Охота на Беса Часть 26 (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Читатели: 48 +1
Внесено на сайт:
Действия:

Охота на Беса Часть 26


Ситуация постепенно прояснялась. Удивлению Беса не было границ, когда он узнал, на чьи интересы покусился.
«Это, что же, получается? – размышлял Бес. – Ищут пожарные, ищет милиция, как в детском стишке говорится. Госбезопасность подключилась и тоже роет. А они это умеют делать профессионально. Могут и докопаться, если уж очень сильно захотят. Да и Самулевич сложа руки, сидеть не будет. Убыток для него, конечно, никакой. Но если каждый начнет безнаказанно куролесить на подконтрольной олигарху территории…. Да попал. Все оказалось не так просто. Совсем непросто. Бес шумно выдохнул и попытался сосредоточиться на проблеме. Что делать? Перво-наперво, успокоиться – это раз. Затем, получить максимально достоверную информацию о планах и действиях своих противников и тогда, пожалуй, можно что-то планировать. С кого начать? Да хотя бы с того капитана, генеральского сынка, который, по словам Огородникова, проживает в нашем доме. Допустим, вычислить его не так уж и сложно. Жена, соседи – кто-то должен его знать. Вычислил, что дальше? А дальше вот что».

Бес вдруг отчетливо вспомнил, как экспериментировал с женой, пытаясь определить границы своих возможностей. Он внушал ей всякие мысли, пожелания, отслеживал насколько точно и в полном объеме она их выполняет. Наиболее эффективно внушение проходило во время сна. В этих условиях проникнуть в подсознание перципиента, подавить его волю и навязать свою, создав ложное ощущение реальности, значительно проще. Бес, обладая довольно широкими познаниями в области медицины, очень быстро понял все преимущества внушения во время сна, перед внушением в период активного бодрствования. Ведь что такое сон? Академик Павлов небезосновательно утверждал, что это состояние торможения коры головного мозга. Однако, как показали дальнейшие исследования учеников великого физиолога, это не тотальное торможение. Около половины нейронов мозга во время естественного сна активны, образуя участки бодрствования называемые «сторожевыми пунктами». Благодаря наличию сторожевого пункта, спящий поддерживает контакт с внешним миром через «раппорт», что в переводе с французского обозначает связь. Именно в таком состоянии человеку можно внушить все, что угодно. Внуши мысль о носовом кровотечении и у него пойдет носом кровь; облысение, и начнут выпадать волосы. Так можно вызвать любое заболевание. Ну, а уж получить от человека нужную информацию – задачка проще простого.

Правда, существует одно «но» и насколько оно преодолимо Бес не имел, ни малейшего представления. Техника гипноза заключается в том, что гипнотизер присаживается у изголовья гипнотизируемого где-то, через час после засыпания или за час-два до пробуждения и делает медленные пассы руками. Направление пассов — от головы к ногам на расстоянии полутора - двух сантиметров над телом спящего.
Затем гипнотизер две – три минуты тихим шепотом в ритме сонного дыхания повторяет «Спи-те глубже, спи-те глуб-же…» Устанавливается стойкий контакт между гипнотизером и гипнотизируемым. Глубину гипноза определяют по изменению ритма дыхания, по реакции на команды. А как можно все это оценить, не находясь с капитаном в одном помещении? Было бы удивительно, если бы Стасов пустил Беса к себе в квартиру ночью под любым предлогом. А если и пустит, то вряд ли заснет в его присутствии. Напрашивается единственный вывод - действовать придется на расстоянии из собственной квартиры. Лестничная площадка для подобных манипуляций вряд ли подойдет. Задача не из простых.

Лучше всего у Беса получалось образное внушение. Жене в ее снах он являлся, то в виде покойной матери, то в виде лечащего врача. Эффект получался максимальным, если избирался реально существующий или существовавший в недалеком прошлом образ человека, которому гипнотизируемый доверял безоговорочно, не анализируя и не ставя под сомнение сказанное. Будет ли капитан также восприимчив к внушению? Вопрос. Женщины более внушаемы, чем мужчины, а этот еще и полицейский к тому же. Людей этой профессии учат разбираться в собственных ощущениях со студенческой скамьи. Анализ ситуации, выводы по ней – в этом смысл всей их профессии. А, что если…. Бесу настолько понравилась мелькнувшая в его мозгу идея, что он непроизвольно рассмеялся.
- Можно попробовать, - произнес он вслух. – Если получится, вот будет хохма.

Бес, переступив порог квартиры, сразу ощутил – здесь были посторонние. Сейчас их нет, но совсем недавно были. Гостей он не ждал, поэтому был крайне удивлен. Они с женой прожили много лет вместе, за этот продолжительный срок он не удосужился завести друзей, а она подруг. Как-то не возникало в них потребности. Вполне удовлетворялись обществом друг друга. Праздники, дни рождения, другие памятные даты – всегда отмечали только вдвоем. Странно, кто же это мог их навестить? Тем более в его отсутствие.
- Это ты? – выглянула из кухни жена на скрип открываемой двери. – Где ты столько времени пропадал?
- Да так, Павла Григорьевича навестил.
- С чего бы это. На даче друг другу не надоели?
- Он саженцы предложил, семена элитные. А у нас что, гости были?
- Вадик Струбов заходил. Огорчался, что тебя не застал. Нужен ты ему был зачем-то.

- Позвонила бы по мобильному. Я бы приехал раньше.
- Я, было, хотела, но он отговорил. Не захотел беспокоить. Дело, мол, терпит, не к спеху. Обещал в ближайшее время с тобой связаться.
- Не стал, выходит, ждать?
- Посидел пол часика. Я его тортом угостила. Попили чаю, поболтали немного.
- Что он рассказывал интересного? - заинтересовался Бес, переодеваясь в домашнюю одежду.
- Живет с матерью. Наталье Тихоновне уже восемьдесят два года стукнуло. Вроде бы, все ничего, но вот головные боли одолевают, спасу нет.
- Что же он хотел, возраст-то нешуточный.
- Я ему рассказала, как ты меня от головной боли вылечил. Помнишь?
- Нет.
- Ну как же! В прошлом месяце у меня была страшная мигрень. Ты еще трубку свою включал, которая создает электромагнитные поля.

- Теперь вспомнил, - Бес внимательно посмотрел на жену. – А про трубку ты ему тоже рассказала?
- Он попросил показать, - растерялась жена. – Говорит, что хочет купить такую же, для матери. Может и ей поможет. А что, не надо было?
- Да нет, все в порядке. О чем еще говорили?
- О разном. Он, например, поразился насколько молодо и свежо ты выглядишь. Мы, говорит, стареем, а он молодеет. Знаешь, после того как он это сказал, меня и саму как током ударило. А ведь действительно, зрение у тебя восстановилось настолько, что очки уже без надобности, перестал жаловаться на одышку, исчезли боли в позвоночнике и суставах. По крайней мере, в последние месяцы я от тебя жалоб на плохое самочувствие не слышала. И знаешь, что я думаю?
- Что?
- Наверное, это как-то связано с твоим падением с лестницы. Да, да, не смейся, - продолжила она, заметив саркастическую ухмылку на лице мужа. - Вспомни, как ты себя чувствовал после падения. Думала, богу душу отдашь. Ничего, оклемался потихоньку да еще в здоровье прибавил. Читала, что с людьми, в которых ударила молния, всякие чудеса происходят. Какие-то у них появляются новые сверхчеловеческие способности. А один парень даже молодеть стал. Только не помню уже, после грозы это у него началось или после автомобильной аварии.

- Это ты тоже Струбову рассказала?
- Что?
- Про грозу, про падение с лестницы и про все остальное.
- Нет, конечно. Это только сейчас мне пришло в голову. Подумаешь, что мы только о тебе и сплетничали. Об искусстве поговорили, обменялись мнениями по поводу концерта Лядовой.
- Он тоже был на концерте?
- Был.
- Странно.
- Что же тут странного?
- Он никогда не посещал концерты эстрадных исполнителей еще со студенческой скамьи. Всю жизнь он увлекался классической музыкой. Надо же, как меняются вкусы человека с возрастом.
- Знаешь, его не столько поразили вокальные данные певицы, сколько ее состояние. Он поражался силе и энергии сохранившейся в этой уже немолодой певице. Удивительно откуда она их черпает!

- Она что, одна такая? Ты на Пьеху посмотри или на Кобзона. Как на сцене смотрятся, залюбуешься. И силы есть, и талант никуда не делся. Так при них и остался, несмотря на возраст. Избранных людей другими мерками мерить надо. Им больше дано, с них больше и спроса.
- Какой с них спрос-то?
- Как какой? А поклонники? Если что, ведь и разлюбить могут, на концерты перестанут ходить, забудут. Вот ведь как может обернуться. Какие тогда концерты и сборы?
- И то так, - согласилась покладистая супруга. – Ужинать будешь?
- Не хочу. Мы с Павлом Григорьевичем перекусили. Лягу сегодня пораньше. Завтра хочу к соседу, Гаевому Василию Николаевичу, зайти. Что-то карбюратор барахлит, пусть посмотрит.
- Спохватился. Он уже года полтора как съехал.
- Совсем недавно его в гараже видел.
- Значит, гараж еще не продал, но продаст непременно.

- Это еще почему?
- К сыну он переехал. После смерти жены так и не смог один в квартире оставаться. Все ему здесь о ней напоминало. Вот он продал.
- Значит, у нас теперь новый сосед за стеной. Кто такой?
- Вера Евдокимовна говорила, что милиционер какой-то купил.
- Тёща Самолётова? А она откуда знает?
- Дочка ее дружит с Люсей.
- Какой Люсей?
- Что, не помнишь соседку Гаевого? Курносенькая, такая приветливая толстушка.
- Помню. Досадно. Попытаюсь выловить его в гараже.
Вот это удача. Бес не ожидал, что все так сложится. Если его сосед действительно Стасов, о котором упоминал Павел Григорьевич, то проживал он прямо за стеной его спальни. И балконы у них смежные. А то, что подъезды разные – это только плюс. Без затруднений можно установить дома милиционер или нет. Что же, теперь, когда кое-что прояснилось, можно начать большую игру, но уже с открытыми глазами.

Прошедшая ночь была на редкость беспокойной и тревожной. Никогда у Стасова не было проблем со сном – засыпал, едва голова соприкасалась с подушкой. Просыпался легко и непринужденно. Этой ночью все было по-иному. Он, как бы, и не спал вовсе. Дремал. Время от времени Олег просыпался и смотрел на часы. Промежутки полудремы-полусна были весьма короткими, зато бодрствовал он не менее часа, ворочаясь в постели и пытаясь в который раз безуспешно заснуть. Не помогал обычный прием, применяемый им в те редкие случаи, когда сон долго не приходил. Как правило, такое состояние возникало у него после долгой изнурительной работы. Перед засыпанием он старался думать только о приятных вещах – об отдыхе на море, о поездке с друзьями на рыбалку, о девушках, с которыми он любил проводить свободное время. В его приятные мечты вплетались непонятные звуки и смутные видения. Кто-то назойливо звал Олега из глубин подсознания; сквозь рваные куски сна проступали размытые угрожающие фигуры и лишь перед самым рассветом он, наконец, смог различить одну из них. Это был черт, покрытый черной смолистой шерстью, с рогами, хвостом и копытами. Таким описывают нечисть в русских народных сказках. Он переминался с ноги на ногу, нетерпеливо постукивал коровьими копытами по полу, сверля Стасова маленькими злобными черными глазками. Черт открывал и закрывал мерзкую красную пасть, но никаких звуков Олег не слышал. Наконец, кошмарный сон был прерван ярким дневным светом, пробивающимся сквозь плотно сомкнутые веки. Олег проснулся


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Корректор Желаний 
 Автор: Сергей Лысков
Реклама