«Научная фантастика» 3-й тур 1-я группа 1-й поединок (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Без раздела
Тематика: Без раздела
Конкурс: Конкурс «Научная фантастика»
Автор:
Читатели: 182
Внесено на сайт:
Действия:

«Научная фантастика» 3-й тур 1-я группа 1-й поединок


Сегодня у нас первый поединок в конкурсе «Научная фантастика».
Тема – «Научная фантастика». Научная фантастика – Мир наш, но уже изменённый.
Объём от 5000 до 20000 знаков.

Оценивать поединки может любой автор Фабулы, независимо писатель он или поэт. То есть любой автор Фабулы, независимо от того, участвует он в конкурсах или нет, может проголосовать за понравившийся рассказ. И его мнение будет учтёно.
Каждый голосующий сам решает, насколько рассказ соответствует данной теме, соответствует ли по объёму и так далее и тому подобное. На основании этого может, но не обязательно, снижать оценку.
Каждый голосующий имеет права каждому автору поставить 0, 1 или 2 балла, по принципу:
0 баллов – рассказ не очень;
1 балл – нормальный рассказ;
2 балла – рассказ хороший.
То есть, все возможные оценки: 2:2,  2:1,  1:2,  2:0,  0:2  1:1,  1:0,  0:1,  0:0.
Не забудьте указать в пользу какого рассказа.

Гости, клоны, анонимы комментарии писать могут, но оценки ставить не имеют право.
Спорить, хвалить или критиковать произведение, можно всем, кроме участников.
Участники поединка вы не должны открывать анонимность до объявления результата поединка. Потерпите 3 дня. Как будут объявлены результаты поединка, благодарите, смело отвечайте на критику.

Итак, сегодня встречаются рассказы «Эффект Соляриса» и «Я, Дима, Оленька и Машинный Разум».



Эффект Соляриса
(Отрывки из повести «Синоптик или Эффект Соляриса»).

«Может быть, океан…прозондировал наши мозги и извлёк из них какие-то изолированные островки психики».
Станислав Лем, «Солярис».

На околоземной орбите всё проходило по намеченному графику.
Обычно, когда мы смотрим научно-фантастический фильм, особенно с трагическими последствиями, мы подсознательно убеждаем себя, что с нами никогда ничего подобного не произойдёт.
То же самое можно было и сказать в отношении членов этого космического экипажа. Им был знаком сюжет романа «Солярис» Станислава Лэма. Но, астронавтам казалось, что всё в романе было надуманным, как говорят, «притянутым за уши».
А во время орбитального полёта они стали испытывать разного рода слуховые и зрительные галлюцинации.
Причём, эти странные видения приобретали более чёткие формы при прохождении станции над Тихим океаном. Каждому из астронавтов виделось что-то отличное от других. Это были воспоминания из далёкого детства или, наоборот, совершенно фантасмагорические события.
Астронавты гнали от себя эти навязчивые образы, порой они напоминали им о каких-то происшествиях, которые они пытались забыть...

Нелегко астронавтам было признаться своим коллегам. Но, признавшись, они немного успокоились. Теперь они поняли, что какая-то сила действует на всех.
Один из членов экипажа, врач Сэмюель Кул, охарактеризовал их ощущения, как эффект Соляриса, всё по тому же знаменитому роману.
Тем не менее, астронавты не на шутку испугались, когда их видения стали материализовываться на орбитальной станции, вплоть до мелких предметов из их прошлой жизни.
Они даже думали, что памятные вещи, а, порой и ненужные безделушки им передавали с челноками их семьи. Но, вскоре они удостоверились, что ничего подобного им никто не передавал... Ведь, кроме них самих, никто и не мог знать, насколько им важна та или иная вещица и, что самое важное, с какими ассоциациями она связана...
Астронавты изолировали эти «находки» и стали проверять их химический состав.
С одной стороны, материализовавшиеся предметы состояли из известных веществ. Но, с другой стороны, что-то всё же отличало их от реальных... Но, что?
Члены экипажа описывали всё, что находили, с осторожностью, продумывая каждое слово: они боялись, что специалисты дисквалифицируют их для дальнейших полётов, из-за возможных психических отклонений.
О материализовавшихся вещах они молчали. До поры до времени...
Но, когда сведения о галлюцинациях и странных предметах всё же были переданы на Землю в Центр космических полётов, Фрэд Шайн, молодой специалист по космической психологии, занялся их тщательным изучением.
Фрэд Шайн был другом синоптика Дэвида Фроста, также сотрудника Центра. В неформальной обстановке он проговорился о видениях астронавтов.
И Дэвид «заболел» этим. Он тоже хотел получать галлюцинации, чтобы всё было, как в настоящем полёте…
И вскоре ему представился такой случай, то ли во сне, то ли...

Дэвид открыл глаза. Первой он увидел стену из множества пакетов. Все они были вдоль и поперёк перетянуты широкими лентами.
- Странно… Где это я? И как я здесь оказался?
Он попытался пошевелиться. Обе руки медленно вытянулись в стороны и зависли как на поверхности озера.
- Теперь понятно.  Я – на орбитальной станции. Но, почему я не плыву сам? Дэвид прекрасно осознавал, что  в состоянии невесомости его тело как бы взвешено в воздухе. Он посмотрел на свои ноги. Они запутались в каких-то шлангах, и он с трудом их вытащил из коварных петель. Теперь он действительно «парил» в воздухе.
Дэвид поймал себя на мысли, что он себя хорошо чувствует.
- Наверное, я здесь уже долго нахожусь, поэтому у меня стабилизировалось кровяное давление и организм привык к невесомости. Но, кто же мне скажет, как я сюда попал и сколько я уже здесь, на орбите?
Несмотря на хорошее физическое самочувствие, Дэвид был взволнован. Столько вопросов и ни одного ответа…
- Надо поискать в отсеках астронавтов. Возможно, они мне всё объяснят. Эта мысль немного его успокоила. Он стал потихоньку плыть вдоль стен, отталкиваясь руками от многочисленных проводов. «Коридор», наконец, окончился, и Дэвид увидел круглую дверь-люк. Он схватился за ручку и попытался её вращать. Сначала он вращался вместе с ней. Потом приспособился, удерживая тело в одном положении с помощью широко расставленных ног, упирающихся в противоположные стены.
Наконец, дверь поддалась. Он её открыл и оказался в более просторном отсеке. Ему на мгновенье показалось, что он в каком-то наземном учреждении; кругом «стояли» кресла с установленными напротив компьютерами.
- А где же астронавты? Наверно, спят… Дэвид поплыл дальше. Лишь краем глаза он успел заметить что-то на одном из экранов. Но, он не придал значения увиденному. Он так хотел найти живых людей!
Дэвид плыл и плыл по орбитальной станции. Он старался заглянуть во все отсеки, найдя на одной из стен план станции. С этим планом он «заплывал» всё дальше и дальше, довольно быстро сориентировавшись, в какой точке станции он находится.
Если бы это было на земле, у него устали бы ноги от ходьбы. А здесь, на орбите, у него страшно устали руки. Он всё время должен был ими отталкиваться от стен и приборов.
Астронавтов нигде не было… Дэвид не сдавался. А, может, они заболели и лежат где-то в карантине? А, может, у них экстренный выход в открытый космос?
У всех сразу? Разве это возможно? Если их похитили? Убили?
С каждым «заплывом» Дэвид всё больше мрачнел.
- Тут что-то не так. Во-первых, я совершенно не помню, как здесь оказался.
Во-вторых, станция не может быть необитаемой, здесь уже несколько месяцев работают наши астронавты.
В-третих…
Потом Дэвид подумал, он, на самом деле, не знает, какое сейчас число и сколько он находится на орбите. Вот именно сейчас он и вспомнил, что видел на одном из экранов компьютера. Там печатался какой-то текст, причём, с бешеной скоростью. Просто с нечеловеческой скоростью…
Дэвид понимал, что ему деваться некуда; самостоятельно он с орбитальной станции «уйти» не может. Он уже перестал, пусть на время, изводить себя вопросом, как он на неё попал. Теперь возникла проблема более насущная - найти экипаж.
Он не был лично знаком с членами экипажа. Но, как и все в Центре, знал про них, видел их фотографии. Вот и сейчас, вновь «проплывая» по всем отсекам, он видел прикреплённые к стенам фотографии астронавтов и их родных, памятные сувениры. Всё это казалось бы детским на Земле, но, в условиях длительного полёта всё земное приобретало новый, неповторимый смысл.
Дэвид присмотрелся к некоторым снимкам. Какая идиллия, какое завидное благополучие! Фотографии будто светились теплом улыбок, а яркие пейзажи казались просто фантастическими. Хотя, если бы у Дэвида было больше времени, он смог бы даже разобраться, где были сделаны эти снимки. Сам он мало путешествовал в реальной жизни, но Интернет помог ему заглянуть в самые дальние уголки Земли. И по фотоснимкам на орбите было ясно, что будущие астронавты успели посетить немало удивительных мест.
Дэвид оторвал взгляд от фотографий и продолжил поиски астронавтов. Безуспешно…
Тогда он вернулся в отсек с компьютерами и принялся искать какие-то записи и сообщения. Но, к его большому разочарованию, все компьютеры, кроме одного, требовали пароль для входа в программу. А единственный компьютер с уже включённым экраном не реагировал на попытки Дэвида  и продолжал строчить с бешеной скоростью. Дэвид попытался прочесть, что было написано на экранном листе. Какие-то знаки, сотни, тысячи знаков. Он их видел впервые.
- Это какой-то новый язык программирования? Интересно, какой? Я и не думал, что наших астронавтов так серьёзно готовили к полёту. Значит, их обучали и новым программам… Интересно…
Не найдя никого, Дэвид решил посмотреть, в какой части станции был выход в открытый космос. Возможно, астронавты будут видны оттуда, при условии, если они вообще покидали станцию.
Дэвид «проплыл» до отсека с герметичными скафандрами и шлемами. По схеме станции, оборудование для работы в открытом космосе должно было находиться в специальном шкафу с прозрачными стенками. Дэвид приблизился к этому шкафу. Он был высоким и длинным, занимая весь отсек. Скафандрам действительно нужно было много места, тем более, что их должно было хватать на всех членов космической станции.
Шкаф был пуст! Дэвид ещё раз убедился, что его догадка верна.
- Так, значит весь экипаж вне станции. Почему никого не оставили в главном отсеке? Что же могло произойти за бортом, что понадобилось выйти в открытый космос всем астронавтам?
Дэвид решил подождать возвращения людей на станцию в промежуточном отсеке, где было достаточно кислорода для дыхания. Он закрепил руку за один из канатов и принялся ждать. Сколько времени прошло с момента его появления на станции, он не помнил. Вероятно, уже несколько часов. Со стороны любому показалось бы странным, что человек столько времени не ест, не пьёт, не справляет естественные потребности. Осознавал ли это Дэвид?
Возможно, он задремал. В какой-то момент он открыл глаза и увидел астронавтов. Они шли один за другим, как по команде, поднимая то одну, то другую руку. Дэвид, по-видимому, не обратил внимания, что они шли, а не плыли. Как на Земле. Он уже хотел было вскрикнуть и позвать их, но...  Он вдруг увидел, что шлемы идущих астронавтов были пустыми…
- Движущиеся скафандры? Это уже слишком…
Дэвид закрыл глаза и провалился в пустоту...

Дэвид не вышел на работу после выходных. Фрэд не смог к нему дозвониться... Через два дня полиция обнаружила труп синоптика с искажённым от ужаса лицом и широко раскрытыми глазами, лежащий на полу в его квартире.



Я, Дима, Оленька и Машинный Разум

Это было не так давно, в начале девяностых. Вычислительная техника, которая сейчас умещается на ладони, занимала целую комнату, даже


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     17:42 11.10.2020
1:1
     15:03 11.10.2020
1
0:2
     10:27 11.10.2020
1
«Эффект Соляриса»
И снова отрывок, без начала и конца, сюжета и логики…

«Я, Дима, Оленька и Машинный Разум»
Старая тема НФ: появление у оч-чень сложной ЭВМ признаков разума и попытки его контакта с  человеком, порой с ужасающими последствиями — можно вспомнить, например, «Ответ» Ф. Брауна (1954 г.) или «массачусетский кошмар» Стругацких.
В данном случае, впрочем, всё обошлось минимальными потерями.

0:2
Книга автора
"Великие враки" 
 Автор: ТАМ
Реклама