Впрочем, для «второго» зрения эта тьма вовсе не была непроницаемой.
    Последний порыв ледяного ветра дохнул в лицо и истаял. Он пах той же затхлостью, от которой хотелось вывернуть наружу весь обед.
    Ведьма взмахнула посохом, выписывая в воздухе руну, захлопнула за собой энергетическую дверь и остановилась, тяжело дыша после быстрого бега.
    Ну, и где нечисть? На сей раз духи, которые тут обитают, вообще попрятались. Испугались? Тогда можно просто обновить печать и уходить.
    Наверху захлопали большие крылья, внезапный порыв ветра бросил в лицо ведьме прядь её же собственных волос. Волосы попали в рот, Лависа подавилась, споткнулась, упала на одно колено, больно ударившись о землю. Над головой со свистом пролетело что-то увесистое, рядом испуганно мявкнула Ника. И снова – тишина.
    Распущенные волосы – разумеется, ни разу не боевая причёска. Но обычно Лависа так быстро бросалась навстречу опасности, что лохматые пряди за нею не поспевали, встречным движением воздуха их отбрасывало за спину. Девушка не могла заплетать волосы, от этого сразу начинала болеть голова и быстро терялись силы, потому что энергия переставала проходить свободно. Одна древняя байка о ведьмах оказалась правдой.
    Над крышами выросли пылающие знамёна, словно духи праздника помогали ведьме. В переулке заклубился туман. Огни фейерверка, просвечивая сквозь него, сделались из разноцветных однотонными, бледными, призрачными, словно болотные или кладбищенские огоньки.
    Из-под фундамента побежала разная мелочь – бесплотные мышки, лягушки, ящерки. Ими занялась Ника. Клыками и когтями, которые не только материальны, но ещё и светятся Силой, можно вполне хватать и грызть даже бестелесных. Некоторые мелкие духи были похитрее, например, принимали облик катящихся камешков, но Нику это обмануть не могло.
    Да что ж такое? Кошке нашлись противники, а человеку?
    -Эй! Хотите показать, что тут никого нет?


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Книга автора
Дары Полигимнии 
 Автор: Николай Каменин