Адские истории - Пролог (страница 2 из 6)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Мистика
Сборник: Адские истории
Автор:
Читатели: 585
Внесено на сайт:
Действия:

Адские истории - Пролог

Мефистофель? – в голосе появилась нотка улыбки, столько необычной для того, кто всегда хранит молчание.
- Я могу многое. Я могу творить заклинания без движения или слов, я могу появляться там, где захочу, но те, кто учил меня прежде, дали мне умение. К тебе я пришел за знанием.
- Ты мне почему-то нравишься, Мефистофель, но прежде чем я соглашусь или откажусь учить тебе, ответь мне: сколько тебе лет?
- Ровно две тысячи пятьсот лет. – Ответил Мефистофель.
- И сколько лет ты учишься?
- Две тысячи четыреста девяносто три года, как только мне исполнилось семь лет, я начал учиться.
- Ну что же, Мефистофель, ты знаешь, за сколько дней был сотворен мир, только отвечай просто и быстро, назови цифру.
- За семь.
- А тебе, что бы постигнуть тайны этого мира, понадобится в триста шестьдесят пять раз больше.
- Ты согласен научить меня тому, что веками постигают люди, ангелы и дьяволы, за семь лет?
- Верно. Садись подле меня, Мефистофель. – Произнес Сфинкс.
***
Как только огромное каменное изваяние произнесло эти слова, зеркало затрещало, и снова вернуло свой обычный размер и отражение комнаты.
- Извините, Ваше Величество, то, что было дальше, может касаться только меня и Сфинкса.
 – Я понимаю, Мефистофель. Но теперь, когда я убедился в правдивости твоих слов, скажи мне, что же, ты хочешь здесь?
 – Долг и мечта любого духа – служить всемогущему Дьяволу. Если вы прикажете, все мои знания, и весь я – к вашим услугам. Я знаю не много по сравнению с существами Разума, но по сравнению с любым духом мои знания практически неограниченны. – Но тут меня взяло сомнение: а не хвастается ли он? И где, все-таки, доказательства того, что он не служит Свету?
Я решил это проверить. Если он хвастун, то стушуется, если ангел – увернется от ответа. Есть только один способ узнать – ангелы не умеют видеть прошлое дьяволов.
 – Скажи мне, ты должен понять мое желание проверить тебя, ведь не каждый день… - Мефистофель кивнул, словно говоря: "Вы правы", а я продолжил – и так, скажи мне, - я на секунду задумался – как звали моего тайного наставника? Того, о котором никто не знал, даже слуги.  
 – Вашего наставника звали – он прищурился – вы его называли Оргом, но его настоящее имя – Великий Молох. Он был Великим Князем Тьмы, а потом исчез. Вы нашли его. Он учил вас… раньше.
Я кивнул, потом произнес, тихо:
 – Скажи мне еще, где он теперь? – я знал ответ на этот вопрос, но только я.
 – Убит. – Ответил Мефистофель, постояв секунду с закрытыми глазами.
 – Кто его убийца?
 – Вы.
Я сел за стол и кивнул еще раз. Он – тот за кого себя выдает.
 –  Мефистофель! Я верю тебе. С сегодняшнего дня ты назначаешься заместителем начальника отдела кадров в этом замке. А там будет видно. Надо завтра встать пораньше, часов в восемь. – Это я уже произнес тихо, сам себе, а потом сотворил указ и протянул духу.
Тот с поклоном взял его и исчез, а я довольно улыбнулся: не перевелись еще духи в Аду! Не все сидят по кабакам!  
***
Да, думал я, глядя на то место, где еще секунду назад стоял дух, мои мечты могут сбыться. Могущество Ада – это не пустые слова. Я уверен, что смогу воплотить в жизнь свои мечты. Еще я думал о том, что неплохо было бы создать семь должностей, по числу смертных грехов, что бы снять эти обязанности с Дьявола. А что? Почему бы и нет?
Мечты могут стать явью – думал я, ложась этим вечером спать и оглядывая свою спальню: небольшую комнату, освещаемую торшером в виде черепа огромной собаки, лежащем на четырех длинных змеях.
 – Спать! – сказал я вслух, и торшер начал медленно гаснуть
Скоро исчез из поля зрения шкаф с древними книгами и пергаментными свитками, потом пропал рабочий стол, стеклянный шкафчик, а потом все комната погрузилась во тьму. Я засмеялся и заснул.
Во сне я видел Ад во всем его могуществе: туда-сюда сновали демоны, исполняя каждое поручение, я принимал послов из царства Света, и они предлагали мне условия вечного мирного договора, а я сомневался, тогда послы шли на уступки…. Вошел хорошо одетый, трезвый демон и сказал:
 –  Ваше Черное Величество, как Вы и приказывали, завтрак готов. Ваше Величество, Вы просили разбудить Вас пораньше!
 – Я занят! – сказал я, а демон продолжал:
 – Вы просили разбудить Вас раньше! – я открыл глаза и тут же быстро заморгал: передо мной стоял демон, именно такой, какой мне представлялся во сне – чистый и трезвый, в хорошей ливрее и с отполированными до блеска крыльями.
 – Что это значит? – спросил я ошалело.
 – Ваше Величество, мосье Мефистофель сказал нам, что мы – кретины недоделанные, и,… и еще много разных незнакомых слов… – смущенно ответил демон, словно оправдываясь.
Я улыбнулся: ну конечно! Теперь в замке есть заместитель начальника отдела кадров. А если за дело взялся Мефистофель, можно расслабиться: весь вид демона говорит об этом. Я потянулся и махнул слуге рукой: "Свали в туман". Демон исчез, а я принял свой любимый облик – копна черных волос, глаза без зрачков и орлиный нос – и отчетливо произнес:
 – Мефистофель! – тут же в центре комнаты материализовался Мефистофель.
 – Да, Ваше Величество?
 – Расскажи, что это значит? То есть, нет, как тебе это удалось? Так будет правильнее.
 – Вы о чем? А! о демонах! Ну что вы, Ваше Величество! Это было так просто! Сейчас в Вашем распоряжении сто двадцать демонов, готовых к работе. Еще двадцать наводят в замке порядок, десять работают на кухне и еще тридцать семь облагоображивают территорию.
 – Прекрасно! Мефистофель, я рад. Но скажи, что ты предпринял, что бы за одну ночь добиться того, что начальнику отдела кадров не удавалось за много столетий?
 – Спалил начальника отдела кадров… - сказал будничным тоном Мефистофель, и объяснил свое действие – потому что он трус и лентяй, а к тому же редкостный халтурщик и вор. – А потом нахмурился: – это было ошибкой?
 – Судя по результатам, нет. – Вздохнул я. – иди. И продолжай работать в том же духе, но… постарайся больше никого не сжигать.
 – Есть! – и Мефистофель исчез так же внезапно, как и появился.
Я был доволен. Подошел к зеркалу и сказал:
 – Вель-зе-вул. Я тот, чье имя будет известно каждому!
***
Прошло всего шестьсот лет, и мечты становились явью. Ад стал похож на Ад. Открывались школы и институты, академии, заводы, фабрики, магазины…
За появление в общественных местах в нетрезвом состоянии сажали в Ледяную камеру – самую страшную тюремную камеры для существ тьмы – на двадцать суток и взимали штраф, размером в пятьдесят дьяволов, что пополнило казну: демоны не сразу отвыкли от пьянок.
В мире людей возникали новые государства, нарождалась какая-то новая религия, но это не страшно, это только говорит об усилении могущества Ада.
Мефистофель наладил работу кадров в замке так хорошо, что я мог только дивиться – и как такое возможно?
А однажды я решился на осуществление своего проекта разделения обязанностей. Долго я не мог решить, как преподнести его своим подданным, и однажды…

Это был зимний день зимнего года, (в аду зимы очень длинные один год, и очень короткие второй год, поэтому года так и называют: первый зимний, второй зимний, первый летний…), так вот, был зимний день зимнего года. Стоял крепкий стоградусный мороз. Свет адского пламени отражался на снегу.
Я вошел в палату Темного совета как раз тогда, когда часы били тринадцать часов дня – время начала заседания Темного совета.
Вошел и огляделся.
Огромный зал. В центре возвышение – мое место, а по кругу, поднимаясь с пола до самого потолка, тысячи мест. Первые три ряда – для членов Темного совета, а остальные для прессы, любопытных граждан и послов из других стран. Идея пропускать на заседание Совета гостей только по билетам была принята, и это приносило не малый доход.
Совет состоит из пяти частей: Войны, Мечтатели, Предсказатели, Чиновники, Интеллектуалы.
Так вот. Я вошел в зал заседаний и осмотрелся. Гостей сегодня – тьма. Все члены Совета в сборе. Я поднялся на свое место и взял в руки микрофон (на земле его изобретут еще не скоро!). Зал замер.
 – Дамы и господа! – начал я – Темный Совет. Приветствую вас! И первый вопрос, который я хочу задать вам, - я повернулся к духам-предсказателям – какой сегодня год? – Духи предсказатели знали много о будущем, но о настоящем - непростительно мало. Но все же, когда вопрос задает Вельзевул, отвечать приходится.
 – Шестьдесят шесть лет осталось до конца этой эры.
 – Верно, предсказатели. А теперь скажите мне, какой день сегодня?
 – Тринадцатый день шестого месяца шеститысячного зимнего года.
 – И это верно, предсказатели. А теперь мой вопрос будет к вам – я повернул голову налево, к зеленой массе чиновников. В отличие от расплывчатых предсказателей, они были весьма материальны. – Неужели такой день такого месяца такого года может не ознаменоваться важными для процветания Ада событиями? – я оглядел всех духов. Я наслаждался удивлением, которое вызвал у них мой вопрос. Наконец вверх, к самому потолку повалил дым от собрания тех, кого принято называть Призрачными Мечтателями.
 – Да? – спросил я у них. Призрачные мечтатели заговорили четко и хором, как говорили всегда:
 – Такой день не может не остаться в истории Ада просто потому, что он такой, и ничего в этот день не должно быть совершено.
 – Призрачные Мечтатели! – рявкнул я – провалитесь в Адское пекло! – И тут же все Мечтатели исчезли из зала, покатились в Адское пекло, попискивая и цепляясь за все, что попадало в их несуществующие лапы. Несколько минут Темный Совет испуганно оглядывался, словно боясь, что и их постигнет та же кара. А я продолжил – И так. Кто хочет последовать за Мечтателями?
 – Не.… Ни… - послышались тихие писки. Все-таки, хорошо быть Правителем Ада!
 – Вот и хорошо! А теперь я скажу, что должно случиться в это знаменательное время. Мне надоело заниматься рутиной, вместо того, что бы заботиться о процветании Ада. Мне надоело самому нашептывать людям гадости, как это положено особе моего положения, и посему с сегодняшнего дня открывается семь новых должностей!
 – Каких! – крикнул кто-то из массы Воинов.
 – Интеллектуалы! – позвал я, обращаясь к массе краснолицых, одетых во все красное духов. – Назовите известные вам смертные грехи!
 – Сластолюбие – крикнул один, и тут уже началось перечисление:
 – Чревоугодие!
 – Алчность!
 – Зависть!
 – Праздность!
 – Гневливость!
 – Гордыня!
 – Алчность…
 – Верно – прервал я поток повторов. – Но почему я один должен всем этим заниматься! С сегодняшнего дня появляется семь должностей. Духи! Они очень хорошо оплачиваются, в придачу к ним вы получите земли и почести, но… назначены будут только лучшие. За всеми подробностями обращаться к духу Мефистофелю. Совет закрыт – и я исчез, оставив в смятение и недоумение и членов совета, и репортеров и гостей.
***
И так, семь должностей были созданы – я могу позволить себе создать должность казалось бы одним только словом. На самом деле я давно подготовил все документы.
Разумеется, из-за новых должностей тут же начнется свара. Никто и не подозревает, что обещанные земли не будут самыми плодородными и ухоженными, а привилегий будет не так много.
Но меня это не волнует. Я знаю, что после этого так же будут поступать правители из мира людей, знаю, но это будет потом. А


Оценка произведения:
Разное:
Реклама