Проверка слова
www.gramota.ru
История нелюбви. Глава 10
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Сборник: История нелюбви. Повесть
Автор: Юрий Тар
Читатели: 11
Внесено на сайт: 13:18 01.02.2018
Действия:

История нелюбви. Глава 10

Андрей быстро надел свой любимый темно-синий костюм Feraud, который не раз приносил ему удачу. Этот костюм он купил прошлой весной в галерее «Лафайет» в Париже, когда вдруг обнаружил, что портплед с костюмом, белой рубашкой и галстуком он второпях забыл в машине, оставленной в Москве на стоянке в аэропорту. В джинсах на переговоры не пойдешь, поэтому пришлось с утра пораньше срочно ехать в магазин, подбирать новый костюм. 
«Галери Лафайет» это что-то вроде парижского ГУМа, куда стекаются за покупками туристы чуть ли не со всего мира. Да и русских в Париж приезжает так много, что для них пришлось открыть специальный отдел оформления покупок по чекам такс-фри с русскоязычным персоналом.
Чернокожий таксист подвез Андрея к французскому «ГУМу» и лихо затормозил у одного из трех зданий торгового центра на бульваре Осман. Андрей направился к входу, но заметил, что на соседнем здании висела огромная вывеска «Lafayette Homme». Скромного знания французского ему хватило, чтобы понять, что товары для мужчин находятся там. Андрей перешел через улицу и в соседнем корпусе легко нашел то, что искал. Выбранный костюм отлично подходил по размеру, но был немного великоват по росту. Там же, в галерее, его за пять минут и подшили. Купив в следующем отделе рубашку и галстук, Андрей «во всеоружии» отправился на деловую встречу, которая прошла более, чем удачно. С тех пор костюм ни разу его не подвел и со временем стал талисманом успеха.

Володя уже ждал его в прихожей. Вдруг, в замочную скважину кто-то вставил ключ с внешней стороны, и они услышали характерный звук открывающегося замка. Полковник принял боевую стойку, а его рука невольно потянулась к тому месту на боку, где должна была находиться кобура.
Дверь плавно открылась и в прихожую вошла очаровательная белокурая Алеся. Она работала помощницей по хозяйству у дочери Андрея, а по четвергам приходила к нему убрать квартиру и приготовить что-нибудь из домашней еды.
Несколько мгновений шкафообразный Володя и хрупкая Алеся настороженно рассматривали друг друга.
— Свои! - с улыбкой сказал Андрей. — Расслабься, друже.
Оставив Алесе денег за уборку и на покупку продуктов, Андрей попросил девушку приготовить борщ и его любимый салат «Оливье».

Обсуждение условий контракта растянулось на весь день. Несколько раз они брали тайм-аут, чтобы обдумать и уточнить формулировки, посоветоваться со специалистами. Костюм в очередной раз не подвел, и в итоге важные документы были подписаны.
Друзья пребывали в отличном расположении духа, шутили, смеялись, вспоминая, как у партнеров вытянулись лица, когда Андрей блефанул, заявив, что у них есть предложение на двадцать процентов дешевле.
— Ты долго тренировался, чтобы сохранять такую серьезную рожу? — спросил Володя.
— Ну, в ФСБ я не служил, но нас и в академии госслужбы кое-чему учили — улыбнулся Андрей.
— Неплохо учили. Кстати, ты помнишь, что мы сегодня только завтракали? Я лично уже голоден как волк. Ужинать где будем? Надо бы и подписание отметить. И Женьке позвоним, а то он в офисе сидит и волнуется.
— Давай поедем в «Ермак» на Нижних Мневниках? И от твоей Рублевки недалеко, и мне оттуда до дома рукой подать, а Женька подтянется, пока мы до Мневников доберемся. Кухня там — пальчики оближешь, русская национальная.
— А машины куда денем?
— Никуда. Вызовем «трезвых водителей». Услуга всего пару тысяч стоит.

Ужин затянулся, и Андрей оказался дома только поздно ночью. Он принял душ, налил себе бокал «Хенесси», закурил сигару, перечитывая на сон грядущий подписанный контракт и периодически смачивая кончик сигары в коньяке. Уснул Андрей только под утро.

А утром зазвонил телефон…
— Котик! Котик, ты опять про меня забыл! Я же приехала! Забери меня, — о орал в трубку Володя.
«С ума сошёл друг, совсем не даёт поспать, — подумал спросонья Андрей. «А почему Володя назвал меня котиком???» — сон сразу прошёл, сознание медленно возвращалось в тело.
— Ты не любишь меня! Я так гнала джип, чтобы увидеть тебя, один твой телефон разрядился, другой вне зоны доступа, ты сволочь!
— Стоп. — сказал Андрей — Давай по порядку. Ты кто?
— Я твой бусь! А ты — мерзавец! — голос наконец-то приобрел узнаваемые капризные нотки.
«Люба! — вспомнил Андрей — Черт, она же вчера сказала что приедет. Или написала? И что теперь с этим счастьем делать? Так хотелось выспаться!»

Слово «счастье», применительно к Любе, он произносил в кавычках. Даже подлец Барсуков «по-дружески» советовал ему с ней не связываться. Мол, барышня практически разорена и теперь ищет богатого мужа в соцсетях, чтобы он вытащил её из финансовой задницы.
«Максимум, что с ней может быть, — писал Барсуков, — это секс на один раз — не больше! Ты подумай, друг тебе плохого не посоветует».

Конечно, верить профессору на сто процентов было нельзя. Этот скользкий тип прославился тем, что собирал сплетни по разным углам сайта, переписывался с доброй сотней авторов и не упускал случая слить собранный в почте или высосанный из пальца компромат.
«Барсуков сволочь еще та, — думал Андрей, — но с Любой они дружат, а он умеет развести на доверительный разговор».

Тут же вспомнилась и реплика одного из авторов сайта, еще один штрих к портрету Любы:
«Подлость, отвязное хамство, оскорбления не имеют гендерной принадлежности. Ты здесь поливаешь всех грязью, хамишь, обвиняешь во всех грехах, и думаешь, что это сойдёт с рук?».

И вообще, из бурного общения на форуме вырисовывалась картина, заставлявшая верить Барсукову. Похоже, и с хваленым домом в Минске, куда Андрей так и не попал, тоже было не всё гладко. Однажды, в порыве безудержного хвастовства, Люба публикнула фотографии своего дома. И тут же нарвалась на комментарий: «Дорогие мои, да посмотрите на обстановку в этих 450-ти квадратных метрах! Я смеялась до слезинки! Мне не надо рассказывать про то, как выглядит элитное жилье. В таком доме и не иметь обеденного стола?? Тащить из столовой на второй этаж или через холл и бассейн миски с салатом на журнальный столик?! А подавать виски в рюмочке? Короче... можно и коттедж в курятник превратить...».

«Какого хрена я с ней вообще связался? — подумал Андрей — надо было сразу отшить. Всё из-за моей врождённой воспитанности»
Но тут же ему вспомнились эротические фото, полученные от Любы, и её «бусь».
«Ладно будем посмотреть, — мысленно усмехнулся он — где наша не пропадала».

— Ты территориально где сейчас? — спросил он.
— Я в своей квартире в Новокосино, недалеко от МКАДа.
«О, Господи, — подумал Андрей — настоящая жопа мира. А сколько было понтов, когда она хвасталась, что у неё и в Москве жилье есть».
— Я могу за тобой заехать часа через два-три. — без особого энтузиазма в голосе сказал он Любе. Сама идея тащиться в эту глухомань восторга не вызывала.
— Поедем, где-нибудь пообедаем, тебе хватит пары часов, чтобы собраться?
— Конечно, котик, я буду тебя ждать. Сейчас смс-очкой скину точный адрес. Бусь! — не скрывая радости, воскликнула Люба и отключилась.

Через минуту пришла смс-ка с адресом. Андрей ввел его в навигатор телефона и поморщился — полтора часа езды, если пробки не усилятся.
Андрей нехотя встал, принял душ, выпил чашку кофе с бутербродами, надел джинсы и кожаную куртку и вышел к машине.

Через два часа он парковался у дома, где у Любы было «московское жилье». Совершенно заурядная панельная двенадцатиэтажка времен развитого застоя. Еле втиснув свой длинный седан в узкую стоянку перед домом, он направился к подъезду. Квартира оказалась на первом этаже. Обшарпанная лестничная клетка шарма не добавляла, а неприятный запах не одного поколения испражнявшихся терзал ноздри.
Однажды знакомый риэлтор сказал Андрею, собиравшемуся в тот момент продать свою двушку на Аэропорте и купить трешку подальше от центра, что стоимость квартиры определяют только три фактора: «местоположение, местоположение и местоположение». Дом Любы только подтверждал правильность этого тезиса.

Андрей нажал на кнопку звонка и дверь почти сразу же открылась. Стоявшая перед ним женщина отдаленно напоминала красотку с пышной гривой черных волос, знакомую по фотографиям. Но только отдаленно. От былого величия шевелюры остались лишь воспоминания. Жидкие и явно немытые волосы были собраны в пучок на затылке. Стройность фигуры тоже оставляла желать… По сравнению с фото «ню», лежавшими у него в архиве, реальная Люба весила килограмм на двенадцать-пятнадцать больше. И все эти лишние килограммы сосредоточились там, где у стройных женщин бывает талия.
Люба вышла его встречать в какой-то лимонно-желтой майке и синих брюках спортивного типа. Для него такое сочетание было признаком отсутствия вкуса. Единственным плюсом во внешности Любы можно было считать приличного размера грудь под плотно обтягивающей её майкой.
«И в таком виде она встречает якобы любимого мужчину? — усмехнулся Андрей».

Ему почему-то вспомнилась история из далекой молодости. Когда в начале 90-х он работал в торгпредстве России в Тегеране, далеко не все сотрудники могли сразу приехать с женами. Обычно, на получение вида на жительство для супруги уходило шесть месяцев. За эти полгода мужчины успевали изрядно «проголодаться» и с большим интересом посматривали на чужих жен.
Все дипломаты и коммерсанты жили в одном доме на территории посольства. Там же был и огромный парк, куда они вечерами выходили погулять, поплавать в бассейне или поиграть в большой теннис. Гулявшие по парку жены счастливцев очень привлекали внимание временных холостяков. Но была одна женщина, которую не замечали, даже если она проходила в метре от наблюдателя. Машу, жену коменданта, а проще говоря, «вратаря», открывавшего и закрывавшего ворота посольства, можно было использовать как успокоительное средство для озабоченных. Некрасивое круглое лицо с полным отсутствием интеллекта, бесформенная фигура в широких спортивных брюках, уложенные в пучок на затылке волосы делали её если не невидимкой для мужчин, то практически неодушевленным предметом.
Но однажды Маша преобразилась. Она поехала с мужем в один из лучших магазинов города, купила шикарную белую блузку, обтягивающую кожаную мини-юбку и туфли на высоченной шпильке. Вернувшись с обновками домой, Маша вымыла голову, распушила волосы, оказавшиеся ей почти до пояса, нанесла макияж и вышла во всей красе на прогулку. Как раз в этот момент Андрей сидел на скамейке под пальмами возле подъезда и разговаривал с консулом, с которым они дружили семьями. К ним обоим жены уже давно приехали, поэтому чужие женщины их не интересовали.

Первым Машу увидел консул.
— Ни **я себе! — выдохнул он и чуть не проглотил сигарету, которую до этого безмятежно курил.
Андрей обернулся в направлении взгляда остолбеневшего товарища и тоже застыл в изумлении.
— Ты видишь то же самое, что я вижу? — спросил он консула.
— Машу на шпильках и в макияже? Да.
— Но так не бывает! — воскликнул Андрей.
Довольная произведенным эффектом Маша величественно прошествовала мимо окаменевших друзей и направилась в сторону посольского парка.

Люба, стоявшая в дверях перед Андреем, чем-то напомнила ему ту самую Машу до преображения.
— Проходи, котик, — радостно щебетала Люба — чашечку кофе выпьешь с дороги?
— Да, конечно, — ответил Андрей, осматриваясь в прихожей.

Версия, что это была Любина квартира, отпадала сразу. На вешалке висели женские, мужские и детские вещи. Причем, женские были на три-четыре размера меньше, чем Люба, а детские на мальчика лет пяти. Мужа у неё не было, а дочери двадцати и четырнадцати лет явно не могли носить эти мальчуковые курточки. Небрежно расставленная обувь только подтверждала подозрения.
Перехватив его недоумевающий взгляд, Люба покраснела и стала оправдываться:
— Вообще-то это квартира моей сестры. Родители её подарили на свадьбу. Сейчас они в отпуске всей семьей, а я здесь останавливаюсь на день-два, когда в Москву приезжаю.

Квартира тоже не впечатляла. Тесная прихожая, узкий коридор и две комнаты за закрытыми дверями. Вешалка в прихожей, скорее всего, из Икеи. Сомнительного качества ремонт делали лет шесть-семь назад, не меньше. А может быть, они её с этим «ремонтом» и купили.
«А пыли-то сколько, — подумал Андрей, — могла бы хоть пропылесосить за эти два часа».
Люба провела гостя на кухню и засуетилась, пытаясь найти в шкафу банку кофе.
Кухня цвета… мутного шоколада поскрипывала при каждом открытии дверцы. Да и дизайн её просто кричал: «Привет из 90-х!».
— Люб, а где можно руки помыть? — спросил Андрей.
— В ванной, — важно ответила Люба, махнув рукой в сторону коридора — дверь перед кухней.

Ванная оказалась совмещенным санузлом, жертвой бездумной перепланировки. Стену, очевидно, сломали, чтобы всунуть угловое джакузи, очень нелепо выглядевшее в такой тесной кабинке и немытое, наверное, месяцев пять.
«Алеську бы убил, если бы у меня так сантехника выглядела. — невольно подумал Андрей — Нет, в этой квартире заниматься сексом просто невозможно. Полная антисанитария».
Мысль о сексе пришла ему в голову впервые с момента встречи, но ушла, промелькнув лишь на мгновение. К тому же, из открытого крана в умывальнике вода не текла.
В дверях ванной показалась Люба и сделала невинные глаза:
— Извини, котик, воды нет. Утром отключили.
— Что, и холодную тоже? — удивился Андрей. О таких отключениях в Москве он не слышал.
— Холодную только на один день, соседи врезку какую-то делают. Но я как-то не подумала, что нужно в ванну набрать. И… — Люба замялась, — кофе у меня тоже нет.
— И воды, чтобы его сварить тоже. — рассмеялся Андрей — Ладно, плюнь на кофе, поедем в ресторан.
— А может, не надо в ресторан? — хитро улыбаясь , спросила Люба.
— Почему? У тебя же здесь вообще ни черта нет.
— Поехали лучше к тебе? Я столько вкусняшек из Белоруссии привезла. У тебя и покушаем, и напьемся. Ты же один живешь?

«Ну вот, — подумал Андрей, — предложение более, чем прозрачное. Когда женщина говорит «поехали к тебе домой», она уже всё для себя решила. А тебе, Михалыч, оно надо?».

Но деваться уже было некуда. Просто так попрощаться и уйти Андрей не мог, не так воспитан.
— Ладно, поехали.
— Андрюсенька, давай только к моей машине подъедем, она с другой стороны дома припаркована. Вкусняшки заберем — обрадовалась Люба.

«Вкусняшками», привезенными в подарок, оказались несколько палок домашней белорусской колбасы, здоровый кусок сала и ящик кваса.
— А кваса-то столько зачем? — удивился Андрей.
— Это наш, белорусский, тебе надолго хватит.

Андрей не стал расстраивать влюбленную женщину тем, что этого кваса они напились «по самое не хочу», дважды проехав Белоруссию насквозь, а колбаски и сало лежали валом в магазине «Белорусские продукты», прямо у него в доме. Ощущение было такое, что к нему в гости приехала дальняя родственница из глухой деревни.

Молча погрузив подарки в багажник, он сел за руль, вздохнул и нажал на кнопку запуска двигателя. Сидевшая рядом Люба сияла от счастья...

Послесловие:
НАЧАЛО: http://fabulae.ru/prose_b.php?id=75564

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://fabulae.ru/prose_b.php?id=80067

Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу