Ах, почему ОН не один, или Испытание выбором.43,44 (страница 2 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Читатели: 506
Внесено на сайт:
Действия:

Ах, почему ОН не один, или Испытание выбором.43,44

Но вновь безрезультатно. Закрыто? В раздумье, покусывая нижнюю губу,  я стояла перед запертой дверью. Вполне вероятно, что Дмитрий мог напиваться и в каком-то другом месте, но прежде все же   нужно было удостовериться, что здесь его нет. Но как? Когда в пылу азарта, не сильно раздумывая, бросилась на его зов, я не очень себе представляла, как это будет в действительности. Олька бы на моем месте не растерялась… Вспомнив подружку, которая никогда не упускала случая упрекнуть меня в отсутствии инициативного начала в характере, я приободрилась  и  решительно постучала в дверь. На удивление быстро за стеклянной дверью появился мужчина в швейцарской ливрее.
   - Закрыто, - категорично буркнул он, и развернулся, чтобы уйти.
   Я снова постучала, второпях не рассчитав силу. Швейцар обернулся, сердито взирая на то, как я трясу рукой из-за боли в костяшках пальцев, которыми барабанила по стеклу.
   - Извините, я только хочу спросить…
   - Ну, что? – уже более снисходительно поинтересовался мужчина, вернувшись и даже приоткрыв дверь.
   - У вас там есть посетители?
   - Ну?..
   - Дело в том, что мне позвонил друг… Он… Как бы это сказать? Не совсем адекватен…
   - Напился в стельку, так будет точнее.
   - Ну да. У вас там есть такой?
   - В эту пору у нас только такие и остаются. У кого деньги есть - тем такси вызываем.
   - А с остальными что делаете?
   - Что-что?.. – уже почти по-доброму проворчал швейцар. – Кто-то, вроде тебя, приезжает за своими сокровищами… Ну, а прочих в милицию сдаем.
   - В милицию?..
   - А что прикажешь с ними делать? Постельку постелить и спать уложить? Так это им в вытрезвителе устроят. Еще и душ перед сном пропишут...
   - Вы так легко об этом говорите…
   - Посидела бы тут с мое, полюбовалась на их фокусы… Ладно, проходи. Забирай, раз приехала.
   - Но ведь с каждым может случиться… Может у человека горе какое?..
   - Каждому в душу не залезешь… А ведь и у нас нервы есть, согласись. Что ни ночь, так непременно два-три горемыки, а то и больше… Сегодня вот праздник… Урожайная ночка.

   Дмитрия я нашла у барной стойки. Увидев меня, он попытался встать, но не удержался на ногах и привалился спиной к стойке, задев при этом высокий табурет, который с грохотом повалился на пол. Да… Даже при моем богатом воображении такого я себе представить не могла.
   - Гашка! – радостно оповестил он окружающих о моем прибытии.
   Я огляделась вокруг, обнаружив еще семь мужичков на первую прикидку  в возрасте от двадцати до пятидесяти лет. И, честно говоря, мое сочувствие теперь было на стороне швейцара.
   - Ну все, ритуал представления можно считать завершенным. Пошли.
   - Девушка, - оживился дремавший, облокотившись на стойку, бармен. – Надо счет оплатить.
   Я посмотрела на Дмитрия.
   - Извини, Гаш… Я тут немного не рассчитал… Свои люди – сочтемся…
   Не дослушав дававшийся «звезде» с большим трудом монолог, я подошла к бармену.
   - Ничего себе…
   Бармен лишь развел руками.
   Доковылявший, держась за стойку, Дмитрий плюхнулся на ближайший табурет.
   - Сколько?
   Скорее догадавшись, чем поняв его вопрос, я сунула ему счет под нос.
   - Ну, пустяки же… В приличном заведении за такие деньги стакана минералки не выпьешь.
   - Тебе видней, - ехидно заметила я.
   Впрочем, в таком состоянии он вряд ли мог различать нюансы в моей интонации.
   Расплатившись, я легонько подтолкнула его, намекая на то, что пора двигаться к выходу. Сие необдуманное движение чуть было не повлекло за собой еще большие неприятности. Дмитрий пошатнулся и стал заваливаться на бок, готовый вот-вот рухнуть на пол. Я едва успела схватить его за руку.
   - Что же я с тобой делать-то буду?
   - А не надо со мной ничего делать.
   - Ты же совсем на ногах не держишься.
   - Кто? Я?
   - Нет, Роджер Федерер!
   - Откуда здесь Роджер?..
   - От верблюда!
   Он долго смотрел на меня, и чем дольше это длилось, тем меньше осмысленности было в его взгляде.
   - Пошли что ли? – обреченно спросила я.
   - Куда?
   - Туда! Вставай.
   - Угу.
   - Ну, вставай же…
   Я обхватила его руку обеими руками.
   - Поднимайся, только аккуратно…
   Кое-как мне все же удалось его поднять на ноги, и мы пошли… Ну да, пошли… Пересекая зал в направлении к выходу, Дмитрий не пропустил ни одного стула на пути следования, сшибая их каким-то замысловатым образом, что те непременно переворачивались, оставляя после себя подобно ледоколу, взламывающему лед, извилистый след из торчащих вверх ножками стульев. Но это все были еще цветочки…
   Высокий атлетически сложенный мужчина – это, конечно, привлекательно. Со стороны. Но, когда приходиться тащить этого атлета практически на себе… Уверяю вас, что любая женщина хоть раз в жизни испытавшая подобное удовольствие, навсегда заречется останавливать свой взгляд на подобных экземплярах, предпочтя  даже в своих мечтах более мелкую разновидность противоположного ей пола. Короче говоря, уже на полпути, совершенно обессилев, я с трудом сдерживала слезы. Мои надежды на то, что на свежем морозном воздухе Дмитрий хоть немного протрезвеет, не оправдались.  Каждый шаг давался с огромным трудом. Я и сама имею странную особенность поскальзываться на самых казалось бы безобидных местах дороги, поэтому и зимнюю обувь предпочитаю на плоской устойчивой подошве, а тут… Вряд ли я найду нужные слова, чтобы описать весь этот кошмар.
   Но мир не без добрых людей. Таксист, дожидающийся меня, как и было уговорено, заметив издали наше приближение, вышел навстречу и помог мне довести, а верее сказать, дотащить тело моей вожделенной мечты до машины. Все-таки недаром мне показалась его физиономия приятной. Уже меньшими усилиями вдвоем мы запихнули (а как иначе скажешь?) Дмитрия в машину, и я, наконец-то, перевела дух.
   - Крупный парень… Как же ты с ним справилась?
   - Ой, лучше об этом поскорее забыть…
   - Ну, поехали?
   - Поехали.
   - Ты садись, а я забегу за сигаретами. Я быстро.
   Устроившись рядом с Дмитрием на заднем сидении такси, я увидела, что он засыпает.
   - Эй, не спи…
   Услышав в ответ уж что-то совсем нечленораздельное, я попыталась его «реанимировать» доступными мне средствами. Но, ни окрики, ни ласковые слова, ни тряска не дали ни малейшего результата. Отчаявшись, я уже хотела с размаху съездить по его сонной физиономии, но не смогла.  
   - Куда тебя везти-то?.. – смирившись с безнадежностью, задала я вопрос, уже не ожидая ответа. - А в ответ тишина… Эх, ты… У меня, между прочим, на сегодня были совсем другие планы. Представь себе… Скажешь, что я сама виновата? Разумеется… Представляю, как будет хохотать Олька, если узнает, что променяла на возню с тобой общество очень милого и достойного человека, чьи довольно прозрачные намеки… Да, что тебе объяснять?.. Я, может быть, совершила самую большую глупость в своей жизни, но разве тебя это волнует? Да и с какой стати тебя это должно волновать? Назюзюкался и дрыхнешь!.. А мне что делать? Что мне с тобой делать?!..

   Остановив машину около подъезда, таксист обернулся ко мне.
   - Спасибо, - поблагодарила я и, порывшись в сумке, выудила конверт с премиальными.
   Отсчитав свыше оговоренной суммы не двести, а пятьсот рублей, я протянула ему деньги.
   - Что ж, и тебе спасибо.
   Теперь предстояло растормошить Дмитрия, который привалившись ко мне громко сопел. Понятно, что проку в моих уговорах никакого не было.
   - Нет, - поморщившись, сказал водитель, - так ты ничего не добьешься.
   - Что же делать?
   - Погоди, есть у меня одно средство…
   Порывшись в бардачке, он достал плоский небольшой флакон.
   - На вот, дай ему понюхать…
   - А что это?
   - Верное средство, ты уж поверь… Вам на какой этаж-то?
   - На второй…
   - А лифта, я так понимаю, нет?..
   - Нет.
   - Ладно. Ты дай ему понюхать, а там видно будет…
   Я отвинтила крышку. Резкий запах ударил мне в нос.
   - Да сама-то не дыши…
   Я быстро поднесла открытый флакон под нос Дмитрию. Реакция была мгновенной. Сначала он открыл глаза, потом рот, которым стал судорожно хватать воздух, как рыба, выброшенная на берег.
   - Давай сюда, хватит…
   Я, не сводя глаз с Савельева, протянула флакон обратно таксисту.
   - А ему плохо не будет?
   - Обойдется… Вон здоровенный какой… Ты выходи, а я помогу ему вылезти…
   Я послушно вышла. Наблюдая, с каким трудом таксисту удалось вытащить Дмитрия из машины, я с ужасом представляла наш путь на второй этаж.
   - До подъезда я его доведу…

   Набрав код, я распахнула дверь подъезда, поджидая неспешно направлявшихся ко мне мужчин.
   - Справишься? – прислонив Дмитрия к дверной створке, сердобольно поинтересовался водитель.
   Я пожала плечами.
   - Да он сейчас ничего, ногами перебирать сможет… Ты, главное, не мешкай… А мне ехать надо… И так задержался, а у меня еще с вечера вызов, едва успею…
   - Конечно, я понимаю… Вы мне и так здорово помогли, спасибо.

   На второй этаж мы поднялись относительно легко. Держась за перила, Дмитрий шел самостоятельно, а я лишь подстраховывала его сзади. Но остаться в вертикальном положении около двери квартиры ему никак не удавалось. Мне пришлось прислонить его к стене, чтобы достать ключ и отпереть дверь.
   Я уже вставила ключ в замочную скважину, когда в кармане шубы зазвучала набившая оскомину мелодия. Покосившись на Дмитрия,  начавшего потихоньку съезжать по стене  опускаясь на корточки, я решила не отзываться. Распахнув дверь, я из последних сил подняла полу осевшего Савельева и, заведя его в квартиру и усадив на сундук, захлопнула входную дверь.  
   Все. Сил больше не было. Я прислонилась спиной к двери и опустилась на корточки. Глядя на кренящегося из стороны в сторону Савельева, я с каким-то чудовищным сладострастием ждала, когда же он грохнется с сундука на пол.

   Снова заверещал мобильник. Я сунула руку в карман и, достав телефон, отозвалась.
   - Гаша…
   - Прости…
   - У тебя такой голос…
   - Какой?
   - Безразличный…
   - Я ужасно устала… Прости…
   - Ты не хочешь говорить?
   - Я просто устала…
   - Но…
   - Теперь все в порядке. Я дома.
   - Хочешь, я приеду?
   - Не сегодня…
   - Я не вовремя?
   Я плюхнулась с корточек на пятую точку, вытянув вперед ноги. Расстегнула шубу…
   - Почему ты молчишь?
   - Ты вовремя. Ты даже не представляешь насколько ты вовремя. И я,  наверное, очень обрадовалась, услышав твой голос, но у меня нет сил даже на эмоции…
   - У тебя, в самом деле, все в порядке?
   - Теперь, думаю, да.
   - Гашенька…
   - Понимаю… Я не позвонила, и ты волновался…
   - Дело не в этом… Я просто хотел сказать, что ты можешь на меня рассчитывать.
   - Завтра я попробую тебе все объяснить, не сейчас… Хорошо?
   - Хорошо. Спокойной ночи.
   - Спокойной ночи.

   Дмитрий, продолжая раскачиваться, падать, похоже, не собирался. Я же сидела на полу и смотрела на него, как мне казалось, с полным безразличием. Но прошло совсем немного времени, и я с ужасом поняла, что безразличной я осталась к звонку Кузнецова, а это пьяное существо мне вовсе не безразлично. Я поднялась, подошла к нему и, присев на корточки, долго и пристально его рассматривала. Ни брезгливости, ни отвращения…
   - Митя, - тихо позвала я его, - Митя…
   Он открыл глаза. Затуманенный поначалу взгляд постепенно прояснялся.
   - Гашка…
   - Ты сможешь раздеться?
   - Не знаю…
   - Давай попробуем…
   Он


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     20:41 04.02.2016
Книга автора
На станции Далёкой" 
 Автор: Сергей Берсенев
Реклама