Было дело где-то там между Мариуполем и Волновахой (страница 1 из 2)
Тип: Заметка
Раздел: Обо всем
Автор:
Баллы: 5
Читатели: 366
Внесено на сайт:

Предисловие:
Отрывок из воспоминаний

Было дело где-то там между Мариуполем и Волновахой

Да. Было дело в конце мая под Волновахой, поле 2.4. Одна из дальних точек на тот момент, где велись фортификационные роботы, нашей немногочисленной бригадой, что насчитывала всего шесть душ. На поле нас сейчас было только пятеро, Володя остался в палаточном городке. Решил отсидеться в солдатской столовой, вчера его, малость, придавило бревном, когда крыли блиндажи.
Кроме нас в расположении, палаточного городка, нашими соседями, в рядом стоящей полевой просторной палатке, были ребята с Константиновки. Их было побольше, чем нас, человек пятнадцать. Но они в отличие от нас даже и не думали сегодня выезжать по сырой погоде, а предпочли остаться в своей палатке, играть в карты и шахматы, да травить житейские байки.
Ливень пришел с юга обложной стеной, оттуда, где на линии горизонта белели ветряки «ветровой фермы».
Мы, прячась от дождя, собрались в бронированном бункере, обтянутый сеткой от кумулятивных снарядов, который в середине пах мокрым бетонном. Время было послеполуденное. Все были промокшие до нитки и сердитые. В зубах каждый посасывал сигаретку. За нами не приехали... И было нам понятно, что гражданской технике к нам не подъехать никак. Поле, на котором рос молодой подсолнух, не достающий еще до колен, превратилось в сплошное грязевое болото.
Среди подсолнуха часто сквозили красные маки. Я никогда не видел в своей жизни, столько маковых цветов, перерастающие прямо в ярко красные полянки средь поля подсолнуха или понад зелеными низкорослыми посадками. Хотелось мне их нарвать и привезти домой дочке, да думал, что пока приеду - завянут они.. жалко было тех цветов...  Так и не нарвал.
Если бы техника за нами выехала, то увязла бы еще в начале. А если бы и удалось, каким-то чудом, проехать полпути, достигнув горы, под которой била из-под земли «крынычка» – техника бы на гору не выехала, а вероятнее, попросту, перевернулась бы на извилистой, раскисшей от ливневой воды грунтовой дороге. Под этой горой периодически солдатская столовая пополняла запасы воды, в том случае, когда подвозная питьевая вода с Мариуполя по каким-либо причинам задерживалась. Причина обычно была одной и той же: обстрелы. Здесь и мы набирали всегда с утра свои баклаги. Вода расходилась быстро, к обеду жара нагоняла температуру под сорок, в тени!
Миша, подняв заслонку амбразуры, глядел в край поля, откуда за нами должны были приехать «богданчик» или "вахтовка". Где-то по дальним посадкам стрекотали автоматные очереди.
- Нас, походу, прокидали. – Заявил Саня, бросая окурок себе под ноги. – Мишаня, звони этому петуху, пусть нас отсюда вытягивают, как хотят! Сколько будем ждать, что это такое?
- Какому петуху? – не понял паренек. Мы его, несмотря на то, что был он среди нас из самых молодых, поставили над собой бригадиром. Молодой, энергичный, пробивной и вдобавок он здесь оставался на вторую смену и был в курсе ситуации.
- Ну, голове!
Речь шла о поселковом голове. Он был головой местного поселкового совета, а по факту он здесь появлялся редко, отсиживался в Мариуполе с момента боевых действий. Да и из самого поселка выехала добрая половина местного населения. А те, кто остался, со всеми своими вопросами приходили в штаб бригады.
Миша набрал номер. Разговор был коротким: ждите, я над этим вопросом работаю.
- Козляра! – Продолжал Саня, - Звони, тогда бригадиру… этому Толику. Пусть думает, как нас отсюда забрать.
Голос бригадира, которого «оборонка» выписала с Мариуполя на время сооружения фортификаций, звучал виновато. Помним про вас пацаны, решаем вопрос… Наша техника к вам не подъедет… Буду звонить в штаб, пусть за вами едут военные. Пусть отправляют БТР или танк, в конце концов…
Это уже что-то. Сам бригадир, скорее всего, уже сидел в Волновахе на съемной квартире и гонял чаи или пивко.
Ливень к этому времени усилился. По луже, у входа в бункер за тяжелой бронированной дверью, которая пенилась и пузырилась от тяжелых капель, было понятно, что дождь будет затяжной.
- Шо, Алексеюшка, доставай «хмырь», перекусим. – Потирая руки Санек, повеселел.
Тут же из сумки был извлечен сухпаёк, которым нас снабдил заботливый бригадный повар. Родом из Ивано-Франковска. Все жестяные банки были вскрыты ножом, кроме сгущенки. Её мы оставили на вечер. Тушенка свиная, говяжья, бычки в томате, сельдь в масле… хлеб ломали руками. Трапеза в поле, на свежем воздухе имеет двойную прелесть.  
Кроме нас пятерых, по близости были только двое хлопцев с 23 бригады, несших боевое дежурство. Дождь к этому времени немного стих и мы, покончив с сухпайком, решили двинуться к ним и ожидать приезда техники там. Там же по-над посадкой была грунтовая дорога, по которой, как ожидалось, за нами должны приехать.
Пост был с краю посадки. Один боец сидел в блиндаже, прослушивая рацию, а второй с накинутым на плечи постовом плаще и «калашом» за спиной, встал нам на встречу:
- Пацаны, давайте хоть чайку, чтоб не простыть.
У каждого в руках появился одноразовый стаканчик с горячим чаем из объемного зеленого термоса, а у края губ подкуренная сигарета.
В дали с восточной стороны затрещали автоматы. Им в ответ, из лесополосы на соседнем от нас поле, заработал пулемет в вперемешку с пол десятком автоматных стволов. Били кто очередями, кто одиночными. Но на это никто уже давно не обращал внимание. У всех собравшихся, около почти потухшего костра, которому окончательно погаснуть не давали кроны кленов, были скучающие лица. Молча пился чай, дымились папиросы.

Мы сюда со своего района ехали добровольцами, никто никого силком не тянул. А посему, как мне кажется, каждый из нас осознавал риски, приехав сюда.
Кто постарше – работал в свое время на шахте, под землей: кто проходчиком, кто на добычном участке в лаве или под лавой на штреках, как работал, в частности, я.
Среди нас были и те кто еще даже не закончил ВУЗ или техникум, как, к примеру, Миша или Саня… другой. У нас было их двое.
Тот, кто был не в меру разнеженным или нервным - уехал в первый же день, тем маршрутом, что и приехал, а кто на следующий день, не выдержав нагрузки. В общем остались — только те, кто хотел, и преследовал свои личные цели...
  Я, о том, что на фронте нужны добровольцы для укрепления линии обороны узнал от двоюродной сестры, она работает в сельском совете. Не раздумывая, я позвонил по нужному номеру и записался добровольцем в зону АТО на сооружения фортификационных укреплений. Цель моя была проста и понятна – внести свою лепту в общее дело моего народа, сдержать противника, не давая возможности войне далее продвигаться вглубь территорий, несся разруху.
К стрекотанию автоматных очередей я привык еще в прошлом году с весны на лето, когда только набирала размах, так званная «русская весна». Вооруженными боевиками захватывались административные здания, сооружались блокпосты, а продажные местные власти и милиция, погрязшие в коррупции, сдавали города авантюристам и бандитам, один за другим: Донецк, Краматорск, Славянск, Горловка и прочие…
В нашем городе тоже появились незнакомые люди, подбивающие народ к срыванию украинского флага и к прочим действиям. Но проукраински настроенные горожане переняли инициативу, и авантюру удалось остановить. Дальше пришла армия и батальоны, в городе сформировали также и свою самооборону, расставили блокпосты.
В те дни за городом часто тарахтело стрелковое оружие, то в одной стороне, то с другого краю. Перемещалась военная техника, гудела над крышами многоэтажек авиация...  Но я как-то быстро привык к новой ситуации. Толи из-за того, что и других проблем хватало, кроме, как войны, толи сказывалась моя некогда работа на шахте под землей, где со временем чувство опасности притупляется. Наверное, и то и другое. Я обязан был иметь ясную и холодную голову, потому как у меня семья, которую я должен был в любой момент обострения ситуации, уметь обезопасить и успокоить...  
Выхожу на балкон вечером покурить. Было около десяти вечера. За компанию вышла постоять со мной моя супруга. Курю, болтаем. Слышу, совсем невдалеке, а я живу на краю города, посвистывая хвостовиком, пролетела мина и упала где-то в частном секторе. Глухой удар – болванка не сдетонировала. «Это хорошо» - думаю я и ловлю взгляд Анастасии.
- Что это?
- Пустышка прилетела. Какая-то провокация. Не бери в голову. Разберутся. – Уверенно заявляю ей для успокоения. Знал, что для наступления на город нужны были реальные силы, но просочиться мимо блокпостов большой группе боевиков и технике было нереально, их бы засекли, не подпустив на опасное расстояние. Ну, а от поодиноких провокаций малых групп, стопроцентной гарантии, конечно же, не было.  
Я уже докуривал сигарету, когда в ответ на провокацию застрочили автоматы. Я выкинул окурок в темноту и зашел следом в квартиру.
Мне те дни напоминали роман Булгакова «Белая гвардия». Атмосфера и настроения горожан были именно такими, как описал когда-то великий классик.
Самые нервные стали продавать свои квартиры и бежать. Бежали кто куда и где была возможность: одни в глубь Украины, другие в Россию к родственникам или в статусе беженцев. Я же решил для себя, что пусть расстреляют, но я со свей земли никуда не побегу. Лучше умереть защищая свою семью, свой дом и город, чем прятаться, как собака по углам. Много народу бежало. Даже мой кум, который крестил мою дочь, тихо не прощаясь, выехал в Орёл. У нас с ним были разные мнения по поводу сложившейся ситуации, но с ножом друг на друга никогда не шли. Хороший парень, всегда поможет, но вот уехал, испугавшись повестки, и слова не сказал. Держу ли я на него зло? Нет. Скорее обида, за то, что не попрощался ни со мной, ни со своей крестницей, которая была сильно к нему привязана.
Да. Стрелковое оружие это такое... к нему быстро можно привыкнуть, по сравнению с РСЗО! «Град» это страшная вещь, скажу я вам мои други и недруги по перу или случайный читатель...
Не дай вам Бог ощутить мощь разряженных кассет «Града» по вашим городам. Не дай вам Бог увидеть испуганные глаза ваших детей, загнанных, как маленькие зверьки, по щелям и подвалам. Горящие дома, изрубаные осколками снарядов человеческие тела! Страх, смерть, искалеченные души и судьбы многих людей… Не дай вам Бог… Я желаю вам этого искренне, не притворствуя.
Было начало восьмого утра. Супруга в зале собирала четырехлетнюю дочь в садик, я на кухне чистил зубы, когда раздались яростные, раскатистые залпы РСЗО. Я еще тогда успел удивиться: «Град! Откуда?» Это были «прилёты» гостинцев от наших «бывших братьев и земляков». Задребезжали стекла окон, задрожал пол и стены квартиры, закачалась люстра. Воздух в комнатах приобрел, какую-то плотность и звон.
- Настя, хватай манюню и бегите в коридор! - крикнул я сплевывая зубную пасту в раковину, бросая щетку и бегу к ним. Знаю, что коридор и ванная комната, самые безопасные места в квартирах многоэтажек. Спасают от стрелкового оружия и от осколков, но, конечно же, не спасут от прямого попадания, когда снаряд залетает прямо в квартиру.
Они уже сидели в углу. Жена крепко прижимала к груди дочь. Обе перепуганные.
- Папа, что это?
Я потрепал, приободряя её за щечку, погладил по голове. «Нужно спокойствие. Нужна ясная голова».
- Доця, это хулиганы балуются, запускают фейерверки. Не


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     16:48 10.11.2016
Не дай Бог никому и никогда такое переживать.
Мир сошёл с ума.
Как же хочется мира и спокойствия.
 Наши политики заигрались, на крови  народа сколачивают себе миллиарды.
Никому нет веры.
Держитесь. 
     12:54 10.11.2016 (1)
У меня единственный  вопрос к автору: кто это начал и по  какой причине Донбас разделился на хороших и плохих? Если  не трудно, ответьте подробно, что такое АТО.
     13:10 10.11.2016
Валентин, я не единожды давал развернутые ответы на эти вопросы в своих заметках, прозе,  рифме, комментариях другим авторам... Хотите ответа для себя лично — пишите в личку и я отвечу на ваши вопросы...
Книга автора
Зеркало без опоры 
 Автор: Юрий Катаев
Реклама