«Жизнь» 1-й тур 2-я группа 1-й поединок (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: Без раздела
Тематика: Без раздела
Конкурс: Конкурс «Жизнь»
Автор:
Читатели: 100
Внесено на сайт:
Действия:

«Жизнь» 1-й тур 2-я группа 1-й поединок



Сегодня у нас очередной поединок в конкурсе «Жизнь».
Тема – «Жизнь». О жизни – реалистический рассказ о взаимоотношении людей. Можно и о любви, но лишь, как о составляющей.
Объём от 5000 до 20000 знаков.

Оценивать поединки может любой автор Фабулы, независимо писатель он или поэт. То есть любой автор Фабулы, независимо от того, участвует он в конкурсах или нет, может проголосовать за понравившийся рассказ. И его мнение будет учтёно.
Каждый голосующий сам решает, насколько рассказ соответствует данной теме, соответствует ли по объёму и так далее и тому подобное. На основании этого может, но не обязательно, снижать оценку.
Каждый голосующий имеет права каждому автору поставить 0, 1 или 2 балла, по принципу:
0 баллов – рассказ не очень;
1 балл – нормальный рассказ;
2 балла – рассказ хороший.
То есть, все возможные оценки: 2:2,  2:1,  1:2,  2:0,  0:2  1:1,  1:0,  0:1,  0:0.
Не забудьте указать в пользу какого рассказа.

Гости, клоны, анонимы комментарии писать могут, но оценки ставить не имеют право.
Спорить, хвалить или критиковать произведение, можно всем, кроме участников.
Участники поединка вы не должны открывать анонимность до объявления результата поединка. Потерпите 3 дня. Как будут объявлены результаты поединка, благодарите, смело отвечайте на критику.

Итак, сегодня встречаются рассказы «Обещаю, мама!» и «Сахарная история



Обещаю, мама!

Незадолго до смерти перед глазами проносится вся жизнь. Каждый знает. Знала и Дарья. Одно дело знать, а другое – когда наступила та минута. И не минута вовсе, а добрый час. Но сама суть от этого не меняется, всё равно – перед смертью.
И жизнь-то, не такая уж большая, вся здесь в деревне и прошла… Восемь лет в школе… Затем дояркой на ферме… Никогда не была красавицей, и когда Витька Кориков позвал замуж, не просто пошла, а побежала… Алкаш он был самый настоящий… Родился Ромка – муж стал не нужен… Уехал тот куда-то в город… Там и сгинул… Весь смысл жизни был в сыне… Вырос он красивым и смелым… Восемнадцать исполнилось, в армию собирался.
Пришла беда, откуда не ждали. Подрался по-пьянке с другом, соседом. Упал тот после Ромкиного удара виском на кирпич и умер. Восемь лет дали сыну… Пять отсидел… Не дождаться его… Смерть стоит возле кровати…
«Сыночек милый, не увижу тебя более. Умру сегодня».
Перед глазами образ сына. Дарья протянула руку, стала гладить по щеке:
- Прощай, мой родимый! Не увидеться нам на этом свете.
Вновь провела рукой по его щеке. Гладкое лицо сына вдруг заросло щетиной.
- Мама!
- Рома, сыночек... Ромка!!!
Она приподняла голову. Перед ней сидел сын. Живой. Лицо постаревшее, но такое родное.
- Сынок, ты сбежал из тюрьмы!?
- Мама, захотелось тебя увидеть.
- Сыночек, что ты наделал? - Дарья тяжело задышала. - Рома, обещай, что станешь нормальным человеком, а не уголовником. Обещай, что искупишь вину перед Лёшкиными родителями.
- Обещаю, мама!
Дарья дернулась всем телом и застыла.

Петр Васильевич четверть века был председателем колхоза, он и сейчас в деревне главный. Все к нему обращались за советом, за помощью. И этому ночному стуку в дверь не удивился, просто открыл дверь.
- Ромка!!! - дернул парня за плечо, затащив в сени. - Ты как здесь очутился?
- Дядя Петя, мама умерла, - его голос дрожал, из глаз лились слёзы.
- Что случилось? - из комнаты вышла жена председателя. - Ромка!!!
- Катерина, Дарья умерла. Иди, организуй женщин! - скомандовал Петр. - О Ромке никому ни слова.
Женщина, на ходу застегивая халат, выбежала во двор.
- Ты что, сбежал? - спросил Петр, проводив женщину взглядом.
- Узнал, что мама умирает...
- Эх, Ромка, Ромка! - немного подумал и стал собирать в сумку продукты. - Иди в лес, там пробудешь до похорон.
- Спасибо, дядя Петя!
- А дальше что?
- Я маме обещал, что исправлюсь и перед Лёшкиными родителями вину искуплю.
- Рома, если умирающему человеку обещал, должен выполнить. Иначе твоя душа на небо не попадёт.
- Зная... Выполню...

Ромка наблюдал за похоронами издали. За два дня из города три раза приезжал полицейский «газончик». И деревенский участковый Семёныч постоянно что-то ищет. Его, конечно.
Лишь когда все ушли с кладбища, Рома подошел к могилке.
- Прости, мама, за всё! Сейчас пойду к Семёнычу. Пусть отправляет меня обратно на зону. Отсижу от звонка до звонка, вернусь обратно и буду жить честно.
Он долго сидел перед могилкой. Встал и твёрдым шагом направился к деревне.

Председатель зашёл во двор Дарьи, где женщины готовились к поминальному обеду. Увидел Веру, мать Леши, и спокойнее стало на душе, значит, не держит зла на умершую соседку.
Стали подходить деревенские, рассаживаться за стол. На разносах стали подавать водку, в тарелки налили борща с мясом.
Зашел Григорий, Верин муж. Подошел к председателю и хмуро доложил:
- Василич, я бензин привез, пол бочки.
- Сядь, помяни Дарью. Не держи на неё зла.
Григорий, сел, выпил водки и стал есть борщ. На лице председателя мелькнула ели заметная улыбка:
«Простили, похоже, соседи Дарью. Ромку, конечно, не простят. Хоть он и пообещал умирающей матери, что искупит свою вину. Да, разве такое искупишь? Ведь не впервой деревенским парням драться. А вот надо же такому случиться – упал неудачно. Нелепая смерть».

Мальчишки буквально ворвались во двор.
- Дядя Гриша, мы хотели бензин набрать, а ваш бензовоз загорелся.
Роняя стулья, все бросились со двора, к уже мелькающему за домом пламени.

Огонь охватил машину, стоящую возле дома Григория.
- Назад! - Закричал председатель. - Сейчас рванет, полдеревни снесет.
- А-а-а! - раздался истошный голос тетки Веры. - В доме внучка и бабка парализованная.
Женщина бросилась ко двору. Упала, подвернув ногу, и забилась в истерике. Григорий, не слыша криков ни жены, ни односельчан, забежал в свой дом.
Но бензовоз полностью объят пламенем. Чёрный дым, словно подол старухи-смерти, навис над деревней. Языки пламени острой косой мелькают над людьми. Уверена старуха, будет у неё сегодня работа, и урожай будет хороший.
Кто-то пытается отогнать подальше от машины любопытных мальчишек, кто-то, онемев, смотрит на горящую цистерну. И вдруг в этой сцене всеобщего ожидания беды раздаётся чей-то удивлённый крик:
- Ромка!
Парень бежал к машине, знакомой с детства. Ещё пацанами они с Лешкой объездили на этом бензовозе все окрестности. Дядя Гриша даже ключи из замка зажигания никогда не вытаскивал.
Закрывая лицо от огня, парень влетел в кабину, захлопнул дверь. Рыжий огонь плясал со всех сторон и даже на лобовом стекле. Хоть внутри его не было, но высокая температура и нехватка воздуха превратили пространство кабины в ад.
Машина завелась сразу и рванулась с места. Языки пламени исчезли с ветрового стекла, но сама цистерна была похожа на факел. Ромка добавил газу:
«Сбить пламя не удастся. Нужно к реке. Даже, если взорвётся, никого недостанет. А взорвётся-то обязательно. Здесь река мелкая. Перед «тарзанкой» обрыв и глубина метра три, если с обрыва в воду… Туда надо… Не успеть».
Горящий факел летит по улице, готовый в любую секунду взорваться. Перед глазами мелькают знакомые дома, испуганные лица односельчан. Пролетел улицу, школу, сельский клуб. И вот уже старухе с косой никого не достать, кроме...
Огромное пламя рванулось к небу, взрыв сотряс воздух, и на несколько мгновений наступила тишина, и в этой тишине ясно прозвучал голос тетки Веры:
- Спасибо, Рома, сынок!

От рыжего бушующего пламени и черного дыма отделилось маленькое белое облачко и, набирая высоту, исчезло в бесконечной синеве неба.



Сахарная история

– Сёма, глянь, торгашка купила новый холодильник! – возмутилась Ангелина Ивановна. – Семён! Ты что – оглох?! Иди, посмотри! Камера морозильная какая большая!
Семён Петрович Овечкин отложил газету и нехотя поплёлся на кухню, где супруга, глядя в окно, продолжала возмущаться:
– Конечно! Наворовала в магазине столько, что в старый холодильник не помещается! Новый купила!
Семён посмотрел в окно:
– Да… Холодильничек ничего. Тыщ на пятьдесят, наверное.
– Какие пятьдесят тысяч?! Все шестьдесят! – Ангелина Ивановна завелась ещё больше: – Того обвесит, тому сдачу недодаст… Вот тебе и новый холодильник. А ты ишачишь-ишачишь на работе – и что? Холодильнику нашему уже скоро десять лет!
– Линочка, да ему всего лет шесть. И он у нас тоже с хорошей камерой, и морозит хорошо… – попытался оправдаться Семён Петрович.
– И что?! – не унималась супруга. – Но мы же не можем себе сейчас позволить купить новый холодильник?!
– Ну да, не можем, – почесал затылок Овечкин.

Если бы соседка Елена Мельникова купила этот холодильник полгода назад, то такой реакции, скорее всего, и не было бы. Но она имела неосторожность сделать замечание Ангелине Овечкиной, что, мол, уже как месяц она не соизволит убрать в подъезде согласно графику дежурства жильцов. Ангелина Ивановна оскорбилась, высказала всё, что она думает о торгашке, и не убирала ещё месяц. За это время Овечкина своему мужу столько нарассказывала о Елене, что Семён и сам перестал с ней здороваться и начал подсознательно недолюбливать.

– Нет, эту торгашку надо проучить. А то жирует за деньги покупателей! – заключила Ангелина Ивановна.
***
До закрытия магазина оставалось полчаса. Посетителей уже не было. Елена Мельникова представляла, как она придёт домой, быстренько поужинает и наконец-то приляжет. Впереди выходные. Ах да, ещё же пересменка… Пересменка в магазине, позвольте уточнить, – это пересчёт и перевес всего товара продавцу, который заступает на смену.
Еленины мысли прервал запоздалый покупатель. Это был сосед – Семён Овечкин. Он прошёлся по магазину, посмотрел на товар.
– Дайте мне один батон и полкилограмма гречки.
– У нас нет гречки на развес, поэтому могу предложить только килограмм в упаковке, – ответила Елена.
– Нет, не надо. Взвесьте мне килограмм яблок.
Елена набрала в пакет яблок. К счастью, получилось ровно один килограмм.
– Я что-то не вижу сахара на витрине, – заметил Овечкин.
– Да, сахар закончился. Но есть рафинированный.
– Мне нужен сахар-песок.
– Приходите завтра. Утром сахар будет.
– Что значит – утром? Значит, сахар есть?!
– Сахара нет, – замялась Елена и подумала, что сказала лишнее.
– А не сахар ли в мешке, который стоит на полу? – ехидно заулыбался Семён Петрович.
– Нет… – Елена отошла назад, как бы пытаясь прикрыть своей тоненькой фигурой мешок.
– Значит, всё-таки сахар! – радостно воскликнул Овечкин.
– Семён Петрович, я не буду распаковывать мешок. До закрытия магазина осталось всего лишь двадцать минут, а мне потом надо будет расфасовать все пятьдесят килограмм.
– Ну, голубушка, – улыбнулся Овечкин, – скажем, не пятьдесят, а сорок девять и пятьсот грамм. Взвесьте мне полкилограмма.
– Во-первых, мы расфасовываем по одному килограмму, а во-вторых, я не буду распечатывать мешок.
– Ах, вот как! Вы не исполняете своих должностных обязанностей!
– Семён Петрович, ведь напротив другой магазин, купите там.
– Да что вы себе позволяете?! Вы ещё будете мне указывать, в какой магазин мне ходить за покупками?!
– Я просто…
– Да как вы обращаетесь с покупателем?! – тут Овечкин достал телефон, включил камеру и направил на Елену: – Будьте любезны, взвесьте мне сахар.
Елена растерялась:
– Уберите камеру, пожалуйста.
– Нет, это я Вас прошу, взвесьте мне


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     13:20 19.09.2020 (2)
Первая история уже была опубликована. Жуткая трагическая история. Второй рассказ - наша жизнь, как она есть, выставленная на всеобщее обозрение, способная изменить жизнь людей в ту или иную сторону, формируя общественное мнение.  
1:2 в пользу сахарной истории.
     12:42 20.09.2020 (1)
Ирина, спасибо!
Только на Фабуле этот рассказ не был опубликован.
     17:29 20.09.2020
значит читала где-то в другом месте.
     21:43 19.09.2020
Спасибо, Ирина)))
     18:31 16.09.2020 (1)
2:1 в пользу первого рассказа. Немного наиграно, но написано хорошо. Второй рассказ слишком растянут.
     12:43 20.09.2020
Люся, большое спасибо!
     13:24 17.09.2020 (1)
2:1 в пользу первого рассказа.
     12:43 20.09.2020
Большое спасибо, Иван!
     15:11 17.09.2020 (1)
2:1
     12:43 20.09.2020
Аня, большое спасибо!
     19:23 18.09.2020 (1)
2:1
     12:42 20.09.2020
Большое спасибо, Евгений!
     13:03 18.09.2020 (2)
1:2
Притча и фельетон. 
     12:41 20.09.2020
Спасибо, Борис!
     21:43 19.09.2020
Спасибо за оценку.
     21:11 16.09.2020 (2)
В первой истории эхом шукшинская проза...
Вторая... ох, уж эти сети... и эти штампы: если продавец, то непременно вор... 
1-1
     12:40 20.09.2020
Валентина, спасибо!
     21:43 19.09.2020
Спасибо.
     18:57 16.09.2020 (2)
2:2 Недостатки есть у всех, достоинства тоже.
     12:40 20.09.2020
Большое спасибо, Анатолий!
     21:43 19.09.2020
Благодарю.
     14:27 16.09.2020 (2)
1:1   Первому -  за  ранее  опубликованные  произведения больше  1 балла  не  ставлю.  Второму,  при  интересном  и  злободневном  сюжете,  изменило чувство  меры.  Затянул.  А  история  хорошая,  Михаил  Зощенко  порадоваться  бы  мог. 
     12:38 20.09.2020
Спасибо, Борис!
Но рассказ на Фабуле не был опубликован. Да, и в любом случае, старые рассказы можно выставлять.
     21:44 19.09.2020
Спасибо.
     10:41 16.09.2020 (2)
«Обещаю, мама!»
Захватывающая остросюжетная история, напоминает сценарий боевика.
С полагающимися этому жанру сюжетными дырами и монтажными склейками: как же не сбежать из тюрьмы, если мама больна!
А смертельно опасная машина, взрыв которой уничтожит полдеревни, оказывается предоставленной в полное распоряжение ребятишек: хотим — катаемся, ключи ведь всегда в замке, хотим — набираем бензин…

«Сахарная история»
Вроде бы забавный случай, никто не пострадал всерьёз, но что-то становится грустно.
Какую силу приобрели над нами социальные сети, никогда, пожалуй, не было так просто уничтожить человека наглой ложью — и никакой ответственности не нести за это.

1:2
     12:25 20.09.2020
Спасибо, Мария!
Ну, есть нестыковки. Так всё в деревне происходит.
     21:44 19.09.2020
Спасибо за анализ, Марина.
Реклама