«Войны» 2-й тур 1-я группа 1-й поединок (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Без раздела
Тематика: Без раздела
Конкурс: Конкурс «Война»
Автор:
Баллы: 4
Читатели: 227
Внесено на сайт:
Действия:
Произведение ««Войны» 2-й тур 1-я группа 1-й поединок» самая комментируемая работа за сутки 
 27.09.2020 (22)

«Войны» 2-й тур 1-я группа 1-й поединок



Сегодня у нас очередной поединок в конкурсе «Война».
Тема – «Война». Войны – всё, что связано с любой войной. Можно про воинов, про мирных граждан, но про войну.
Объём от 5000 до 20000 знаков.

Оценивать поединки может любой автор Фабулы, независимо писатель он или поэт. То есть любой автор Фабулы, независимо от того, участвует он в конкурсах или нет, может проголосовать за понравившийся рассказ. И его мнение будет учтёно.
Каждый голосующий сам решает, насколько рассказ соответствует данной теме, соответствует ли по объёму и так далее и тому подобное. На основании этого может, но не обязательно, снижать оценку.
Каждый голосующий имеет права каждому автору поставить 0, 1 или 2 балла, по принципу:
0 баллов – рассказ не очень;
1 балл – нормальный рассказ;
2 балла – рассказ хороший.
То есть, все возможные оценки: 2:2,  2:1,  1:2,  2:0,  0:2  1:1,  1:0,  0:1,  0:0.
Не забудьте указать в пользу какого рассказа.

Гости, клоны, анонимы комментарии писать могут, но оценки ставить не имеют право.
Спорить, хвалить или критиковать произведение, можно всем, кроме участников.
Участники поединка вы не должны открывать анонимность до объявления результата поединка. Потерпите 3 дня. Как будут объявлены результаты поединка, благодарите, смело отвечайте на критику.

Итак, сегодня встречаются рассказы «Невольник» и «Эхо Зюльфагара».



Невольник

Война  шла  почти  год.  Затянулась.  Превратилась  в  топтание врагов-союзников  у  южного  морского  города – форпоста  страны. Блокированный  с  суши  и  защищенный  с  моря  затопленным  флотом, он  жил,  вопреки  стратегии,  тактике  и  логике.  Бездарный  начальник противника  не  догадался  захватить  с  ходу,  а  теперь  крепкая оборона  наводила  ужас  на  неприятельских  солдат.
Перед  последним  штурмом  им  выдали  маски  с  прорезями  для  глаз,  чтобы  видеть  перед  собой  далее  десяти  метров.  Идея успеха  не  принесла,  только  убитых  и  раненых.
  Оборону  держали  морские  команды  с  затопленных  кораблей. Четыре  эскадры.  На  дне  южного  моря.  Из командующих  он остался  один.  Других  нашли  осколки,  пули,  хворь.  Его  ничего не  брало.
Не  бойтесь  свиста  пули,  говорил  он,  какая  свистит,  точно  не  Ваша.  Своей  Вы  не  услышите,  думал,  но  не  говорил.  Шестеро адъютантов  убедились  в  этом.
Какую  веру  придавал  он  появлением  на  позициях.  Не страшно  становилось  умирать.  Стыдно  трусить.  Вот  и  стояли  до конца. 
Сражения  ужесточились,  резервы  не  поспевали,  силы  таяли.  Но о  падении  города  не  было  речи.  Командующий  догадывался, противник  сам  измотан.  Средства  на  войну  были  давно  истрачены, люди  воюющих  стран  жили  в  нужде.  Завершение  казалось близким.  Нужно  было  лишь  немного  продержаться  и  потерпеть. В  этой  способности  мы  превосходили  любого  врага.
Прибыл  посыльный  из  штаба.  Сообщил,  что  ждет  встречи значительный  чин  из столицы.  Из  министерства  иностранных  дел.
Пришлось  прервать  обход.  Отдал  указания  и  неспешно  направился  в  штаб.    Подождет  гость.  Приятно  знать,  от  кого здесь  все  зависит.
Посланец большой власти ждал  терпеливо. При  встрече проявил уважение и такт. Передал благодарность от самого высшего лица. Но к основному блюду приступать  не  спешил. Спросил  о  трудностях  и  сложностях.
Командующий  отвечал точно,  четко  и  по  существу:
- Есть  потери.  Сил  осталось  немного,  но  достаточно, чтобы держать оборону до зимы. Второй зимовки противник не выдержит.
Гость  слушал  с  интересом  и  скрытым  восхищением.  В  какой-то момент  казалось,  что  заразился  верой  собеседника  и  забыл  о поручении.  Ничего  не  забыл.  Лишь  горько  вздохнул.
- К  сожалению,  ситуация  гораздо  хуже, - пришлось  возразить защитнику города, - полевая  армия  потерпела  новое  поражение. У  государства  больше  нет  сил  вести  войну.  Противник  тоже измотан,  и  есть  шанс  заключить  мир.
- Наконец-то, - обрадовался  командующий, - сколько  будет  спасено  жизней.
- Хорошо,  что  разделяете  идею, - ответил  гость,  но  всему  есть  цена.
- Какая, - предчувствуя  неладное  спросил  командующий.
- Город, - горько  произнес  посланец  большой  власти, - решение принято, - поспешил  добавить  он.
- Когда?
- Еще  не  уточняли.  Важно  Ваше  мнение.
- А  это  может  все  изменить?
- К  сожалению,  нет.  Мне  жаль.
После  этого  разговор  перешел  в  деловое  русло.  Обсуждались  меры  эвакуации  людей,  вывода  и  вывоза  вооружения и необходимого  имущества.  Выяснялось  сколько  времени  это  потребует.
Уточняют  порядок,  чтобы  передать  противнику,  как  условие и  требование  не  препятствовать  и  не  стрелять  при  отступлении, понял  командующий.
Гость  выглядел  смущенным.
- Простите!  сказал  при  убытии.

Следующий  день  командующий  был  бодр  и  весел. Начищенные  пуговицы  флотского кителя  ярко  блестели  на  солнце. На  плечах  сверкали  эполеты. Один  сорвало  пулей.  Другая прострелила  фуражку.
Не  судьба.
Обходил позиции. Расчет пушкарей обедал возле орудия. Старший  пожаловался,  что  совсем  мало  людей,  трудно  обслуживать.
- Ничего,  успокоил  командующий,  надо  будет – сам  к  пушке встану. 
  Глянул  в  прицел  и  откинулся  навзничь.  В  глаз.  Не  услышал.



Эхо Зюльфагара

Подполковник Ильин плакал. И не просто плакал, а беззвучно рыдал, крепко сжимая широкими ладонями седую, коротко остриженную голову. Он сидел на старом ковре, по-туркменски скрестив ноги, и мерно раскачивался. В руке он держал пиалу с затейливым восточным орнаментом, наполненную водкой. Вторая пиала стояла на ковре и была накрыта шестиугольной стальной звездочкой с заточенными словно бритва краями. Это был сякен - знаменитое оружие полумистических японских "ночных демонов" - ниндзя.
Перед взором офицера - не убогая заплесневевшая комнатушка пограничной общаги, а раскаленные туркменские горы.  В голове упорно звучит музыка "Полет кондора". Ну а сам  Петр Ильин с высоты птичьего полета зорко вглядывается в черные извилистые трещины мрачных ущелий, гигантской паутиной опутавших знаменитый район "Золотого треугольника".
Этому методу его научил лучший друг Иван Дорохов. Метод очень странный и загадочный, но позволяющий наверняка вычислять время и место контрабандных наркокараванов, ползущих по тайным тропам на стыке границ Туркмении, Ирана и Афганистана.
"Золотой треугольник" успешно использовали всегда, еще со времен Советского Союза. Метод был прост, как все гениальное. Если на пути каравана выставляли засаду туркменская сторона, караван уходил к иранцам. Если иранцы готовили бой, наркокурьеры уходили в Афганистан. И так - до бесконечности!
Однако "лафа" их закончилась с появлением на границе русского Ивана. Его странный метод поставил под угрозу всю налаженную десятилетиями стройную систему поставки наркотиков - из Афганистана и Пакистана. Угроза была такая, что нещадно расстреливались любые наркокурьеры, заподозренные в предательстве.
Может, это предательство имело место быть, но только неумышленное. Не зря добродушный голубоглазый увалень Ваня превращался в крепкого бородача-афганца и пропадал неделю, а то и больше, в одному ему ведомых пуштунских кочевьях. И ни одна контрразведочная "баба Яга" не могла учуять его русского духа.
Наверное, судьба миловала Дорохова. Но скорее всего, выручали его острый ум и высочайшая подготовка, наблюдательность, глубочайшие знания восточных обычаев и языков, интуиция и звериное чутье.

Все эти качества, а также недюжинные способности Ивана к гипнозу позволяли их разведгруппе решать боевые задачи зачастую без всякого боя. Как было, например, в тот жаркий июльский день, когда неизвестные, прорезав кусачками дыру в сигнализационной системе на участке Тагтабазарского погранотряда, на мощном мотоцикле прорвались далеко вглубь туркменской пустыни.
Дорохов долго изучал карту местности, испещренную еле заметными ниточками верблюжьих троп. Советовался с ребятами из туркменского Комитета Госбезопасности. К удивлению туркмен, закрывал глаза и молча, держал ладони над картой. Потом резко встал:
- Гит! ("Едем")!
И точно! Он вывел свою группу прямо к полуразрушенной ферме, жители которой рассказали о двух неизвестных, пару часов назад подходивших в поисках воды. И транспорт просили. А потом эти люди, похожие на афганских моджахедов, ушли на кошару к Амангельды, у которого имелся старенький "УАЗик".
- Ребята, похоже, очень серьезные! И задача у них более сложная и важная, чем простая перевозка наркоты! - сделал вывод Иван, выслушав местных и задав несколько вопросов, не относящихся, казалось бы, к теме.

Палящее жестокое солнце упало за дальние серо-желтые барханы. Пограничники, укрываясь за полупрозрачными кривыми деревцами саксаула, перебежками и ползком окружили войлочную юрту посреди пустыни.
Дорохов, став благодаря чабанскому халату настоящим туркменом, зашагал к белеющим у загона овцам. Выскочившие было навстречу огромные лохматые алабаи - туркменские овчарки были остановлены криками подбежавшего подпаска. Следом вышел и Амангельды. Пригласил, согласно мусульманского Адата, ночного путника в юрту.
Бойцы, сжимая автоматы, с напряжением вслушивались в ночные шорохи пустыни, готовые в любую секунду сорваться на помощь командиру. Но приказ был железный: "Лежать тихо и ждать меня!"
Прошло много томительных минут, пока из юрты не послышался звук удара и следом за ним - условный свист.
Ворвавшись в юрту, бойцы увидели сладко храпевшего бородача, освещаемого отблесками костра. Чуть в стороне Иван связывал кому-то руки. Старик Амангельды сидел, свернув калачиком ноги, и невозмутимо пил чай.
- Как я и думал, птички эти - очень важные. Залетели аж, из Пакистана! - говорил потом Дорохов, когда все сидели за дастарханом гостеприимного чабана. - И прошли, видать, хорошую спецподготовку. Особенно один. Его я не смог усыпить! Он сразу понял, что никакой я не чабан! Вот и сидели мы с ним, смотрели в глаза. Кто кого осилит, переборет. Тяжело нам, ребята, придется. Такие спецы повадились ходить! Думаю, этими спецами разбрасываться не станут, слишком они ценные!

Эх, Иван! Ты и сам был слишком ценным специалистом, чтобы голова твоя не была оценена. Пришла информация, что нужен ты мождахедам только живой. Но это обстоятельство и губило "охотников", потому что взять живьем тебя было практически невозможно.
Пятнадцатое августа два друга-разведчика, Иван да Петр, встречали на погранзаставе "Инджирли- Чешме", упрятанной в блиндажи еще со времен советско-афганской войны. Данных о готовящихся перейти границу караванах не было, но душа Ивана  чувствовала беспокойство.
Неожиданно из погранотряда поступила команда: встретиться с очень надежным, как подчеркивалось в телефонограмме, афганским информатором. Встреча - в одном из отрогов Зюльфагарского хребта. Ивана настораживало, что информатор был незнакомым. Это вызывало тревогу.
Дорохов не раз бывал на той стороне, и никогда спокойствие и уверенность его не покидали. Теперь-то что


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     19:37 29.09.2020
Таблица после 2-го тура

1 Татьяна Верясова                35-27      4
2 Петр Туркестан                    28-33      2
3 Леонид Лялин                      26-26      2
4 Борис                                      34-37      0
     14:29 22.09.2020 (1)
2
«Невольник»
Странное название — в тексте никак оно не обыгрывается и не раскрывается.
Обстоятельства гибели адмирала П.С.Нахимова описаны, насколько я могу судить, исторически точно, чего нельзя сказать о дипломатической стороне событий: сдача города не была условием заключения мира, война после падения Севастополя продолжалась ещё полгода, пришлось-таки противнику выдержать вторую зимовку.
Только в марте 1856 года был заключён мир, подписан Парижский трактат, по которому Севастополь возвращён России.

«Эхо Зюльфагара»
События датируются довольно точно — после распада СССР (упоминаются «времена Советского Союза»)  и до 1999 года. При этом российские пограничники продолжали охранять туркмено-афганскую границу?
Вообще о происходящем понять удалось мало: какие сложные и важные задачи, помимо перевозки наркоты, выполняли захваченные нарушители? И почему такие опытные бойцы, как Пётр и Иван, пошли прямиком в не особенно хитрую засаду, не предприняли никакой маскировки или подстраховки?  Намекается, что-то тут было не так, но что — нам осталось неизвестно.
И как-то очень уж фантастической  выглядит версия, что оставшийся в живых, но потерявший память Иван продолжает воевать на стороне талибов.

1:1
     13:02 26.09.2020 (1)
Следующие  пол  года   шло  топтание  на  месте,  мелкие  стычки.  Кто  же  официально  сознается  в  умышленной  сдаче  города  в обмен  за  окончание  войны?   Уже   в  рассказе  "Севастополь  в  августе"  немало  на  то  намеков.  А  исследование  Александра  Ткачева  "Подпоручик  Севастопольский"   полностью  раскрывает  завесу  сговора  власти с противником.   Название  полностью  отражает  сущность  поступков  командующего.  который  не  мог  пойти  против  власти,  но  и  сдать  город  не  мог.  Он  нашел  единственный  выход,   приемлемый  для  честного  и  совестливого  человека.
     13:54 26.09.2020 (1)
1
Вы имеете в виду "Севастополь в августе 1855 года" Л.Н.Толстого?
Что-то не нашла я там намёков на подобный торг.
     22:21 26.09.2020 (1)
Плохо  искали.
     10:17 27.09.2020 (1)
Так дайте цитату со ссылкой?
А то есть там, например, такое:
"...верный флотский человек рассказывал, как Кистентин, царев брат, с мериканским флотом идет нам на выручку, еще — как скоро уговор будет, чтобы не палить две недели и отдых дать, а коли кто выпалит, то за каждый выстрел семьдесят пять копеек штрафу..." https://ilibrary.ru/text/1161/p.39/index.html
— вот что им известно о дипломатии.
     22:01 27.09.2020 (1)
Ключевым  моментом  для  сдачи  города  было  падение  Малахова  кургана.  О  готовящемся  штурме  знал  даже  последний  солдат,  но  никаких  мер  по  усилению  защиты  предпринято  не  было.  Против  десяти  тысяч  штурмующих,  там  было  чуть  менее  девятисот  человек.  "Москва  болтает"  -  начало  рассказа  "Севастополь  в  августе".  Остальное,  если  захотите,  прочтете  у  Ткачева.  
     08:31 28.09.2020
Да, "Москва", как обычно, наперёд всё знала.
Но всё же тогда почему после сдачи Севастополя война продолжалась ещё полгода?
А условием заключения мира по Парижскому трактату (статья IV) стало как раз его возвращение.
     16:16 22.09.2020 (1)
1
1:2
     12:53 26.09.2020 (1)
Прошу  пояснить
     15:30 26.09.2020 (1)
Не цепляет. Не раскрыт образ. И почему "Невольник"? Всё, что вы написали в комментариях, должно было быть в рассказе. Перепишете в спокойной обстановке, назовите рассказ более прозаически, что-то типа "Последний день адмирала". И когда будет конкурс "История" вставите его туда. Главное, Борис, не сдаваться, никогда, что бы не случилось.
     22:21 26.09.2020 (1)
Просил  объяснений,  но  не  советов
     17:19 27.09.2020 (1)
Ну, извините, хотел как лучше. Рассказ не понравился. 
     22:02 27.09.2020
Тогда  спасибо  за  один  балл.
     19:18 22.09.2020 (1)
Оба рассказа хорошие, мне  понравились, хотя Невольник - слишком короткий, а Эхо - немножко затянут.
Мое мнение 1:2 в пользу Эхо Зульфагара.
     12:52 26.09.2020 (1)
1
Так  чем  же  второй  лучше  первого?
     13:03 26.09.2020 (1)
Уважаемый Борис.
Мне лично понравился второй рассказ.
Почему?
Я не критик и по полочкам все расставить не могу.
Понравился и все. Вы уж меня извините, не обижайтесь. Ничего личного, но видимо много субъективного.
     22:22 26.09.2020
1
Не  обижаюсь
     15:52 26.09.2020 (1)
Первый рассказ как бы записан на бегу - недоработан. Можно только догадаьться, что события проходили на Крвымской войне 1855 ! года. КАкие-то рассуждения путаница в мыслях, отсутствие действий и дурацкий взгляд в прицел (под Нахимова писалось?)
Второй рассказ сплошной сумбур из разных размышлений и событий. Написано много, но не интересно. Наверное автор писал на солнце без шляпы и торопился.
Счет 0 : 00 
     22:20 26.09.2020
Поаккуратнее  с  выражениями,  а  впрочем,  каждый  судит  в  меру  своей  испорченности.
     13:35 22.09.2020 (1)
1
2:2
     13:02 26.09.2020
Спасибо
     15:57 22.09.2020 (1)
1
Оба рассказа удались, каждый по своему.

2:2

С уважением, Андрей.
     12:53 26.09.2020
Спасибо
     16:02 22.09.2020 (1)
1
2:2
Очень яркие рассказы о войне, хотя концовка второго (с восстановлеием здоровья героя без полного восстановления его памяти, т.е. с частичным её провалом) меня несколько озадачила - не уверен, что такое можно сделать намеренно. 
     12:53 26.09.2020
Спасибо
     16:41 22.09.2020 (1)
1
1:2
     12:53 26.09.2020
Прошу  пояснить
     18:02 22.09.2020 (1)
1
1:1
     12:52 26.09.2020
Спасибо
Книга автора
Бесцельное парение над полем 
 Автор: Юрий Катаев
Реклама