Доказательства
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Баллы: 3
Читатели: 16
Внесено на сайт:
Действия:

Доказательства


                  Это произошло давно, еще в те времена, когда суды и судьи назывались «народными» и к судье обращались не «Ваша честь», а демократично-вежливо – «гражданин судья», невзирая на половую принадлежность. Судебную пошлину можно было заплатить за какие-нибудь копейки прямо в помещении суда, не было там никакой охраны и никаких тебе рамок с металлоискателями. Зайти мог любой и каждый, и не то что заходили, а иногда, употребив для храбрости, и «заплывали».
                …Сегодня у судьи тяжелый день, с утра не задался. Несколько дел о разводе, с разделом. Как назло, разводившиеся делили всё – от холодильника до автомобиля, включая посуду, мелкие бытовые приборы, и заканчивая детьми. Трудностей с разделом у судьи не возникло только с детьми: проживание их по каждому такому делу судья определила легко – с матерями. Не нравились  судье мужья, сегодня все они перестали ими быть. Устала она. А тут ещё одно неприятное и давно тянущееся  жилищное дело…
                Ответчик по делу, мужчина сорока лет, выглядевший на все пятьдесят пять, уже несколько заседаний подряд обещает принести доказательства. Его из квартиры выселяет жена. Бывшая. Так и указала: «за невозможностью совместного проживания». Достал, говорит, и меня и детей.
– Вот протоколы заседаний товарищеских судов по месту жительства, вот и по месту работы, административные протоколы и заявления в милицию. – За несколько лет совместной жизни у истицы накопилась такая кипа бумаг(здесь истица применила метафору), «что хватило бы сдать в промпереработку, а затем отпечатать многотомник классика марксизма-ленинизма». На многотомник кипа не тянула, но на два тома гражданского дела хватило.   
Насчет «достал» истица совершенно права. Ответчик нервный, перебивает всех, выкрикивает и каждый раз заявляет одно и то же: оснований для выселения никаких не имеется, у него есть доказательства, которые и обещает предоставить суду, но надо отложить судебное заседание. Сегодня, уже на четвертое, он пришел с видавшей виды старой потертой сумкой, бывшей когда-то чемоданом, потерявшим прямоугольные формы, ручка у которого держалась на одной заклепке. И потому мужчина держит эту то ли сумку, то ли чемодан под мышкой.
Прокурор заметно скучает, её мимика указывает, что исход дела ей ясен. Видно, с каким заключением она выступит.
Сидящий напротив прокурора адвокат, красавец брюнет в светлом костюме и белоснежной сорочке с безукоризненно подобранным галстуком, наоборот, весел. Это его первое дело за день, он на стороне истицы и также, как и прокурор, уверен, что дело выиграно.
– Что это у Вас за папка? – скорее машинально, чем из профессионального любопытства, спрашивает судья.
– Это доказательства, – ответчик отвечает коротко, но загадочно, плотно прижимая  к себе «папку». 
«На второе заседание приносил чучело вороны, сказал, что это правосудие. Что придумал он на этот раз?» – настораживается судья, она бросает быстрый взгляд на адвоката. Под этим взглядом судьи, а может,из-за «доказательств» ответчика адвокат немного занервничал. И его благодушие сменилось удивлением с легким оттенком тревоги. Встревожилась и истица.
– Желаете ли Вы приобщить их к делу? – судья предложила ответчику раскрыть карты. – Я полагаю, что это те самые доказательства против Вашего выселения? Мы ждем их уже четвертое заседание. С тех пор, как Вы заявили об их наличии. Наконец-то мы их увидим?
                Ответчик, однако, не торопился. Чувствовалось, что предъявлять он ничего не собирается. Вместо обнародования «доказательств» он крепче прижимает к себе свой ридикюль, мелко-мелко трясёт пальцами и делает вид, что пытается открыть сумку. Но, однако, не открывает, а только ещё загадочнее смотрит на судью и адвоката.
– Итак, если стороны не заявляют о дополнении дела, суд переходит к судебным прениям. Слово предоставляется прокурору.
Заключение молодой прокурорши  совпало с ее выражением лица, с которым она скучала на этом заседании, – «Выселить».
Истица, в свои тридцать девять выглядевшая моложе своего паспортного возраста лет на десять, много говорить не стала, сказав только, что ответчик подлец и терроризирует всю свою бывшую семью, а именно: её и их совместных двоих дочерей. Своим поведением он отрицательно влияет на их психическое, физическое и нравственное развитие. Пусть уходит к своей маме, у неё двухкомнатная с балконом на южную сторону.
Затем слово взял адвокат.
– Уважаемый суд, уважаемые участники данного процесса… – Адвокат начинает, как обычно, со стандартных фраз, потом говорит о том, как непросто бывает сохранить отношения между бывшими супругами, но если отношения закончены, надо оставаться мужчиной, а еще лучше уйти и оставить квартиру жене и детям. Немного затронул адвокат международную судебную практику, свидетельствовавшую, по его мнению, не в пользу бывших мужей в аналогичных ситуациях. Красивая речь льется, как вода из родника: про сильный характер своей доверительницы, на руках которой остались двое детей, про то, как не дает им спокойно жить, как выразилась истица, их «бывший папа», и что детей надо поднимать. А ответчик вместо того, чтобы уйти и помогать бывшей семье материально, постоянно устраивает скандалы и ссоры, весь смысл которых состоит в его бесплодных попытках «образумить» бывшую жену и начать все сначала. И не дай господь, адвокат так и сказал: «Не дай господь!» – если что-нибудь случится. После «случится» адвокат сделал продолжительную и многозначительную паузу и, наконец, к удовольствию судьи и прокурора приступил к анализу и оценке доказательств по предъявленному иску.
– Уважаемый суд, все доказательства говорят об одном: совместное проживание сторон в одной квартире невозможно, ответчик нарушает правила совместного проживания и подлежит выселению из квартиры без предоставления другого жилого помещения. У меня все.
– Слово предоставляется ответчику, – объявила судья. – Ответчик, Вы будете говорить?
                Ответчик «вернулся» в зал судебного заседания. Мыслями он был уже где-то далеко. Может, после столь эмоциональных и высоких слов адвоката о мужском долге он представил себе, как его выселяют из теплого, хоть и бывшего семейного гнезда. В никуда, в неизвестность. В мамину, с балконом на южную сторону «двушку».
– Да, да, я сейчас, я сейчас, – ответчик суетится и начинает расстегивать чемодан-сумку.
                Расстегнув, подошел к адвокату, но так, чтобы видела и судья, и, не «позаботившись» о прокуроре, – к ней он повернут спиной, вытащил огромный кухонный тесак для разделки мяса и, не дав всем опомниться, со всей силы опустил его себе на руку – Х Р Я С Ь !  Светлый пиджак адвоката и белая сорочка с безукоризненно подобранным к ней галстуком окрасились ярко-красным цветом. Подлетевший вверх  мизинец, описав дугу,  каким-то образом летит  в сторону судьи и мягко шмякается ей на стол.
Голос молодой прокурорши нарушает гробовую тишину, на несколько секунд повисшую в зале суда:
– Гражданин, дело уже закончено, Ваши доказательства рассматриваться не будут. – Прокурорше не был виден финал судебного действа, полёт мизинца закрывала спина ответчика. Женщина вытягивает шею, заглядывая за него, уже догадываясь, что «доказательства» какие-то не такие, а заглянув, резко дергается головой назад, будто ей плюнули в лицо. 
Адвокат с расширенными от увиденного зрачками, и особенно от расплывающихся пятен на рубашке и костюме,  медленно отодвигает стул от стола  и ответчика. Отодвинув метра на два, замирает с разведенными в стороны руками, брезгливо осматривая свою «омытую» кровью ответчика одежду.
Ответчик наслаждается произведенным эффектом и победно смотрит на судью: «То-то я вас всех!»
Переведя взгляд с него на прилетевшие «доказательства», судья устало вздохнула и объявила:
– Суд удаляется в совещательную комнату для постановления решения по делу. Решение будет объявлено через два часа.
И уже про себя: «А вот интересно: если бы рассматривалось дело об установлении отцовства, что бы он себе тогда рубил?» У неё на рассмотрении сегодня ещё несколько дел.
Истица довольна. Она нисколько не сомневается, что решение будет в ее пользу. Кажется, не сомневается в этом и выселяемый, и его глуповатая улыбка сменяется осознанием неизбежного: вслед за женой и мизинцем квартиры он лишится тоже. Чуть позже – через два часа.
Август 2014г.

Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Покорность 
 Автор: Виктория Чуйкова
Реклама