Произведение ««Вот это любовь» 1-й тур 2-я группа 2-й поединок» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Без раздела
Тематика: Без раздела
Конкурс: Конкурс «Вот это любовь»
Автор:
Баллы: 4
Читатели: 375 +8
Дата:

«Вот это любовь» 1-й тур 2-я группа 2-й поединок

Сегодня, одновременно выставляю два поединка в этой группе. Кто зашёл на этот поединок, зайдите сразу на 1-й и проголосуйте за оба поединка.
Тема – любовь. Рассказы о любви между мужчиной и женщиной. Эротика (не порнография) приветствуется. Если немного мистики или фантастики – ничего страшного.
Объём:
Верхний предел – 20000 знаков с пробелами
Нижний предел – 5000 знаков без пробела

Оценивать поединки может любой автор Фабулы, независимо писатель он или поэт. То есть любой автор Фабулы, независимо от того, участвует он в конкурсах или нет, может проголосовать за понравившийся рассказ. И его мнение будет учтено.

Не имеют право голосовать:
1) Гости
2) Анонимы
3) Клоны

Оценивать рассказы следует, примерно, по таким критериям.
Содержание: соответствие, сюжет, интрига, концовка. Не обращая внимания на буквы, словно вы смотрите фильм.
Повествование: стиль, герои, эмоции, ошибки. То есть, то, что зависит от автора.
Каждый голосующий имеет права каждому автору поставить 0, 1 или 2 балла, по принципу:
0 баллов – рассказ не очень;
1 балл – нормальный рассказ;
2 балла – рассказ хороший.
То есть, все возможные оценки: 2:2,  2:1,  1:2, 2:0,  0:2  1:1,  1:0,  0:1,  0:0.
Не забудьте указать в пользу какого рассказа.
За победу в поединке даётся 2 очка, за ничью – 1 очко, за проигрыш – 0 очков.

ГОЛОСОВАТЬ В СВОИХ ПОЕДИНКАХ, КОММЕНТИРОВАТЬ СВОИ ПОЕДИНКИ ДО ОБЪЯВЛЕНИЯ РЕЗУЛЬТАТА – НЕЛЬЗЯ!!!
ПОЖАЛУЙСТА, СОБЛЮДАЙТЕ ЭТО УСЛОВИЕ!!!

Итак, в этом поединке встречаются рассказы «Летящим на северо-запад» и «Лисса».



Летящим на северо-запад

Предисловие:
Памяти моей сбежавшей любви. Теперь уже бывшей.
Лиловое
Летящим на северо-запад, завидую. Оторвавшимся ОТ. Стремящимся К.

- Ты уходишь к ней?
- Я ухожу от тебя.
- Ты не можешь жить без нее?
- Я не могу жить с тобой.
- Без тебя пустота: в доме, в сердце. Воздушный шарик - сердечко, взлетит, не удержишь.
- Вот видишь, ты освободишься, станешь легче на целого меня.
- Ты не понимаешь.
- И ты не понимаешь.
- От любви не умирают.
- Без любви не умирают.
- Играешь предлогами.
- А ты – людьми.
Листьями, гонимыми северо-западным ветром. Стать рыжим листом, прилипшим носом к вашему окну. Попробовать на вкус, как это быть – брошенной. Маленькой девочкой, свернувшейся калачиком на диване. Кошкой, выставленной за порог. Розовой зефириной облака, плыть высоко, видеть ВАС.
- Я тебя люблю.
- Я тебя любил.
- Любил – убил.
- Не передергивай и не сгущай.
- «Любил» - лиловое, куда уж гуще. Прошедшее. А прошлого не существует, как и будущего.
Летящим в туче не пролитым дождем. Больнее не услышать, чем: «Я тебя любил». Как в душном автобусе, пощечиной: «Какой же вы в юности были красивой…»
- Нельзя быть такой зависимой.
Северо-западный ветер – самый коварный. Дует из прошлого в будущее, минуя настоящее. Метеозависимые, будьте осторожны! Сегодня ожидается магнитная буря. У любвезависимых – душевный крах.
- Ты бежишь от своих обязательств.
- Мы пересмотрим обязательства. Прости.
Слова листиками из блокнота падают, кружась. Словесное кружево.
Лиловые сумерки пустого дома – моего сердца. Зубная боль, захватившая, почему-то все, от макушки до кончика мизинца. Почему так тяжело жить? Ах да, я должна простить. А еще понять. И отпустить. От себя. Того, кто давно ушел.

Черно-белое
На пустынную крышу, мокрую от дождя. Где мир у моих ног, а я над ним. Подняться над заплаканными окнами, обремененными домами, суетными прохожими. Отстраненно. Смотреть сверху вниз на свою жизнь – ставшую черно-белым кино. Нет, это ретро пленка с эффектом «сепия». Там героиня, похожая на меня, живет, ходит на работу, занимается хозяйством. Зачем?
К бортику, теплому от летнего солнца. Свесившись НАД. Возвысившись. К облакам, озабоченно летящим на северо-запад. Завидуя их устремленности. Свободе. С ними, туда, где ждет любовь. С легкой душой. Вслед за птицами.

НЕ взлететь.
Чтобы не были брошенными маленькая девочка, свернувшаяся калачиком на диване, да рыжая кошка, урчащая рядом.
Я не смогла уйти ОТ них. Чтобы всесущий ветер не сделал их своими ангелами.

Возвращение
- Ты где?
- Дома, как ты узнал телефон, я же сменила все номера?
- Не важно, нашел. Я очень хочу тебя видеть. Сейчас подъеду.
- Зачем? Прошло столько лет. Как видишь, я в порядке.
- Только никуда не уходи!
Заменив замки и телефонные номера, я так давно ждала этого звонка, что не узнала голос. Просто поняла, чей он. Мир не рухнул. Не перевернулся с ног на голову, как был обязан. Меня не поразила молния. А посетили прозаические мысли о потерянном выходном. Вот так это бывает, совсем не похоже на мечты.
Когда-то родное лицо, постаревшее, но узнаваемое. Заискивающий взгляд. Волнуешься? Неловкие губы на щеке и выше, в районе уха.
- Можно? Я тебя искал. Звонил, но ты не брала трубку. Домой зайти не решался, думал, ты давно переехала.
- Да, я собиралась улететь.
- Самолетом?
- Почти, но это не важно.
- Ты еще красивее, чем раньше.
- А ты постарел. Хочешь чаю?
Разве мог этот человек владеть моей жизнью? В поисках его я была готова уподобиться птицам? Как такое могло произойти, и было ли это, со мной? И что есть то чувство, что привело меня тогда на крышу, мокрую от летнего дождя?
Пальцы на моих веках. Слепец познает мое лицо. Узнает. На кухне капает вода. Закипает чайник.
- Ты снилась мне. Я хотел вернуться. Давно хотел. Но боялся.
- Тебе с сахаром?
- Я скучал. Крепко скучал.
- Наливаю как всегда.
- Я тебя люблю.
- Я тебя любила.
Дежавю из словесных кружев. Игра времен. Несовпадение. Как все знакомо и узнаваемо. Кто-то любит. Кого-то любят. Все как всегда.
- Ты позволишь тебя любить?
- Зная, что я больше не люблю тебя?
- Ты мне нужна. Пусть будет, как будет.
Мир перевернулся. Мы поменялись ролями. Но эта пьеса с печальным концом. Сказка окончена, добро победило, принц вернулся к своей возлюбленной.

Теперь я знаю, что чувствуешь, когда покидает любимый.
И еще я знаю, как уходит любовь. Крадучись, постепенно, семенящими шажками, изо дня в день, незаметно. Мы думаем, что она, пересыпанная нафталином, спокойно почивает в потайном уголке памяти. Изредка ее проверяем, перетряхиваем пыльную перину воспоминаний. Протираем потускневшие переживания, как бабушкины серебряные ложки. А потом, вспомнишь, а ее уже нет. Сбежала. Бродит где-то, свободная, радуясь жизни.
Но я не знаю, что хуже. Или наоборот. Лучше. Спокойнее. Обыденнее.

Я завидую. Летящим на северо-запад. Оторвавшимся ОТ. Стремящимся К.



Лисса

Если есть на свете что-то страшнее смерти – то это одиночество. Не благостное и светлое, где-нибудь в лесу или на берегу моря. Не медитация под шум листвы или рокот волн – с самим собой и природой наедине. А то, которое чувствуешь, возвращаясь с работы в пустую квартиру, где, кажется, еще вчера тебя ждал на столе теплый ужин и звучал детский смех, и можно было просто обнять свою женщину, погрузиться лицом в мягкое тепло ее волос, вдохнуть его и замереть... И все беды отступали, потому что ты – не один.
Две недели прошло с тех пор, как от меня ушла жена. И не сказать, что мы плохо жили. Но – новая любовь, какой-то смуглый метис, прекрасный, как греческий бог, а сам то ли латиноамериканец, то ли уж не знаю кто. Не важно. Я не успел его толком рассмотреть и не жалею об этом. Мне хватило одного взгляда на счастливое лицо моей благоверной, каждая черточка которого словно говорила: «Тебе до него далеко!» И не то чтобы супруга обобрала меня до нитки. Она и не взяла ничего – уехала с дочкой и двумя чемоданами в новую жизнь.

Со мной осталась наша – вернее, моя, потому что жила со мной с самого моего детства – восемнадцатилетняя кошка. Лисенок, как я ее называл – это ласковое прозвище приклеилось к ней еще в ее бытность игривым котенком. А сейчас – флегматичная, ленивая, похожая на лохматую рыжую подушку с двумя зелеными пуговицами – глазами, которые и открывались-то лишь изредка, потому что большую часть дня кошка спала. И все-таки – живая душа.
Кошки не попугаи, им не овладеть человеческой речью. Да и люди не мяучат по-кошачьи. Но мы с Лисенком так долго жили бок о бок, что создали нечто вроде эсперанто, язык, на котором оба могли говорить и понимали друг друга.
Днем я еще держался и на работе шутил, пытаясь казаться веселым и беззаботным. Мол, холостяку лучше, никто не пилит мозг. Но по ночам, лежа в огромной, как палуба океанского лайнера, кровати, я корчился от боли и разве что не выл по-волчьи на тусклый осколок висящей за окном луны. Сон падал на лицо прозрачной, тонкой кисеей, не давая дышать. Сковывал по рукам и ногам. Даже и не сон вовсе, а какая-то блестящая, тошнотворная полудрема. Я уходил мыслями далеко... туда, где за бортом моего корабля плескалось чернильное море холодной ночной темноты. Забыл сказать, что эта беда случилась со мной в ноябре – самом сыром и мрачном месяце в году, когда тяжелая осенняя хандра пропитывала залитую дождями землю. Нагая и дрожащая на ледяном ветру, природа страдала – и я вместе с ней.
- Эй, хозяин, - мягкая кошачья лапка коснулась моей щеки. – Ты что, плачешь?
- Ну да, - признался я малодушно. – Отстань, Лисенок. Ты не понимаешь...
Лунные зеленые глаза смотрели на меня не мигая.
- Я все понимаю.
- Да я... Я больше не могу! Лучше бы я умер, чем так!
Это, конечно, была минута слабости. Но кошка испуганно встрепенулась.
- Как это? А кто будет меня кормить? Чистить лоток?
Я вздохнул.
- Вот поэтому, Лисенок, я еще здесь.
Мы оба молчали. Я – сглатывая слезы. А кошка – задумчиво урча.
– Может, заведем собаку? – спросила она наконец. - Или возьмем нового котенка? Не знаю даже, что хуже.
- Я не хочу собаку. И котенка тоже.
- Чего же ты хочешь?
- Хочу, чтобы стало, как раньше.
Кошка беспокойно зашевелилась и, повернувшись ко мне задом, махнула мне в лицо пушистым хвостом. Я отстранился.
- Твоя не вернется.
- Ох, Лисенок! Я знаю... И не надо, я ей больше не верю.
- Так чего ты хочешь? – повторила кошка и, уютно свернувшись клубком, прижалась к моему подбородку меховым боком, и задышала со мной в унисон.
Она тихонько мурлыкала, но я-то знал, что в такие минуты, подстраиваясь под ритм моего дыхания, окутывая тело и душу своим теплом, Лисенок читает в моем сердце.
- Все ясно, - сказала она, некоторое время спустя. – Будет тебе любимая. И очень скоро. А теперь спи.

И знаете, кто мне только ни лгал. С самого рождения и до сегодняшнего дня. В детстве мама – про Санта Николауса и Зубную фею. Про детей не то найденных в капусте, не то принесенных аистом. И потом тоже... Учителя в школе. Начальник. Коллеги. Друзья и приятели. Все мне врали, пытаясь как-то меня использовать, что-то выклянчить или же наоборот, убрать с дороги, отодвинуть в сторону. Жена – ну, это вы уже поняли – просто выкинула из своей судьбы, как ненужную вещь. А ведь клялась когда-то  любить – в горе и в радости, в болезни и в здравии. В общем, меня дурили все подряд. Близкие и далекие, и совсем посторонние люди. Но еще ни разу за всю мою жизнь меня не обманула кошка. Поэтому я сразу ей поверил, успокоился и заснул.
И что-то изменилось. Во мне, в мире... Проснулся я с предвкушением чуда. Как в рождественское утро, когда открываешь глаза, зная, что под елкой тебя ждут подарки. И не важно, что спрятано в обернутых фольгой коробочках. Норвежский свитер или лосьон для бритья. Они, эти


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     03:15 29.03.2024 (1)
1:1 Автор первой работы блестяще выстроил художественный текст из посредственной фабулы. Немного не хватает по знакам.
Во второй работе то ли мистика (не мое от слова совсем), то ли реал, представленный в очень уж необычной форме.
     09:50 01.04.2024
Спасибо!
     14:15 29.03.2024 (1)
1,1 ни одна из работ не произвела на меня впечатление. Ссори((((
     09:49 01.04.2024
Спасибо!
     15:32 29.03.2024 (1)
2,1
     09:49 01.04.2024
Спасибо!
     22:22 29.03.2024 (1)
Очень сильно! Поэтика первого победила сюжетность второго.
2:1
     09:49 01.04.2024
Спасибо, Алекс!
     21:50 30.03.2024 (2)
Оба рассказа понравилсь, но второй... до слёз. Мою Кошку тоже звали Алиса - Лиса, и она была самым дорогим для меня существом... 1:2
     09:48 01.04.2024
Спасибо, Наталья!
     21:06 31.03.2024
Наталья, спасибо большое! Очень понимаю Вас.
     17:05 30.03.2024 (2)
Мир был бы скучнейшим местом, если бы в нем не было кошек. И как поздно возвращаются те, кого уже нельзя простить. Простить можно, когда живы хоть какие-то чувства. А когда их нет... и запах нафталина успел выветриться, прощать нечего.
2:2
     09:48 01.04.2024
Спасибо, Ирина!
     21:07 31.03.2024
Согласен насчёт скучнейшего места. Спасибо большое за оценку!
     08:15 30.03.2024 (2)
2:2
     09:47 01.04.2024
Спасибо, Сергей!
     21:07 31.03.2024
Спасибо!
     23:38 29.03.2024 (2)
1
Форма, язык изложения, поэтичность ( в первом рассказе),
мистичность и сюжет (во втором), завершённость
рассказов на высоте.

2:2
     09:46 01.04.2024
Спасибо, Наталья!
     21:07 31.03.2024
Спасибо большое за оценку!
     16:23 29.03.2024 (2)
Из этих двух рассказов, выделяю второй. Он мне больше лег на душу.1:2
     09:46 01.04.2024
Спасибо, Анна!
     21:07 31.03.2024
Анна, спасибо большое!
     11:29 29.03.2024 (2)
1
Прочитала первый рассказ, думаю - вот победитель, читаю второй и понимаю, в этом поединке встретились достойные друг друга соперники. 
2:2
     09:46 01.04.2024
1
Спасибо, Татьяна!
     21:08 31.03.2024
1
Татьяна, спасибо за оценку!
Реклама