«Войны» 2-й тур 2-я группа 2-й поединок (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: Без раздела
Тематика: Без раздела
Конкурс: Конкурс «Война»
Автор:
Баллы: 3
Читатели: 177
Внесено на сайт:
Действия:

«Войны» 2-й тур 2-я группа 2-й поединок



Сегодня у нас очередной поединок в конкурсе «Война».
Тема – «Война». Войны – всё, что связано с любой войной. Можно про воинов, про мирных граждан, но про войну.
Объём от 5000 до 20000 знаков.

Оценивать поединки может любой автор Фабулы, независимо писатель он или поэт. То есть любой автор Фабулы, независимо от того, участвует он в конкурсах или нет, может проголосовать за понравившийся рассказ. И его мнение будет учтёно.
Каждый голосующий сам решает, насколько рассказ соответствует данной теме, соответствует ли по объёму и так далее и тому подобное. На основании этого может, но не обязательно, снижать оценку.
Каждый голосующий имеет права каждому автору поставить 0, 1 или 2 балла, по принципу:
0 баллов – рассказ не очень;
1 балл – нормальный рассказ;
2 балла – рассказ хороший.
То есть, все возможные оценки: 2:2,  2:1,  1:2,  2:0,  0:2  1:1,  1:0,  0:1,  0:0.
Не забудьте указать в пользу какого рассказа.

Гости, клоны, анонимы комментарии писать могут, но оценки ставить не имеют право.
Спорить, хвалить или критиковать произведение, можно всем, кроме участников.
Участники поединка вы не должны открывать анонимность до объявления результата поединка. Потерпите 3 дня. Как будут объявлены результаты поединка, благодарите, смело отвечайте на критику.

Итак, сегодня встречаются рассказы «Доброволец» и «Шашка».



Доброволец

Шёл третий год мировой войны. А Люции исполнилось восемнадцать.
Одной из лучших, с похвальным листом за успехи в учёбе и примерное поведение, она окончила школу. Рослая сероглазая блондинка, не по годам серьёзная и спокойная, отличная гимнастка и чемпионка района по пулевой стрельбе — Люция не колебалась с выбором дальнейшего пути. Как раз в дни выпускных экзаменов набатом прогремела весть: Империя вступила в смертельную схватку с новым врагом на востоке. Притворяясь союзником, вероломный деспот-правитель громадной полудикой страны готовил удар в спину. Вождь Империи принял смелое решение: упредить измену, продолжая войну с островитянами на западе и юге, одновременно двинуть лучшие силы на восток, молниеносным натиском сокрушить варваров. Родина напрягала все силы в неравной битве, и Люция знала — её место в ратных рядах.
Девушек не призывали, но спокойная настойчивость Люции преодолела все преграды, её взяли в армию добровольцем. Без сучка и задоринки прошла курс молодого бойца. Чеканные слова присяги:
«…беспрекословно повинуясь вождю моего народа, я готова отдать жизнь для победы над врагом. …»
В строю прошла по столице. С любовью смотрели вслед родные улицы, суровыми каменными взглядами провожали воинов статуи древних героев на площадях. Кольнули в сердце дымящиеся развалины, тревожные звонки карет скорой помощи — ночью островитяне снова совершили злодейский воздушный налёт. На перроне обняла братишек. Взглянула в строгие сухие глаза матери:
«…Aut cum scuto, aut in scuto…»
Новобранку направили в специальную команду по поддержанию порядка на оккупированной восточной территории. Люция огорчилась — в мечтах она видела себя на передовой. Но приказ есть приказ.

Уже третий месяц войска Империи на востоке без остановки продвигались вперёд — двое суток пришлось ехать по завоёванной вражеской земле. Попадались навстречу санитарные поезда, эшелоны с разбитой боевой техникой. За окном вагона мелькали выжженные хлебные поля, пепелища деревень, руины городов. Наголову разгромленные в первые же дни войны варвары всё ещё продолжали бессмысленно сопротивляться, отступая, с невиданной лютой яростью уничтожали всё, превращали свою страну в пустыню.
Наконец Люция добралась до места — маленькая железнодорожная станция в лесу, штаб гарнизона, казарма отдельной охранной роты. Легко, будто вернувшись к привычному делу, втянулась в чёткий распорядок военной жизни. И вот впервые вышла на боевое задание, патрулирование дороги, вдвоём с командиром отделения капралом Энн Левис.
Энн сразу отличила Люцию среди других новобранцев, взяла к себе в отделение. Всего на пару лет старше Люции, коренастая и жилистая, словно скрученная из стальной проволоки, бритоголовая, всегда в тёмных очках — Энн была молчалива, никогда не упоминала о своих заслугах и не носила наград. Только от других солдат Люция узнала, что Энн служит в подразделении с первого дня, участвовала во всех спецакциях, имеет на личном счету сотни уничтоженных врагов. Было непонятно, почему при таком блестящем послужном списке она всё ещё оставалась в скромном чине капрала. Впрочем, Люция сразу заметила — не только солдаты отделения, но и все в роте, не исключая и офицеров, относились к Энн как-то по-особому, будто невольно напрягались, подтягивались в её присутствии. Люция же просто благоговейно, снизу вверх смотрела на эту настоящую народную героиню — благодаря таким непреклонным бойцам Империя громила врагов, победно раздвигая свои границы. Был установлен порядок и в этом районе, так что сегодняшнее патрулирование казалось простой формальностью.
Сентябрьское солнышко здесь припекало ещё совсем по-летнему. Тяжёлый мотоцикл медленно катил по извилистому пыльному просёлку между стенами елового леса. Люция управляла, Энн лениво развалилась в коляске, держа на коленях ручной пулемёт.
Люция заметила движение на повороте дороги в сотне метров впереди. Девушка в синем платье перебежала просёлок и напрямик через опушку понеслась к лесу.
Энн приподнялась, глядя на бегущую.
— Стой, — скомандовала Энн, и Люция затормозила. — Ишь как порскнула… Какого чёрта она здесь? Шляется в охраняемой зоне, наверняка без пропуска, — повернувшись к Люции, коротко бросила. — Сними её.
Люция с готовностью взглянула на Энн:
— Применить оружие?
— Да, покажи-ка, чему тебя учили, — Энн снова развалилась в коляске.
Люция сняла с плеча карабин. Поймала в прорезь прицела, повела на мушке удаляющуюся тонкую фигурку. Девушка, не замечая опасности, бежала легко, вприпрыжку, словно танцуя, раскинув в стороны руки — в левой что-то белело. На мгновение Люция замялась: совсем безобидная с виду… И ведь по уставу полагается окрик, предупредительный выстрел? Но командиру лучше знать, что делать. Нет времени, ещё десяток шагов, и нарушитель скроется в лесу… Задержала дыхание, плавно потянула спуск. Привычный толчок отдачи в плечо — и споткнулась бегущая, рухнула ничком.
— Неплохо! — улыбнулась Энн. — Подъезжай, осмотрим.
Люция медленно поехала вперёд и остановилась, миновав изгиб просёлка. Перешагнув кювет, Энн и Люция подошли к телу. Девушка лежала, уткнувшись лицом в траву. Издалека, на бегу, казалась старше, но теперь видно: совсем юная, подросток. Заметно выросла из выгоревшего ситцевого платья в горошек — задралось оно, обнажив серые трусы. Раскинуты голенастые, давно забывшие про обувь ноги, до колен — шершавые, чёрные от загара и пыли, выше — нежные, молочно-белые. Выброшенная вперёд тонкая смуглая рука судорожно стиснула проволочную дужку маленького берестяного туеска.
Энн упёрлась носком ботинка в бок девушки, перевернула её на спину. Распахнутые, словно в наивном удивлении, неподвижно уставились в небо карие глаза.
Люция стреляла раньше — по мишеням, знала, как пули расщепляют брёвна, как ударяют в бетонную стену, оставляя выбоину размером с кулак. Но настоящее действие оружия она видела впервые. Попала, куда и целила, под левую лопатку. Пуля прошла навылет, разорвав девушке левую грудь — страшная развороченная рана, кровавое месиво с торчащими обломками белых рёбер. И сколько крови в таком худеньком теле: вся трава вокруг забрызгана, насквозь промокло разодранное платье. От острого запаха свежатины сдавило дыхание, Люция вздрогнула, отвернулась и отступила, чувствуя, как тошнота подкатила к горлу.
Энн наклонилась, двумя пальцами пощупала шею лежащей:
— Наповал. Да, ты настоящий снайпер.
Вытащила из кармашка на поясе платья девушки аккуратно сложенную бумажку с печатью. Буркнула:
— Чёрт, у неё был пропуск. — Развернула документ. — Её звали Мария, она жила на хуторе в лесу… впрочем, это уже неважно.
Энн порвала пропуск и отбросила клочки. Она переступила через убитую, разжав её сведённые пальцы, взяла туесок, осторожно сняла с него крышку. Улыбнулась:
— Земляничка, — Энн бросила в рот горсть ягод и протянула туесок Люции. — Сладкая… хочешь?
Люция испуганно смотрела на Энн.
— Так выходит… я зря убила её?
— Зря?
Энн шагнула к Люции, принагнула её голову и ласково потрепала короткие белокурые волосы.
— Ничего, расслабься. Я понимаю — первый раз. Похожи они на людей, да, на нервы это действует. И я так же дёргалась. Прошлой зимой, в губернаторстве, двинули нас на корчёвку. Вот была работа — ствол уж руки жжёт, а их гонят, табор за табором. Глядят исподлобья, зверьё… У каждой выводок, полдюжины, и на руках, и за спиной, и за юбку держатся, каждая вторая с брюхом, до чего ж плодущие эти крысы. Очередью стеганёшь — валятся, кровища как из ведра, снег в кашу, дымится. Крысята в нём барахтаются, пищат, ручонки тянут… Во сне мерещились. Потом привыкла. И ты привыкнешь. Время нам такое выпало, надо от мерзости землю чистить, иначе всему конец, культуре, цивилизации — да что тебе объяснять, сама ведь понимаешь?
— Да, — Люция виновато улыбнулась. — Прости.
Превозмогая отвращение, она взяла из туеска несколько ягод и медленно жевала их, не чувствуя вкуса. Энн повернулась и пошла к мотоциклу. Люция догнала её.
— Вперёд! — приказала Энн, одним мягким движением запрыгнув в коляску.
Мотоцикл тронулся. Энн расстегнула воротник кителя, вздохнула, подставив потную грудь прохладному ветерку. Но минуту спустя мотоцикл, вильнув, резко затормозил. Энн услышала испуганный вскрик Люции, среагировала молниеносно, лязгнув затвором пулемёта, клубком выкатилась из коляски. Люция глядела назад. Там, у леса, стояла Мария, протягивала к ним руки, что-то кричала, громко, навзрыд, плакала — живая, не было раны в её груди, не было крови…
Энн, видно, растерялась, но лишь на мгновение. Эхом в лесу отозвалась короткая очередь её пулемёта, и крик оборвался — девушка переломилась, всплеснув руками, упала навзничь.
— Какого чёрта? — пробормотала Энн. — Привидений не бывает. Посмотрим… за мной!
Словно в атаку, пригнувшись, прижимая к бедру приклад пулемёта, она бросилась к упавшей. Перехватив карабин наперевес, Люция бежала следом. Внезапно Энн расхохоталась:
— Вот так замочили мы трусы, из-за такого пустяка! — она обернулась к Люции. — Смотри.
Снова ударил в ноздри тяжёлый острый запах. Комок подступил к горлу. Но теперь Люция не отводила взгляд.
Всё так же неподвижно, удивлённо, смотрела в небо мёртвая Мария. Уже не кровоточила — запекалась, чернела рваная рана в её груди. Убита, надёжно, не встанет…
…а бок о бок с ней, распростёртая в луже крови, в предсмертных корчах билась другая девушка, такая же худенькая и кареглазая, в синем платье — сестра, близнец. Пулемётная очередь перервала её наискось по животу — веером по траве разлетелись кровавые клочья мяса и обрывки платья. С тяжким хрипом ещё раз поднялась и опустилась, застыла грудь расстрелянной. Булькнуло в горле, рот приоткрылся в беззвучном вскрике. Вишнёвыми косточками в пузырящейся крови белели маленькие ровные зубки.


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     07:58 05.10.2020 (2)
По-моему, в первом рассказе "Доброволец" речь идет о Франции.
Но мне бы, хотелось, чтобы автор сделал сноску и перевод иностранных слов.
Я французский (или испанский, английский) язык не учила и предполагать, что там было сказано, не могу.
А.П.Чехов всегда делал сноски.
Рассказ "Шашки" больше понравился.
1:2 в пользу "Шашка".

     19:36 07.10.2020
Спасибо, что "Шашка" больше понравилась.
     19:06 07.10.2020 (1)
Любопытно — а что вас навело на мысль о Франции?
Да, со сносками и переводами я долго думала, но всё же решила оставить так.
Во времена Чехова всё же не у всех были словари, а теперь-то гугль у каждого на расстоянии одного клика, если скопипастить туда латинскую фразу, много интересного можно узнать, кроме просто перевода.
     21:27 07.10.2020 (1)
Что  меня навело на мысль о Франции, так это описание местности, и иностранные слова, без перевода.
На немецкий и английский не похоже. Просто я гуглом не пользуюсь, ни разу туда не заходила.
Просто, я если куда-нибудь зайду в лишние места, то потом приходится кого-нибудь звать, чтобы "разрулить" ситуацию.
     08:05 08.10.2020
А ещё, сразу об этом написала, просто "вылетело", извините. Это имена :Энн, Люция.
     17:43 07.10.2020 (1)
Закончился 2-й поединок 2-го тура во 2-й группе. В нём принимали участие рассказы «Доброволец» - автор Мария Гринберг и «Шашка» - автор Анатолий Гусев.
В упорной борьбе со счетом 18:16 победу одержал рассказ «Шашка».
Поздравляем Анатолия Гусева с победой!
     21:39 07.10.2020
Анатолий, поздравляю  с победой!
     05:24 05.10.2020 (1)
"Шашки" - очень реалистично, художественно показывают времена Гражданской войны, насколько я о них наслышан.
Первый рассказ тоже неплох, но жестокость слишком в деталях, и сбивает с толку иносказательность. Что за империя, - британская, германская? Речь определенно о Второй Мировой, но где, какие фашисты, с какими повстанцами? Мне не сообразить. 1:2  
     19:34 07.10.2020
Спасибо.
     23:19 04.10.2020 (1)
Понравились оба рассказа))
2:2
     19:34 07.10.2020
Спасибо.
     18:53 04.10.2020 (1)
А кровяные подробности придали реалистичности этой сказке? Хотя написано хорошо. За это1. Шашки 2.
     19:33 07.10.2020
Спасибо, Люся.
     16:05 04.10.2020 (1)
2. 2
     19:33 07.10.2020
Спасибо.
     10:21 04.10.2020 (1)
2:1. Второй рассказ смутил явной "ура-советской" направленностью. Впечатление, что его написали по заказу компартии в 1925 году.
     19:32 07.10.2020
Значить с направленностью получилось. Спасибо. А 1925 г. за такой рассказ о Сорокине могли и на Соловки отправить.
     22:22 04.10.2020 (1)
2:2  Хорошие  рассказы.   В  первом  автор  нашел  нетрадиционный  способ  показать  суть  войны  на  уничтожение.  Читать  непривычно.  "Приключения  Вернера  Хольта"  уже  написаны.   Но  каждый  имеет  право  на  свое видение  жизни.  Второй
рассказ   в  одном  эпизоде  показал  безумную  жестокость  гражданской войны.  За  освещение  личности  Сорокина  отдельное  спасибо.  Чапаева  помним,  а  он  чем  хуже?   Только  тем,  что  свои в конце  концов  и  расстреляли.  А  Василию  Ивановичу  "повезло"  от пули  "белых"  погибнуть.  Надо   знать  и  помнить,  какое  страшное  дело - гражданская  война.
     19:30 07.10.2020
Спасибо, Борис. На счёт Сорокина удивили, что знаете о нём, спасибо.
     17:51 07.10.2020
Таблица после 2-го тура

1 Анатолий Гусев                       29-24      4
2 Ивана Морозова                      27-25      2
3 Александр Паршин                24-26      2
4 Мария Гринберг                      25-30      0
     15:12 05.10.2020
1:1
Книга автора
Бесцельное парение над полем 
 Автор: Юрий Катаев
Реклама