Войны» 1-й тур 2-я группа 2-й поединок (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Без раздела
Тематика: Без раздела
Конкурс: Конкурс «Война»
Автор:
Читатели: 218
Внесено на сайт:
Действия:

Войны» 1-й тур 2-я группа 2-й поединок



Сегодня у нас очередной поединок в конкурсе «Война».
Тема – «Война». Войны – всё, что связано с любой войной. Можно про воинов, про мирных граждан, но про войну.
Объём от 5000 до 20000 знаков.

Оценивать поединки может любой автор Фабулы, независимо писатель он или поэт. То есть любой автор Фабулы, независимо от того, участвует он в конкурсах или нет, может проголосовать за понравившийся рассказ. И его мнение будет учтёно.
Каждый голосующий сам решает, насколько рассказ соответствует данной теме, соответствует ли по объёму и так далее и тому подобное. На основании этого может, но не обязательно, снижать оценку.
Каждый голосующий имеет права каждому автору поставить 0, 1 или 2 балла, по принципу:
0 баллов – рассказ не очень;
1 балл – нормальный рассказ;
2 балла – рассказ хороший.
То есть, все возможные оценки: 2:2,  2:1,  1:2,  2:0,  0:2  1:1,  1:0,  0:1,  0:0.
Не забудьте указать в пользу какого рассказа.

Гости, клоны, анонимы комментарии писать могут, но оценки ставить не имеют право.
Спорить, хвалить или критиковать произведение, можно всем, кроме участников.
Участники поединка вы не должны открывать анонимность до объявления результата поединка. Потерпите 3 дня. Как будут объявлены результаты поединка, благодарите, смело отвечайте на критику.

Итак, сегодня встречаются рассказы «Нашествие» и «Три солдата».



Нашествие

Без боя отдали врагам затерянную в пуще деревеньку. Тихим июльским вечером явились немцы. Пришли лесной стёжкой, девять солдат с офицером и штатский, видно, местный, проводник. Плюгавый, в очках, невидный человечишка.
Восемнадцатилетнюю свинарку Алесю нашествие застигло за важной оборонной работой. Вчера немецкий самолёт — по ошибке, озоруя ли? — бросил бомбу на выгон за околицей. Убило корову, ушибло пастушонка. Вдруг снова налетит? Надо защитить людей, посреди деревни отрыть щель, как учили в ОСОАВИАХИМ. Кто, если не ты, комсомолка? Вернулась со свинарника, сразу и принялась.
Уже заканчивала, остались ступеньки, вход. Не услышала, как подошёл, стал над ней офицер. Глянул вниз, вынул книжечку-разговорник и, запинаясь, прочёл: «Што ти делать, матка?»
Вскинула глаза.
Сапоги. Гранаты, кинжал на поясе. Автомат. Ледяной взгляд из-под каски.
Они пришли.
Растерянно стояла у ног победителя — босиком, в стареньком выгоревшем рабочем платье, русые прядки выбились из-под белой косынки. Свысока разглядывал её фриц. Лезли вражьи зенки в раскрытый ворот, нагло щупали девичью грудь. Сверхчеловек оценивал рабыню.
Вспыхнула Алеся. Кинула лопату поперёк щели, оперлась, легко вымахнула наверх крепкотелая деваха, на свинарнике ворочавшая за пару ушедших на фронт мужиков. Ростом почти вровень фашисту, так резко, внезапно выросла перед ним, что невольно попятился увешанный оружием.
Не заметила очкарика: жался позади за спинами солдат. Да и не приглядывалась, кипя возмущением, горькой обидой: почему они здесь, топчут нашу землю?
Рыть окопы научили Алесю. Трусить, молчать — нет.
Этот арийский толсторожий хряк со своей книжечкой не поймёт ни бельмеса!
Сверкнув зубами, бесстрашно выпалила в упор:
— Магілку рою! Вам з вашым паганым Гітлерам!
И впрямь не уразумел вражина. Глянул милостиво, с довольной усмешкой хозяина: хороша новая невольница рейха. Здорова, сильна, румяна.
Уже повернулся, уходя. Но шмыгнул к нему очкастый шпендик. Залопотал возмущённо, тыча пальцем в девушку: «Дрохт… фюрер тотен…»
— Зо-о? — побелел взбешённый завоеватель.
Простучало негромко, вовсе не страшно. Мальчишки так играючи трещат палкой по штакетнику.
Ни крика, ни стона.
Идут дальше немцы, словно ничего не случилось.
Возле добротно, по боевому уставу РККА отрытой щели осталась лежать молодая колхозница.
Не смея голосить, подошли бабы. Господи…
Аккуратной строчкой четыре круглых дырочки в Алесиной груди. Крови лишь чуть-чуть.
Уронила большие загорелые руки. Не страх, не боль — ненависть застыла в распахнутых в небо серых глазах.



Три солдата

Это произошло летом, тысяча девятьсот сорок второго года. Жители села Донского, расположенного на правом берегу Дона, последнее время находились в постоянной тревоге. Несколько дней, с запада, доносилась приближавшаяся канонада, и после небольшого затишья в Донском появились немецкие мотоциклисты, по всей вероятности, разведчики. Убедившись, что здесь нет русских, на улицы села въехали машины до отказа забитые солдатами.
Остановившись в центре, немцы рассыпались по домам, сгоняя жителей. Анна Васильевна Воронина, женщина средних лет, вышла за ворота вместе со свекровью Марией Антоновной и восьмилетним сыном Михаилом. Из соседних ворот показалась сутулая фигура деда Матвея, самого старшего из оставшихся в селе мужиков. Анна Васильевна тихо спросила его:
- Для чего нас собирают?
- Да, кто их знает! – ответил тот. – Может, погрузят на машины и повезут в Германию.
- Типун тебе на язык, - перекрестившись, проговорила Мария Антоновна. – Особенно ты там им нужен!
Небольшая площадь, окруженная по периметру цепью солдат, постепенно заполнялась народом. Миша стоял в первом ряду, и, прижавшись к ногам матери, с испугом смотрел на множество машин с пушками, и на суровых солдат с автоматами на груди.
Из группы немцев, стоящих около легкового автомобиля, вышел офицер и заговорил короткими, обрывистыми фразами. Переводчик, на плохом русском языке, сообщил о том, что все жители должны немедленно покинуть село, так как здесь находится передовая линия немецких войск.
- Куда же мы пойдем? – сокрушалась Анна Васильевна, по дороге домой.
- Придется в поле идти, - вздохнул дед Матвей. – Но я думаю ненадолго, пока фронт уйдет вперед, или наши погонят их обратно. А несколько дней, как-нибудь перебьемся.
Немцы начали занимать дома, практически выгоняя хозяев. Люди торопливо собирались под пристальными взглядами «квартирантов». Взяли одежду, одеяла, дерюжки, немного продуктов, кое-что из посуды, и, погрузив все в двухколесные тачки, покинули дома, угоняя с собой скотину. Старики, женщины и дети, смешавшись с домашними животными, длинной вереницей потянулись из села. Поднявшись на Большую гору, они остановились, и словно по команде, оглянулись. Перед ними открылась до боли знакомая панорама. Внизу, широкой лентой Дон тянулся с запада на восток, а на его берегу стояло родное село, с прямыми улицами и рядами домов, утопающих с садах. И все это, родное и близкое, нажитое годами, они вынуждены оставить на разграбление врагам. Женщины плакали, не стесняясь слез.
- Пошли, бабоньки! Нечего себе душу травить, - проговорил дед Матвей, незаметно вытирая повлажневшие глаза. – Скоро вечер, а нам еще на ночь надо определиться.
В лощине, за Большой горой, километрах в четырех от села,  остановились на краю поля, рядом со скирдами прошлогодней соломы. Дед Матвей осмотрелся.
- Здесь и будем обживаться. Тут и солома есть, и лес недалеко, и вода имеется, - сказал он, указывая на видневшийся сруб колодца с родниковой водой.
До вечера оставалось мало времени, и люди готовились к ночи. Пока расстилали солому, пока кормили детей и укладывали спать, солнце скрылось за горизонтом.
Ночь была тяжелой. После дневной жары, воздух даже ночью не успевал охладиться. Многие не могли спать от духоты и от мыслей о покинутых домах, но больше всего донимали комары. Они роем висели над головами, и женщинам приходилось отгонять их от спящих детей, а утром, увидев их лица, покрытые пятнами от укусов комаров, не смогли удержать слез.
- Господи! – не выдержала одна из них. – Ладно, уж мы взрослые страдаем, но за что дети мучаются?
Дед Матвей созвал стариков, и, осмотрев их немногочисленный отряд, проговорил:
- Ну, мужики, придется нам потрудиться. У кого есть топоры, несите сюда.
Старики разошлись и вернулись с несколькими топорами. Дед Матвей продолжал:
- Поликарп и Никита пойдут со мной в лес рубить хлысты, а остальные старики будут каркасы ставить.
- Мам, а можно и я с ними пойду, - спросил Михаил.
- Да ты там только мешаться будешь.
- Почему мешаться? – возразил дед Матвей. – А хлысты, кто таскать будет? Желательно еще бы несколько ребят.
К Михаилу присоединились трое его сверстников, и несколько ребят постарше. В лесу, к счастью расположенному неподалеку, мужчины рубили тонкие хлысты, очищали от сучьев, а мальчишки таскали их к месту стоянки, где оставшиеся старики взялись ставить каркасы.
Жители села Донского, привыкшие все делать сообща, и здесь дружно принялись за работу. Женщины и детишки старшего возраста, разворотив скирды соломы, охапками таскали ее к готовым каркасам и обкладывали толстым слоем, оставляя маленькие отверстия для входа. Это для того, чтобы его можно было заткнуть небольшой вязанкой соломы, что создавало внутри тепло, а самое главное, закрывало доступ комарам. Курени были разные, одни больше, другие меньше, в зависимости от количества детей и родственников в каждой семье.

Через три дня все были обеспечены «жильем». Получилась деревня в миниатюре. На травянистой площади около поля стояли четыре десятка соломенных куреней, Между ними ходили люди, бегали детишки, в сторонке дымился костер, над которым висел большой котел на высокой треноге, а недалеко паслись хозяйские коровы, вперемешку с овцами.
Постепенно люди привыкали к жизни в поле, но пришла новая беда. Подходили к концу продукты, а чтобы их пополнить, надо идти в село, где хозяйничали немцы. Женщины не знали, что делать Но когда продукты закончились, и дети стали плакать, и просить есть, Анна Васильевна не выдержала и сказала женщинам:
- Вы, как хотите, а я завтра пойду в село и будь, что будет! Не умирать же детям с голоду!
- Сиди уж, - махнула рукой свекровь. – Это равносильно, что в логово зверя идти, не знаешь, как он себя поведет. Я сама пойду. Меня если убьют, так я свой век прожила, а у тебя дите, не дай Бог, что случиться, один останется. На меня надежды мало.
- Антоновна, мы тоже с тобой пойдем, - вызвались еще несколько женщин.
Утром, провожая их, дед Матвей напутствовал:
- Будьте осторожнее, кто знает, что у этих фашистов на уме?
Взяв с собой две тачки, женщины ушли.
- Пронеси, Господи, - прошептал дед Матвей, и перекрестил удалявшиеся фигуры.
Время тянулось медленно. Не зря говорят, что ждать и догонять - хуже всего. Никто не мог ничего делать, все валилось из рук. Целый день люди посматривали в ту сторону, куда ушли их земляки, и только к вечеру, на вершине ближайшего холма, показались фигуры, возвращавшихся женщин. Они привезли муки, пшена, и картошки.
- Что вы так долго? Мы уж не знали, что и думать! – спросили пришедших односельчане.
- Так мы по дворам собирали, - ответила Мария Антоновна. – Эти супостаты разграбили все. В некоторых домах даже картошки в погребах не осталось. Пришлось искать по окраинам. Немцы в основном живут в центре, а на окраины не выходят.
- Ну, а встретили вас как?
- Вначале задержали, повели куда-то. Мы, конечно, перепугались, думали, отведут за село и постреляют. А они привели к офицеру. Мы кое-как объяснили, что пришли за продуктами, так как дети голодают. Офицер долго слушал, а потом разрешил.
- Главное, что все вернулись живые и здоровые, - заключил дед Матвей.
С этих пор, как только заканчивались продукты, женщины по очереди ходили в село, чтобы их


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     16:35 25.09.2020 (1)
1
Нашествие - миниатюрно короткое, как выстрел. МОлчание не всегда трусость. Зря она так погибла. 
Второй рассказ несколько сентиментален, но воспринимается положительно, так как не всегда надо показывать лужи крови и горы трупов. 0 - 1
Извините, что опоздал.Виктор.
     14:59 09.10.2020
Спасибо, Виктор!
     09:16 26.09.2020 (1)
1
2:1 в пользу первого.имхо
     14:58 09.10.2020
Мпасибо, Валерий!
     19:45 21.09.2020 (1)
1
Закончился 2-й поединок 1-го тура во 2-й группе. В нём принимали участие рассказы «Нашествие» - автор Мария Гринберг и «Три солдата» - автор Иван Морозов.
Со счетом 12:9 победу одержал рассказ «Три солдата».
Поздравляем Ивана Морозова с победой!
     20:51 21.09.2020
1
Спасибо, Александр!

Так же спасибо всем, кто принимал участие в голосоавании1 
     19:53 18.09.2020 (1)
1
Первая история - трагическая. Вторая - более-менее "хэппи-энд", но обе вполне правдоподобны, всё бывало в страшной реальности войны. 1:1
     20:45 21.09.2020
Спасибо, Евгений!
     20:24 18.09.2020 (1)
1
Очень жаль девушку, которая так бесхитростно погибла.
А вот история, рассказанная в "Трех солдатах" впечатлила.
Люди, выселенные немцами из села, думали не только о себе, но и о детях, о том, как выжить в таких непростых условиях. Встретив солдат, выходящих из окружения,
дали им возможность отдохнуть, набраться сил. Переживали за них, просили оставить
какую-нибудь примету, что они прошли данный промежуток пути, рассказав им как нужно обойти препятствие и брод через реку. И потом, когда окончилась война, они пытались найти солдат, узнать их судьбу, обращались в газету.
Воистину, гора с горою не сходится, а вот люди встречаются и в самых неожиданных местах.
И где - в Москве, в очереди в магазин при покупке транспорта мальчик Миша встретился с Солдатом, вернее Солдат узнал парня по  его говору. И история получила логическое завершение! 
1:2
     20:44 21.09.2020
Аня, большое спасибо!
     22:04 18.09.2020 (1)
1
2:2  Достойные  рассказы.  Первый  хорош   эмоцией,  второй  -  мастерством  рассказчика.
     20:43 21.09.2020
Большое спасибо, Борис!
     14:04 19.09.2020 (1)
1
1:2
     20:42 21.09.2020
Ирина, большое спасибо!
     14:26 19.09.2020 (1)
1
1=1
     20:42 21.09.2020
Спасибо, Юриас!
     20:27 18.09.2020 (1)
Трудно выделить из рассказов о Великой отечественной войне лучший.
В каждом -  память, нерв, чувства. Но все таки поставлю 1-2 в пользу Нашествия, который, мне кажется, более литературен.

Я извиняюсь перед Авторами. Ставя счет 1-2  я имел ввиду рассказ - Три солдата.
     19:51 19.09.2020 (1)
1
Леонид, я так и не понял в чью пользу?
     19:47 20.09.2020 (1)
Уважаемый Александр, извиняюсь за свою оплошность.
Мой счет 1:2 в пользу рассказа "Три товарища".
     20:41 21.09.2020
Большое спасибо, Леонид.
     19:50 21.09.2020
Таблица после 1-го тура

1 Ивана Морозова                      12-9      2
2 Анатолий Гусев                       11-8      2
3 Мария Гринберг                      9-12      0
4 Александр Паршин                 8-11      0

Кто находится в конце турнирной таблицы, не расстраивайтесь, впереди у вас ещё два поединка.
Реклама