2-й полуфинал конкурса «Войны» (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: Без раздела
Тематика: Без раздела
Конкурс: Конкурс «Война»
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 203
Внесено на сайт:
Действия:
Произведение «2-й полуфинал конкурса «Войны»» самая комментируемая работа за сутки 
 05.11.2020 (16)

2-й полуфинал конкурса «Войны»

2-й полуфинал конкурса «Война». Кто выигрывает – выходит в финал.
Тема – «Война». Войны – всё, что связано с любой войной. Можно про воинов, про мирных граждан, но про войну.
Объём от 5000 до 20000 знаков.

Оценивать поединки может любой автор Фабулы, независимо писатель он или поэт. То есть любой автор Фабулы, независимо от того, участвует он в конкурсах или нет, может проголосовать за понравившийся рассказ. И его мнение будет учтёно.
Каждый голосующий сам решает, насколько рассказ соответствует данной теме, соответствует ли по объёму и так далее и тому подобное. На основании этого может, но не обязательно, снижать оценку.
Каждый голосующий имеет права каждому автору поставить 0, 1 или 2 балла, по принципу:
0 баллов – рассказ не очень;
1 балл – нормальный рассказ;
2 балла – рассказ хороший.
То есть, все возможные оценки: 2:2,  2:1,  1:2,  2:0,  0:2  1:1,  1:0,  0:1,  0:0.
Не забудьте указать в пользу какого рассказа.

Гости, клоны, анонимы комментарии писать могут, но оценки ставить не имеют право.
Спорить, хвалить или критиковать произведение, можно всем, кроме участников.
Участники поединка вы не должны открывать анонимность до объявления результата поединка. Потерпите 3 дня. Как будут объявлены результаты поединка, благодарите, смело отвечайте на критику.

Итак, сегодня встречаются рассказы «В когтях «Бурого медведя» и «Побывка».



В когтях «Бурого медведя»

Ноябрь 1942 года. Наш полк третьи сутки месит густую холодную грязь калмыцой степи. Идем освобождать Ростова-на-Дону.
Мы идем и идем, с трудом вытягивая ноги из чавкающей осенней жижи, поливаемые нудным ледяным дождем. И вот уже кто-то упал в эту мерзкую холодную грязь, заснув на ходу. Уставшие от бесконечного ночного перехода солдаты, безусые мальчишки, молча, подымают товарища, и продолжают движение.
Идем мы только ночами. С рассветом - дневной привал. В глухой, холодной, насквозь промокшей  степи нас никто не ждет: нет здесь ни крыши над головой, ни даже пучка сухой соломы под боком.
После того, как протопаешь почти без отдыха - под дождем и пронизывающем ветром - часов пятнадцать, то в буквальном смысле валишься с ног от усталости. А тут - жесткий приказ: «Вырыть окопы полного профиля!»
И вместо отдыха солдаты берут  лопаты и долбят сырую  промерзшую глину. Это так изнурительно, что у многих лопаты валятся из рук. Они падают в вырытую по колено яму и тут же  засыпают.
Жалея солдата, офицеры как бы ни замечают, что окопы вырыты не в рост, как положено. Залег солдат, не видно его снаружи - и хорош! Ведь это - не постоянный огневой рубеж, как на фронте. И вечером полк двинется дальше, оставив только что вырытые траншеи.
Однако жалость  эта обернулась для нас страшной трагедией.

В то серое холодное утро мы, как обычно, остановились на днёвку. Солдаты вырыли мелкие окопчики и попадали в них спать - до подъёма на обед. Я тоже задремал.
- Товарищ лейтенант! Танки! - услышал я сквозь сон. И подскочил как ужаленный.
Точно! Прямо на нас, ревя моторами, ползли бронированные чудовища в буро-желтой камуфлированной окраске, с четкими крестами на башнях. Один за другим они выползали из степной балки и разворачивались в боевой порядок.
- Тревога! - заорал я.
Клич тут же подхватили командиры взводов и отделений. А сбоку прыгнул командир роты Арсланов:
- Петро! Беги в штаб! Жди указаний. Я сам управлюсь! Не забудь сигнал - три красных ракеты!
Пока я бежал, вокруг рвались снаряды танковых орудий. Один из них рванул совсем рядом.

В штабной землянке царила тревога. В углу радист  монотонно повторял позывные штаба дивизии.
- Танки атакуют третий батальон! - выкрикнул из траншеи наблюдатель.
Командир полка майор Кроха выхватил у радиста микрофон и открытым текстом начал кричать:
- Нас атакуют танки! И пехота! Да, да! Танки и пехота! Сколько? Не менее двадцати! Откуда взялись? Хрен их знает! Срочно давайте танки, артиллерию!
Майор повернулся к старшему лейтенанту:
- Карчевский! Подымай свою роту ПэТээР! Беги вперед! Прикроешь третий батальон!
Карчевский метнулся к выходу.
И вскоре его рота, пригибаясь и волоча за собой длинные противотанковые ружья, устремилась туда, где третий батальон яростно пытался отбиться от фашистских танков.
Все, кто был в землянке, захватив оружие, выскочили в траншею.
Мы увидели, как танки, ведя беглый огонь, неумолимо приближались к переднему краю нашей обороны.
Солдаты, поднимаясь из окопов, бросали гранаты. Но результат был нулевым.
На наших глазах танки, зайдя с правого фланга, следуя один  за другим, принялись утюжить окопы третьего батальона. Это было ужасное зрелище!
Не в силах смотреть, как гибнут в своих мелких окопчиках  солдаты, не имея возможности ни отбиться, ни спасти свою жизнь, майор Кроха невольно прикрыл рукой глаза.
Танки, расправившись с передовым батальоном, развернулись в сторону штаба. Все, мы были обречены!
Но тут «панцеры» напоролись на дружный огонь противотанковых ружей Карчевского. Они отразили первую, самую страшную, атаку танков.
- Ильин! - повернувшись ко мне, приказал командир полка, - Подымай роту, прикрой огнем Карчевского! Любой ценой не подпускайте к нему автоматчиков!

Я высунулся из траншеи и одну за другой отстрелил в сторону передовой три красных ракеты.
Оглянулся назад и увидел, как выскочили наши автоматчики.
- Давай в третий взвод! - прокричал мне  Арсланов.
Подождав, пока цепь третьего взвода поравняется со штабной траншеей, я присоединился к солдатам.

Далее все было как в тумане. Помню лишь, как бежал в цепи своей роты. Как потом лежал в черной воронке и стрелял по наступающей за танками пехоте, и как остро пахло горелой взрывчаткой.
Впереди меня, шагах в пятидесяти, укрывшись за небольшой кочкой, вел огонь противотанковый расчет из двух солдат.
«Бах-бах-бах!» - слышался бой их ружья. А прямо на них стремительно накатывал, расстреливая  из пулемета, немецкий танк.
Ребята лихорадочно стреляли и тут же быстро перезаряжали оружие. Но танк, не снижая скорости, неумолимо надвигался на расчет.
«Сейчас он раздавит их! А потом - моя очередь!» - мелькнула страшная мысль, приводящая в дикий ужас. Этот ужас так и заставлял вскочить и бежать куда-то прочь. Только бы увернуться, спастись, выскочить из когтей неотвратимо накатывающей смерти!
Но бежать - абсолютно бессмысленно. Тем более, что солдаты - пэтээрщики уже не стреляли, уткнувшись лицом в мокрый грязный песок. Это - и моя смерть!
Но что это?! Один из солдат приподнялся почти из-под гусениц чудовища и взмахнул рукой.
Сильный взрыв, огонь, дым. Твою мать! Танк невредим! И тут же давит наших солдат!
А дальше - я на пути танка!
«Ну, все! Вот она, моя последняя секунда!» - мелькнула мысль, когда я вжимался в дно совсем неглубокой воронки.
Земля вокруг дрожит. Страшный рев все ближе, ближе!
Но что это? Сквозь грохот боя слышны лающие команды:
- Шнель! Шнель!
Осторожно приподняв голову, я увидел в десятке метров развернутый бортом немецкий танк. Из башни, высунувшись по пояс, головой вниз висел вражеский танкист. Еще один валялся внизу, у гусениц.
Присмотревшись к камуфлированной башне, я четко различил крест. А чуть пониже - бурую фигурку медведя. Это же  - знаменитая дивизия «Бурый медведь». Вот кто чуть не разодрал меня в своих смертоносных когтях!
- Петро! Хорошего зверя завалили ребята?! - запрыгнул в воронку Арсланов. - Че молчишь? Небось, душа в пятки ушла? Не боись! Смотри, они уже как крысы назад покатили! ПэТээРщики молодцы, четыре танка подбили.

Немцы, получив неожиданный отпор, откатились к балке. И дали нам спасительную передышку.
А что наши бойцы? Поняли, что Устав писан кровью! Не ожидая команды, все начали окапываться. Поняли, что жизнь их зависит от  глубины окопа!
Немцы тоже времени даром не теряли. Разделившись на две группы, они с обеих сторон одновременно атаковали левый и правый фланговые батальоны.
На этот раз «блицкрига» не получилось - окопы там оказались поглубже. И танки, прокатившись по ним, не смогли задавить ни одного бойца. «Ожив», те продолжали вести огонь.

Поняв, что бой затягивается, немцы решили обойти полк с флангов и нанести удар по штабу с тыла, где в обороне оставался лишь комендантский взвод и группа разведчиков.
Именно в этот критический момент случилось чудо: в воздухе появились наши штурмовики. Их было мало, всего четыре. Но они не атаковали немцев. Лишь имитировали атаки. Видимо, «ильюшины» возвращались с боевого задания и им  приказали сменить курс, хоть как-то поддержав попавшую в беду пехоту.
И случилось чудо! Танки исчезли так же внезапно, как  появились, оставив пару подбитых танков и несколько вполне исправных мотоциклов.
Мы с Арслановым поднялись из воронки. Шатаясь от усталости, пошли на позиции третьего батальона.
Конечно же, там мы увидели страшную картину: в своих мелких окопчиках лежали, в самых разных смертных позах, останки раздавленных бойцов.
Не уцелел никто! Более шестисот здоровых, полных сил молодых ребят погибли под гусеницами немецких танков. Погибли, успев сделать всего лишь несколько выстрелов из своих трехлинейных винтовок. Понесла большие потери и рота противотанковых ружей, которая приняла на себя главный удар врага.
Среди гильз противотанковых патронов лежал Карчевский. Склонившись над ним, тихо плакала писарь полка  Оленька. Говорили, у них начиналась любовь...



Побывка

В конце февраля 1916 года на всём Турецком фронте шли ожесточённые бои. Русские войска приостановили наступление, и перешли к обороне. Турки же усилили натиск, проводили многочисленные разведки боем, ища слабые места в русской обороне. Если такое место находилось, то турки яростно вгрызались в него, продвигаясь вглубь русской обороны. В таких случаях в дело вступали казаки. Они отрезали неприятеля от основных сил и уничтожали его. Вскоре давление турок начало ослабевать, и русские части перешли в наступление.
Первого марта 1916 года три взвода 6-й сотни 3-его Линейного Кубанского казачьего полка под командованием прапорщика Григорьева преследовали отступающего противника. Сходу было занято селение Мама-Хатун.
Григорьев приказал занять господствующие высоты. И вовремя: турецкая конница, перегруппировавшись, пошла в наступление, и попала под пулемётный огонь казаков. Турки отступили, казаки выскочили из укрытий и стали ловить лошадей и собирать оружие. Противник по ним открыл огонь из ружей, громыхнула пушка, казаки ели успели спрятаться, одну лошадь и одного казака убили, а младший урядник Платон Кузнецов получил пулевое ранение в указательный палец левой руки.
- Надо же, как меня угораздило. Смешно, но больно, - жаловался он в укрытии своему одностаничнику приказному Илье Захарову.
Палец перевязали, турецкие пули щёлкали по камням.
- Плохо дело, - сказал Илья.
- Да, - согласился Платон. – Обожди. Это ты про палец или про турок?
- И то и другое.
Стрельба поутихла, а из-за поворота дороги вылетела казачья сотня.
- Наши, - радостно толкнул Илью в бок младший урядник.
Илья кивнул и решил посмотреть, что делают турки. Свист пули он не услышал и когда Платон повернулся к нему, Илья лежал навзничь с красным кружочком ровно между глаз.

Прапорщик Григорьев докладывал временно исполняющему обязанности сотника 6-й сотни 3-его Линейного


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     21:45 03.11.2020 (1)
1:2

Первый рассказ более носит документальный характер, а второй - более художественный. Тема войны для меня, как и для многих, не абстрактное понятие - мой прадед воевал в Первую мировую, оба деда погибли во Вторую мировую и мой отец был инвалидом ВОвойны...

     13:23 04.11.2020 (1)
Спасибо, Фрида.
     15:02 04.11.2020
Удачи Вам, Анатолий!
     17:04 31.10.2020 (1)
«В когтях «Бурого медведя»
Точно и немногословно рассказанная участником история одного боя местного значения.

«Побывка»
А здесь более подробное повествование, причём видно, что автор отлично владеет материалом, звания в казачьих войсках, например, даже бабы удивлены — казак-прапорщик?
Или такая интересная особенность: погоны совсем без звёздочек — старшего офицера, есаула, при встрече с женой Ивану придётся ей честь отдавать... Не совсем, правда, понятно: «Перед поездом на вокзале Лидия переоделась», почему, не удобнее ли было бы ей это сделать дома?
Рассказ же Платона на поминках по Илье наводит на размышления: вот так ведь и знаем мы о войне — из самого надёжного источника, свидетельств очевидцев?

Ничего плохого не могу сказать о первом рассказе, но второй всё же лучше.

1:2
     13:49 04.11.2020
Спасибо, Мария. Мне очень нравятся ваши комментарии, пишите, пожалуйста, чаще. В своё оправдание: почему нельзя переодеться дома? Потому, что её дом находиться в 500 км от Владикавказа, это 10-15 часов езды. Им же требовалось только пройти не привлекая внимание мимо военных патрулей на вокзале, отсюда и этот маскарад. Спасибо вам за замечание, это моя недоработка, исправлю.
     18:19 31.10.2020 (1)
1:2
     13:26 04.11.2020
Спасибо.
     18:46 31.10.2020 (1)
1:2 Первый рассказ силен, но в теме о Великой Отечественной мне хотелось бы почитать что-то помимо описания одних только батальных сцен. Второй рассказ - интересный сюжет о войне, которую я плохо знаю. Причем, сюжет с легким наплывом авантюризма, который тут неожиданно к месту. 
     13:26 04.11.2020
Спасибо.
     21:20 31.10.2020 (1)
2:2  Каждый  рассказ  хорош,  хоть  написаны  о  разном  и  по-разному.  Авторы  тему   знают.  
     13:25 04.11.2020
Спасибо.
     22:35 31.10.2020 (1)
С моей точки зрения - боевая ничья. 2:2
     13:25 04.11.2020
1
Спасибо, Леонид. 
     08:41 02.11.2020 (1)
1:2
     13:24 04.11.2020
Спасибо.
     22:05 03.11.2020 (1)
0.2
     13:22 04.11.2020
Огромное спасибо.
     13:03 04.11.2020 (1)
1:2 
В пользу "Побывки". Этот рассказ показался более содержательным и ближе к исторической реальности.

С уважением, Андрей. 


     13:22 04.11.2020
Благодарю, Андрей.
     06:33 04.11.2020 (1)
Закончился 2-й поединок полуфинала конкурса «Войны». В нём принимали участие рассказы «В когтях «Бурого медведя» - автор Пётр Туркестан и «Побывка» - автор Анатолий Гусев.
Со счетом 24:21 победу одержал рассказ «Побывка».
Поздравляем Анатолия Гусева с победой!
     08:07 04.11.2020 (1)
Анатолий, поздравляю с победой в таком поединке.
     13:21 04.11.2020
Спасибо, Анна.
Книга автора
Бесцельное парение над полем 
 Автор: Юрий Катаев
Реклама