Vitam iustam. 1. Чувства. Глава 17. (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 223
Внесено на сайт:
Действия:

Vitam iustam. 1. Чувства. Глава 17.


          Резкий дневной свет пробивался сквозь ресницы и обжигал глаза. Алексей проснулся от этого жжения. Слезы непроизвольно текли. Еще ночью он почувствовал боль во всем теле, и точечную боль в голове, рядом с мозжечком, было такое чувство, что нечто постороннее там разбухает. И снова его одолела природная лень, да настолько, что он, положив подушку на голову, забылся тяжелым сном. Однако сейчас, приподнявшись, Алексей прочувствовал боль с новой силой. Мало того, неведомая тяжесть придавливала его к кровати, не давая пошевелить даже конечности. Застонал, вспомнил деда, отгоняя последнюю дрему, заем и прислушался к себе. Первое его ощущение - мозг проснулся, а тело, по меньшей мере, спало, или не хотело воссоединяться с разумом.
- Что за хрень?! Неужто простыл? – положил на голову руку, затем прощупал свое горло. – Летом, на море! Стареем, батенька, стареем-с. А, собственно, так мне и надо! Поверил деду, болван, а он, как всегда, обманул. Вот ведь хитрец! Нет, чтобы просто попросить отвезти, так выдумал: «помолодеешь». Тьфу! – Полежав еще немного, поняв, что глаза привыкли к свету и перестали слезиться, повернулся набок. Дышать стало легче, да и тяжесть покидала его, придавая свободу конечностям. Прокашлялся. Поплелся в туалет. Вернувшись, взял бутылку пива, но скривившись от одного только запаха, поставил назад. Напился просто воды, прямо из чайника и опять улегся. Достал, наконец, мобильный и надавил кнопку вызова, запрограммированную на родича.
«Привет! – Услышал недовольный голос деда. – Что так долго не звонил?»
- Пока нет результата. Их, хозяев, здесь нет. Когда будут - никто не в курсе. В дом не пробрался.
«А что ты вообще сделал за двое суток?!» – Гнев в голосе, на том конце провода, нарастал.
- Наладил контакты с прислугой. Может мне посылку ими передать?
«Только упакуй в коробку. Я хочу, чтобы попало адресату, а не в чей-нибудь карман!»
- Ты скажи точно, кому передать-то. Их тут пять, а то и шесть, хозяев-то.
«Шесть?! Значит это дети. Спроси Ольгу или Евгения. Им и надо передать. А если они здесь не бывают, то постарайся хоть узнать, куда уехали.»
- Ясно, сегодня сделаю. Как только узнаю что-либо – позвоню. - Алексей взял пену для бритья, зашел в душевую и замер у зеркала. На него смотрел совсем другой человек. Черты лица стали мягче, практически исчезли раны и отечность. Опустил голову, исследуя руки, грудь, ноги – тот же результат. Кожа посвежела, шишки не так торчали, темные пятна пропали. Вернулся к изучению лица – показалось, что стал моложе и глаза… Глаза его приятно удивили. Из светло коричневых, в неприятную, разнокалиберную точку, стали практически черными!
- А мне нравится…. Да, мне это нравится! Ну, дедуля дает... Вот еще бы и цвет волос вернулся, тогда и о женитьбе можно думать!
Зашел в кафе, заказал двойной завтрак: недожаренное мясо, хотя не ел его вообще много лет, свежих овощей, без добавления масла. Выкурил сигаретку, пока ждал заказ и понял, что соскучился по табаку, сразу прикурил вторую. Съел все с аппетитом, первую порцию быстро, а уже вторую, растягивая удовольствие, причмокивая. Хотел запить привычным пивом, но опять одно воспоминание о нем, привело к отвращению, взял воду без газа. Набив живот и удовлетворив душу, пошел на встречу с ИВ:
- Добрый день! ИВ, мне срочно надо уезжать, а я с Ольгой так и не встретился. Скажите, а когда она бывает, может быть, я передам небольшой приветик через вас?
- Ольга? Я не знаю никого с таким именем. Собственно вы уже спрашивали, как приехали, я сразу же вам об этом сказал.
- Но как? Ольга и Евгений! – он сделал такое выражение лица, словно перед ним стоял невесть кто, заблудший, и размахивал рукой, утверждая свои слова. - Они здесь были хозяева!
- Прошу меня простить, но я о них, даже не слышал. Мои хозяева, вот уже много лет, Эжан и Вилена, французы. Бывают очень редко, отчего и наняли меня, как управляющего.
- Ой, как жаль. Я так давно их не видел. Приехал в страну и сразу сюда. Где теперь их искать?
- Простите, Алексей, не помогу. Обратитесь в адресный стол, там всегда могут помочь. Покупкой дома я не занимался. Да и вряд ли кто из представителей владельцев, интересовался, куда едут бывшие домовладельцы. Если таковы вообще здесь были. Ведь названные вами люди, вполне могли быть просто жильцами. – ИВ снисходительно улыбался.
- А могу попросить, если будут звонить ваши французы, не сочтите за труд, спросите, авось знают. Вот моя визитка.
- Спрошу. Это не трудно, но вы не грейте надежду, их дела, в нашей стране, ведут поверенные лица.
- И все же, я попрошу.
- Значит, вы вернулись из-за границы? Да.... Видно наш климат пошел вам на пользу. Разница ощутима.
- О! Это волшебные места! Но, к сожалению, я завтра назад. Сегодня себя побалую и…, в работу!
- Удачи вам. Ключи передадите Валентиной, вы кажется, подружились.
- Не то чтобы, просто очень милая девушка. Я для нее стар. – Склонив немного голову, в знак прощания, Алексей пошел, тут же гордо задрав ее и стреляя глазами по сторонам, поглядывал, как реагируют на его обновленный вид. Собирая вещи, Алексей увидел жемчужину. Она, странным образом, поблекла. Быстро спрятал ее в мешочек, отправил к остальным, все убрал во внутренний карман саквояжа и отправился на берег.
ИВ почесал затылок, глядя ему вслед, затем подбородок, не спеша бежать по делам, задумался. Такие перемены в человеке, всего за два дня…. Не чисто тут, не чисто! Кивнул пару раз и прежде чем делать важный звонок, разыскал Валентину:
- Милая барышня! – взял он ее под локоток, отводя в сторону. - И о чем это вы болтали с постояльцем из семнадцатого?
- Да ни о чем! – захлопала ресницами, краснея и покусывая губы. - Зашла узнать насчет уборки.
- И что?
- Сказал, после его отъезда. – заявила, сомневаясь стоит ли рассказывать о пустом разговоре.
- Дальше! – не отступал ИВ.
- Дальше - ничего.
- Уверена? И он никем не интересовался?
- А, Вы об этом? Уточнил, как часто бывают хозяева.
- И? Я должен тянуть?
- Сказала как есть – не знаю! Я, правда, даже не интересуюсь. Мне чем меньше начальства, тем спокойней.
- Просил передать, что-нибудь?
- Нет, а должен? – выпрямилась, насторожилась. ИВ еще с первых слов понял – не договаривает, решил пока не пугать, но предупредить надо:
- Ты не должна брать! Причину объяснять не надо? – ИВ, всегда добрый, смотрел на нее, не отрывая глаз, в лице была холодная строгость. Девушка закивала:
- Конечно! Я сразу Вам скажу, если что.
- Молодец! Иди, девочка, работай. – уже прежним тоном добавил мужчина.
       Алексей провалялся на берегу до самого заката, прислушиваясь ко всем разговорам. Пару раз поднимался в кафе, поесть. Нашел Валентину и попросил зайти.
- Вы что-то хотели? – Пришла она, как только справилась с делами.
- Да! Собираюсь в дорогу. Так как говоришь звать хозяйку?
- Виен, а что?
- Ольгу, Евгения знаешь? – тон мужчины стал надменным, девушка это заметила:
- Нет, не слышала о таких. Вы ж не за постояльцев спрашиваете? – ей стало страшно в его обществе, и она попятилась к двери.
- В большом доме кто убирается? – Он впился в нее похолодевшими глазами, и ей от них стало еще моторошней:
- Вам лучше спросить у ИВ. – Произнесла она, заикаясь. – За ключами, в котором часу зайти?
- Ты не добрая девочка! - Теперь уже не только глаза и вид его насторожил девчонку. Голос! Его голос был подобен ползающему по ногам гаду, подбирающемуся все выше и выше к ее горлу.
- Извините, мне пора! – схватилась за дверной косяк, одной ногой ступив на улицу.
- Держи свои ключи, девчонка! – схватил сумку и вылетел из домика, обдав бедную, ничего не понимающую девушку, шлейфом хлада и ужаса.
****
- Он уехал! – ИВ, второй раз за день, позвонил своим друзьям.
- Что, так просто взял и уехал? – Не веря ушам, переспросил Жан.
- Не совсем. Задал горничной те же вопросы, что и мне. Предупредил, что уедет утром, но снялся к ночи.
- Вот! – ИВ услышал голос Ви, - мы не ошиблись, это посланец выпустил. ИВ, припоминай все мелочи.
- Повторюсь: он просил найти адрес Ольги и Евгения. Злился, делал вид, что не помнит предыдущих разговоров. Ах, да! Он изменился, внешне. Мне показалось, что помолодел. Исцелился, раны зажили. И взгляд – надменный, бездушный и лютый.
- Что с горничной?
- Все хорошо, девочка умная, да и я подстраховал.
- Спасибо. Мы позвоним, когда соберемся обратно. – Жан отключился, взял жену под руку, вывел из дому. – Ты как всегда, права. Он приезжал ко мне и Ольге. Это тот о ком я тебе рассказывал.
- А если он найдет Ольгу? Жан, может предупредить?
- НЕ найдет! Она под надежной защитой, стены монастыря уберегут. Да, и она уже не та, что в прежние года, отпор дать сможет.
- Значит, охрана нужна только тебе!
- Ты моя хранительница! – еще крепче обнял, целуя в темя, благодаря всей душой. - Домой едем?
- Не хочется. – Вилен расслабилась, окунулась в тепло его сильного тела, но точка не была поставлена и Ви не могла этого не сказать: - Жан! Он вернется. Не знаю когда, но вернется. Ему надо выполнить поручение. Подождем здесь, хоть немного, всего пару дней. Что-то мне подсказывает, что это будет совсем скоро.
- Подождем! Мне здесь тоже нравится. – заулыбался он, веря ее словам, но относя причину задержки к тому, что она этот дом любила больше всего, а тут еще и Михаила заметил, спокойно спящего прямо у воды. - Да и глядя на Михея, тут лафа!
- Словечки!
****
       Проведя в безмятежности пару дней, без ее вещих снов, нехотя, возвращались. По дороге домой, забрали Лерочку, та, на их удивление даже обрадовалась. В доме Вилен тоже ничего не насторожило – ни чужих запахов, ни верного предчувствия. Совсем успокоившись, не дожидаясь «загулявших» в путешествии родителей, перебрались в имение, на другой берег, готовить ребенка к школе. В глубине души, Виен понимала, что таким образом она убивает двух зайцев: увозит мужа, от затаившейся опасности и ничего не поясняя детям, отводит их от неблагоприятных мест. Внешне совершенно спокойная, ходила с наклоненной головой, выставляя вперед левое ухо, выборочно слушая всех и все. Тишина. Она не всегда бывает благодатной, за ней чаше всего кроется подвох. А вот Жан же вообще выбросил все из головы, окунувшись с большим рвением в разъезды с внучкой по магазинам, покупая ранцы, формы и разные прибамбасики к первому сентября. Лерка хохотала, визжала от восторга, подъезжая с ним к дому с очередными покупками, кричала еще со двора:
- Виен, душечка! Беги скорее смотреть, что новенького мы купили!
- Вы хоть что-то оставили другим деткам? – Каждый раз спрашивала Виен, видя многочисленные пакеты.
- Ви! Ну, ты же уже спрашивала. Забыла? У тебя что, скилироз? – девчушка смотрела на нее искрившимися счастьем глазами, уперев ручонки в бока. – И с чего бы такая напасть?! Ты же у нас, душечка, совсем молоденькая. Оставили, оставили. Там знаешь сколько, Жану силы не хватит, все купить! Ах ты, душечка наша. – Услышав однажды, оброненное Жаном в адрес жены словечко, так впечатлило малышку, что она то и дело повторяла его в адрес Вилен и ни кого более.
- Наверное, точно у меня скилироз. – Смеялась в ответ Виен. – Но теперь я спокойна, раз ты, голубка моя сизокрылая, все помнишь и будешь мне напоминать.
- Буду, буду! Не волновайся за это. Так смотреть будем, или тебе не интересно?
- Очень интересно. Даже признаюсь тебе по секрету, пока мы одни, я бы и сама пошла в школу, купи мне Жан


Оценка произведения:
Разное:
Реклама