«Оптимизм» 3-й тур 2-я группа 1-й поединок (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Без раздела
Тематика: Без раздела
Конкурс: Конкурс «Оптимизм»
Автор:
Баллы: 4
Читатели: 197
Внесено на сайт:
Действия:

«Оптимизм» 3-й тур 2-я группа 1-й поединок

Сегодня у нас очередной поединок в конкурсе «Оптимизм».
Тема – «Оптимизм». После такого рассказа поднимается настроение и хочется жить.
Объём от 3000 до 20000 знаков.

Оценивать поединки может любой автор Фабулы, независимо писатель он или поэт. То есть любой автор Фабулы, независимо от того, участвует он в конкурсах или нет, может проголосовать за понравившийся рассказ. И его мнение будет учтёно.
Каждый голосующий сам решает, насколько рассказ соответствует данной теме, соответствует ли по объёму и так далее и тому подобное. На основании этого может, но не обязательно, снижать оценку.
Каждый голосующий имеет права каждому автору поставить 0, 1 или 2 балла, по принципу:
0 баллов – рассказ не очень;
1 балл – нормальный рассказ;
2 балла – рассказ хороший.
То есть, все возможные оценки: 2:2,  2:1,  1:2,  2:0,  0:2  1:1,  1:0,  0:1,  0:0.
Не забудьте указать в пользу какого рассказа.

Гости, клоны, анонимы комментарии писать могут, но оценки ставить не имеют право.
Спорить, хвалить или критиковать произведение, можно всем, кроме участников.
ГОЛОСОВАТЬ В СВОИХ ПОЕДИНКАХ, КОММЕНТИРОВАТЬ СВОИ ПОЕДИНКИ ДО ОБЪЯВЛЕНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ – НЕЛЬЗЯ!!!
ПОЖАЛУЙСТА, СОБЛЮДАЙТЕ ЭТО УСЛОВИЕ!!!

Итак, сегодня встречаются рассказы «Случайные попутчики» и «Эх, мастер!».



Случайные попутчики

Сурин зашёл в купе, закинул сумку наверх и сразу залез на свою полку, благо, уже застелено, – хоть здесь выспится. Впрочем, маршрут такой, что отоспаться особо не удастся. Не любил он железнодорожный сервис, особенно когда приходилось добираться из родного эксклава до большой России. Так получилось, что на самолёт билетов не оказалось, а виза была лишь у него, ехать необходимо именно сегодня, вот и пришлось в срочном порядке собираться в командировку. Отъезд был совсем не вовремя, разобраться бы с житейскими проблемами сначала. Сурин завис со своими женщинами между женой и любимой. С одной стороны, бытовуха, с другой – любовь. Он бы и оставил всё как есть, сидел бы на двух стульях и дальше, но ни одну, ни другую такая постановка вопроса не устраивала. А он побаивался перемен и никак ни на что не решался. На  продажу квартиры жена не согласится, не судиться же, на самом деле. А куда им с Паштетом деваться? Коты же к дому привыкают.
К разговору попутчиков Сурин особо не прислушивался. Они заполняли анкеты на транзитную литовскую визу, спрашивая друг у друга, что в какой графе писать. Потом затихли. Сурину удалось немного подремать. На границе поезд стоял час, тут уж не поспишь: сначала маленькая спаниелька пробегает, вынюхивает, нет ли у кого наркотиков, дальше собака покрупнее ищет пластид, потом с шумом заходят пограничники и ставят штампы в загранпаспорта, чуть ли не на весь вагон сообщая по рации фамилию, имя, отчество, изредка задавая вопросы, кто, куда, с какой целью. Сурина всегда возмущало это, ведь едет из России в Россию, так кому какое дело, куда и с какой целью он направляется… Причём литовские власти этим не заморачиваются, только свои интересуются. А ведь проедешь от Москвы до Владика, никто ни разу ничего не спросит.
Через некоторое время литовская граница, там только паспорта и визы проверяют, штампы ставят. И можно поспать до Беларуси. Потом ещё пару раз документы проверят, проштампуют. Наконец поезд тронулся. Но сон не шел. Сурин из-под опущенных век взглянул на попутчиков.
Дородная баба в цветастом халате постелила на столик газетку, достала хлеб, варёные яйца, лук, сало. И смачно начала чавкать. Напротив сидела седенькая интеллигентная старушка в элегантном спортивном костюме, пила чай вприкуску с кусковым сахаром. Сурин плотно поел перед поездкой, но ароматные запахи заставили пожалеть, что ничего с собой не взял, а в вагон-ресторан идти было лениво.
- Слышь, мадама, у тебя, часом солюшки нетути? – подала голос баба в халате.
- Извините, соли нет. Разрешите представиться, Елизавета Львовна.
- Блин горелый! И хде же солюшки раздобыть? Как яйца с луком без солюшки хавать? Вот голова садовая, забыла…
- Что, извините, делать? – старушка с любопытством посмотрела на соседку по купе.
- Чего, чего, жрать как без ентой соли? Надоть у проводницы поспрошать. Слышь, Львовна, ты тута пригляди, я до проводницы сгоняю.
С верхней полки свесился мужик.
- Эт за кем тут приглядывать, за мной, што ли? Да мне твои яйца сто лет в обед не нужны. Свои имеются, – и мужик заржал. – Сиди уж. Дам я тебе соль, – он пошелестел пакетом и вскоре протянул спичечный коробок с «белой смертью».
- Соль вредна, чрезмерное потребление этого продукта ведёт к атеросклерозу, за сосудами надо следить, – назидательно промолвила Елизавета Львовна.
- Вот што удумала, божий одуванчик. Мобыть сахар твой лучше, – недовольно отозвалась баба в халате.
- Я всего потребляю в меру. Извините, раз нам с вами суждено провести некоторое время на данном пространстве, скажите, пожалуйста, как к вам обращаться.
- Да зови Нюрой запросто. Мы люди не гордые, за сосудами не следим.
- Слышь, Нюра, а чё-нить под сальце у тебя не найдётся часом? – встрял мужик. – А то у меня пирожки есть, жинка в дорогу сварганила. И курочка варёная. А вот горячительного нету.
- Курочка – это по-нашему. Доставай свои пирожки. Куда же я ложила-то фляжку? Вот блин горелый, как заховаю куда, так не сыскать.
Мужик в шесть секунд спустился, присел к столику, снова зашелестел пакетом, выложил аппетитные пирожки и курицу. Повернулся к старушке:
- Присоединяйся, Львовна. Слышь, пахнет-то как. У Нюры сальце-то какое смачное, с чесночком. Красота!
- Извините, не знаю, как вас величать, но сало – это вредно.
- Иван Петрович я, можно просто Петрович. И кто ж тебе, Львовна, ерунду такую внушил? Умные же люди не зря правило трех ц придумали: мяс-Це, саль-Це, вин-Це. Вот они, главные витамины, - Петрович взглянул на Сурина и спросил. – Может, попутчика разбудить? Пусть компанию составит.
- Та зачем? Пущай спит. Молодой ыщщо, што ему с нами… Кружка твоя хде, Петрович, - Нюра достала «фляжку» литра на полтора. Как по волшебству на столике возникли два гранёных стакана. Нюра плеснула щедрой рукой. – Ну, будем, - какое-то время попутчики молчали, потом Нюра спросила: - Кудыть путь держишь, Петрович?
- В Белоруссию еду, к брату. Прихворнул чёй-то, боится, помрёт – и не свидимся, – Петрович загрустил.
- Та,  Петрович, мож, все и обойдётся, не кликай беду-то. А я к жениху еду, прикинь. Мне город ваш ужо в печёнках сидит. А у него дом в деревне на псковщине, хозяйство. Тётка подсуропила. Овдовел мужик, я давно вдовая. Вот и списались. Мы обои на пенсии, будем вековать. Курей разведу, порося… - мечтательно произнесла Нюра. – А ты, Львовна, пошто надулась-то? Мож, плеснуть всё-таки?
- И ничего я не надулась. Пить вредно. Я веду здоровый образ жизни. Как думаете, сколько мне лет?
- Ну, наверное, - Петрович вгляделся в морщинистое лицо. - Думаю, семьдесят есть.
- А вот и неправильно, – Елизавета Львовна гордо взглянула на собеседников. – Мне уже восемьдесят пять. И помирать, заметьте, не собираюсь.
- Вот те на! Хорошо сохранилась, Львовна. И чего дома на печке не сидится?
- Ездила правнуков навестить. А теперь вот домой, в Питер. У меня через неделю курсы компьютерные начинаются. Мне внук компьютер подарил. Буду осваивать.
- Ну, ты даёшь, Львовна! А на черта тебе компутер? – у Нюры аж челюсть отвисла.
- Как же, это веяние времени. В Интернете общаться буду. У меня дети, внуки, правнуки по миру разбросаны. А по компьютеру, как по телефону, можно разговаривать с любой точкой мира и на экране собеседников видеть. А то при нынешних ценах особо не наездишься.
- Мой вам респект и уважуха, – Иван Петрович почесал за ухом, поднял стакан. Они с Нюрой чокнулись. – За вас, Елизавета Львовна. Учительницей, небось, работала?
- Угадали. Литературу и русский преподавала, только не в школе, а в университете.
- Це надо ж, - Нюра все никак в себя прийти не могла. – Я видала те компутеры. Но шобы к нему подойти. Не-а. Я уж лучше курей. И порося. Мне дочкА и не дала б.
За окном в бешеной пляске мелькали огоньки. Сурину всё не спалось. А трое людей, случайных попутчиков, таких разных, ещё за полночь  продолжали вести нестройную беседу. На Сурина они уже давно не обращали внимания. А он даже пожалел, что не вступил в разговор – такие колоритные люди! Утром сойдёт с поезда Иван Петрович, потом жених встретит Нюру, а Елизавета Львовна доедет до Питера. И никогда они больше не встретятся. Нюра запела сильным голосом: «Несе Галю воду», пока в стенку купе не застучали.
Решение пришло неожиданно. Люди вон в каком возрасте не боятся свою жизнь поменять. А ему лишь тридцать с хвостиком. Детей у них нет. А квартира? Да чёрт с ней, с квартирой и обстановкой. Кота вот только заберёт, а то жена всё время на шерсть ругается. Мозги есть, работа хорошая,  всё остальное - дело наживное. Поживут пока на съёмной, зато какое счастье – просыпаться рядом с любимой женщиной. И Сурин облегченно провалился в сон.



Эх, мастер!

Сознание  возвращалось  медленно.  С  привкусом  гари. С  трудом  удалось  открыть  глаза. Я  лежал  в  сухой  ванной.  Голый.  На  лбу  вздулась  шишка. Гарь  шла от  огня,  который  охватил  все,  что  подвластно.  Белье, дерево,  резину,  пластмасс.  В  замкнутом  пространстве  ванной комнаты. Срочно  тушить.  Но  с первым движением взревел от дикой боли. Зад ожгло. Причем не  снаружи.  Вспомнил.
Эх,  мастер!
Работаю  на  большом  заводе.  В кузнечном  цехе.  Только  сорок лет  справил,  как  жена  ушла.  Недаром  мастер  говорил,  роковая дата,  нельзя справлять.  Не  послушал,  дурак.  Вот  и  ушла.
Чего  ей  не  хватало?  Жили,  вроде,  неплохо.  Все  за границу, в  турпоездку  рвалась.  Дорвалась,  наверное,  ездит.
Видно,  от  огорчения  начались  проблемы бурчания  в  животе. Распирало.  В  туалет часто  бегать  приходилось.  Ладно,  по делу. А  то  ветер  выпустить.
Иногда  не  успевал.  А  цех  огнеопасный.  Вот  и  говорит  мастер, надо  что-то  делать.  Сам  знаю,  что  надо.  Таблетки  пью.  Не помогают.
Тут, говорит,  иное  средство  нужно.  Ты  по  молодости  дурной, куда  угодно садился,  зад  и  простыл.  Погреть  надо. Как,  спрашиваю.  Очень  просто,  советует,  зайди  в  ванну, когда  припрет,  и  зажженную  спичку  поднеси.  Сразу  прогреешься.
Эх,  мастер!
Так  и  сделал.  Поверил.  Видно,  рвануло  так,  что  швырнуло лбом  об  стену. Теперь,  корчась  от  боли,  тушу  из  душа  пожар. Огонь  мужественно  сопротивляется  до  последнего. Погибая, окатывает  едким  дымом,  от  которого  режет глаза. Надо  вылезать. Встать не могу. Хватаюсь за край ванны и обжигаю  руки.
Эх,  мастер!
Поливаю  холодной  водой.  Себя  тоже,  отгоняя  угарный  сон. Остыло.  Хватаю  за  край,  подтягиваюсь  до  пояса  и  сползаю  на пол,  как  змея.  Сую  в  рот  опаленный  обрывок  белья,  рывком  на колени,  поворачиваю  замок  и  вываливаюсь  в  коридор  через распахнувшуюся  дверь,  выключаясь  от  боли.
Эх,  мастер! Холод  приводит  в  чувство.  Вызвать  скорую,  но  до  телефона не  добраться.  Ползу  на  брюхе  к  входной  двери.  Рывок, зацепился за ручку.  Сзади  обдает  жаром  и  болью.  Ну  нет, шалишь.  Щелчок  замка,  и  я  открыт  пустынной  лестничной площадке.
Помогите,  ору,  что  есть  силы.
Эх, 


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     19:55 08.01.2021
Итоговая таблица

1 Галина Димитрова              56-49        5
2 Люся Павлова                      45-36        5
3 Сергей Захватошин            46-45        2
4 Борис                                      36-53        0

У Галины Димитровой и Люси Павловой одинаковое количество очков. Согласно нашего Положения:
«В случае одинакового количества очков, более высокое место занимает участник, набравший большее количество голосов за свои рассказы во всех поединках (первая колонка)».

В полуфинал конкурса «Оптимизм» выходят Галина Димитрова Люся Павлова.
     14:56 29.12.2020 (2)
1:2 в пользу "Эх, мастер!", где юмор помогает смириться даже со смертью мастера и с улыбкой посмотреть на многие житейские неурядицы
     18:34 05.01.2021 (1)
Спасибо! Жаль, что в попутчиках Вы юмора не увидели...
     19:22 05.01.2021
почему Вы думаете, что в попутчиках я не увидела комизм бабки с полтора-литровой фляжкой самогона спешащей свить семейное гнёздышко? этот комизм особенно контрастен на фоне бабульки-ученицы
     22:29 04.01.2021 (1)
Большое  спасибо
     22:38 04.01.2021
творческих успехов, Boris, и много новых интересных сюжетов)
     17:07 04.01.2021 (1)
Закончился 1-й поединок 3-го тура во 2-й группе. В нём принимали участие рассказы «Случайные попутчики» - автор Галина Димитрова и «Эх, мастер!» - автор Борис.
Со счетом 24:20 победу одержал рассказ «Случайные попутчики».
Поздравляем Галину Димитрову с победой!
     18:40 05.01.2021
Спасибо, Саша!
     17:49 02.01.2021 (2)
2:1 в пользу Случайных попутчиков.
Так колоритно описан ужин, что самой захотелось сальце.
     18:40 05.01.2021
Спасибо, Анна! Антураж почти из жизни.
     22:22 04.01.2021
Отдаю  должное  кулинарной  чувствительности
     17:09 02.01.2021 (2)
0:0
Один рассказ про инфантила, другой - про идиота. 
     18:39 05.01.2021
Спасибо! Не поняла только, мы здесь оцениваем рассказы или главных героев?
     22:22 04.01.2021
Досталось  бы от  Вас  Достоевскому
     19:22 01.01.2021 (2)
2:1 в пользу Попутчиков. В Мастере не так и много оптимизма. Хорошо хоть, что все хорошо закончилось.
     18:38 05.01.2021
Спасибо!
     22:23 04.01.2021
На  радугу  от  меня  вряд  ли  стоит  рассчитывать
     13:39 01.01.2021 (2)
2 - 1
     18:38 05.01.2021
Спасибо!
     22:27 04.01.2021
Спасибо  за  один  балл
     20:02 30.12.2020 (2)
2:2
Спасибо авторам. Настроение подняли. Рассказы чудесные. 
     18:37 05.01.2021
Спасибо!
     22:27 04.01.2021
Большое  спасибо
     18:45 30.12.2020 (2)
2;2
     18:37 05.01.2021
Спасибо!
     22:27 04.01.2021
Большое  спасибо
     15:19 30.12.2020 (2)
1:2
     18:37 05.01.2021
Спасибо! Но все-таки хоть пару слов проговорить бы...
     22:28 04.01.2021
Большое  спасибо
Книга автора
Бесцельное парение над полем 
 Автор: Юрий Катаев
Реклама