«Войны» 3-й тур 2-я группа 1-й поединок (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: Без раздела
Тематика: Без раздела
Конкурс: Конкурс «Война»
Автор:
Баллы: 6
Читатели: 169
Внесено на сайт:
Действия:

«Войны» 3-й тур 2-я группа 1-й поединок


Сегодня у нас очередной поединок в конкурсе «Война».
Тема – «Война». Войны – всё, что связано с любой войной. Можно про воинов, про мирных граждан, но про войну.
Объём от 5000 до 20000 знаков.

Оценивать поединки может любой автор Фабулы, независимо писатель он или поэт. То есть любой автор Фабулы, независимо от того, участвует он в конкурсах или нет, может проголосовать за понравившийся рассказ. И его мнение будет учтёно.
Каждый голосующий сам решает, насколько рассказ соответствует данной теме, соответствует ли по объёму и так далее и тому подобное. На основании этого может, но не обязательно, снижать оценку.
Каждый голосующий имеет права каждому автору поставить 0, 1 или 2 балла, по принципу:
0 баллов – рассказ не очень;
1 балл – нормальный рассказ;
2 балла – рассказ хороший.
То есть, все возможные оценки: 2:2,  2:1,  1:2,  2:0,  0:2  1:1,  1:0,  0:1,  0:0.
Не забудьте указать в пользу какого рассказа.

Гости, клоны, анонимы комментарии писать могут, но оценки ставить не имеют право.
Спорить, хвалить или критиковать произведение, можно всем, кроме участников.
Участники поединка вы не должны открывать анонимность до объявления результата поединка. Потерпите 3 дня. Как будут объявлены результаты поединка, благодарите, смело отвечайте на критику.

Итак, сегодня встречаются рассказы «Антон Иванович» и «Он воевал в Ленинграде».



Антон Иванович

Осенний вечер 1943 года, юг Франции.

Антон Иванович Деникин сидел в своём кабинете и что-то писал. Его жена, Ксения Васильевна, подошла к нему сзади, обняла и прижалась щекой к его щеке и сказала:
- Антош, а ты знаешь, что немцы, которые обосновались в школе, вовсе не немцы?
Ксения Васильевна смотрела на мужа таинственно и лукаво. Она почти на двадцать лет младше мужа, ей пятьдесят один год.
- А кто же, Чижик? – спросил Антон Иванович, не отрываясь от рукописи.
В его глазах она была по-прежнему той милой неунывающей девчонкой с забавной фамилией Чиж, как и двадцать шесть лет назад, когда они поженились. Жизни без неё он себе не представлял. Когда её забрали немцы 15 июня 1941 года, он очень переживал и постарел очень сильно, пока её держали в тюрьме эти две недели, а, вернее, шестнадцать дней.
- Русские, - ответила Ксения Васильевна.
- Здесь, в Мимизане? – Антон Иванович оторвался от рукописи и посмотрел на жену. - Да ты шутишь, душа моя.
- И всё же.
- И что же они здесь делают?
- Строят чего-то.
- Ну да, немцы непонятно от кого хотят обороняться, всё побережье перекопали. Укрепляют оборону. Так ты хочешь сказать, Ксюша, что это русские, перешедшие на службу врагу?
- Да. РОА – Русская освободительная армия какого-то Власова.
- Кого же они здесь освобождают?
- Не знаю. И ещё мне передали, что узнав, что здесь живут русские, они хотели бы посетить нас, пообщаться.
- Они знают кто мы?
- Конечно, им же рассказали.
- Что ж, пусть приходят, интересно будет побеседовать. Только не все сразу. Сколько их в деревне?
- Рота, наверное.

На следующий день у домика, где жили Антон Иванович и Ксения Васильевна, появились трое солдат. Они нерешительно мялись у калитки, ожидая, когда их позовут. Их позвали.
- Проходите, гости дорогие, - приглашала Ксения Васильевна. – Чаю? Надоел, наверное, кофе ихнее.
- Да уж не без этого, хозяйка, - сказал самый старый из гостей.
Ему на вид было лет пятьдесят-шестьдесят, другому лет около тридцати, а третьему не больше двадцати пяти.
- Садитесь, не стесняйтесь, - сказал Антон Иванович.
- Ну, как же, такие люди…
Для Антона Ивановича странно и нелепо было видеть русских людей в немецкой форме. Они назвали свои имена и отчества, фамилии называть не стали.
- Мы с вами, прежде всего, русские люди, - сказал Антон Иванович. - Хотя вот с вами не понятно. Вы «наши»? Хотя какие вы наши, на вас форма чужой армии, но вы и не немцы. И не наймиты, говорят, что добровольцы.
- Да, добровольцы, - сказал старый солдат. – Выбор был добровольный: или в лагере сгинуть или форму эту нацепить.
- Но ведь кто-то остался в лагере? – спросила Ксения Васильевна.
- Кто-то остался, - согласился старый солдат, глядя в пол, ему было неловко от этого вопроса.
- В лагере – кошмар, - сказал солдат средних лет, - из бараков каждый день утром трупы десятками выносят, как брёвна.
- Расскажите, пожалуйста, - попросил Антон Иванович, - я собираю свидетельства очевидцев о зверствах немцев в концлагерях и немного в курсе, что там происходит.
- А вы, наверное, офицер, - сказала Ксения Васильевна солдату средних лет.
Он кивнул.
- И большевик, - сказал Антон Иванович.
- Я скажу больше, - сказал молодой солдат, - он ещё и еврей.
- Как же так? – удивился Антон Иванович, - евреев немцы расстреливают в первую очередь, а тем более большевиков и офицеров.
- Немцы, они хозяйственные, - сказал пожилой солдат, - они просто так пули не расходуют. Газом душат, али так доводят до смерти. Мы в Гражданскую войну шашками рубили, потому, как патронов не было, а немцы вот из жадности экономят.
- Да, немцы, они такие, - согласился Антон Иванович. – А вы казак?
- Так точно, донской казак станицы Новочеркасской.
- На чьей стороне воевали в Гражданскую?
- На вашей, Антон Иванович, на вашей. В плен попал, прям перед самым Крымом, а потом в Польше за красных воевал.
- Понятно, - сказал Антон Иванович и обратился к бывшему офицеру: - Так как же вам удалось скрыть, что вы еврей? Ведь есть маленькая анатомическая особенность, отличающая евреев от православных. Это не скроешь. Извини, Ксюша…
- Да что ты, Иваныч, - засмеялась Ксения Васильевна, - я всё же сестра милосердия, в анатомии немного разбираюсь. И мужчин голых повидала…
- Что верно, то верно, - сказал казак, - вы меня совсем не помните, Ксения Васильевна?
Ксения Васильевна всмотрелась в лицо казака, нахмурила брови:
- Нет, не помню, - замотала головой, - извините.
- Да чего уж там, благодаря вам и жить остался. Показать шрамы не могу, в таком месте… Хотя вы видели.
Он потрогал ладонью низ живота и продолжил:
- По Екатеринодаром, летом восемнадцатого, когда второй раз его брали.
- А, осколочное ранение, чуть-чуть мочевой пузырь не разорвало. Повезло вам, разорвало, вряд ли бы выжили.
- Так вы меня из боя-то и вытащили. Если бы не вы…
- Да ладно, - отмахнулась Ксения Васильевна, - не вы один.
- Так как же вас в лагере не убили? – спросил бывшего офицера Антон Иванович.
- Ну как? Я представился рядовым, беспартийным и крымским татарином. И сразу же стал почти арийцем, потомком каких-то крымских го́тов. Немцы попервоначалу думали, что все обрезанные евреи, а потом разобрались, что обрезанными бывают ещё и мусульмане. У меня в роте служил один, вот я его именем и назвался. Так оно лучше, у меня семья в Москве.
- Не понял, - сказал Антон Иванович, - причём здесь семья?
- Что тут не понятного, - ответил бывший офицер. – Если я пропал без вести, то мою семью не лишат продовольственной карточки, а если узнают, что я попал в плен, то я сразу же становлюсь дезертиром и предателем, мою семью лишают карточек, и она будет голодать.
- Но надев форму врага, вы на самом деле стали предателем, - Антон Иванович посмотрел на бывшего офицера с некоторым отчуждением.
- Жизнь в лагере уж очень невыносима, - сказал офицер.
- Вы знаете, чем там кормили, папаша? – сказал молодой. – Картошку в чан кинут даже не чищенную, даже не мытую, с землёй и варят её пока она в кашу не превратиться. Вот этой бурдой и кормят.
- А вы как попали в плен, молодой человек? – спросил Антон Иванович.
- Я – матрос. Когда из Севастополя эвакуировались, бомба попала в наш корабль. Румыны спасли, из моря вытащили. Мы эту форму-то, зачем надели? Думали, что нас на передовую погонят, там бы мы и сдались нашим. И нам ещё обещали, что по своим стрелять не будем. На фронте так, по хозяйству будем.
- А немцы оказались не дураками и на фронт вас не погнали, - сказала Ксения Васильевна притворно-сочувственно.
- Так и есть, - вздохнул казак. – И где мы сейчас, даже и не знаем.
- Ну, это просто, - улыбнулась Ксения Васильевна. – Вы сейчас в деревушке Мимизан на юге Франции, к юго-западу он города Бордо.
По лицам солдат было видно, что они не понимают, где это.
- Могу на карте показать, - сказал Антон Иванович.
Солдаты кивнули, они встали и направились в кабинет Антона Ивановича. Подошли к большой карте на стене, утыканной красными флажками.
- Вот Москва, - показывал Антон Иванович, - вот Ростов-на-Дону, Новочеркасская чуть северней, вот здесь. Вы откуда, молодой человек?
- Из Керчи.
- Вот Керчь. А мы вот здесь.
- Это океан? – подивился казак.
- Да, Бискайский залив Атлантического океана. От этого дома до океана вёрст пять будет.
- О, как! – ахнул казак. – На самый край, значить, нас завезли!
- А что это за флажки, Антон Иванович? – спросил бывший офицер.
- Это я отмечаю, куда продвинулась наша армия.
- О! В Днепр упёрлись, - сказал казак.
- И даже за Днепр, - сказал Антон Иванович, - под самым Киевом стоят. Скоро, думаю, возьмут.
- Да взяли уж Киев, наверное, - предположил бывший офицер, - сегодня 7 ноября, двадцать шестая годовщина Октябрьской революции. Наши любят к таким датам чего-нибудь приурочивать.
- Не знаю, лондонское радио ничего пока ещё не говорило такого.
- Скажут ещё, - убеждённо сказал бывший офицер.
Вернулись назад в гостиную. Чувства у солдат РОА были смешанные: толи радоваться успехам своих, толи огорчаться. Что лично с ними будет, после войны? А то, что войну выиграет именно Красная армия никто и не сомневался.
- А почему вы, Антон Иванович, к немцам служить не пошли? – спросил казак, - Как атаман Краснов? Вы же, вроде как, были против большевиков?
- Я, милейший, и сейчас против большевиков, но я не против России. Я сын крепостного крестьянина и древней родословной похвастаться не могу, но честь офицерскую имею. Ни мой отец, ни я никакой чужой армии не служили. Извините, если обидел.
- Да чего уж там, - махнул рукой казак.
- В Гражданскую войну и мы, и красные воевали за Россию. Будущее её видели по-разному, но воевали за Россию. А Краснов ещё тогда в восемнадцатом году под Ростовом к немцам приглядывался, симпатизировал он им.
- Так вы сами же, Антон Иванович, у них через него боеприпасы покупали, - сказал казак.
- А что было делать? – Антон Иванович развёл руками. – Армию снабжать надо было. Немцы царские склады наши разграбили и нам же с них и продавали. Враг врага – друг, как известно, только если раньше он был врагом, то он всё равно врагом остаётся. И это рано или поздно проявиться. А с врагами России дружить нельзя, и служить им нельзя ни при каких обстоятельствах.
- Что же нам делать? – спросил бывший офицер.
- Не знаю, - сказал Антон Иванович. – Если вас раньше только считали предателями, то теперь вы ими стали. Что за жизнь в России стала? Вы врёте власти, власть врёт вам. Поэтому белое движение и войну проиграла. Наврали народу с три короба: землю – крестьянам, фабрики - рабочим. Казак, землю-то вам большевики дали?
- Дали. Потом догнали и ещё дали. Я казак, у меня земля была. А иногородних, тех обманули. Потом в колхоз загнали. Быков моих… Эх! Сгорели мы аккурат в тридцатом году, одни быки и остались. Да орден у меня «Красного знамени» за Польшу. Поэтому мне, может быть, чуток полегче было, я в одночасье бедняком стал.
- Человек о других по себе судит, - продолжил Антон Иванович. - Если сам лгун, то, думает, и другие такие же. Могут и не поверить вашим рассказам про


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     18:31 23.10.2020
Итоговая таблица

1 Анатолий Гусев                       46-40      6
2 Александр Паршин                41-41      4
3 Иван Морозов                          43-42      2
4 Мария Гринберг                      40-47      0

Поздравляем Анатолия Гусева и Александра Паршина с выходом в полуфинал конкурса «Войны»!
     06:44 16.10.2020 (2)
Оба рассказа прекрасны. Интересно, образно, простым языком написаны. Получил большое удовольствие.
Счет 2:2. Удачи в конкурсе.
     19:58 19.10.2020 (1)
1
Большое спасибо, Леонид!
     21:20 19.10.2020
Творческих удач!
     19:42 19.10.2020 (1)
1
Спасибо.
     19:58 19.10.2020
Поздравляю с Победой!
     21:01 19.10.2020
Рассказ про русского генерала написан в интересной разговорной фоорме. Как-то даже неожиданным был сюжет: Париж, русские пленные у немцев  генерал белогвардеец. Вроде бы и враги Советов, но они стоят по разные стороны понимания: Русская совесть, честь, патриотизм.  Очень психологично и интересно.  - 2 балла.
 Второй рассказ интересен по сюжету, но написан несколько сумбурно. Как-то не располагает форма наивных вопросов сына к ветерану отцу. МОжет, по другому надо было построить рассказ. А сюжет интересный и полезный в познавательном смысле. - 1 балл.
 Извините, я кажется, опоздал.

Счет 2 : 1 
     12:31 16.10.2020 (2)
1
2:1 Первый рассказ - подход с литературной точки зрения более глубокий, более творческий, чем просто пересказ исторических событий.
     19:57 19.10.2020
Спасибо, Трэвелер!
     19:42 19.10.2020
Огромное спасибо, ваш комментарий больше всего порадовал.
     13:08 16.10.2020 (2)
1
Разные какие судьбы у людей, очень интересно встретились рассказы.
В первом — образы русских, искренне любящих Родину, но лишённых возможности ей помочь, более того, оказавшихся во вражеском стане.
Что ж, без них она обошлась — были у неё и такие, как герой второго рассказа.

2:2
     19:57 19.10.2020
Большое спасибо, Мария!
     19:41 19.10.2020
Спасибо. В чём-то вы правы, да.
     18:37 16.10.2020 (2)
1
Первый рассказ мне показался интереснее. Есть идея, есть образы. Согласна с мнением, что второй - больше документальное описание важного для страны события. Поэтому 2:1 в пользу Деникина.
     19:56 19.10.2020
Спасибо, Люся!
     19:40 19.10.2020
Большое спасибо.
     20:09 16.10.2020 (2)
1
Понравились оба рассказа
2:2
     19:55 19.10.2020
Большое спасибо, Innessa!
     19:40 19.10.2020
Спасибо.
     06:40 16.10.2020 (1)
1
Война - это  всегда  страшно! Оба  рассказа  хороши, но  мне  ближе  о  Ленинграде. 1-2
     19:46 19.10.2020 (1)
Вообще-то, Валентин Иванович, я хотел сказать, что нельзя русским служить врагам России, а то в последнее время многие русские продаются нашим врагам за печеньки и ещё хвастают этим. Но, всё равно, спасибо.
     19:52 19.10.2020
Я  с  вами   больше  чем  согласен. Нельзя  продаваться  и этим  все  сказано.
     14:38 19.10.2020 (2)
1:1
     19:40 19.10.2020
Спасибо.
     19:33 19.10.2020
Спасибо, Борис!
     18:48 18.10.2020 (2)
1:2 в пользу "Он воевал в Ленинграде", мне это больше понравилось.
     19:39 19.10.2020
Спасибо
     19:34 19.10.2020
Большое спасибо, Аня!
Книга автора
Бесцельное парение над полем 
 Автор: Юрий Катаев
Реклама