Поверженный Икар (страница 3 из 41)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор:
Баллы: 6
Читатели: 4082 +1
Внесено на сайт:
Действия:

Поверженный Икар

по существу, еще «птенца»».
Здесь в эскадрильи Чкалов совершил свой первый полет вверх колесами, за что был отстранен на два дня от полетов.
Чкалов быстро осваивал самолет. Он просил Антошина разрешить ему полеты при любой погоде и в полдень, когда воздух неспокоен. Он хотел быть хорошим летчиком: «Лучше быть хорошим шофером, чем плохим лет¬чиком!» - говорил он.
Эти тренировки в любую погоду позволили ему выполнить задание ко¬мандования в больших маневрах Балтийского флота в 1924 году. Этот эпизод хорошо освещен в книгах разных авторов и представлен в художествен¬ном фильме режиссера Михаила Калатозова «Валерий Чкалов».
В этих учениях Чкалов должен был выполнить задание - сбросить вым¬пел на линкор «Марат». Выполнив задание в тяжелейших условиях, при дож¬де и низкой облачности, летая и читая надписи на бортах кораблей, Чкалов проявил все замечательные качества боевого летчика: силу воли, настойчи¬вость, чувство ответственности за порученное дело, прекрасное знание са¬молета, владение ситуацией и точный расчет. Он один только смог выпол¬нить это задание. Под руководством Антошина Чкалов прослужил в эскадрильи до марта 1925 года.
В этот период он познакомился с Ольгой Ореховой. Валерий Чкалов полюбил девушку, но это чувство не получило дальнейшего развития - они расстались. Думаю, что это событие было определенным потрясением для молодого Чкалова. Ведь первый брак его тоже распался. Теперь он встретил девушку, с которой хотел начать новую жизнь. Но этого не произошло. Мне кажется, что это потрясение наложи¬ло определенный отпечаток на многие события его жизни в течение 1925-1926 годов.
В мае в эскадрилью был назначен командиром Шелухин. А.И.Жуков в своих воспоминаниях так охарактеризовал своего бывшего ученика: «Чкалов не мог прилаживаться, делать что-либо наполовину. Он был цельный, сильный, широкой натуры человек. Летать смирно, точно по параграфам наставлений он не мог. Могучая сила и спокойная смелость тол¬кали его на поиски нового в пилотаже. Как летчик-истребитель, он всей ду¬шой понял: в воздухе победит тот, кто будет владеть самолетом так же сво¬бодно, как своим телом. И он упорно тренировался в каждом полете».
Новому командиру было поручено отобрать лучших летчиков для прове¬дения реорганизации эскадрильи и перевода ее на новую технику.
Из 47 человек новый командир отобрал 31 летчика, среди которых самы¬ми лучшими из «старых» летчиков оказались Павлушов, Король и Богослов, а из молодых - Чкалов.
По воспоминаниям Чкалова, эскадрилью перевооружили новым более быстроходным типом истребителя «Фоккер Д-11». Однако самолет оказался не совсем прочным - ломались подмоторные рамы. Начальством было при¬нято решение провести проверку всех самолетов. После фигурных полетов Чкалова все рамы были сломаны к неудовольствию фирмы, продавшей нам эти самолеты.
После этой «работы» Чкалов настолько изучил этот самолет, что позво¬лял на нем неуставные полеты, за что неоднократно сидел на гауптвахте. Позднее на этом сухопутном самолете он пролетел под Троицким мос¬том в Ленинграде.
Шелухин вспоминал: «На Чкалова мое внимание было обращено со сто¬роны политотдела спецвойск Ленинградского военного округа и со стороны заместителя по политчасти эскадрильи. Мое внимание обратил на него и начальник спецвойск и заместитель по политчасти, которые требовали от меня либо коренным образом переделать психологию Чкалова путем тща¬тельного воспитания, либо отдать под суд и уволить его из армии. Мне было сказано, что Чкалов хороший летчик, но исключительно недисциплиниро¬ванный человек, не хочет выполнять распоряжений, требований и приказов. Кроме того, он отрицательно влияет на своих товарищей, среди которых является вожаком. Я спросил, в чем конкретно он виновен. Мне сказали, что он злостно нарушает приказы, увлекается выпивкой и морально отрицательно влияет на окружающих товарищей».
Однажды Чкалов нарушил устав, выйдя на дежурство по части в состоя¬нии опьянения. «Расстаться с Чкаловым, - пишет Шелухин, - я не хотел, так как к этому времени я проверил его в воздухе и выявил исключительно вы¬сокие способности его как в технике пилотирования на новой материальной части, так и в воздушном бою. Самым сильным его качеством были: боль¬шая воля, сочетавшаяся с быстротой рефлекса, выдержка и спокойствие в трудных условиях полета, при выполнении высшего пилотажа, быстрый и правильный расчет в высшем пилотаже и на посадке. Эти качества выяви¬лись при первых же полетах с ним, и с тех пор я уже стал дорожить Чкало¬вым как отличным летчиком. Я летал с ним, проверяя его, сидя в одном самолете и в паре, больше всего в паре на аэродроме.
Имея такое хорошее впечатление о летных качествах Чкалова, я решил уделить большое внимание его перевоспитанию. Я вынужден был отстра¬нить его от дежурств по части и не назначать до тех пор, пока он не выучит устав и научится точно выполнять требования устава и приказов».
Шелухин провел с ним долгую беседу, результатом которой было требо¬вание прекратить злоупотребление спиртными напитками и нарушения ус¬тавных требований и приказов. За серьезный проступок, который он совер¬шил во время дежурства, он был посажен на гауптвахту на 20 суток. Но этим строгим взысканием Чкалов был недоволен и после отбытия наказания в тот же день напился пьяным. Шелухин в своих воспоминаниях описывает события, не указывая точных дат. Может быть именно этот случай был при¬чиной осуждения Чкалова на год и было это 7-го сентября 1925 года, когда Чкалов должен был явиться на аэродром для совершения учебного группо¬вого полета к трем часам дня.
Из приговора: «...Явился к указанному времени в совершенно пьяном состоянии, вследствие чего не только не мог лететь, но и вообще вел себя недопустимо, кричал, шумел и т. д., чем обращал на себя внимание присут¬ствующих на аэродроме.
Будучи арестованным, а затем отправленным на автомобиле с летчиками Благиным и Богдановым домой, Чкалов в пути был очень недоволен, что его отправили с аэродрома и не дали ему полететь на аппарате, громко выражал свое неудовольствие криками и жестикуляцией, а при встрече знакомых у остановки трамвая афишированно с ними раскланивался, сопровождая свое приветствие также криками и жестикуляцией, чем обращал на себя внима¬ние проходящих лиц.
Означенными действиями Чкалов дискредитировал авторитет и звание командира-бойца Красной Армии, т. е. совершил преступление, а потому выездная комиссия ВТ ЛВО приговорила гр. Чкалова Валерия Павловича к лишению свободы со строгой изоляцией на один год, не поражая в правах».
Однако, принимая во внимание то, что это была первая судимость, моло¬дость, добровольную службу в Красной Армии и пролетарское происхожде¬ние, с него сняли строгую изоляцию и понизили срок до шести месяцев. Из армии он был демобилизован.
Этот приговор был вынесен 16 ноября. Интересно, что характеристику на Чкалова 1 ноября подписал не командир эскадрильи Шелухин, а началь¬ник отряда военлет Король.
Отсидев 4,5 месяца в исправдоме, Чкалов был выпущен досрочно и не¬сколько месяцев был безработным, а потом был возвращен в 1926 году в ряды ВВС РККА и направлен в ту же часть, которая теперь базировалась в городе Гатчине под Ленинградом.
Говоря о Чкалове как летчике-истребителе, рассматривая его профессио¬нальную деятельность, не надо забывать о нем как о человеке и о том, что в этот период жизни ему шел только 22 год.
Видимо в это время Валерий Чкалов написал Ольге Ореховой:
«Я люблю тебя Ольга всей душой моей.
Жизнь без тебя будет началом моего падения опять вниз. Валерий
P.S. Боюсь этого очень. Кто любит, тот дорожит друг другом».
Да, Чкалов говорит здесь именно об этом трудном периоде его жизни.
Еще об одном нарушении пишет Шелухин.
Любой человек, создавая что-то новое, изобретая, знает, что в этот пери¬од овладевшая им мысль неотступно преследует его. Она — эта мысль всегда с ним, всегда в голове, даже если он что-то делает или о чем-то другом дума¬ет. И лишь тогда, когда появляется на свет продукт этого творческого про¬цесса, когда мысль находит материальное воплощение, она оставляет чело¬века с его творением. Так, как мне кажется, творил и Чкалов. Задумав ка¬кую-нибудь новую фигуру, он начинал осмысливать возможность ее выпол¬нения, делал расчеты, зарисовки воображаемой фигуры, продумывал шаг за шагом ее воплощение. А после этого приступал к реализации продуманного, неоднократному повторению фигуры, если она получалась сразу, или от¬рабатывал ее частями до полного законченного совершенствования.
Так что же произошло, и в чем чистосердечно признался Чкалов?
«Чкалов самовольно начал делать любимые его фигуры - беспрерывные петли вместо выполнения по заданию комплекса фигур, необходимых для тщательной отработки элементов воздушного боя. Иногда петли от быстро¬го перетягивания ручки на себя переходили в иммельманы. Это очень труд¬ная фигура была опасной для тех типов самолетов и в частности для «Фоккера Д-11», так как мощности у мотора этого самолета не хватало для того, чтобы можно было четко выполнить эту фигуру, а у Чкалова она получилась впервые в эскадрильи, получилась четко, причем неожиданно для него. Эту впервые в эскадрильи совершенную им фигуру он начал отрабатывать из расчета выполнения летного задания. Это первое нарушение в воздухе.
Второе нарушение - на земле. Тов. Чкалов взял всех своих подчиненных своего звена, повел в пивную и напоил всех. Эта пьянка закончилась дебо¬шем. Подрались с гражданской молодежью...
Я предложил ему побеседовать со мной по-товарищески, откровенно рас¬сказать, что его побудило сделать такие нетерпимые нарушения. Почему же он вопреки уставу, вопреки приказам и, наконец, вопреки здравому смыслу, будучи командиром звена, допустил такие нарушения.
Он мне откровенно признался:
- У меня, товарищ командир, такой неспокойный характер, как в возду¬хе, так и на земле. Если я в воздухе бываю, тогда я начинаю чувствовать самолет и ручку управления. Я не успокаиваюсь обыкновенным полетом, я хочу сделать что-то новое. Мне кажется, что от самолета не взяли все, что самолет может дать еще, и мне кажется, что я могу от этого самолета взять большее, чем он давал до сих пор.
В результате, увлекшись, я и начал делать не те фигуры, не те элементы воздушного боя, которые необходимы были по положению, а ту фигуру, ко¬торая мне больше всего нравилась. На базе этой фигуры мне удалось сде¬лать новую фигуру, очень важную для элементов воздушного боя. Элемент иммельман позволяет быстрым действием развернуть самолет на 180° и в то же самое время набрать высоту. А высота дает большое тактическое пре¬имущество перед противником. Вот эта мысль меня все время назойливо сверлила. Я, поднявшись в воздух, забыл, что я командир звена, забыл, что должен выполнять комплексное упражнение и, увлекшись, таким образом, сделал грубое нарушение. Когда я сошел с самолета и по лицам окружающих я ус¬тановил недовольство мной и моим поведением, я не знал, как мне испра¬вить свою ошибку. Мне очень дорого было отношение товарищей ко мне и особенно техников. Я решил расположить их к себе, пригласив их всех вы¬пить. Я никак не думал,


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     19:40 25.06.2020 (1)
Интересное повествование о знаменитом лётчике, хороший слог, легко читается. Хочу, как читатель, указать в "личке"на пару вещей в тексте, которые могут улучшить оформление текста. 

С уважением, Андрей. 
     22:57 10.07.2020
Спасибо за прочтение и отзыв. Оформлять будут после меня. Повзраслеете - поймёте.
Книга автора
Корректор Желаний 
 Автор: Сергей Лысков
Реклама