КРЫМНАШ??? (страница 1 из 7)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Автор:
Читатели: 82 +1
Внесено на сайт:
Действия:

КРЫМНАШ???

Т. Канделаки:

- Всем добрый день. Вы слушаете Радио "Комсомольская правда". Я – Тина Канделаки.Сегодня у меня в гостях Наталья Поклонская. Наталья Поклонская, юрист, политический деятель, заместитель руководителя комитета по международным делам Государственной Думы и вообще как бы в целом очень известная в нашей стране женщина. Наталья, здравствуйте.

Н. Поклонская:

- Добрый день, здравствуйте. Спасибо, что так представили меня.

Т. Канделаки:

- Да, вы как-то сомневались во мне, что я не смогу представить вас как заместителя руководителя комитета по международным делам. А вы заместитель Слуцкого. Как вас не представить?

Н. Поклонская:

- Ну да, просто такое длинное название. Поэтому долго-долго говорить. И подумала: лучше – депутат. Но на самом деле такая должность в комитете – это, правда, очень для меня так… большая гордость.

Т. Канделаки:

- Нет, ну это крутая должность. Тем более, что работать с Леонидом интересно. Вообще как с Леонидом работается? Вот вы же знаете, он фигура яркая, много его обсуждали. Некоторые женщины его обвиняли, некоторые женщины его защищали. Вот вы из каких женщин?

Н. Поклонская:

- На самом деле Леонид Эдуардович – самый лучший председатель комитета. И комитет у нас тоже самый лучший. Там много, многое можно обсуждать…

Т. Канделаки:

- Он какой руководитель? То есть, вот есть руководители, все-таки мы в России живем, вот мужчины – мужчины все-таки. Они вот делят сотрудников на мужчин и женщин. У него есть деление по гендерному принципу? Или он в большей степени отдает внимание, уделяет внимание профессионализму?

Т. Канделаки:

- Он уделяет внимание профессионализму. Но и женщин он как-то так в привилегированном положении содержит. Почему? Потому что всегда жалеет, всегда дает слово первым женщинам. И внимание оказывает в этом плане. Ну то есть он молодец.

Т. Канделаки:

- Ну, он вам говорит: вы – красивая? Он какой начальник? Он говорит комплименты? Например, Наталья, какая вы красивая сегодня.

Н. Поклонская:

- Он всем женщинам может сказать комплимент. И сказать: вот посмотрите. Приезжает какая-то делегация, либо с Афганистана, с Турции, и он всегда говорит, какие женщины в комитете прекрасные в нашем работают. И, конечно же, все делегаты сразу обращают внимание на нас на всех. У нас много женщин в комитете.

Т. Канделаки:

- То есть такой женский комитет, можно сказать.

Н. Поклонская:

- Ну, напополам, 50 на 50.

Т. Канделаки:

- Ну, то есть плохим слухам не верим?

Н. Поклонская:

- Нет, абсолютно. И я считаю, что…

Т. Канделаки:

- А как же те журналистки, вот все-таки не могу вас не спросить, потому что вы с ним непосредственно работаете, там на него же жаловались журналистки, вы же в курсе.

Н. Поклонская:

- Жаловались.

Т. Канделаки:

- И как?

Н. Поклонская:

- Жаловались… Я слишком не разбиралась, но дело в том, что сам факт, о котором они рассказывали, был, имел место как будто бы за два года либо за год до того, как они об этом рассказали. То есть меня как прокурора это наводит на определенные мысли. Почему они сразу не говорили? Если было какое-то покушение, какой-то негатив, почему они не пошли в определенные органы, к должностным лицам соответствующим и не пожаловались сразу?

Т. Канделаки:

- Может, боялись?

Н. Поклонская:

- Ну чего они боялись? Что там, над ними ходили с ножами, с пистолетами? Чего бояться-то? Значит, они чего-то ждали. И в какой-то определенный момент пошли, вспомнили: а, так меня же там когда-то Слуцкий называл таким-то словом. Пойду-ка я, наверное, об этом расскажу всем. А еще и какую-нибудь аудиозапись кому-то покажу. Но это мне, как прокурору, это странно. Это наводит на определенные мысли. Что было на самом деле, я не знаю. Не общалась с этими журналистками, с этими девушками. Но вот такая паника и ажиотаж в прессе получились. Потому что, конечно, тема животрепещущая. И очень интересная для того, чтобы порассуждать, поообсуждать.

Т. Канделаки:

- Ну вот как прокурор-женщина, как вы вообще посоветуете всем, кто, например, женщинам… это не важно, журналистки или женщины, которые занимаются политической деятельностью, все равно мы сегодня живем в мире, в котором женщины борются за свои права. И если мы видим со стороны мужчин ненужное нам внимание, то мы хотим свои права защищать. Вот что вы посоветуете? Это первое. И второе. Только честно, за всю свою сорокалетнюю карьеру, сорокалетнюю жизнь, простите меня, но двадцатилетнюю, я так понимаю, плюс-минус, карьеру, у вас были случаи, когда мужчины по работе или в какой-то другой форме выражали вам неуважение или домогались вас? Вы с этим сталкивались? Вот что посоветуете в этой ситуации делать?

Н. Поклонская:

- Ну, неуважение может исходить как от мужчин, так и от женщин. Это в любом случае каждый, наверное, в своей жизни встречал какое-то неуважение. Ко мне какие-то домогательства со стороны мужчин, которые я бы не смогла как-то осечь, такого не было.

Т. Канделаки:

- Но вы же красивая женщина. Вот это что, это вы себя так ставили. Или просто… или вам повезло?

Н. Поклонская:

- Я не знаю. Со мной такого не случалось. Были разные моменты, абсолютно разные жизненные ситуации. И даже моя внешность и то, что я женщина, иногда усыпляло бдительность, к примеру, моих подсудимых. Которые на вопрос судьи: а есть ли у вас отводы к прокурору? – с улыбочкой такой ехидной говорили, что нет, конечно, а потом в конце заседания говорили: мы заявляем отвод прокурору, потому что она там необъективна и к нам как-то относится по-злому. Это мне, наоборот, играло на руку.

Т. Канделаки:

- То есть ваша так называемая няшная внешность она, наоборот, людей сбивала с толку.

Н. Поклонская:

- Да, я этим пользовалась.

Т. Канделаки:

- Люди думают, что если вы так выглядите, значит, вы так себя будете и вести.

Н. Поклонская:

- И это хорошо. Это вот одна из карт в моей колоде, которая мне помогала в профессиональной деятельности, можно так сказать. А женщины, которые сталкиваются с различного рода домогательствами и тому подобное, конечно, нужно защищать свои права. Конечно, нужно сразу же обращаться к компетентные органы. Но знаете, тут нужна какая-то честность и порядочность. То же самое со стороны женщины, потерпевшей. Она… если ее права нарушены, она идет и пытается восстановить их. То есть необходимо использовать все рычаги и аргументы, которые предоставлены ей для этого законом. Законным способом. Законом, потом какими-то человеческими механизмами. Но не использовать этот факт потом в своих целях, не для достижения справедливости, а для достижения какой-то другой своей там корыстной цели, корыстного мотива. Но сразу же нужно, конечно, реагировать и везде обращаться.

Т. Канделаки:

- Скажите мне такую вещь. 18 марта у вас должен был состояться большой банкет, который был посвящен вашему юбилею, вам 40 лет соответственно в марте. Я же могу это вслух говорить?

Н. Поклонская:

- Конечно.

Т. Канделаки:

- Мне просто 45, поэтому я считаю, что мы возраст не скрываем, вопрос того, кто как выглядит. А вы выглядите прекрасно. Я так понимаю, что из-за коронавируса пришлось банкет отменить. Вот праздник все-таки случился, мне интересно? То есть в каком-то узком кругу узкой группой вы его отметили? Или решили перенести на постковидные времена?

Н. Поклонская:

- Ну, я вначале решила перенести. А, конечно, отметили мы с дочерью и с кошкой. Мы втроем, у нас женский такой коллектив – я, дочь и кошка. Мы дома отметили этот праздник – день рождения. Потому что находились в Москве, а родители и все родные, близкие в Крыму. Собраться так и не смогли. Но я надеюсь, что, когда мне будет 41 год, вот тогда мы отметим как положено, с друзьями, с родными, с близкими, в шумной компании, весело, петь караоке будем, танцевать.

Т. Канделаки:

- А вы вообще любите такие шумные гулянья?

Н. Поклонская:

- Ну, в своем кругу, да, да.

Т. Канделаки:

- Танцуете, поете?

Н. Поклонская:

- Поем, очень весело.

Т. Канделаки:

- То есть вы поете?

Н. Поклонская:

- Ну, как пою… Просто кричим под караоке, поем. Как обычно.

Т. Канделаки:

- А какая… Я прям не могу у вас не спросить: а какая у вас любимая песня с караоке?

Н. Поклонская:

- Украинские поем песни. Мне сейчас нравится группа «Без обмежень». И у них замечательные песни есть – «Тону», либо «Хочешь», либо… Ну, интересные, красивые.

Т. Канделаки:

- А из современной эстрады?

Н. Поклонская:

- Это современная.

Т. Канделаки:

- Я просто ее не знаю. Вот я-то больше, понимаете, там Лобода, не знаю, Тима Белорусских, вот просто…

Н. Поклонская:

- Тима Белорусских, вот «Веснушки», это Настина, дочери моей, тоже любимая. Одна из любимых песен. Я по секрету скажу, мы даже IC3PEAK пели с Настей.

Т. Канделаки:

- Я, кстати, перепутала, не Тима Белорусских, нет, он как раз наш, я имею в виду – Иван Дорн. Иван Дорн тоже с Украины. Тима Белорусских – он российский исполнитель.

Н. Поклонская:

- Ивана Дорна мы не поем. Потому что у него другой жанр какой-то, не слишком такой веселый.

Т. Канделаки:

- Вопрос. Вот скажите, что в 2020 году стало для вас самым сложным?

Н. Поклонская:

- Наверное, как и для всех людей, это вот непонятная история и новые условия в период пандемии.

Т. Канделаки:

- А расскажите мне, вот все как-то, знаете, уже говорят: быстрее уже чтобы этот год закончился, уже невыносимо. 2020-й, давай, до свиданья! И при этом, конечно, все жалуются на то, что мир радикально и кардинально изменился. Перчатки, маски. Как вы ко всему к этому относитесь? Вы тоже, как я, без перчаток, без масок. Но я-то вакцинированная. А вы как?

Н. Поклонская:

- Я пью витамины.

Т. Канделаки:

- Вы в это верите?

Н. Поклонская:

- Ну, витамина реально… некоторые витамины помогают, даже чувствуешь там по состоянию своему.

Т. Канделаки:

- То есть вы верите в то, что витаминами можно спастись от ковида? Вы знаете, что есть…

Н. Поклонская:

- Нет-нет, нет…

Т. Канделаки:

- Есть теория, что переболеют все. Это просто вопрос времени.

Н. Поклонская:

- Я это понимаю. Нужно… обязательно нужно себя беречь. То есть в общественных местах я хожу в маске. Перчатки – так, постольку поскольку. Потому что не всегда удобно и как-то не всегда они есть. Маски везде в карманах лежат. И всегда в маске хожу. В самолетах летаю в маске, в магазинах – в маске. Все меры предосторожности.

Т. Канделаки:

- А вакцинироваться не пробовали?

Н. Поклонская:

- Ну, сейчас непонятно, какие вакцины…

Т. Канделаки:

- «Вектор V». Вот я перед вами.

Н. Поклонская:

- Пока нет.

Т. Канделаки:

- Страшно?

Н. Поклонская:

- Я вообще к вакцинам отношусь очень осторожно. Потому что я никогда не вакцинировалась, даже вот от гриппа, от обычного гриппа, нет, не вакцинировалась. Поэтому я не знаю, как отреагирует мой организм. Если бы я уже как-то пробовала на каких-то других заболеваниях вакцинироваться, я бы не так осторожничала.

Т. Канделаки:

- На меня посмотрите опять. Я тоже никогда не вакцинируюсь. Я никогда не вакцинировалась от гриппа. Я впервые в своей жизни вакцинировалась от коронавируса. Я вас не уговариваю, а просто объясняю, что, к сожалению, как бы тут два варианта. Все вокруг меня, кто не вакцинировался, переболели. Это просто вопрос времени. Желаю вам, конечно, как можно дольше эту проблему обходить, но тем не менее, к


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Корректор Желаний 
 Автор: Сергей Лысков
Реклама