«Научная фантастика» 3-й тур 2-я группа 2-й поединок (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Без раздела
Тематика: Без раздела
Конкурс: Конкурс «Научная фантастика»
Автор:
Баллы: 3
Читатели: 147
Внесено на сайт:
Действия:

«Научная фантастика» 3-й тур 2-я группа 2-й поединок

Сегодня у нас очередной поединок в конкурсе «Научная фантастика».
Тема – «Научная фантастика». Научная фантастика – Мир наш, но уже изменённый.
Объём от 5000 до 20000 знаков.

Оценивать поединки может любой автор Фабулы, независимо писатель он или поэт. То есть любой автор Фабулы, независимо от того, участвует он в конкурсах или нет, может проголосовать за понравившийся рассказ. И его мнение будет учтёно.
Каждый голосующий сам решает, насколько рассказ соответствует данной теме, соответствует ли по объёму и так далее и тому подобное. На основании этого может, но не обязательно, снижать оценку.
Каждый голосующий имеет права каждому автору поставить 0, 1 или 2 балла, по принципу:
0 баллов – рассказ не очень;
1 балл – нормальный рассказ;
2 балла – рассказ хороший.
То есть, все возможные оценки: 2:2,  2:1,  1:2,  2:0,  0:2  1:1,  1:0,  0:1,  0:0.
Не забудьте указать в пользу какого рассказа.

Гости, клоны, анонимы комментарии писать могут, но оценки ставить не имеют право.
Спорить, хвалить или критиковать произведение, можно всем, кроме участников.
Участники поединка вы не должны открывать анонимность до объявления результата поединка. Потерпите 3 дня. Как будут объявлены результаты поединка, благодарите, смело отвечайте на критику.

Итак, сегодня встречаются рассказы «Серебряный доллар» и «Холод».



Серебряный доллар

Временной консилиум судей располагался в здании с полной блокировкой всех известных волн. Огромный железобетонный куб в центре мегаполиса, свинцовые двери с винтовыми ручками и постоянной охраной из роботов. Тут вершились приговоры путешественникам во времени, всем тем, кто, пренебрегая правилами, пытался изменить будущее.
– Дуглас, что там по делу Териса Бая? – поймав в коридоре сотрудника по зачистке временных парадоксов, спросил главный судья.
– Я работаю над этим, ваша честь, – стал оправдываться пожилой сотрудник. – Мне пока неясны мотивы преступника. Я не уверен, что он действовал в одиночку.
– Отдай эту работу машинам, Дуглас, третью неделю я выслушиваю упрёки, как мы умудрились пропустить двадцать лет изменения прошлого, под самым носом.
– При всём уважении к интеллектуальному анализу, роботы грубо работают, – прикусив губу, ответил он. – После их чистки всегда страдают обычные люди.
– Это не твои заботы! – гневно посмотрел на него главный судья.
– Позвольте ещё раз допросить преступника, – попросил Дуглас. – И если он действовал в одиночку, я без колебания отдам дело машинам.
– У тебя времени до вечера. И приведи себя в порядок, – приказал начальник.
– Так точно, исправлюсь.
Дуглас Эйсон от недовольства сжал кожаную папку с электронными бумагами, но, стараясь скрыть негодование, отправился в пыточную камеру. Последние две недели разбирательств в деле Териса Бая изрядно подпортили его внешний вид, неисправимый трудоголик действительно чертовски плохо выглядел: седая щетина, серо-землистый цвет кожи, тёмные круги под глазами, красными от недосыпания.

Он работал в системе временных судей порядка тридцати лет, опытный следователь с безупречной репутацией. Постоянные прыжки, погони за нарушителями закона подорвали здоровье Дугласа, и сейчас все болячки молодости словно из рога изобилия посыпались на его голову. Возраст при всём задоре всё-таки давал о себе знать.
Открыв свинцовую дверь пыточного кабинета, он активировал режим допроса. Будучи в медикаментозном сне, обездвиженный подозреваемый сидел в кресле. Как только сотрудник временной полиции авторизовался, робот-помощник ожил и поинтересовался целью визита.
– Тори, включи ему голову, я хочу кое-что выяснить, – приказал Дуглас.
– Сорок семь секунд, – ответил робот, делая внутривенную инъекцию преступнику.
Гуманные законы общества требовали ненасильственного отношения к временным преступникам до вступления приговора в силу. И поэтому медикаментозный сон был идеальным инструментом контроля, безболезненным и надёжным.
Афроамериканец Терис Бай открыл большие чёрного цвета глаза и зашевелил губами, от продолжительного медикаментозного сна голова, словно налитая свинцом, упала на грудь.
–  Слушай, Терис,  – подняв его голову, сказал следователь, – у меня на руках приказ отдать твоё дело машинам.
– Меня при любом раскладе ждёт расщепление, – улыбнулся тот.
– Помоги мне понять мотив, и я подам ходатайство на расщепление во сне.
– Тогда просмотри ещё раз обучение Усейна, – воодушевлённо предложил Терис.
–  Ладно, давай ещё раз,  – закрыв дверь, сказал Дуглас и приказал включить запись уголовного дела о переносе во времени.

«1938 ГОД. ЯМАЙКА.
Одетый в белоснежный костюм и тёмно-синие лакированные туфли, темнокожий иностранец сразу привлёк внимание жителей небольшого поселения. Терис Бай хоть и выглядел как американский турист, но при этом был чёрным, что уже редкость для здешних мест. Тёмные ухоженные волосы, большие выразительные глаза, приплюснутый нос и белоснежные зубы – этот обеспеченный негр в мгновение стал чем-то вроде диковинки, местная шпана прям облепила столь необычного гостя, выпрашивая мелочь. Не обращая внимания на попрошаек, Терис Бай уверенно пошёл вглубь поселения.
– Эй, паренёк, – обратился Терис к темнокожему юноше, который, соревнуясь, обогнал сверстников, – ты давно так быстро бегаешь?
В потёртых шортах, выцветшей футболке и на босую ногу, юноша даже перестал сутулиться, когда солидный мужчина обратился к нему. Парни, забавы ради, бегали наперегонки от колонки до окраины селения.
– Вы ко мне? – вопросом на вопрос ответил парень.
– Как тебя зовут?
– Усейн, – ответил паренёк, оглядываясь по сторонам. – Дядя, дай доллар, – нагловато попросил он.
– Доллар?! – улыбнулся он. – Я дам тебе два, если ты завтра снова придёшь сюда, чтоб бегать, но уже под моим руководством.
– Я – свободный человек, богатый брат, – смотря в глаза мужчине, сказал Усейн. – И за два доллара меня не купишь!
– Меня зовут Терис, Терис Бай, и я не хочу купить, я хочу научить. Я наблюдал за тобой, у тебя быстрый шаг, а тело ставишь так, словно чувствуешь каждый мускул ног.
– Зачем это мне? – рассмеялся паренек. – Я и так тут самый быстрый.
– Тут ты лучший, но… – улыбнулся Терис. – Есть те, кто быстрее.
– А мне что от этого, всегда есть кто-то лучше тебя.
– Через год ты с тётей переберёшься в Америку к родственникам, через три года пойдёшь служить в армию и попадёшь на фронт. В Нормандии в первом же бою тебя ранят в ногу, осколки раздробят таз. Больше ты не будешь бегать и умрёшь в тридцать пять лет от наркотиков».
– Тори, нажми на паузу, – приказал Дуглас. – Первое серьёзное нарушение, Терис, ты рассказал о будущем с целью его изменения. Зачем?
– Сам же видел – талантливый малый, который родился не в ту эпоху.
– Это не повод менять будущее, ладно, смотрим дальше. Тори, включай визор, – приказал следователь, и робот дал зрительную проекцию нейронной памяти подозреваемого.
«– Больше ты не будешь бегать и умрёшь в тридцать пятьлет от наркотиков.
– О чём это ты? – удивлённо спросил Усейн. – Какая Нормандия, дядя? Что за  бред?
– Держи доллар, – подкинув серебряную монету, прошептал темнокожий мужчина средних лет. – Завтра жду тебя на тренировку.
– Ага, – схватив монету, крикнул паренёк и со всех ног кинулся бежать от столь щедрого незнакомца, повторяя в мыслях: «Целый доллар! Целый доллар!»
Под звёздами, где-то на краю селения, в одном из глиняных домиков четырнадцатилетний паренёк не мог уснуть. Он смотрел на серебряный доллар, на профиль неизвестной ему женщины на аверсе и орла, державшего стрелы на реверсе. Смотрел и мечтал о том, сколько еды можно купитьна эти деньги.

Так прошла ночь.
Утром его разбудила тётя, ругая за то, что он до сих пор валяется в кровати, а дома воды нет. Она протянула ему глиняный кувшин и строго наказала набрать воды. Мама Усейна умерла при родах, а отца он никогда не видел, его воспитывала тетя Рози. Усейн не был обделён материнской любовью, вместе с двоюродными братьями он посещал школу и взрослел. Шансы, что его талант спринтера кто-либо разглядит, были призрачными, тем более в тридцать восьмом году двадцатого столетия…

– Ты пришёл, – Терис Бай расплылся в улыбке.
– Давай доллар, – уверенно потребовал паренёк.
– Пробежишь за десять секунд от колонки до последнего дома, дам два, – предложил мужчина в белом костюме.
Поставив кувшин, паренёк заносчиво посмотрел на иностранца, принимая вызов. Терис достал странные светящиеся часы, нажал на кнопку, и Усейн, что есть силы, ринулся вперёд, каждый мускул его ног в доли секунды включился в рывок. Он побежал со скоростью ветра к заветной цели. И так быстро, как никогда прежде.
– Одиннадцать и шесть сотых, – показывал результат парню Терис.
– Давай ещё раз, – отдышавшись, сказал Усейн.
– Хорошо, беги.
В этот день он сделал восемь попыток. В последней попытке его ногу свело судорогой, и парень упал на пыльную дорогу, корчась от боли. Терис дал юноше что-то выпить из стальной бутылки, и мучительный спазм отпустил.
– Держи, – протягивая доллар, сказал Терис. – За попытку, заслужил.
– Я завтра приду и выиграю два, – не взяв монету, решительно произнёс Усейн.
– Ну, хорошо, – улыбнулся Терис. – Только позволь дать совет.
– Какой?
– Время всегда вторично. Просто прими, что оно не влияет на результат. Победа зависит от деталей, порой невидимых обычным глазом. Я тебе открою маленькую хитрость, как при равных возможностях оказаться на секунду быстрее.
Если у тебя быстрый старт, то в середине дорожки ты должен быть быстрее старта в два раза, а в конце – ещё быстрее. Поэтому не стоит тратить силы на старт, где тебя держит воздух, каждый его атом на стадионе стоит на пути, и чем быстрее ты стартуешь, тем меньше сил останется на финиш.
Лучшее – враг хорошего! Поэтому пусть другие ломают копья, стараясь выиграть старт, ты жди, а потом, как гепард, шаг за шагом – быстрее, быстрее, быстрее.
– Я услышал тебя, и завтра я выиграю.
– Идёт, – рассмеялся Терис и по-отцовски обнял паренька.

На следующий день по грунтовой дороге, с девятой попытки, мальчик пробежал расстояние от колонки до последней глиняной хатки за 9,8 секунды».

– Тори, выключай, – распорядился Дуглас. – Через полгода ты увёз парня в будущее. Сделал ему поддельные документы на имя Усейна Сен Лео Болта, и уже первое его появление как участника 30-х региональных игр CARIFTA в Бриджтауне принесло результаты.
– Всё верно, господин полицейский, – гордо ответил Терис.
–  А ты прожил все судьбоносные этапы жизни паренька, имитировал смерть от передозировки. А потом попалсямашинам, – рассуждал Дуглас. – Мне понятно, так сделал, нельзя без последствий вычеркнуть двадцать лет чьей-либо жизни. Мне непонятно, в чём выгода?
– Я отдал долг, – сказал Терис.
– Более нелепого объяснения я ещё не слышал, – рассмеялся Дуглас.
– Знаю, звучит неправдоподобно, но это истина, и, когда я понял, что время – слепая сущность, которая не видит лица, а ориентируется по вещам, я решил вернуть долг прапрадеда.
– Что за глупость?
–  Как только вы примете, что все временные события предопределяют предметы, цифры, вещи, но только не люди… станет понятным, как я это сделал. Важны вещи, а не их владельцы. В случае с Усейном это было 23 грамма


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     19:23 26.10.2020 (1)
1
Закончился 2-й поединок 1-го тура в 1-й группе. В нём принимали участие рассказы «Серебряный доллар» - автор Сергей Лысков и «Холод» - автор Борис.
Со счетом 8:7 победу одержал рассказ «Серебряный доллар».
Поздравляем Сергея Лыскова с победой!
     20:24 26.10.2020
спасибо огромное!
     19:23 26.10.2020
Итоговая таблица

1 Сергей Лысков                            39-33        6
2 Славинский Александр             22-23        3
3 Юриас Соколов                           37-40        2
4 Борис                                             24-26        1

Поздравляем Сергея Лыскова и Славинского Александра с выходом в полуфинал конкурса «Научная фантастика».


     14:04 25.10.2020
1
Оба  рассказа очень  интересны. В  обоих    почувствовал  какую-то  безысходность.  В  первом сюжет  развернут через  описание   конкретных  людей, но  жизнью и  смертью  уже  управляют  машины,  а это  начало  конца. Во  втором мы  видим  гибель  человечества, подход  его  к  точке вымирания. И  только  благодаря  единицам непокорных судьбе  особей   может  возродиться  новая эра  разумной жизни. И  в  первом  и  во  втором  рассказе читателя  подвели  к   понятию  о  смертности цивилизации. Оба  рассказа  написаны  талантливо,  чувствуется, что  авторы  владеют словом и  умеют  с ним  обращаться. В  первом  рассказе сюжетная  линия  прописана  через нескольких ЛГ,  а  во  втором лишь  общее  описание глобальной  проблемы. Именно  по этому я  отдаю приоритет первому рассказу 2-1
     17:50 24.10.2020
1:1
     13:37 24.10.2020
1:1
     22:36 23.10.2020
1:2  Оба  рассказа  сильные,  но  первый  уже  участвовал  в  другом конкурсе.  Второй  вызывает  большой наплыв  чувств  от  безнадежности,  затем  проблеска  надежды  и  горечи  в завершении.  Очень  достоверно,  хоть  и  о  далеком  будущем.  Сколько  поднято  вопросов.  А  ведь  сгубят  нас  все-таки  глупость  и  лень.  Погибшим  героям -  уважение.  Положить  жизнь  за  то,  чтобы  не  стать  кротами -  сильно.  К  сожалению,  есть  опасение,  что  с каждым годом  их  будет  все  меньше,  а  глупость  и  лень - вечны.
Задумаемся,  прочтя.   
     20:38 23.10.2020
1-1
     17:23 23.10.2020
1:1
     13:13 23.10.2020
1:1 Первый НФ сюжет разработан лучше, но при этом я напрягался, перечитывая отдельные места. Во втором более интересная идея и, к сожалению, ни одного персонажа, чтоб оживить действие и дать возможность читателю пережить события вместе с ним.
     10:13 23.10.2020
«Серебряный доллар»
Ещё одна фантазия на тему нарушения постулата причинности, исправления прошлого.
Непонятными выглядят такие жестокие наказания за, в общем-то, невинные шалости — никаких вселенских катастроф ведь не вызвало исправление судьбы одного подростка?

«Холод»
Романтическая и воистину леденящая душу история со вполне понятной моралью — по счастью, впрочем, не слишком правдоподобная.
Не верится в такую короткую память человечества: что же, изобретя генератор энергии человеческого тела, люди враз забыли о всех прочих источниках тепла, даже как топить дровами, ни в одном музее не сохранилось ни одной печки?

P.S. Некстати подумалось: а не стало ли причиной такой забывчивости именно пользование генератором энергии человеческого тела, ведь при работе с ним требовалось "отключить  любую  мысль"?

1:1
Реклама