«Жизнь» 1-й тур 1-я группа 1-й поединок (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: Без раздела
Тематика: Без раздела
Конкурс: Конкурс «Жизнь»
Автор:
Баллы: 8
Читатели: 284
Внесено на сайт:
Действия:
Произведение ««Жизнь» 1-й тур 1-я группа 1-й поединок» самая комментируемая работа за сутки 
 13.09.2020 (24)

«Жизнь» 1-й тур 1-я группа 1-й поединок



Сегодня у нас первый поединок в конкурсе «Жизнь».
Тема – «Жизнь». О жизни – реалистический рассказ о взаимоотношении людей. Можно и о любви, но лишь, как о составляющей.
Объём от 3000 до 40000 знаков.

Оценивать поединки может любой автор Фабулы, независимо писатель он или поэт. То есть любой автор Фабулы, независимо от того, участвует он в конкурсах или нет, может проголосовать за понравившийся рассказ. И его мнение будет учтёно.
Каждый голосующий сам решает, насколько рассказ соответствует данной теме, соответствует ли по объёму и так далее и тому подобное. На основании этого может, но не обязательно, снижать оценку.
Каждый голосующий имеет права каждому автору поставить 0, 1 или 2 балла, по принципу:
0 баллов – рассказ не очень;
1 балл – нормальный рассказ;
2 балла – рассказ хороший.
То есть, все возможные оценки: 2:2,  2:1,  1:2,  2:0,  0:2  1:1,  1:0,  0:1,  0:0.
Не забудьте указать в пользу какого рассказа.

Гости, клоны, анонимы комментарии писать могут, но оценки ставить не имеют право.
Спорить, хвалить или критиковать произведение, можно всем, кроме участников.
Участники поединка вы не должны открывать анонимность до объявления результата поединка. Потерпите 3 дня. Как будут объявлены результаты поединка, благодарите, смело отвечайте на критику.

Итак, сегодня встречаются рассказы «Вот моя деревня» и «Двое».





Вот моя деревня…

Всему начало здесь,
в краю моем родном!..
Н. А.Некрасов

У каждого из нас есть на земле место, которое называется  малая "Родина". Кажется, нет в нем ничего особенного: такие же поля, как и везде, так же поют птицы на деревьях, такое же небо, порой нежно голубое, а порой покрытое тучами. Но, где бы мы ни жили, где бы ни находились, а тянет нас побывать там. Хочется, хотя бы одним глазом, еще раз взглянуть на эти поля, на эти деревья, послушать пение «наших» птиц. Слово "Родина" заставляет каждого из нас вспомнить свой, особенно дорогой кусочек земли, где ты родился и вырос, где прошли твои детство и юность.

Стечения обстоятельств, сложились так, что я несколько лет не бывал в родном селе. В последнем письме друг Михаил, написал, что мой родительский дом приходит в негодность, и эта новость меня сильно взволновала. Я почувствовал острое желание съездить на родину и все увидеть своими глазами. Собравшись, купил билет на поезд, отослал другу телеграмму, и поехал. Михаил встретил меня на железнодорожном вокзале, потискал в объятиях и повел к машине.  Из худощавого, стройного парня, каким был в молодости, он превратился в плотного и крепкого мужчину в годах. Усевшись в машину, мы тронулись, а спустя час подъехали к его двору. То, что я увидел за новым забором из штакетника и железными, двухстворчатыми воротами с калиткой, меня удивило. Вместо небольшой хатенки крытой черепицей, стоял добротный кирпичный дом, крытый оцинкованным железом.
- Когда это ты построил себе такой домище? – спросил я друга, вынимавшего из багажника мои сумки.
- Три года назад, - грустно ответил он. – А, что толку? Жить бы сейчас и радоваться, но придется все бросать и уезжать отсюда.
- Куда это ты собрался уезжать и бросать такую красоту? - воскликнул я.
Из ворот вышла Лена, жена Михаила. Когда-то она была моей соседкой, дом ее родителей стоял рядом с нашим. Все детство, юность и молодость мы проводили вместе. Тогда она была стройной, красивой девушкой, а теперь превратилась в плотную, под стать мужу женщину.
- В село Некрасовку, Коля, - проговорила она, обнимая и целуя меня в щеку. – С приездом тебя, сто лет не виделись.
- Да нет, уже сто десять, - улыбнулся я.
- Идемте обедать, я все приготовила, - пригласила она.
Поднявшись на высокое крыльцо, мы вошли в дом. Да, друг потрудился и постарался на славу. Из прихожей, в проем двери была видна просторная кухня, посреди которой стоял накрытый стол. Другая дверь вела в большой зал, а из него еще одна в спальню. Все обставлено мебелью и выглядело красиво и уютно.
Во время обеда, я все же спросил:
- Ну, и что вы забыли в этой Некрасовке?
- Там дочка с мужем и детьми живет, приглашают нас к себе, – ответил  Михаил. – К тому же мне обещают должность агронома, что же я зря пять лет на учебу потратил? Поработаю там до пенсии оставшиеся годы, а здесь никаких перспектив. Наш тракторный отряд перевели в другое село, техника старая, запчастей нет, а новую покупать не за что. Вот и крутись, как хочешь.
- И не жалко? Ведь сколько труда уложили, сколько средств истратили, и все это бросать?
- Погибает наше село, Коля, – вздохнула Лена. – Здесь осталось всего восемь семей, а остальные побросали свои хозяйства и разъехались, кто в соседнее село, кто в районный центр, а кто в города. Года идут, а заброшенные дома постепенно разрушаются кроме тех, что купили городские жители, превратив их для себя в дачи. Вот и твой дом приходит в негодность.  Как-то ходили мы с Мишей смотреть его, не порадовал он нас.
- А тут еще сборщики металлолома донимают, - продолжил Михаил. – Они ходят по заброшенным дворам и собирают все металлическое, если во дворе ничего не найдут, срывают в домах замки с дверей, или вскрывают окна и забирают чугуны, кастрюли, рогачи и кочерёжки, а то и плиты с грубок выворачивают. А, что делать? Работы нет, денег тоже, вот и вынуждены идти воровать, чтобы  как-то их раздобыть.
- Так все это может и с вашим домом произойти, - сказал я. - Неужели не жалко?
- Еще как жалко, сердце разрывается, - воскликнул Михаил.
- Так продайте его, - посоветовал я.
- Что ты! - воскликнул Михаил. – Ты знаешь, сколько за него дают?
- Ну, я думаю, тысяч триста, не меньше.
- Нет, Николай, это в соседнем, большом селе, там и до полумиллиона доходят, а у нас за деревянные дома дают три, пять тысяч. За наш, например, десять тысяч.
- Да это же грабеж среди белого дня! – воскликнул я. - Это просто издевательство!
- Что ты возмущаешься, Коля, - вступила в разговор Лена. – Ничего удивительного здесь нет. Соседнее село большое, перспективное, с каждым годом разрастается, а наше погибает. Кому охота платить большие деньги и жить в глуши?
- Вот именно в глуши, - вздохнул Михаил. – Летом здесь еще можно жить, дачники приезжают, нет-нет, да и промелькнет на улице человек. А приходит зима, дачники уезжают, и ты хоть неделю в окно смотри, ни одного человека не увидишь. На улицу выйдешь, кругом снег лежит, а на нем не то, что человеческих следов, собачьих не увидишь. Создается впечатление, что живешь здесь один, как в тайге, а вокруг на десятки километров ни души. Просто жутко становится. Прошлой зимой прихватило у Лены сердце, а здесь укола некому сделать. Вызывать "скорую" из соседнего села, но по таким сугробам не то, что "скорая", трактор не пройдет. Дорогу к нам не прочищают, умирать будешь, никто к тебе не пробьется. Это и было последней каплей, которая привела нас к решению переехать.
Наш разговор не закончился обедом, а продолжался до позднего вечера. Нам было о чем поговорить, и что вспомнить.

Утром меня разбудил крик петуха и квохтанье кур за окном. Я оделся, умылся и вышел во двор, где Михаил с Леной занимались хозяйством.
- Доброе утро!
- Здравствуй! – ответила Лена. - Как спалось?
- Очень хорошо! Спал, как младенец. Проснулся, словно на свет заново народился. Не то, что у нас в городе. Там гул машин спать не дает, а здесь тишина.
- Уж чего другого, а тишины у нас хватает, - сказал Михаил.
Рассказ друга о сборщиках металлолома подстегнул меня, и после завтрака я решил сходить посмотреть свой дом. Окутанный теплым, утренним воздухом, двинулся вдоль улицы, на другом конце которой стоял наш осиротевший дом. Шел, вспоминая то время, когда я, сильный и молодой, гулял здесь. Тогда село бурлило жизнью. Даже ночью улицы были полны веселой молодежью. А сейчас оно будто вымерло. Тишина и спокойствие царили вокруг, только изредка, где-то, на дальнем ее конце, лениво тявкала собака, в голосе которой слышались тоска и одиночество. Меня обволакивала знойная тишина родного села, и я ощущал непонятную тревогу и беспокойство, похожие на угрызения совести. Еще бы, раньше, бегая босиком по этой улице, я знал здесь каждое дерево, каждый бугорок, но сейчас не узнавал ее. Когда-то широкая и чистая, она превратилась в узкую дорожку, по обочинам заросшую высоким бурьяном. Все подворья и дворы заброшенных хозяйств, так же были заросшими. Только редкие дома, где еще теплилась жизнь, были убраны, бурьян у ворот скошен, а во дворах слышалось квохтанье кур. Но то, что я увидел, подойдя к родному дому, повергло еще в большее уныние. Ведь сердцем чувствовал, что нельзя было не прийти, что должен был прийти сюда, и я пришел.
Пришел, чтобы поклониться праху родного дома.

Из зарослей молодых верб, торчала только крыша, с покосившейся, полусгнившей деревянной трубой. Раздвигая руками и ногами густые кусты крапивы и колючек, выросших почти до плеч, я дошел до калитки, которая долго не хотела открываться. Под напором плеча, она со скрипом, все-таки, открылась, впуская меня во двор, так же заросший бурьяном до такой степени, что я с трудом пробрался через него к порогу. Дверь была приоткрыта, и на ней болталась цепь с замком и выдернутой из притолоки петлей. С замиранием сердца, я зашел в дом. Здесь стоял густой полумрак. Сквозь щели закрытых ставнями окон, длинными тугими полосами пробивались солнечные лучи. В глаза сразу бросилась груда кирпича, из разрушенной грубки и дымохода, где когда-то находились чугунная плита и духовка.  Вокруг лежала мертвенная пыль, пахло сыростью. В большой комнате, у окна, против двери, одиноко стоял стол, за которым я когда-то читал книжки и делал уроки. В левом углу стояла кровать, с панцирной сеткой. Да, дом был практически мертв. Все в нем было мертво, пропахло тленом и грибковой плесенью. На стенах, когда-то ровных и белых, глина обвалилась, и в этих местах виднелись дубовые бревна, из которых дом был срублен. Мне стало жутко и печально от того, что наш дом, оставшийся без своих хозяев, погибал, а вернее, уже погиб.

Присев на панцирную сетку, покрытую густым слоем пыли, я долго сидел неподвижно, словно в сырой холодной могиле, чувствуя себя погребенным заживо, а паутина липкой сеткой приклеилась к губам и щекам, стянула лицо словно маской. Роем нахлынули воспоминания. В одно мгновение в памяти пронеслись годы, прожитые в этом доме. Как на экране телевизора, передо мной промелькнули родные, сохранившиеся в памяти лица - отца, брата, мамы. А вот лицо бабушки, как я ни старался, вспомнить не мог. Долгие годы стерли все черты, когда-то родного, любимого лица, оставив лишь неясные его очертания. Почему же встреча с прошлым бывает такой волнующей и такой горькой? Наверное, потому, что, как сказал один мудрец, хорошее мы начинаем ценить лишь тогда, когда теряем. Встав с кровати, я поднял около печки один кирпич, и, выйдя на порог, вставил замок с петлей в отверстие в притолоке туда, где они находились раньше, и забил кирпичом. Затем вновь прорвался сквозь заросли бурьяна к калитке, закрыл ее и пошел к Михаилу.

Выпотрошенный и опустошенный я шел по улице, глядя себе под ноги, все еще находясь под впечатлением только что виденного в родном доме, и вспомнил слова Лены: «Умирает наше село!» Да, действительно умирает, медленно и неотвратимо.  Об этом говорят и мертвая тишина, и


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     19:46 15.09.2020
Таблица после 1-го тура

1 Николая Ананьченко          24-15    2
2 Иван Морозов                      24-22    2
3 Борис                                      22-24    0
4 Евгений                                  15-24    0

Кто находится в конце турнирной таблицы, не расстраивайтесь, впереди у вас ещё два поединка.
     22:45 08.09.2020 (2)
1:2
     13:40 12.09.2020 (1)
Спасибо!
     09:25 13.09.2020


Умирает безнадежно дом.
Нет хозяина и он нем.
Стал без надобности вдруг он.
Равнодушнопроходящим всем.

Не заступит нога за порог,
Половицей не скрипнет пол.
Ключ утерян ,закрыт замок,
Пылью плотно покрыт стол.

Дом не умер, он ждёт, ждёт,
Что откроется вдруг дверь,
И войдёт твердой поступью тот,
Кто хозяином станет теперь.

Кто смахнет со стола пыль,
Снимет ставни и впустит свет,
Это сказки всё, а не быль.
Быль о том, что той сказки нет.

Быль о том, что не будут жить
Внуки внуков в селе том.
Быль от том, что ...чего таить,
Умирает безнадежно дом.

Плачут здесь по утрам росой,
Травы,выросшие выше людей
И по ним не пройдутся косой,
И пастушью не слышно свирель.

Затихают потихоньку дома,
Выключая навеки свет.
Закрываются навсегда
Окна ставнями напослед.
     21:41 11.09.2020
Спасибо
     18:15 08.09.2020 (2)
2:1 в пользу "Вот моя деревня", хотя и нудновато немного. Да простит меня автор.
     10:50 12.09.2020
Большое спасибо, Люся!
     21:44 11.09.2020 (1)
Смотря  какой
     18:42 12.09.2020
     13:32 12.09.2020 (1)
Русские патриархальные деревни... Никогда уже вы не станете прежними. Время диктует новые решения, новый образ жизни. Жалко, до спазмов в сердце жалко, но так уж жизнь устроена. Писано-переписано на эту тему - не счесть. Чтобы читатель проникся, прочувствовал, необходима образность изложения, неожиданные находки, зримые герои. Но всего этого нет. Гибнет село, доживает оно свой век. Грустно, но знакомо.
Второй рассказ понравился и сюжетом - взгляд четырёхлетней девчушки на взрослые отношения, да и дед в своих воспоминаниях не подкачал. 
А потому 1:2.
     16:22 12.09.2020
Спасибо!
     18:27 09.09.2020 (2)
Первый расскз-полнокровная журналистСкая зарисовка.Антураж есть и в изобилии, а сюжета.смысла,истории  - нет.Но антураж есть и это уже хорошо потому, что все забывается.
Второй рассказ -без сюжета.И без антуража. Получается совсем не интересно.

Счет1:0 В ПОЛЬЗУ ПЕРВОГО.ИМХО
     13:55 12.09.2020 (1)
Спасибо!

Валерий. я писал не историю села, а смысл в том как погибает это село и до него никому нет дела и заботы. ведь сельское хозяйство практически уничтожено, а земля, которую, как сказал старик, "можно на хлеб вместо масла намазывать" гибнет, зарастает кустами и бурьяном. 
     15:10 12.09.2020 (1)
Написано живо,заинтересовано,картинно.
А картина и есть история.
Если написана честно,в реалистической манере
     16:18 12.09.2020
Совершенно честно.
     21:41 11.09.2020
Кому  как
     10:06 11.09.2020 (2)
1:1
     14:42 12.09.2020
Спасибо!
     21:39 11.09.2020
Спасибо
     20:38 10.09.2020 (2)
1:1
     14:41 12.09.2020
Спасибо!
     21:39 11.09.2020
Спасибо
     13:46 10.09.2020 (2)
1:1. мне понравились Оба рассказа. Каждый хорош по-своему. В первом хорошо описана  жизнь деревни, а во втором ситуации из жизни.
     14:41 12.09.2020
Спасибо!
     21:39 11.09.2020
Спасибо
     02:46 10.09.2020 (2)
«Вот моя деревня…»

Хороший содержательный рассказ, приятно читается.

«Двое»

В рассказе больше динамики, тоже хорош.

2:2
     14:40 12.09.2020
Большое спасибо, Андрей!
     21:40 11.09.2020
Спасибо
     20:06 09.09.2020 (2)
Не знаю ни про какие журналисткие штучки, так как в этой системе не работала.
А вот рассказ "Вот моя деревня" мне очень понравился.
Действительно, так многие села, деревни умирают и стирают их с лица земли.
Как -то я была на Кубани и спрашиваю у родных, а как этот хутор? А мне и говорят, что распахали его, нет такого хутора Сокольского. 
Чтобы жить в хуторе, нужно любить не только землю, но и людей, помогать им выживать на земле, чтобы молодежь потянулась в село. А  вот с детства запомнила, как нам объясняли реформы Хрущева. А зачем колхознику держать корову, в магазине всё будет, пойдешь и купишь. И было отбито желание жить и работать в колхозах и стали люди уезжать в города.
Что же касается второго рассказа "Двое", то я ничего не поняла, в чем смысл, замысел.
2:0 в пользу "Вот моя деревня".
     14:38 12.09.2020
Аня, большое спасибо!
     21:40 11.09.2020
Стоит  перечитать
Книга автора
Бесцельное парение над полем 
 Автор: Юрий Катаев
Реклама