Сказки деда Егора.   Сказка первая  «Иван»  (начало)
Тип: Стихи
Раздел: Лирика
Тематика: Мистическая лирика
Автор: Игорь Антошенко
Баллы: 12
Читатели: 124
Внесено на сайт: 21:02 17.12.2013
Действия:

Предисловие:
Уважаемые читатели! Некоторые из Вас знакомы с началом этой сказки (затравкой к ней) опубликованной в виде отдельного стихотворения  с названием «В гостях у сказки». Поступить таким образом меня подвигла неуверенность в том что сумею завершить начатое. Теперь предлагаю Вашему вниманию всю сказку. Что получилось, безусловно, судить Вам. Буду признателен за критические замечания.

Сказки деда Егора.   Сказка первая  «Иван»  (начало)

В те дни весной обильно дождь шалил -
Земля сполна устала. Непогода,
Для нас дорогу в город заслонив,
Дань отдала за все четыре года.
Без дел слоняясь в хате у Петра,
Кляня судьбу и дождь, что лил уныло,
Я брал частенько в руки карандаш,
Да только ничего не выходило.
Не лился стих. Бежало время зря,
Минута за минутою впустую.
Поклон хозяйке. Ей благодаря
(Увидела сердечная: тоскую)
Нашлось мне дело, с капюшоном плащ
Да сапоги, хоть старые, но в пору,
А то сама ведь было собралась
За детворой идти к деду Егору.
Уже с порога крикнула шутя:
«В том доме сам смотри не потеряйся,
Не слушай «лешего»: детишкам спать пора,
На уговоры их не поддавайся».
Прошел немного - ноги не поднять,
На сапогах не меньше пуда глины.
У речки поскользнулся, устоять
Не смог, упал на пышный куст калины.
Едва поднялся, снова рядом сел,
Измазал плащ. Ну, вот тебе забота,
А то как старый пень в избе сидел.
Взошел на мост, веселая работа
Впотьмах, дождем, не зная дом, искать.
На край села добрался я не скоро,
Таки пришлось в окошко постучать
Да расспросить, где разыскать Егора.
Иду, гляжу: в окне неясный свет,
Огонь мигает, видно, в хате свечка.
Тогда подумалось: со странностями дед.
Поднялся на скрипучее крылечко,
Со стоном дверь открылась, полумрак  
Мне изнутри навстречу изливался.
«Входи живее», - слышу я. Сквозняк
Задуть огонь настойчиво пытался.
По центру стол, с ним рядом табурет,
В углу иконы в стареньких окладах,
Кровать поодаль, на кровати дед,
Рубашка разноцветная в заплатах.
Тяжелый взгляд, седая борода,
Усы густые вниз висят, как плети.
Да, крепко удивился я тогда
(Ступить-то некуда, кругом расселись дети),
Что и сумел закрыть лишь плотно дверь.
Свеча, воспрянув, вспыхнула ровнее.
Что думал я, не вспомнить мне теперь.
Егор молчал, он жизни был мудрее -
Мальцы плаксиво принялись просить
Еще хотя б на полчаса остаться.
Дед, улыбаясь, люльку стал курить.
Я поворчал, но вынужден был сдаться.
Мне быстро передали табурет
И у дверей поспешно усадили.
Свеча волшебный испускала свет,
Дед начал сказку: «Как-то жили-были
В селе далеком злой и жадный пан,
Народом прозванный недаром душегубом,
Да сирота, его холоп Иван,
Что найден был в лесу под старым дубом.
Сыскался он в тот месяц, как жена
Родила пану сына- пострелёнка.
Веселье за полночь. Уж на небе луна,
Как вдруг в усадьбу входит незнакомка.
Все дружно смолкли. Ее жуткий взгляд
Скользил по лицам, в душу страх вгоняя.
«Моим словам ты вряд ли будешь рад, -
Она вдруг молвила, речь к пану обращая. -
Через тебя погибнет вся семья,
Коль зло творить ты враз не перестанешь.
В моих руках судьба теперь твоя:
Оступишься, и сам себя обманешь».
Из черной мантии ее неясный дым
Клубами плотными вдруг начал изливаться -
Хозяин вмиг забыл, что был хмельным,
Дрожал, аж ноги стали подгибаться.
Зловещий смех раздался в тишине,
Мороз по коже людям прогоняя.
Дым расступился. Вспыхнула в огне
Пришелица, из взора исчезая.
Какой тут праздник? Гости разошлись.
Ни день, ни два молва о том ходила,
Но как-то дружно все в одном сошлись:
Над ними кружит не простая сила.

Егор, задумавшись, с минуту помолчал,
Как будто вспоминая прожитое.
Тут в двери кто-то тихо постучал.
Вошел сосед, и самое смешное,
С ним приключилось то же, что со мной,
Вот только не хватило табурета,
Уселся на пол, прямо под стеной.
Дед продолжал: В разгаре было лето.
Мария в лес по ягоды пошла.
Кто знает, много, мало ли ходила,
Невольно к дубу старому пришла,
В траву свою кошелку опустила,
Сама присела: душно, клонит в сон,
Спиною к дереву легонько прислонилась.
Щебечут птицы там со всех сторон,
Их слушая, как будто бы забылась.
Жару сгоняя, легкий ветерок
В лицо дохнул прохладой осторожно.
Лоб вмиг остыл, хоть весь от пота взмок,
Вдруг стало тихо, и заснуть бы можно -
Тут детский крик. О Боже, грех какой!
Ребенка бросили в лесу, в траве у дуба!
Схватила на руки - он крохотный такой,
Смешно глядеть: во рту всего два зуба.
Немного стих, потом по новой в рев,
Голодный, видно, пролежал немало.
На вид взглянуть, так будто бы здоров,
Простыть ему еще бы не хватало.
Кошелку бросила и чуть ли не бегом
Назад, домой, с ребенком припустилась.
Откуда взялись тучи? Грянул гром!
Не помнит, как у дома очутилась.
Вскочила в хату, печку разожгла.
Дождь, разразившись, в окна бил уныло.
«Гляди-ка, вовремя я нынче в лес пошла,
Сейчас бы там мальчонку замочило», -
Подумалось. Согрела молока,
Им досыта ребенка напоила.
Пора класть спать, вздохнула нелегко,
Водою теплою по-быстрому обмыла.
Дождь беспрестанно лил, вокруг темно,
Уж время ужинать, слегка похлопотала
(Последний раз поела-то давно,
Считай, почти с утра, как только встала).
Закончив трапезу, все убрала вокруг,
Пеленки-тряпки возле печки просушила,
Сама легла бы спать - в оконце стук.
К дверям пошла, их молча отворила.
В дом входит старец, голову склонил:
«Дай переждать, хозяйка, непогоду,
А то совсем уж выбился из сил:
Труднее жить мне стало год от году.
Бывало раньше, много мог пройти,
Теперь вот с палкою тихонько ковыляю,
Дозволь хотя бы дух перевести,
Чуть посижу, тебе не помешаю».
В ответ ему Мария: «О чем речь?
К столу садитесь, ужин небогатый,
Да, благо, теплый». Еще жаром печь
Дышала, кот мурчал косматый.
С капустой щи, картошка, молоко
Да ломоть хлеба - вот и все, что было.
«Идти-то, дедушка, еще вам далеко?» -
Мария гостя ласково спросила.
«Не знаю, милая, - он тихо ей в ответ. -
Своей судьбы, увы, поверь, не знаю.
Блукаю я восьмой десяток лет,
А вот твою, коль хочешь, угадаю».
«Мою? К чему? Я годы прожила.
Остаток их добью и просто сгину.
Сказали б лучше, много ль бед и зла
Легло на долю маленькому сыну?».
Поднялся старец, поглядел кругом:
«Судьба его, знай правду, непростая.
Сегодня он попал в твой добрый дом,
А стало быть, и мать ты не родная.
Пятнадцать лет он проживет с тобой.
Забот и бед я в тех годах не вижу,
Тебе он станет вовсе как родной.
Прости, сказав, быть может, и обижу:
Сама его прогонишь, чтоб спасти!
А что поделаешь? На все ведь Божья воля.
Свой тяжкий крест он должен сам нести,
В его судьбе с тех пор немало горя.
Годами будет ни за что страдать,
Но все ж снесет позор и униженье,
И снизойдет Христова благодать,
Ему даруя дивное прозренье.
Ну вот, хозяйка, мне уж и пора.
О большем рассказать тебе не смею,
Спать будешь нынче крепко до утра,
Я мысли мрачные твои легко развею».
Сказал – отрезал. Жутко стало вдруг:
Огонь в избе погас, прям наважденье,
Вокруг все тихо, только двери стук.
Что это было? Может, приведенье?
Бегом во двор - там пусто! Ну, дела!
Дождя как не было, вокруг тепло и сухо.
Луна блестит, пригожа и бела,
Лишь волка вой доносится до слуха.
Их много рядом, лес недалеко.
Мария в дом быстрее возвратилась,
Закрыла двери. На душе легко.
На лавку у окошка опустилась,
Так и уснула. Первые лучи
Лишь на пол блики бросили лениво,
Она уж копошилась у печи,
Готовя есть мальчонке торопливо.

А, что же пан? Он год всего терпел
(Его страшило предостереженье),
Потом вдруг сразу как-то осмелел -
И для народа началось мученье.
Провинность малая – знай, плетью изобьют,
Иной не может даже и подняться.
А что серьезней, захотят, убьют
Иль будут долго мучить, измываться.
Кому пожалуешься, надобно терпеть
Да не мозолить глаз шальному пану.
Чем в страхе жить, не лучше б умереть?
Такая мысль стучалась к людям спьяну,
Но все же жили. День менялся днем,
Одной весне другая шла на смену,
Пятнадцать лет минуло. Как-то гром
Заставил всех взглянуть на злую сцену.
Ударом молнии свалило старый дуб,
Что кроной пышною над лесом поднимался.
Он загорелся, дыма сизый клуб
Прям к серой туче от него вздымался.
На поле люди замерли, молчком
Глядят на небо, крестятся пугливо.
А дым свернулся ровненьким клубком,
По центру расступясь неторопливо.
В проеме том мелькает женский лик,
Глаза унылые измучены тоскою.
Раздался трижды птицы смертный крик.
Лицо закрылось тонкою рукою -
Она в крови, дрожит в истоме злой,
Лишь вниз куда-то быстро опустилась -
В лесу поднялся жуткий волчий вой.
Девица в злую ведьму обратилась,
Хохочет сверху вниз беззубым ртом,
Кривой клюкой к земле тянуться стала.
Но слава Богу, снова грянул гром,
Видение ужасное пропало.
Все успокоились, да только вот беда:
От кладбища натоптанной тропою
В ночи в село покойник иногда
Стал хаживать к колодцу за водою.
Идет у дома, в окна постучит -
Хозяева в испуге притаятся,
Не открывают. Он в избу глядит,
А то и даже пробует забраться.
Коль дверь открыта, сразу входит в дом,
И, как слепой, вокруг руками шарит.
Кого коснется он своим перстом,
Тому конец, прям тут же и удавит.
Покоя не было, теперь лишились сна.
Не жизнь, а прямо адское мученье.
Уж близко лето, ранняя весна
Была готова сдать свое правленье.
Спускались сумерки. Мария легла спать,
Покрепче двери перед этим затворила.
Иван лежал, любил он помечтать
(Луна взошла и к ним в окно светила),
Вдруг слышит шорох, кто-то у дверей
Толчется долго, приоткрыть их хочет.
Своих-то сверстников парнишка был смелей,
Бегом к окну, а за стеклом хохочет
Покойник, белый, словно чистый мел,
Руками раму щупает, толкая.
Всего на миг мальчонка оробел,
Смотрел в окно, в испуге не мигая,
Потом к стеклу спокойно подошел,
Рукою на откос облокотился
В упор глядит - мертвец глаза отвел
И как-то сразу дивно изменился:
Опали плечи, голову склонил,
Противный смех свой стоном прерывая,
Затем от окон быстро отступил,
Руками голову неистово сжимая,
Завыл по-волчьи и давай бежать.
Иван, задумавшись, прям на пол опустился:
Да сколько ж будет все село страдать?
Он в этот час на страшное решился.
Прошло три дня, опять спустилась ночь,
Холодный ветер с леса дул на поле.
Дверь затворив, от дома идет прочь
Иван, отдав себя безумной воле.
К колодцу старому  тихонько подошел,
В кустах за липой там и схоронился.
Час погодя мертвец туда пришел,
Воды студеной с жадностью напился,
Побрел в село (Иван за ним вослед),
Десятка два дверей во тьме обшарил
И, не сумев наделать нынче бед,
Свое занятье гнусное оставил.
Опять к колодцу, вновь воды испил -
Жара дневная ночью вовсе спала,
Вода, видать, давала ему сил,
А может, жажду крови утоляла.
Назад на кладбище нахоженной тропой
Идти не стал, а лугом, напрямую,
Услыша зов, протяжный волчий вой,
Рванул бегом, валя траву густую.
Иван туда же, ужас грудь щемит,
А любопытство все ж вперед толкает,
Пригнувшись низко, он, таясь, спешит,
Округу всю с опаской озирает.
Тревожно филин в полной тишине,
Его пугая, прокричал два раза.
Иван присел: «Ух, попадись ты мне.
Молчал бы уж, проклятая зараза!».
Луна сияет, видно далеко:
Покойник меж крестами долго бродит.
Страх побороть Ивану нелегко,
Но силы все же он в себе находит,
Пробрался ближе, лег среди могил,
За тем, что будет, молча наблюдая.
Покойник крест тяжелый обхватил,
Толкнул его, вокруг оси вращая.
Земля разверзлась, затхлостью сырой
С порывом ветра в сторону дохнуло,
Дубовый гроб поднялся сам собой,
Висит как вкопанный. Но лишь его качнуло,
Бесшумно крышка двинулась вперед,
Прогнивший саван тихо отворяя.
Иван застыл, от удивленья рот,
Забывшись, против воли раскрывая.
В гробу их барин словно столб лежит,
Не дышит вовсе, и глаза закрыты,
Лишь ветер кудри робко теребит,
Рук не видать: они плащом накрыты.
Мертвец подходит к гробу не спеша,
Целует пана в лоб и отступает.
Иван глядит, ресницами шурша:
Пан веки потихоньку открывает,
Отбросил плащ, поднялся на ногах,
Отходит в сторону, покойник в гроб ложится.
Дрожь слышит хлопец на своих зубах -
Так вот еще кому в ночи не спится!
Повернут крест по стрелке часовой,
Земля сомкнулась, застелясь травою.
Пока в ладах их барин с сатаной,
В селе не будет жизнь, увы, иною.
Иван - мальчишка, что с него возьмешь?
Он рассказал друзьям о том, что видел.
Те сразу в голос: «Ты, наверно, врешь!»
(Хоть барина и каждый ненавидел).
Три ночи кладбище без толку стерегли -
Промеж могил никто не объявился.
А вот в селе, когда назад пришли,
Сказали, что мертвец опять крутился.
Поскребся в двери, в окна постучал,
Тревогой сон короткий наполняя.
И вышло так, как будто бы солгал
Иван, людей на смуту подбивая.
Мария знала: смерть мальчонку ждет,
Коль к слугам барским в руки попадется.
Пусть лучше вовсе из дому уйдет,
В лесу схоронится, глядишь, и обойдется.
Иван уперся, говорит: «Ответ
Держать я пред народом нынче стану.
Без лжи прожил свои пятнадцать лет
И в этот раз не прибегал к обману».
Что с ним поделать? Время, как вода,
В ненужном споре тихо убегало,
Минуты нет, того гляди, беда
Нагрянет, рассветать уж стало.
Поделать нечего, хоть сердце и щемит,
На хитрость мать в отчаянье решилась.
В глаза глядя Ивану, говорит:
«Вот до чего на старости дожилась.
Растила сына - вырос негодяй,
Меня, седую, дом мой опозорил.
Не пану-злыдню, мне ты отвечай:
Кто врать тебе, несносному, позволил?
Себе на горе я тебя нашла,
Пошел бы прочь и душу мне не ранил,
Тогда б, гляди, спокойно жить смогла,
Коль двор ты мой собою б не поганил».
В чем был, Ванюшка выскочил за дверь,
Обида страшная его внутри терзала,
Стоял, не ведая, как жить, как быть теперь:
Родная мать его не понимала.
Быть ей обузой хлопец не хотел,
Пошел вперед, куда глаза глядели,
Лишь только в лес густой войти успел,
Как в хату слуги барские влетели.
Мальчонки нет, они схватили мать
И к пану на конюшню притащили.
«Где дела сына?» -  принялись пытать,
Да там, терзая, плетью и забили.

Три года минуло. Однажды страшный сон
К полуночи супруге барской снится.
Лежит она в постели, слышит стон,
Глаза открыла - рядом с ней ложится
Мертвец. Холодною рукой
Ее за шею нежно обнимает.
«Пора тебе со мною в мир иной», -
Шипит ей тихо, к телу привлекает.
Она, бедняжка, словно лист дрожит,
В испуге от него отпрянуть хочет
И этим, видно, только больше злит.
В безумстве диком корчась, труп хохочет,
Сжимает горло, душит не спеша -
Жизнь тело постепенно покидает,
Из плена плоти вырвавшись, душа
По комнате затравленно витает.
А он все давит, позвонки хрустят,
Дыханья нет, уж пульс не отдается,
Глаза ослепли, в пустоту глядят,
Мысль о спасенье в голове лишь бьется
Из рук поганых сколько было сил
Она, крича, в отчаянье рванулась.
Холодный пот лицо ее покрыл -
Все тихо в комнате… Выходит, что проснулась.
«Так это сон? О Боже, страх какой!
Куда же муж мой ночью подевался?
Ведь вечером ложился спать со мной», -
Вопрос нелегкий в мысли к ней закрался.
Не стала спрашивать, когда с рассветом он
Вновь с нею рядом в спальне очутился.
«С другой гуляет, видно, в руку сон,
А ведь в любви безмерной мне божился»
.


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Михаил Блинов      00:40 18.12.2013 (1)
     Уфф... Ну это надо абзацами... на сон грядущий... в течение недели... Не перевелись на Руси богатыри-сказочники!
     Только вы там, в спецслужбах, между делом суперхакера не забывайте искать, а то (п)резиденты волнуются... Непонятки, однако, с этими... хакерами...
Игорь Антошенко      18:58 18.12.2013 (1)
Миша! Суперхакер ушлый попался, ловим, ловим и никак. Все ночи на пролет в засадах, а чтобы не скучно было, сказочки сочиняем. Первым делом конечно для начальства по поводу того, почему нет результата, а уже потом для души.
Михаил Блинов      19:18 18.12.2013 (1)
Правильно! Главное, чтобы отчётность была в порядке! (А шрифт - покрупнее.)
Игорь Антошенко      19:55 18.12.2013 (1)
Миша! По поводу шрифта замечание справедливое. Как не пытался публикуя последнюю главу увеличить размер шрифта ничего не получилось. Вместо изменения размера пропечатывает метки, откуда и до куда изменить. Уж я итак и эдак не поддается, нужно срочно ловить хакера, сам справится не смог. С уважением Игорь.  
Михаил Блинов      20:24 18.12.2013 (1)
Не знаю, как сейчас, а раньше Мелькор не давал у многостраничных текстов размер менять. Видимо,  это правило по-прежнему в силе.
Игорь Антошенко      22:02 18.12.2013
Миша! Спасибо за подсказку, буду иметь ввиду. А я то копья ломал, а тут оказывается ( как говорил один наш преподаватель) неисправность №1 – дурак оператор (это я естественно про себя).
Масяня      18:36 18.12.2013 (1)
Игорь Антошенко      18:45 18.12.2013
Герасимова Людмила      21:19 17.12.2013 (1)
Замечательная сказка получилась, Игорь! Жаль, закончилась на самом интересном месте. Жду продолжения!
Игорь Антошенко      23:48 17.12.2013
Продолжение будет непременно. Огромное спасибо за внимание и поддержку. С наилучшими пожеланиями Игорь.
Книга автора
Шурик с Яблочной улицы 
 Автор: Наталья Коршунова
Публикация
Издательство «Онтопринт»