Поверженный Икар (страница 5 из 41)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор:
Баллы: 6
Читатели: 4082 +1
Внесено на сайт:
Действия:

Поверженный Икар

состоялся воздушный праз¬дник с демонстрацией личных достижений летчиков. На празднике присут¬ствовали члены правительства, представители дипломатического корпуса, командование ВВС, летчики. По просьбе Чкалова ему было разрешено де¬лать фигуры высшего пилотажа на низкой высоте, но осторожно.
Присутствовавший на этом празднике его инструктор по Московской школе высшего пилотажа А.И.Жуков отметил, как выросло за эти три года мастерство Чкалова. Он показал ни с чем не сравнимый классический пило¬таж на самолете «Фоккер Д-11». Он повторил то, что описал Брандт, только все сложнейшие фигуры выполнялись на минимально допустимой высоте -20-30 метров - и на максимальной скорости.
Вот как описан этот показательный полет у Г.Ф.Байдукова: «Чкалов ото¬рвался от земли, набирает скорость, над ангаром переворачивает машину и короткое время набирает высоту, летя вверх колесами. Затем машина делает переворот и летит с набором высоты. На высоте 300 метров делает перево¬рот через крыло и очень круто пикирует с мотором, работающим на полной мощности.
Кажется, что-то случилось, так как машина с бешеной скоростью летит на группу зрителей, в которой стоят члены правительства. Только на после¬днем пятидесятиметровом остатке высоты истребитель круто переходит на подъем, но скорость снижения такова, что самолет еще просаживается из-за большой перегрузки до 10 метров и отсюда с огромной скоростью идет на петлю. С этой высоты истребитель петлю завершить не сможет и обязатель¬но врежется в землю. Но Чкалов знает, что делает. На высоте 150-200 мет¬ров он заставляет лететь самолет вверх колесами, постепенно набирая вы¬соту. И снова переворот через крыло и вновь, как и в первый раз, страшное пикирование с мотором на полных оборотах и опять огромная просадка ис¬требителя к земле при резком его выводе.
Затем Чкалов на высоте 100-200 метров делает двойные «бочки», просаживаясь к земле так низко, что зрители невольно вскрикнули от ужаса. Но вот, кажется, самолет планирует на посадку. Но что это такое? Перед анга¬ром машина переворачивается вверх колесами, пролетает над ним и идет на посадочную полосу. Всем казалось, вот и очередная катастрофа... Но на высоте метров 20 самолет переворачивается, кажется, какая-то автоматика, а не человек, хотя этот человек - летчик Ленинградской эскадрильи Чкалов. Самолет садится точно на три точки у знака «Т». После захватывающего полета аэродром утонул в криках «ура»».
Уверенность в выполнении всех этих фигур на такой высоте была обус¬ловлена тем, что Чкалов упорно тренировался тайком, улетая от аэродрома на 30-40 км и крутя эти фигуры где-нибудь над лесом, используя низкую облачность как имитацию земли.
На показательных полетах Чкалов завоевал первый приз, который ему вручили вечером в Большом театре.
В приказе наркома обороны К.Е.Ворошилова, который зачитывался на торжественном собрании в Большом театре, было объявлено: «выдать де¬нежную премию старшему летчику Чкалову за особо выдающиеся фигуры высшего пилотажа». Этот приказ был первым официальным признанием летного мастерства Чкалова.
Присутствующий на этих показательных выступлениях Астахов - началь¬ник Серпуховской летной школы, в которой учился Чкалов, будущий мар¬шал авиации, сказал:
«Я бы хотел так летать, как Чкалов, но таких людей, как он, мало... Единицы. Конечно это талант!.. Но на них ставку делать нельзя! Нам нужен массовый тип летного состава, который будут готовить школы, и именно эти летчики в военное время защитят страну от любого противника. А мас¬тера, подобные Чкалову, нужны для движения вперед! В авиации будущего возникнут тысячи загадок, которые расшифруют такие пилоты, как Чкалов. Эту категорию нужно искать и оберегать».
Но и после этого признания его судьба не изменилась. В июле 1928 года Шелухин получил назначение на должность командира 3-й бригады в Кричевицы. К этому времени эскадрилья, которой он коман¬довал в Гатчине, имела высокую боеспособность. Она летала ночью, прово¬дила ночные воздушные бои, летала замкнутым строем, пробивала строем облачность без приборов слепого самолетовождения.
В апреле 1928 года Чкалов был переведен в Брянск в 15-ю истребитель¬ную авиабригаду, под командованием Лопатина. Об этом периоде его жизни мы узнаем из его писем, которые будут приведены дальше.
Этот период для него был, пожалуй, самым трудным: вдали от дома, от семьи - жены и сына, который родился 1 января 1928 года, вне коллектива эскадрильи, без хороших наставников. Как он говорил: «Я нахожусь не у места и не при деле».
Перегоняя самолеты из Гомеля в Брянск, он вел группу бреющим поле¬том и врезался в телеграфные провода, сломал машину. Это было квалифи¬цировано как воздушное хулиганство. Чкалов был отстранен от полетов. Его осудили на год лишения свободы и посадили в Брянскую тюрьму.
Вот как вспоминал Шелухин, узнав об этом: «Я удивился опрометчиво¬му, недопустимому поступку со стороны Лопатина и вынужден был возбу¬дить ходатайство об освобождении Чкалова. Правительство обратило вни¬мание на это, и не знаю, помогло ли мое ходатайство или другие ходатайства способствовали тому, но Чкалов был вскоре освобожден».
Через 16 суток он был освобожден постановлением ЦИК СССР и демо¬билизован из ВВС.
Приведу две характеристики, данные Чкалову в 1927—1928 годах, взятые из его личного дела, хранящегося в Подольском военном архиве Министер¬ства обороны.
Первая характеристика написана 26 мая 1927 года командиром 1-й Крас¬нознаменной авиаэскадрильи Шелухиным: «Обладает большой волей. Мало выдержан во взаимоотношении с другими, но в последнее время исправляет¬ся. Довольно молод... Достаточно развит, политически развит удовлетвори¬тельно. Политически вполне благонадежен... Хорошо летает. Отличный ис¬требитель. Будет хороший командир звена, особенно в боевой обстановке.. .». А вот и вторая характеристика — аттестация, данная за период с 15 декабря 1927 года по 1 октября 1928 года, которая написана после аварии и как нельзя «вовремя» подоспела к суду, который состоялся в конце октября: «Тов. Чкалов обладает устойчивой силой воли. Энергичен, решителен. Имеет до¬статочную инициативу, но на практике ее не проявляет. Во время служеб¬ных обязанностей не выдержан. В обстановке разбирается хорошо. Авиа¬цию любит. Сильно увлекается полетами. Хороший летчик по технике поле¬та. Технически и практически в авиации грамотен, как летчик-истребитель отличный, ибо имеет качества смелости, настойчивости и упорства в возду¬хе во время полетов.
Не дисциплинирован как в воздухе, так и на земле. Не признает никакого начальства: особенно это выделяется по отношению непосредственных его командиров. В воздухе выбрасывает номера, граничащие с хулиганством... Развит выше среднего, обладает значительной силой, вынослив, здоров. Морально неустойчив. Единоначальником не может быть, ибо с равными ему подчиненными и вышестоящими товарищами в обращении груб, а так¬же и фамильярен со всеми во время служебного положения. Пьет в значи¬тельной степени при всех случаях, на службе пьянки отражаются в опозда¬нии на полеты. Воспитательная мера на него никакая не действует. Обще¬ственную и политическую работу не несет и не интересуется ею. Продвиже¬ния по службе не заслуживает».
Эта аттестация написана 3 октября 1928 года. Я не говорю о том, что эта характеристика написана безграмотно, в ней все перемешано, она не отража¬ет тех успехов, о которых писал Шелухин. Ну, конечно, Шелухина уже нет в эскадрильи и поэтому можно писать все, что угодно, - и правду, и ложь.
А может, эта аттестация специально писалась для того, чтобы избавить¬ся любыми путями от Чкалова, ведь он на протяжении всей своей короткой жизни не менял своих убеждений и не мог на «черное» сказать «белое». И даже много позже, выступая на ответственных совещаниях, он называл вещи своими именами и говорил, в чем виновато начальство.
Из письма Чкалова к жене Ольге Эразмовне: «Вчера был мне суд. Судили без свидетелей и защиты в закрытом заседании. Присудили к одному году лишения свободы... Сегодня беседовал с военкомом бригады, он очень удив¬лен приговором и завтра едет в Смоленск для выяснения и ходатайства о снятии с меня приговора... Военком бригады говорит, что мы вас во что бы то ни стало сохраним для воздушного флота... Вины никакой за собой не чувствую и объясняю это так, как сказал один командир здесь. Будь это не Чкалов на моем месте после аварии, то не было бы ничего. Значит, я им бельмо на глазу, от которого хотят избавиться в том отношении, чтобы Чка¬лов никогда не лез со своими указаниями на их неправильные действия...».
Чкалова посадили 3 января 1929 года. В тюрьме он вел дневник, руко¬пись которого хранится в Мемориальном музее В.П.Чкалова в Чкаловске Нижегородской области.
Зимой 1932 года был такой случай, о котором вспоминает П.М.Стефановский. В лётный институт, где служил Чкалов, приехала иностранная делегация — генералитет итальянской авиации - которой надо было продемонстрировать возможности нашей техники. Показывать бомбардировщик ТБ-3 должен был Стефановский, а показывать истребитель было некому, так как Анисимов был в командировке, а Чкалов сидел на гауптвахте. Наконец начальство решило освободить Чкалова досрочно. «Через некоторое время мой экипаж, - вспоминает Стефановский, готовился к вылету. Меховые комбинезоны, собачьи унты, шлемы в руках, парашюты закинуты за спину. Не спеша, как и полагается порядочным бом¬бардировщикам, идем к своему ТБ. И видим неожиданную картину: с пара¬шютом под мышкой, в расстегнутом комбинезоне и наспех натянутых унтах, широкими прыжками нас обгоняет Чкалов:
- Амнистия вышла! Батя сказал, что в другой раз он в случае чего приба¬вит мне пару-тройку суток.
Любит Чкалова Адам Иосифович Залевский, ценит. Поэтому и держит в ежовых рукавицах, не дает спуску.
Гости иронически улыбаются, но... рановато. В назначенное время мы оба запустили моторы и пошли на взлет.
Валерий был весь - порыв, неудержимое стремление вперед и ввысь. Были бы крылья - тут же от нас ринулся бы в небо. Именно в этот момент я так выпукло и многогранно увидел его - волжского богатыря с широченной душой и молодецкой удалью, с неутомимой жаждой летать и неукротимым стремлением совершать что-то необыкновенное.
Чкалов понимал, что уж сегодня то он сможет развернуться вовсю. Вы¬полнение фигур высшего пилотажа на минимальной высоте будет его глав¬ным козырем. Но только нынче, во время показательных полетов. А завтра, в обычной рабочей обстановке, его за это не только не похвалят, а накажут -те самые трое суток подкинут.
В назначенное время мы запустили моторы и прямо со стоянок пошли на взлет. Чтоб я не мешал Чкалову выполнять пилотаж на вертикалях, мне пред¬ложили работать на стометровой высоте. Поэтому не довелось видеть, ка¬кие фигуры выписывал Валерий. Да и обстановка не позволяла отвлекаться.
Время полета подходит к концу. Неужели придется садиться, не сумев сделать ничего особенного? А что если?.. Руки сами потянулись к рычагам управления двигателями. Два из них смолкли, винты замерли. На двух мо¬торах проношусь над иностранцами, делаю крутой разворот и захожу на посадку.
Следом за мной садится


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     19:40 25.06.2020 (1)
Интересное повествование о знаменитом лётчике, хороший слог, легко читается. Хочу, как читатель, указать в "личке"на пару вещей в тексте, которые могут улучшить оформление текста. 

С уважением, Андрей. 
     22:57 10.07.2020
Спасибо за прочтение и отзыв. Оформлять будут после меня. Повзраслеете - поймёте.
Книга автора
Корректор Желаний 
 Автор: Сергей Лысков
Реклама