Консенсус на четверых, или история несостоявшейся любви (страница 1 из 5)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Читатели: 45
Внесено на сайт:
Действия:

Консенсус на четверых, или история несостоявшейся любви

                                                                                            
                  
—Сними установку, — сказал мне Валера перед самым вылетом. К названию нашей летучей группы - «смертельная четверка», он отнесся с опаской. ꟷ А то, как вы яхту назовете…
—А что скажет по этому поводу Азия?
—Все правильно. — Александр опасения Валеры понимает, но меня поддерживает. Поскольку его жена китаянка, в этом вопросе он в авторитете. — В Азии цифра «4» означает смерть. Ее нет во многих китайских календарях. А в домах, которые построены строго по Фэн-шуй, нет квартир с номером «4». Если что, в гостинице попросим себе «правильный» номер.
— Ага, а потом умрем для всего, что останется за бортом и нашими спинами — работа, клиенты, выручка в магазине. Налоги, жены, дети. — Закончил диспут Анатолий. — Только мы и никого больше. Нас нет. Ровно на десять дней.
Валера с Александром «умирать» были не готовы даже на 10 дней и потому заволновались. — Если мы не выйдем на связь, жены нас не поймут.
Анатолий подумал и успокоил волнующихся:
—Временно. А по возвращении возродимся заново.
—Ок!
— Заметано.
—Подходит.
—Решено.
Найдя консенсус, четверка дружно взобралась на трап и вошла в зияющее нутро 737-го.
Итак, мы в самолете. Мы летим на остров-курорт, на котором пляжи совмещены с военными базами вдоль всего побережья через каждые сто метров. Они будут охранять нас в течение всех десяти дней.
Ночной прилет в столицу острова Санья ничем примечательным отмечен не был. Валера почти не командовал, Александр спокойно дошел до автобуса, хотя и последним, объявив всем, что на завтрак он не идет, Анатолий не говорил больше Валеры, а моя головная боль, начавшаяся сразу после взлета, чудесным образом исчезла, как только мы вышли из самолета. Я понял, что меня прежнего уже нет, он умер, как и договаривались. Судя по открытым ртам и внимательным взглядам остальной троицы, они умерли тоже. Мы другие ровно на десять дней.

День первый. Завтрак

— И зачем мы пошли на завтрак? — вопрос Александра прозвучал с некоторым удивлением.
— Как зачем? Валера проснулся, — ответили мы ему одновременно.
Устав от длительного перелета, мы собирались отоспаться в номерах, но не тут-то было. Валера говорит, что завтрак это святое, а на святое покушаться нельзя. Под это святое он разбудил всех. Мы согласились, консенсус устоял.
После завтрака Валера вспомнил, что это он организатор путешествия из зимы в лето, и, взяв быка за рога, быстро собрал со всех по три красненьких бумажки с ликом великого кормчего. Немного подумав, потребовал еще по 50 юаней.
— В общий котел, — пояснил он. Мы молча согласились, успев только открыть рты, но не успев спросить на что собирается бабло.
— Наш отельный гид – Саша-китаец. Он будет ждать нас у стойки администратора. У него мы купим экскурсии по острову, — довел до всех Валера. – Отдых это святое.
Окей, кивнули мы. Прождав двадцать минут гида, двое из четверых занервничали.
Легкий поначалу ропот скоро перешел в открытый бунт.
— Где гид Саша?  — громко сказал Александр.
—Где твой китаец? –  еще громче вторил ему Анатолий.
Консенсус так консенсус, я тоже присоединился, хотя и не так громко, как первые двое:
—Да, правда. Где этот гид?
Валера засуетился и начал кому то звонить. Он нажал на громкую связь, и мы услышали, как на том конце трубки по-русски, с сильным акцентом спрашивают, в каком мы номере.
— В 505-ом, — сказал ему Валера.
— И в 509, — добавил в трубку Анатолий.
—О! У васа семия! — ответила трубка.
—Ага, шведская, — снова крикнул в неё Анатолий.
—Аааа. Сведысыкая, — вполне серьезно отреагировали на шутку на том конце трубки. – Я пириду к вама череса пятанасати минут.
Гида мы прождали три пятнадцатиминутки, когда, наконец, увидели его.
—Саша, — представился гид, и с ходу предложил нам на выбор с десяток экскурсий. Мы выбрали три. Прейскурант удержал нас от того, чтобы начать швыряться драгоценной валютой. Тем более, что общий котел заметно уменьшился после оплаты. Пока никто ничего не понял, Валера тут же предложил пополнить. Мы зашипели на него, как гуси на чужака, попытавшегося поживиться в соседской кормушке. Увидев в первый и последний раз нашего отельного гида, который удивился, что мы не из Швеции, мы приступили к обеду.
Их двух «семейных» номеров для совместного обеда выбрали самый «семейный» – 505. Поскольку дочери Валеры и Александра – двоюродные сестры, и дабы не нарушать родственный консенсус, они поселились вместе.
«Хлеба к обеду в меру бери…» — пословица, которую решил не нарушать Анатолий. Пять булок черного, сказал он, будет нам в самый раз.
—Если ты решил накормить пятью хлебами местное население, а потом обратить в христианство, то для полного миссионерства не хватает двух рыбин, — заметил Валера.
—Резонно, — поддержал его я.
—Рыбин? Их есть у меня, — улыбнулся Анатолий и показал связку вяленой корюшки. ꟷ Я запасливый, но за перевес пришлось заплатить, чтоб его…
—Не факт, что миссия обращения в христианство выполнима. Здесь верят в Конфуция.—подытожил Александр, и выставил бутылку заграничной водки из дьюти-фри. Сало легло на стол вслед за водкой.
—А может, лучше винца, у меня четыре бутылки, — осторожно предложил я, глядя, как Анатолий ставит на стол литровую бутылку самодельного напитка.
—Огласите весь ассортимент, — сказал Александр.
— И пиво, — добавил Валера.
— Все что угодно, только не пиво, — возразили мы с Александром.
Консенсус временно сдал позиции.
—У меня сиеста, а сиеста это святое, — решительно дал понять Валера, когда у бутылки с самогоном показалось дно, а от приличного куска сала осталась четверть.
—Пожалуй, и мы отдохнем, – поблагодарили 505–ый  мы с Анатолием, и ушли к себе.
Вечер застал нас в отельном бассейне сонными и пьяными под смешки «турисо-китайсо», а затем плавно перешел в ночь и следующее утро.

День второй. Море, обед, пиво 

Второй день начался со святого как и первый. На завтрак нам снова было предложено такое же меню, как и вчера, из чего мы поняли, что разнообразия в еде нам не светит.
Жареная лапша, тушеные овощи, яичница – мы решили, что это съедобно и отказываться от завтрака не стали. Исключением стал кофе. Под видом кофе предлагался слабый коричневый раствор, как если бы в нем прополоскали кисточку для рисования акварелью.
—Море?
—Само собой, — откликнулась тройка на предложение Валеры. Консенсус – это святое. Такси за 10 юаней подкатило тут же. 
Море оказалось теплым и чистым. Пляж изобиловал блогерами и продавцами портативных массажеров за 80 юаней. Валера тут же включил режим «Торгуюсь до нуля», но ниже 50 юаней цену не сбил и потому покупать наотрез отказался, чем вызвал крайнее неудовольствие немолодой китаянки с полной сумкой мудреных приборов.
—Завтра куплю. За 40. — сказал Валера. Уж кто-кто, а Валера в торговле толк знает!
—Предлагаю остудиться после горячего, но безрезультативного торга, — произнес Анатолий, и увлек Валеру за собой.
—Завтра… За сорок…, — услышали мы с Александром обрывки фраз и выставили животы прямо против солнечных лучей.
За Анатолием глаз да глаз, плавать он не умеет, а из воды не вытащишь. Мы все по очереди следим за товарищем, подходя к берегу с одной и той же фразой «Анатолиий, не заходи за буйкии…»
—Предлагаю отобедать в китайском кафе, что напротив гостиницы, — объявил Валера. —Чую, там морепродукты.
Консенсус в очередной раз подсказал нам, что чутье товарища надо уважать.
Кафе с морепродуктами оказалось обыкновенной забегаловкой, которые в российском жаргоне получили емкие названия — чифаньки. Аромат жареной рыбы доносился прямо до нашего стола. Выбирать блюда пришлось по картинкам-фотографиям, изображавших готовую еду. Картинки висели высоко, а фото на них были плохого качества, мы оказались в затруднении. Мы ожидали, что нам поможет Александр. Но помогать Александр наотрез отказался. У меня блок, загадочно сказал он, и показал рукой в районе лба. Мы не верим, потому что Александр лихо позвал официанта, крикнув неизвестное нам слово – яхонда. Через несколько минут на столе появляется пепельница. Яхонда, показывает на нее Александр, и мы снова взываем к его совести и памяти — вспомнить что-нибудь про еду. Но, нет — Александр тверд как скала. Мы рисковали остаться без еды. Ни русские, ни английские переводы-подсказки хозяину заведения не помогли. Объясняться пришлось на пальцах и образами, в которых самым искусным оказался Валера. Только благодаря ему наша попытка вкусить морепродуктов увенчалась успехом.
Обед без пива — деньги на ветер. Это закон Валеры и Анатолия. Тут мы с Александром бессильны, но у нас встречное предложение — вместо пива для баланса интересов мы требуем для себя по лишней чашке устриц, похожих на мизерные орешки. Дабы не нарушать консенсус, с балансом соглашается все.
Мы едим уже вторую, приготовленную на пару морскую рыбу размером с хорошего поросенка. И съели по приличному салату на каждого. Неплохи оказались и жареные осьминоги.
Александр сыто откинулся на спинку стула, Валера ковырял в зубах зубочисткой из сибирского кедра, я обгладывал рыбный скелет. Пора было уходить — у Валеры сиеста.
—Я голодный, — вскричал Анатолий, и я понял, что надо выходить из пула.
Валера это понял тоже, быстро отдал мне остатки общака и ушел в номер.
Анатолий настаивает, что он голодный. Я ему верю, так как почти всю рыбу съел я. Хотя если бы мы выпили даже по одной стограммовой мензурке вонючей водки, как это сделал Анатолий (а он их выпил две), то закуски не хватило бы и нам. Мы с Александром терпеливо ждем окончания обеда — было не похоже, что Анатолий наелся.
Все обеды когда-нибудь заканчиваются, мы лениво поплелись в гостиницу. Если сиеста есть обязательный ритуал для одного, почему ее не может быть для всех? Консенсус, слава ему в веках, не давал нам разъединиться.
Анатолий все-таки обожрался.
—До сих пор чувствую вот этих самых, как их, забыл, — Анатолий складывает руки в лодочки, изображая устриц. 
—Покажешь Валере после сиесты. Он по этой части «профи», — мы с Александром делаем вид, что не поняли «образа».
После сиесты предполагался ужин, само собой совместный. Нам приглянулся уютный ресторан с очень родным названием «У Антона», он располагался между диковинным  супермаркетом в виде огромного ананаса с таким же названием и пляжем. Этот путь стал нашим постоянным маршрутом.
«У Антона» оказалось вкусное пиво, об этом мы с Александром узнали из восторженных возгласов Анатолия и Валеры. Настолько восторженных, что двое не пьющих с кружкой зеленого чая и стаканом сока ожидали, когда же пьющие налакомятся пенным напитком. Пьющие выпили по две кружки и пытались повторить, но мы с Александром выразили протест.
—А пройтись?
—Да легко, — ответили любители пенного, и мы зашагали по главной улице курорта. Пиво напомнило о себе очень скоро и стало проситься наружу. К удовольствию его носителей оно отошло в грязном туалете в старом супермаркете «Зима-Лето». Название в тему, решили мы, но вот внутри…
Вид «зимне-летнего» туалета несколько омрачил восторги всей четверки, но по мере удаления от него свежий воздух снова напомнил, что мы на курорте, где пахнет фруктами, морем и


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Покорность 
 Автор: Виктория Чуйкова
Реклама