Главная страница
Новости
Дуэли
Голосования
Партнеры
Помощь сайту
О сайте
Регистрация
Вход
Проверка слова
www.gramota.ru
Рецензия на произведение Игоря Саенко «Александра»
Раздел: Рецензии
Автор: Андрей Воронкевич
Рецензия на: Александра
Баллы: 17
Читатели: 72
Внесено на сайт: 28.09.2017

Рецензия на произведение Игоря Саенко «Александра»

Сочинение данной рецензии представило для меня определённую трудность. Дело в том, что некоторое время назад я начал знакомиться со стихами Игоря Саенко, и они вызвали у меня стойкую симпатию. То есть заранее, до чтения его рассказа, у меня уже сложился определённый образ автора. Это, прямо сказать, мешало быть беспристрастным. Пришлось делать над собой дополнительные усилия. Эти усилия, вполне возможно, качнули маятник в противоположную сторону: я стал излишне пристрастен к автору рассказа…
Приведённые выше предварительные соображения необходимы, как мне кажется, для верного, адекватного прочтения рецензии.
Честно говоря, моё первое впечатление после прочтения: добротно, но скучновато. Это, однако, противоречит и расширенной анонимной оценке (8 баллов), и весьма положительным комментариям читателей рассказа. Попробуем разобраться, в чём тут дело, тем более, что (повторюсь) стихи автора мне однозначно интересны, трогают, цепляют меня, демонстрируют для меня недюжинные авторские потенции.
Коротко содержание рассказа «Александра» - утро девушки на некой «доброй» планете, утро, в которое к ней приходит влюблённость в своего тезку, вроде бы отвечающего ей взаимностью. Рассказ обозначен как часть сборника «Счастливая Планета», помещён под рубрикой «Фантастика».
«Воздух становился чище и нежнее. Далёкие радуги вспыхивали в небесах, украшая бытие невиданными красотами. Новые цветы, прорастая из каменистых почв, покрывали склоны гор«ы разноцветными коврами. И волшебные звуки доносились ветрами из ущелий и долин, наполняя содержание воздухов глубокими мелодичными смыслами. И пряные медовые запахи ласкали обоняние. И казалось, что нет и не будет предела этим дарам — таким щедрым, таким совершенным, таким... А ведь действительно — на счастливой планете и впрямь не будет никакого предела»...
Так заканчивается рассказ. Возникает соблазн назвать это «прозой поэта» и тем самым объяснить все его особенности, делающие рассказ для меня скучноватым. Так называемая «проза поэта» никогда не была для меня интересна. Однако, мне кажется, данный рассказ должен быть «судим по законам, им самим над собою признанным», то есть по законам построения прозы, коль скоро автор позиционирует его именно как прозу, а не как некие поэтические зарисовки без рифм и доминирующего ритма. Пушкин, например, писал  «просто прозу», а не «прозу поэта». Или Лермонтов… Не вижу повода не сопоставлять автора с великими. По-моему, Хемингуэй писал, что сравнивать себя продуктивно  только с мёртвыми, отстоявшимися, классическими.  Известное дело – плох тот солдат…
Прежде всего коснёмся стиля, то есть лексики, ритма и синтаксиса. Лексика, как мне кажется, излишне перегружена не слишком понятными словами, указывающими на некие фантастические реалии. «Кайстра» - то ли предводительница, то ли богиня, «лютики», которых надо доить, «глютики» - ну, здесь автор, устами одного из персонажей – то ли гнома, то ли коротышки – счёл нужным объяснить, что это «такие нетелесные существа, у которых не осталось точек соприкосновения с главным миром. И потому очень несчастные. А раз они несчастные, то не дадут спокойной жизни и всем другим существам, до которых смогут дотянуться... Кхе-кхе... Так что лучше держаться от них подальше». Эти «глютики» - вроде бы души людей погибшей когда-то Роковой Планеты… Такое нагнетание полупонятных слов, как мне кажется, одна из причин вязкости, замедленности рассказа, что ведёт, в конечном счёте, к скуке при чтении. Впрочем, одно употребление непонятного слова показалось мне удачным: по ходу рассказа Александре надо чистить некую чарыжму. Непонятно, но легко представимо, тем более, что героиня после этой чистки бывает вымазана «зелёной суспензией». Ну, мне, например, представилось что-то вроде кукурузы. Да это неважно! Стругацкие, скажем, многократно упоминают «ракопаука», причём ни разу его не описывают, но всё равно читателю  понятно:  существо  неприятное и опасное.
Ритм и синтаксис рассказа, на мой взгляд, производят впечатление, я бы сказал, ученическое. Произведение открывается, например, таким диалогом:
  — Александра-а-а!
          — А-а-а!
          — Ты где-е?
          — Тута. На Серединочке.
          — А поди сюда!
          — Зачем?
          — Надо...
         Эхо от этих криков приумножалось в горах многократно, и казалось, что это не две женщины переговариваются между собою, а сама Кайстра полощет боевую броню в алмазных водопадах, разнося металлический звон по всей округе.
          — Ну так ты идёшь!
          — Ну вот тебе сию минуту надо, чтобы я пришла, да!?
          — Да.
          — Ладно — иду...
Диалог этот совершенно не обязателен и не несёт практически никакой смысловой нагрузки. Разве что впервые упоминается «сама Кайстра». Готов держать пари, что любой редактор такой диалог безжалостно вычеркнет. О стиле рассказа даёт представление и уже цитировавшийся финал. Чего стоят только «далёкие радуги», которые «вспыхивают в небесах», «украшая бытие невиданными красотами»! Автору хочется сказать красиво – понимаю, но одобрить не могу.  Подобное называние красот мира пародировали уже у Тургенева. Образец «умной», «красивой» и соверщенно непонятной речи присутствует и в лекции Александра.
 «... Итак, друзья, в прошлый раз мы остановились на триединстве сущего нашей планеты.  Триединство, как мы тоже убедились в этом вчера, термин чисто условный, имеющий собственное иероглифическое начертание, которое называется политеоглиф. Суть этого многомудрого понятия отражает сумму всего того ноосферного добра, что содержится на нашей планете. Он тождественен другому философскому понятию космогонического порядка — монотеоглифу, но, конечно же, во многом от него отличается. Они друг другу равны, но  в то же время и постоянно друг друга превосходят, так как смысл функционирования местной ноосферы — постоянное превосходство самой над собой. Это две ипостаси одного и того же метафизического бытия»...
Главная героиня плохо понимает смысл этих слов. Я, перечитав не один раз, тоже, признаться, не понимаю. Интересно, понимает ли эту мудрёность сам автор?
Перейдём к персонажам рассказа. В начале возникает Фаина – старшая сестра главной героини, которая почти сразу, дав указания по хозяйству, отбывает на таинственный Совет.
 «…сама Фаина в конце концов не выдержала и улыбнулась, что было очень необычно её лицу, и Александра тотчас же подумала, что на Совете, должно быть, будет и Олдридж — суровый фермер из Нижней Долины.
          — Ну ладно, — сказала матрона. — Всё это ты знаешь и сама. Ну, бывай.
          Она нежно клюнула пухлыми губами в чистый лобик сестры и скрылась за калиткой. Вскоре и стук её каблуков также затих».
Больше Фаина в рассказе не появляется. Возникает вопрос, зачем она вообще нужна, кроме сообщения некоторых служебных сведений о лютиках и чарыжме?
То же происходит и с Золотым Орлом, и с то ли гномами, то ли коротышками. Орёл – добрый, он спасает малышей. Коротышки тоже добрые и нужные, они своим «дыханием греют гору», пьют с героиней всю ночь «барбарисовый чай», да ещё сообщают ей про совсем крохотных человечков глубоко под землёй, которые «в своих волшебных мастерских перерабатывают несбывшиеся желания живущих на поверхности людей во время, чтобы люди проживали свои жизни снова и снова, и всё для того, чтобы все их желания наконец-то сбылись»... Более никакой роли они в рассказе не играют.
              Если бы речь шла о первом знакомстве подростка с миром «счастливой планеты», такой подход был бы понятен. Но Александре – 15-16 лет, как пишет автор. К ней приходит первая и (исходя из пафоса всего рассказа) единственная в жизни любовь. В общем, она уже взрослая  женщина (я думаю, судя по некоторым деталям повествования, что автор хотел изобразить именно превращение подростка в женщину, но  тогда, мне кажется, надо убавить ей возраст)
Кстати, о любви. Совершенно не понятна и не мотивирована ответная любовь Александра. Совсем недавно он относился к ней как к девчонке (щёлкал по носу и т.п.), и вдруг она уже мечтает, что  «обязательно выйдет за него замуж в свой срок, означенный самой Кайстрой, владычицей этих мест. И тогда... Тогда новые дали откроются перед ними. Они уедут вместе с зироподиками в иные края — туда, где жизнь значительно разнообразнее и где они обязательно будут счастливыми. Конечно, счастливыми можно быть и здесь, но так хочется сочетания как можно большего количества перспектив»...
Самый главный недочёт рассказа: практически полное отсутствие сюжета. Он никуда не движется. Не возникает напряжения между конкретными эпизодами и общим смыслом, не рождается искомое противочувствие (термин Л.С.Выготского) Может быть, этот рассказ следует воспринимать как лирический отрывок  из сборника о «счастливой планете». Тогда это не рассказ, а именно отрывок. Однако никаких указаний на этот счёт автор не даёт.
Самое интересное: в своих стихах автор, пользуясь средствами поэзии, подобное противочувствие постоянно создаёт. Но у прозы есть свои художественные средства, а вот ими-то автор пользуется очень неумело. Огромному количеству людей кажется, что прозу писать легче, чем стихи. Рифмовать-то не надо! Это большое и, к сожалению, стойкое заблуждение. Поэзия – лишь первое диалектическое отрицание, отталкивание от обыденной речи. Проза – второе отрицание, «как бы» возврат к обыденной речи. Но именно «как бы». Структурно проза как род литературы гораздо сложнее поэзии. И в ней есть свои, присущие именно ей, средства.
Выставлять итоговую оценку для этого рассказа стало для меня источником многодневных мучений. Ещё раз повторю: в качестве автора стихов Игорь Саенко меня и трогает, и интересует. В качестве автора данного рассказа он проявил себя как неумелый ученик. Поэтому всё-таки итоговая оценка – 6 баллов.



Оценка произведения: 6


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Алла Петровна Ажанова      16:45 02.10.2017 (1)
А всё же, Андрей...
Завтра меня уже не будет по причине срока платежа.
Некогда написать более - менее понятную заметку.

Я опять о романах Айтматова. Которые ты обругал.

Отдай мне и благодарному человечеству (русскоязычному) хотя бы "Буранный полустанок".
Я ведь считаю эту книгу лирическим стихотворением, а не прозой.

"А поезда в этих местах шли с востока на запад и с запада на восток..."
Неужели в твоей душе закоснелого брюзги ничего не отзывается на этот рефрен?

Андрей Воронкевич      19:11 02.10.2017 (1)
1
Я за закоснелый брюзга. Остальное в личных сообщениях.
Алла Петровна Ажанова      19:23 02.10.2017

Алла Петровна Ажанова      09:38 29.09.2017 (1)
Интересно. Я Игоря Саенко привыкла считать писателем.

Стараюсь у него учиться на случай, если самой будет, что написать в области прозы...

Надо всё же прочесть книгу Льва Семёновича Выготского.
Андрей Воронкевич      10:01 29.09.2017 (2)
1
Выготского прочесть рекомендую обязательно! Только учтите, что первую её часть составляет критический разбор разных теорий искусства - едкий, но по современным меркам довольно скучный. Скажите, а разве какой-нибудь из указанных мной недочётов вымышлен? Наоборот, я предельно щадил автора, поскольку мне действительно нравятся его стихи. По гамбургскому счёту его стиль за гранью добра и зла, а сюжета в рассказе просто нет, то есть это, собственно, и не рассказ вовсе, а так, упражнение на тему: "как хорошо быть добрым". Между тем сюжет там просто напрашивается: открытие доброго мира девочкой, которая в процессе этого становится взрослой. Автор же просто пел, как соловей.
Алла Петровна Ажанова      14:22 01.10.2017
Не просто петь, как соловей,
В стране, где ледяные ветры
Собьют с тропы: правей, левей,
А дух народа не оседлый...
Алла Петровна Ажанова      10:11 29.09.2017 (1)
Пастернак написал на эту тему повесть:"Детство Люверс".
Или рассказ? Там мало героев и событий. Брат с сестрой и их родители.
Первое кровотечение. Потом опять кровь - у мамы выкидыш на нервной почве.

Мне было интересно отношение самого Бориса Леонидовича. Он же не Булгаков. Совсем от себя, как от рассказчика, ни слова не написал.

Оценок не давал. Но, мне кажется, он ужасался. Не зря потом написал:

"Простимся, бездне унижений
Бросающая вызов женщина"
Андрей Воронкевич      10:24 29.09.2017 (1)
1
Я "Детство Люверс" не смог читать далее первых страниц. По-моему, безумно скучно. Ну, не люблю я "прозу поэта"! По-моему, в самом названии есть какая-то ущербность (ср."стихи прозаика") Пушкин, или там Бунин (которого тоже не люблю, но - идейно, а так, конечно, признаю) - они просто писали стихи и прозу. И чётко их отделяли друг от друга. Кстати, и фильм "Доктор Живаго" по сценарию Арабова, по-моему, гораздо живее и интереснее, чем одноимённый роман, в котором я лет в четырнадцать ещё пытался найти что-нибудь, подпадающее под советскую цензуру. Не нашёл.
Алла Петровна Ажанова      10:39 29.09.2017 (2)
Я не видела фильма.

Роман-то перечитывали после четырнадцати? "Доктора Живаго" я имею ввиду.

И ещё о романах. Люблю Айтматова именно за три его романа: "Плаха", "Буранный полустанок", "Тавро Кассандры".

Рассказы читала со скукой. А фильм "Первый учитель" - это садизм. Это же по рассказу Айтматова фильм?
Андрей Воронкевич      11:25 29.09.2017 (1)
1
Романы Айтматова, по-моему, в отличие от его прекрасных, так сказать, этнографических рассказов (например, "Пегий пёс, бегущий краем моря") - просто дешёвая бездарная и неумная халтура в тщетной надежде урвать Нобеля. Жена, например, называет  Понтия Пилата "Понтий". Это нонсенс, говорящий о полной безграмотности автора. "Доктора Живаго", конечно, пытался ещё перечитывать. Фильм по рассказу. Чего-то я там садизма не заметил.
Алла Петровна Ажанова      13:56 29.09.2017


Позвольте!
Позволь, Андрей Сергеевич, и помилуй: там с таким смаком показано насилие мужа в первую брачную ночь...
Она же ещё в школе училась. Хуже только у цыган.
Алла Петровна Ажанова      11:12 29.09.2017 (1)
Не смогли читать...

Просто, вам начхать на женщин. Курица не птица, баба не человек. Вот и всё ваше отношение.

А Пастернак не мог постигнуть, как жить в бездне унижений. Как можно жить?
Андрей Воронкевич      11:34 29.09.2017 (1)
2
А Вы всё про то же, про баб и манёрку. Очень постоянная Ваша тема. Пастернак не мог постигнуть, как жить в бездне унижений? Однако жил, и весьма неплохо. Я  не могу уважать собаку, кусающую руку дающего. У меня один из тестей был член Союза писателей, так вот критиковать-то Советскую власть он попискивал в меру темперамента и смелости, но по бесплатным путёвкам в Дома творчества ездил с удовольствием. Вот Богомолов вообще не был членом СП. Брезговал. Между прочим, и я - брезговал вступать в Союз журналистов, в партию, брать характеристики на турпоездки за рубеж и т.п. А Пастернак (как и мой тесть) - отнюдь. Унижался и плакал от этого. И опять унижался. "Февраль, - так сказать, - достать чернил и плакать"... Это я ещё о его переводах тему не затронул.
Алла Петровна Ажанова      13:53 29.09.2017 (1)
Богомолов? Какая-то приключенческая книга была про войну и разведчиков...

Если не в читальном зале, а на абонементе, то её зачитывали до дыр.
Алла Петровна Ажанова      14:24 29.09.2017 (1)
Заглянула-таки в википедию.

Ну, да: "Момент истины". Жаль, но фильм "В августе сорок четвёртого" я не видела.

Не знала, что фильм Тарковского "Иваново детство" по книге Богомолова.

Впрочем, ни фильма Тарковского я не видела, ни книги Богомолова про Ивана не читала.


Книга "Момент истины" мне, конечно, понравилась.

Но чтоб так написать, надо пройти через войну и самому повоевать в разведке.
Андрей Воронкевич      16:03 29.09.2017 (1)
1
Надо.
Алла Петровна Ажанова      16:06 29.09.2017 (2)
Он, видать, как вы, пишет о том, что знает. Не уходя за рамки автобиографии.

Писал. Он умер в 2003-м.
Алла Петровна Ажанова      16:24 29.09.2017
Как ты. Тяжело переходить на ты.

Ты снискал себе трудно перешагиваемый пиетет среди меня.
Андрей Воронкевич      16:24 29.09.2017 (1)
2
Кто - он?  Не понял. Тарковский (если речь о нём) был гениален в "Андрее Рублёве". А в "Зеркале"? А уж тем более в каком-то "Жертвоприношении"? Или в "Ностальгии"? - Полный же бардак ради  якобы гениального автора. Я ещё забыл "Солярис" и "Сталкер" - фильмы крепкие, без дураков. Терпеть не могу (извини) охи по поводу бывшего гения. А Сокуров (чьи фильмы я тоже все смотрел) - хитрый и конъюнктурный халтурщик. И более ничего. Посмотри его фильм о Ленине и документальный фильм о Ельцине. Конъюнктура налицо! А  если о Богомолове, так я его лично знал. И, если хочешь, "делал жизнь с него". Он был очень большой человек. И именно брезговал всякими подачками. И меня, если хочешь, научил. Мы с ним часто встречались в пивной на Лесной (сейчас её уже нет) Как всё проходит!..
Алла Петровна Ажанова      16:44 29.09.2017 (1)
Лесная? Был у меня адрес в Тюменской области:

Село Вагай Вагайского района Тюменской области, улица Лесная, дом восемь...
Андрей Воронкевич      18:04 29.09.2017 (1)
1
Не понял.
Алла Петровна Ажанова      14:15 01.10.2017
Так бы и съела всего непонимающего Воронкевича...
Ольга Заря      08:45 01.10.2017 (1)
Написано грамотно, емко, деликатно.
"Интересно, понимает ли эту мудрёность сам автор?"
К сожалению я тоже задавалась  подобным вопросом.
И с какой целью нужно было перемещать действие
на фантастическую планету? Если Моэм перемещал героев в Китай,
так только потому, что события, произошедшие с ними, соответствовали обычаям и нравам страны.
Андрей, я с интересом читаю ваши рецензии и нахожу зачастую
пищу для ума.

Андрей Воронкевич      08:53 01.10.2017
Спасибо за оценку и тонкий комментарий.
Игорь Саенко      22:32 29.09.2017 (1)
Спасибо, Андрей, за труд и искренность.
Андрей Воронкевич      23:54 29.09.2017 (1)
Не за что, Игорь, Спасибо, что не обиделся. Я  очень хотел быть объективным.. А твои стихи мне всё равно нравятся.
Игорь Саенко      23:59 29.09.2017 (1)
Какие обиды. Вы высказали своё мнение! Спасибо ещё раз!
Андрей Воронкевич      00:00 30.09.2017
1
ОК.
Наталья Семёнова      14:56 29.09.2017 (1)
Знакомясь с вашей рецензией, Андрей, вспомнила, что читала "Александру", но не оценивала.
Рассказ без сюжетной канвы, чёткого замысла. Не зацепило,
да простит меня уважаемый автор.

Кстати, о "Докторе Живаго" Пастернака...
Начало романа - яркое, динамичное,  а дальше пошло-поехало. Помню, интересовалась мнением своего сына (роман,
кажется, был включен в программу старшеклассников). Наши точки зрения практически совпали.
Сам герой не то что скучный, но как-то...невнятный, что ли.

Фильм по книге намного интереснее.
Андрей Воронкевич      16:06 29.09.2017 (1)
Стало быть, я прав! Мне очень важны Ваши мнения.
Наталья Семёнова      16:12 29.09.2017 (1)
1
А вдруг мы не правы в своих "совпавших" мнениях?
Андрей Воронкевич      16:36 29.09.2017 (1)
1
Ох, Наталья, я букву, бывает, боюсь напечататать - а что если и я не прав? Немножко поддерживает меня история с Белинским, который, будучи молодым недоучкой, заявил: Пушкин выше Жуковского, и трава не расти! А чуть позже ещё хлеще: мы бы не знали фамилии "Пушкин", если бы у Державина была аудитория, потому, дескать, что Державин талантливее Пушкина. Первое утверждение вошло в учебники, второе = не бесспорно. Но, критикуя, получается, надо иметь смелость. Даже бесшабашность, как у "козла",  как его дразнили однокашники.
Наталья Семёнова      17:02 29.09.2017
Всё так. Критик, как бы ни старался быть объективным, а невольно привносит в суждения
нюансы собственных предпочтений.
И тут не последнюю роль играют отзывы читателей его статьи.
Ваня Грозный      16:21 29.09.2017 (1)
1
Интересная рецензия. Понравилась.
Андрей Воронкевич      16:36 29.09.2017 (1)
1
Спасибо за оценку.
Ваня Грозный      16:49 29.09.2017
1