Поверженный Икар (страница 1 из 41)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор:
Баллы: 6
Читатели: 3927 +1
Внесено на сайт:
Действия:

Поверженный Икар

Боги, боги мои! Как грустна вечерняя земля!
Как таинственны туманы над болотами.
Кто блуждал в этих туманах,
кто много страдал перед смертью,
кто летел над этой землей,
неся на себе непосильный груз, тот это знает.

Поверженный Икар.

Чкалов Валерий Павлович, летчик-испытатель. Родился 2 февраля 1904 в слободе Василёво (ныне город Чкаловск Нижегородской области). Учился на токаря в Череповецком ремесленном училище. В 1918-1919 годах работал молотобойцем в Василёвском затоне, кочегаром на землечерпалке и на пароходе. В армии с 1919-го. До 1921-го - слесарь по ремонту и сборке самолетов. Первым полетам его учил начальник летной части школы Д.П.Ананьев, ко¬торый вспоминал: «Прихожу как-то на аэродром, представляют мне нового кур¬санта. Плотный, крепко скроенный Чкалов напоминал волжского бурлака...
Сели мы с Чкаловым в «Фарман». Я управлял самолетом, он сидел сза¬ди. Поднялись. Я внимательно наблюдаю за своим пассажиром. Помню, как-то радостно, широко открытыми глазами смотрел он вокруг. Меня даже несколько удивило - он сидел в самолете так, как будто десятки раз бывал в воздухе.
После полета, помнится, я сделал вывод: курсант Чкалов годится быть летчиком».
Чкалов выделялся смелостью, любознательностью. В очень короткий срок он освоил посадку самолета на школьный аэродром. Эта посадка требовала четкого расчета и немалого мастерства, так как аэродром представлял собой полосу земли шириной в 100 метров, с одной стороны которой протекала речка Гуслянка, а с другой - были ров и болото. Молодой курсант Чкалов всегда точно рассчитывал и четко делал посадку.
Было еще одно событие в его жизни, произошедшее в период его пребы¬вания в Егорьевске. Он женился на Крыловой Лиде. Женился в 17 лет, детей не было. О ней ничего не известно. Павел Григорьевич и особенно старшая сестра Анна отговаривали его. Но потом пошли нелады, как вспоминает Анна, они разошлись, и в Борисоглебское училище он уехал один.
Егорьевскую теоретическую школу Чкалов закончил за полтора года «на хорошо» весной 1923 года. Всему выпуску было присвоено звание красных командиров, и все были направлены в 1923 году в город Борисоглебск в практическую школу летчиков для обучения практическим полетам.
Школа только формировалась.
«Первая наша практика оказалась не летная, а строительная, - вспомина¬ет Макарский. - На аэродроме сохранилось здание старого манежа, и вот нам предстояло переделать его в ангар. В то время строилась вся страна, и мы не вправе были ожидать чьей-то помощи. Работали мы с энтузиазмом, радостно - впереди предстояли долгожданные полеты.
Наконец прибыли первые три самолета «Авро», на которых нам предсто¬яло начать летную практику. Учлеты сами мыли самолеты, чистили и меня¬ли моторы.
Из общего выпуска было отобрано десять человек для занятий в воздухе. При отборе принимались во внимание оценки в аттестате Егорьевской тео¬ретической школы. В эту заветную десятку попал и Чкалов.
Летать мы начали не сразу, сначала мы занимались «рулежкой» на земле, для чего был приспособлен специальный самолет со срезанными плоско¬стями. «Рулежка» была почти полетом. Помню, как неохотно покидал каби¬ну Валерий и торопился вновь занять очередь для повторного «полета». К этим занятиям все относились очень серьезно, но и здесь бывали казусы, которые надолго входили в устную историю школы.
У нас на аэродроме часто паслись коровы. Не знаю, исходила ли эта ини¬циатива от самих коров или от их хозяев, но порой при «рулежке» приходи¬лось делать очень сложные маневры, чтобы избежать неприятного столкно¬вения. Однажды учлет Цуренко, не поняв намерения коровы, врезался вин¬том в бедное животное и убил его наповал.
Вскоре прибежала плачущая хозяйка, и школа купила у нее убитую коро¬ву. Несколько дней мы ели прекрасный мясной борщ и в душе благодарили Цуренко. Но вот мясо кончилось, и мы перешли на прежний свой рацион.
На следующих занятиях по рулению, когда Цуренко подошел к самолету, неожиданно раздался голос Чкалова:
- Цуренко, ты бы «приложил» там еще одну коровенку, а то харч опять бедный стал.
Стартовал Цуренко под общий смех...».
В августе 1923 года мечта Чкалова осуществилась: он совершил свой первый самостоятельный вылет на самолете «Авро».
Летчик-инструктор Борисоглебской школы военных летчиков Герой Со¬ветского Союза Н.Ф.Попов вспоминал, что среди прибывшего молодого пополнения учлетов «выделялся молодой крепыш с крепкими широкими плечами. Нос орлиный, брови всегда насуплены, светлые волосы, глаза вни¬мательны и сосредоточены. Речь медленная, спокойная, вдумчивая... Он отличался еще и сильным характером... Летчики-инструкторы ценили в нем мужество, отвагу, хладнокровие. К вмешательству инструктора в управле¬ние самолетом в полете он был необычайно щепетилен. Сделав посадку, торопился выяснить у инструктора, чем было вызвано то или иное замеча¬ние... Сидишь, иной раз в учебном самолете на инструкторском месте и чувствуешь, как этот малец, не налетавший еще и десятка часов, заставляет машину подчиняться своей воле, властвует над ней...». Его творческие поиски начались уже в этой школе, когда он, получив задание на выполнение самостоятельных виражей, начал на машине, рас¬считанной только на мелкие виражи, выполнять глубокие виражи.
На замечание инструктора он ответил: «Я хотел показать вам, что могу делать не только мелкие, но и глубокие виражи... Хотелось выжать из самоле¬та все и показать, на что способна машина». И действительно, на самолетах этого типа в дальнейшем выполнялись все фигуры, вплоть до мертвой петли.
Уже в этой школе Чкалов овладел посадкой самолета точно в пятачок. Он всегда старался сделать больше, чем требовалось. Скажут сделать петлю -он сделает три. Он, по словам соучеников, уже в этот период управлял ма¬шиной классически.
В одной из его аттестаций этого периода говорится: «Чкалов является примером осмысленного и внимательного летчика, который при прохожде¬нии летной программы был осмотрителен, дисциплинирован... Чкалов с первых полетов обращает внимание высокой успеваемостью по полетной программе, уверенностью движений, спокойствием во время полетов и ос¬мотрительностью. Он быстро соображает и действует с энергией и реши¬тельностью, раскрывает причины своих ошибок и удачно их исправляет. Хорошо чувствует самолет и скорость полета. Полагаю, что ему более всего подходит быть военным летчиком». Закончил Чкалов Борисоглебскую шко¬лу с оценкой «отлично» и был аттестован как будущий летчик-истребитель. Прощаясь со школой, он оставил такую запись: «Я счастлив, что окончил школу и уезжаю с первым выпуском. Мне все-таки жаль покидать ее, ведь все здесь сделано нашими руками. Берегите школу, друзья».
Из 45 человек, окончивших Борисоглебскую школу, Чкалов в числе 10 лучших был послан на дальнейшую учебу в Московскую школу авиации.
1 ноября 1923 года его зачисляют слушателем в Московскую школу. Здесь он обучается на более быстроходных современных самолетах.
Его первым инструктором в Московской высшей школе красных воен¬ных летчиков был Александр Иванович Жуков, выпустивший к тому време¬ни около трехсот учеников - летчиков.
Он вспоминал: «Познакомился я с Чкаловым в начале ноября 1923 года. Было свежее, уже с легким морозцем утро. Из ангара выкатили само¬леты, идет проба моторов, и их разноголосое жужжание переливается по всему Ходынскому полю. Вместе с мотористами осматриваю свою машину. Вдруг кто-то окликает:
- Вы товарищ Жуков?
Я.
Обернулся. Вижу, стоят несколько молодых летчиков в одинаково новых шинелях и шлемах-буденовках. Краснощекий, крепко скроенный, туго затя¬нутый широким ремнем, вскинув руку к шлему, доложил, по-волжски нажи¬мая на «о»:
- Товарищ старший инструктор первого разряда! Слушатель Чкалов. Назначен в вашу группу для прохождения дальнейшего обучения.
Мы поздоровались. В твердом рукопожатии я почувствовал силу его широкой ладони. Так довелось мне стать первым инструктором Валерия Чкалова в Московской высшей школе красных военных летчиков. Вслед за мной его обучали полетам инструкторы Лапин, Трофимов.
К нам Валерий прибыл сразу после окончания Борисоглебской школы, имея еще небольшой налет. В Москве ему предстояло совершенствоваться в высшем пилотаже и освоить новые типы самолетов. Новыми тогда у нас были заграничные машины...
При осмотре незнакомого самолета Чкалов лишних вопросов не задавал. Но уж если не совсем понял что-нибудь, то не стеснялся спрашивать раза по три. Потом, схватив суть дела, замолкнет и вновь внимательно слушает, смот¬рит зорко, чуть исподлобья. Спокойный, слегка медлительный в движениях он внушил к себе доверие еще до начала полетов».
В своей инструкторской книжке Жуков записал: «Чкалов простой, общи¬тельный, сильный. С неуемной жаждой к полетам и особенно к высшему пилотажу, или воздушной акробатике». Жуков был мастером высшего пило¬тажа, он писал: «Я сам любил эту самую акробатику. Можете представить, с каким удовольствием я обучал Валерия Чкалова и наблюдал его смелые, красивые воздушные фигуры... Валерий Чкалов - прирожденный летчик. Но подлинным артистом самого сложного, фигурного пилотирования он стал благодаря неустанному труду».
Из воспоминаний Жукова об одном полете с Чкаловым 14 ноября 1923 года на биплане «Фоккер С-3»:
«Передо мной в открытой передней кабине видны широкие плечи Чкало¬ва и его голова в кожаном шлеме с пояском очков на затылке. Мы связаны переговорным устройством: каждый может говорить в специальную «гру¬шу», присоединенную резиновой трубкой к металлическому «уху», встав¬ленному в шлем.
- Как слышите? Готовы ли к полету? - спросил я.
- Хорошо слышу, - раздался глуховатый басок. — К полету готов.
Мы вырулили на старт, обходя снежные сугробы: аэродром тогда не ука¬тывался. Дорожка для взлета свободна. Левая моя рука на секторе газа, пра¬вая - на ручке управления. Ноги на педалях. Я как бы мягко воспринимаю все движения Валерия, не мешая ему. И одновременно готов в любую секун¬ду помочь. Вот сектор газа пошел вперед. На полных оборотах мотор взре¬вел. Вся машина задрожала, словно в нетерпении, и ринулась вперед, все быстрее, быстрее.
Слишком резко ходят ножные педали, выдерживая направление взлета. Чувствую: ручкой управления с излишней силой парирует подпрыгивание машины на снежных заносах. Пробую смягчить ногами ход педалей, при¬держать ручку. Куда там! Ну и силища у новичка! Хочу поправить - еле перебарываю его. Сам я не слаб. Никогда такого не было. А «фоккер» наби¬рает скорость. Бороться с обучаемым некогда.
- Не зажимай управление! - кричу ему. - Силища-то у тебя медвежья. Отвечать ему некогда. Но чувствую: стал управлять мягче.
- Вот так! Легче, легче держи! Дай машине возможность свободных ко¬лебаний. Она сама пойдет ровнее.
Вижу, что понял Валерий. Хорошо идем. Вот оторвались от земли. В на¬боре высоты Чкалов работает четко. Движения его устойчивы. Сделал - не подправляет, не рыскает то туда, то сюда. Но крен на первом развороте зало¬жил чересчур большой, слишком уж лихо. Говорю ему об этом.
- Есть. Понял, - слышу ответ.
Он поворачивает голову ко мне, кивает. На мгновение вижу встречный веселый взгляд из-под стекол очков. Понимаю его, он доволен: летит


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     19:40 25.06.2020 (1)
Интересное повествование о знаменитом лётчике, хороший слог, легко читается. Хочу, как читатель, указать в "личке"на пару вещей в тексте, которые могут улучшить оформление текста. 

С уважением, Андрей. 
     22:57 10.07.2020
Спасибо за прочтение и отзыв. Оформлять будут после меня. Повзраслеете - поймёте.
Книга автора
Архивные секреты литератора 
 Автор: Наталья Юльевна Игнатова
Реклама