Вор, писатель и инопланетянин. (страница 1 из 6)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Автор:
Баллы: 9
Читатели: 326
Внесено на сайт:
Действия:

Вор, писатель и инопланетянин.

Вор, писатель и инопланетянин.




Писатель задремал. Убаюканный дождем, пляшущим на крыше, он не заметил, как стемнело, как сумерки  медленно и мягко спрятали  комнату в  полумрак, размытый светом  желтых  уличных фонарей. В бледном квадрате окна и на потолке,  под тихо поющую радиолу, плавали тени листвы. В провале камина тусклыми красными пятнами догорали березовые угли. И когда ветер задувал в  трубу, угли оживали и  вспыхивали, бросая в комнату оранжевые сполохи, хрипела и шипела радиола, бесновался  дождь, выбивая на стекле и жести неистовые синкопы, а тени листвы, подчиняясь всеобщему хаосу, исполняли на потолке невиданные акробатические трюки...
Но вот ветер стих, дождь пошел  сильнее, неся  покой и затмив свет от фонарей, который едва пробивался сквозь пелену небесной воды.
Затрещал звонок. Он давно потерял голос и  треском  буквально взорвал тишину. Писатель вздрогнул, пробормотал  спросонья:  «Меня нет дома», поёрзал в кресле и поправил одеяло. Но вновь настойчиво затрещал звонок, и сна как ни бывало. Пока писатель соображал, что случилось,  в третий раз ожил звонок. Наглец,  державший  палец на  кнопке, и не  думал ее  отпускать. Писатель в потемках спустился на первый этаж и зашаркал к двери.
- Кто там?
В  ответ, словно извиняясь, что-то проскрипели доски под ногами  ночного гостя и, в тон,  его продрогший голос:
- Добрый вечер. Простите меня, н я заблудился. Не могу  найти дом, сто - восьмой. Здесь никто ничего не знает!
Писатель выдержал паузу по Станиславскому. Он решил повредничать и размышлял, кого  занесло к нему  среди ночи. Он включил свет и открыл дверь.
Через порог шагнул молодой человек лет двадцати трех-пяти. Одет он был, прямо скажем, не по погоде: в джинсы, замшевый пиджак, под которым на футболке «возвышалась» Статуя Свободы, и мокасины. Круглый  значок с изображением группы «Биттлз» на лацкане пиджака и спортивная сумка «adidas» дополняли фирменный «прикид».    Гость промок до нитки. Одежда так напиталась водой, что под его ногами немедленно образовалась лужа.
- Добрый вечер еще раз, -  поздоровался гость. Он оглядел холл, большую часть которого занимала лестница, и одобрительно закивал.
- Добрый вечер. Негоже, молодой человек,  в тапочках по ненастью разгуливать. В старости такое легкомыслие может дорого обойтись.  На дворе осень, дачники давно разъехались по зимним квартирам. Представляю, сколько домов вы обошли. Не расслышал, какой дом вы ищете?
- Сто восьмой, - напомнил гость.
- Но это мой дом! - удивлённо сказал писатель
- Значит, мне очень повезло. На многих домах вовсе  нет номеров, -  гость улыбнулся, хотя имел жалкий вид.
Озадаченный писатель еще раз смерил взглядом промокшего молодого человека и жестом пригласил его наверх, в комнату. При включенном  торшере она оказалась просторной гостиной, обставленной старомодной мебелью: в центре –  круглый стол с нависающей над ним люстрой и десятком стульев, по углам прятались кресла, карточный стол комод и большой, под потолок, буфет. 
Промокшей одежде нашлось место на решетке перед камином, а ее владелец сидел в кресле, в стеганом халате, привезенном когда-то из Ташкента, и в толстых шерстяных носках. На карточном столе перед ним появилась бутылка коньяка и рюмка.
- А вы? -  спросил гость, указывая на отсутствие второй рюмки.
- Чуть позже. Хочу сварить вам кофе, - ответил писатель  и пошел, было, на кухню…
- Подождите, не надо кофе. У меня, честно говоря, все перепуталось в голове. Не знаю, с чего начать. Похоже, у меня промокли даже мозги, - оправдывался гость.
- Может быть, со своего имени? - подсказал писатель. Он оставил кофейник и взял вторую рюмку.
- Да, конечно, - оживился гость, - Дэвид Сэмсон, -  привстав в кресле, он протянул писателю руку.
- Вы - иностранец? -  удивленно спросил писатель, так как гость говорил по-русски без малейшего намека на акцент.
- В некотором роде, - сказал гость, выглядевший рассеянным и чем-то обеспокоенным, хотя и улыбался.
- В некотором роде - это как?
- Ну, в данный момент я приехал из Финляндии. Вообще-то,  я много где побывал. Я, скорее, - гражданин мира.
- Позволю себе усомниться. Вот если бы в кресле сидел Сенкевич или Дроздов, то тогда…
- Понимаю, - перебил писателя  гость, - Вас смущает мой возраст?
- Совершенно верно, - подтвердил писатель, наполняя рюмки. Они выпили.
- Гражданин мира - задумчиво начал писатель, - Так что же вас привело ко мне?
- Обстоятельства. Не совсем обычные обстоятельства.
- Ну, насчет необычности, подозреваю, что, на данный момент, пока что все необычно, - начал язвить писатель в ответ на недомолвки гостя.
- А дальше будет еще необычнее, точнее веселее, - пообещал гость. 
«Этого мне еще не хватало», - подумал писатель. Он прошелся по комнате. Затем он взял с комода коробку сигар и настольную зажигалку-пепельницу. Поставил их на столик и уселся обратно в кресло.
- Я вас внимательно слушаю, - писатель пододвинул гостю сигары.
- Курить нам пока не стоит, запах табака слишком устойчив, равно как и запах кофе. И человек, пришедший с улицы, сразу его учует, - сказал гость.
- Не понял, мы еще кого-то ждем? Поэтому вы отказались от кофе? Из-за запаха? – спросил писатель, чувствуя растущее внутри беспокойство.
- Совершенно верно, - гость кивнул. - До очередного визита, времени у нас достаточно. Вообразите, что один, незнакомый вам, человек, едет сейчас в электричке. Потом он сойдет на станции и через пятнадцать минут будет под окнами вашего дома. Дело в том, что он вор. Если откровенно, то я рассчитывал встретиться с ним здесь один на один, но вы спутали все мои планы,  оставшись на даче.
Писатель прирос к креслу. Он решил, что пора вызвать милицию, и вспомнил: он не сообщил на пост о своем возвращении на дачу. Утром он предупредил дежурного об отъезде, так как сигнализацию не отремонтировали. Надо под любым предлогом выйти и позвонить в милицию.
- Я, покину вас на минутку, - сказал писатель, показав гостю жестом, что он хочет в туалет. Встав, он решительно направился вниз, к телефону. «Приговор окончательный – обжалованию не подлежит», - мысленно сказал он.
Телефон не работал. Писатель стал вспоминать, кто из его соседей остался на даче. До кого он мог быстро добежать.  С этими мыслями он повернулся и увидел, что гость стоит в дверях гостиной и ехидно улыбается.
- А вы быстро соображаете, уважаемый Николай Степаныч. Но в вашем возрасте бегать под дождем еще более легкомысленно, чем мне. Зря испугались. Поверьте, я не то что бы имею плохие намерения, я не могу их иметь по определению.
- Тогда почему не работает телефон?  Пойдемте в милицию. Пусть они  разбираются, раз он  при оружии,  как вы говорите.
-  Слишком скучно и не интересно, -  разочарованно сказал гость, но тут же улыбнулся  и продолжил:
- Лучше обсудим детали. А милиции вовсе не надо знать о «начинке» несгораемого ящика в гостиной. Достаточно нас и того, кто скоро придет.
Писатель подчинился. Соревноваться в беге на длинные дистанции с этим молодцем он не мог. Да и насчет «начинки» этот мошенник прав. Никак не  думал оказаться в положении Корейко.
В гостиной их ждали наполненные рюмки.
- Великолепный коньяк, И обстановка располагает. У вас отменный вкус, - Гость обвел рукой гостиную и откинулся в кресле.
- Это не у меня хороший вкус, а у старины.
- Погодка, конечно, ни к черту. Никак не могу привыкнуть. У нас с погодой проще, там за ней следят.
- И поэтому у  ВАС не бывает плохой погоды?
- Почему же не бывает, бывает. С той разницей, что существует расписание. Хотя в этой разгульной дикости все же что-то есть.
- Особенно, если сидя дома возле камина, - добавил писатель.
- Боюсь, дома мне будет скучно, - сказал гость и засмеялся.
- Так значит, все-таки у вас есть дом, гражданин мира, - сказал писатель.
- Конечно же, есть. Но об этом  позже.
- Молодой человек, выкладывайте все до конца. Иначе, я не согласен, - раздражённо сказал писатель.
- Хорошо.  Вы сами напросились Я - инопланетянин. Или, если угодно, пришелец из космоса, - чётко и с расстановкой сказал гость, глядя писателю в глаза. При этом он приблизил взгляд, наклонившись  через столик.
- И как вы «пришли» из космоса, пешком?- сыронизировал,  писатель, чувствуя внутренний холодок и взбрыкивающее сердце.
- Ну, прокладывать в космосе шоссейные дороги мы еще не научились, точнее, не додумались. Знал - не поверите, а потому не стану убеждать. Сами убедитесь. Идет? – сказал гость и откинулся обратно, в кресло.
Несколько минут они сидели молча. Гость с самым непринужденным видом смотрел в окно, а писатель соображал, кого он по оплошности пустил в свой дом. Последнее заявление гостя окончательно  выбило его из колеи.  Инопланетянина он исключил сразу. В какой- то момент он подумал, что его гость сам из милиции, но теперь исключил и это. И звонить надо не только в милицию, но и в скорую помощь. Вдруг этот малый – буйный. И сложением он отличается спортивным. Здоровяк. Такого просто так не скрутить.  Придется признать, что он – инопланетянин. Неизвестно, что у него в голове. Лучше бы он оказался инопланетянином. Черт возми, даже ему, фантасту, трудно поверить гостю. Да какая тут фантастика! Раз он знает про сейф – он не психопат  и, точно, не пришелец из космоса. В любом случае, отступать - поздно, попросить его уйти – опасно. Нет, лучше всего кивать и соглашаться, подыграть ему, а там будет видно. По крайней мере, так безопаснее. Другого выхода он не видел. Но в то же время писатель не мог понять, зачем гость позволил себя раздеть, позволил высушить одежду? Если бы писатель попытался бежать, то гостю пришлось бы гоняться за ним в халате и в шерстяных носках.
- Поймите меня правильно, - как можно мягче сказал писатель, - попробуйте встать на мое место. Как бы вы повели  себя, если к вам среди ночи ломится в дом некий субъект,  мокрый насквозь, и заявляет, что ищет именно вас. Следом он заявляет, что в свои молодые годы побывал везде. Сенкевич и Дроздов ему не чета. Но это все ерунда, он, оказывается, пришел спасти вас от ограбления! И он не просто пришел спасти! Он пришел из космоса, чтобы вас спасти. Он, ни много, ни мало, - ИНОПЛАНЕТЯНИН! – писатель вдруг осекся и испугался. Ни с того ни с сего он потерял над собой контроль и выдал гостю все, что он о нем думал.
Гость никак не отреагировал и спокойно сказал:
- Вы сами просили меня объяснить все до конца, - безразлично сказал он глядя на часы, - Пора погасить свет!


Писатель послушно дернул шнурок под абажуром торшера.
- Людям доверять надо, - назидательно продолжил в темноте гость. - Когда придет вор,  придется все внимание сосредоточить на нем. На вашу персону  времени не будет. Попробуйте успокоиться и подчиниться ходу событий. Если честно, мне до ужаса надоело вас убеждать. Как правило, человек склонен лично упереться носом в стену, и только тогда он поверит в ее существование. И вы не исключение. Все  сомнения написаны у вас на лице. И когда я объявил себя инопланетянином, окончательно решили, что я ненормальный.
- А что мне ещё про вас думать?
- А ничего не надо думать. Просто примите пока всё на веру. Понимаете, я могу управлять любым человеком, но так не интересно. Не хочу управлять вами. Я не хочу, чтобы вы сидели как кукла и выполняли мои указания. Вы должны сами решиться. Поверьте – не


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     09:52 21.09.2020 (1)
Оченно хорошо! Читается легко, и затягивает.
     19:25 21.09.2020 (1)
1
Спасибо за отзыв и поддержку! И рассказа, и глав романа. Рад, что вам понравилось.
     19:35 21.09.2020 (1)
По роману есть некоторые вопросы... Но, потом, в личке, наверное...
     20:07 21.09.2020
Ок
     19:57 02.08.2020 (2)
мне очень понравился образ писателя...
     23:22 02.08.2020
Мне, как автору, почему-то больше нравится вор. Он хамоват, резок,но в то же время вполне обаятелен.
     20:24 02.08.2020
Я старался. Рассказу -36 лет))
Реклама