Властелин брони и атома (страница 1 из 10)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Читатели: 667
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
«Талант и бесконечный труд» - так охарактеризовал жизненный и творческий путь Николая Леонидовича Духова академик Ю.Б. Харитон.
Николай Леонидович Духов - Трижды Герой Социалистического Труда, член-корреспондент Академии наук СССР генерал-лейтенант инженерно-технической службы, оказал значительное влияние на развитие сразу двух оборонных отраслей – танкостроения и ядерного оружейного комплекса. Он был конструктором РДС-1 (Россия делает сама) — первой советской атомной бомбы. Он участвовал в испытании ее и других первых ядерных зарядов, непосредственно их собирая. При этом и получил смертельную дозу радиации, сработавшую миной замедленного действия в 1964 году за считанные недели. Он погиб как солдат на передовой борьбы за супероружие века.

Властелин брони и атома

Родился Николай Леонидович в селе Веприк Гадячского уезда Полтавской губернии. Его мать, Мария Михайловна, была дочерью обедневшего помещика; отец, Леонид Викторович, служил ротным фельдшером и за год до рождения сына поступил на сахарный завод в с. Веприк.
События революции 1917 г. не помешали сыну фельдшера твёрдо усвоить основы наук. Сначала он учился в сельской школе, затем в Гадячской классической мужской гимназии. Особенно хорошо там было поставлено преподавание иностранных языков (впоследствии Духов владел немецким, английским и французским). В 1919 г. гимназию преобразовали в единую трудовую школу второй ступени, а через год Николай получил диплом об её окончании.
Жизненные обстоятельства сложились так, что свою трудовую деятельность Николай Леонидович начал в 14 лет, став секретарем Веприкского комитета бедноты. В 1921 году юноша вступает в продотряд, занимается переписью населения, которая служила сельскому совету основанием для определения величины продналога. Пришлось Николаю поработать и заведующим районной избой-читальней, и секретарем райземлеса, и даже заведовать загсом. Одно время он дежурил на электростанции, делал проводку в домах, подключал свет, ремонтировал линию.
В биографии этого выдающегося человека немало белых пятен. Например, достоверно известно, что, покинув родное село в молодости, гениальный конструктор никогда туда не возвращался. В Веприке этот факт биографии даже оброс легендами. Одна из них гласит, что Духов попросту не любил свое село, поэтому никогда и не приезжал. Согласно другой, государственная необходимость и неусыпное око «компетентных органов» делали невозможным свободное передвижение конструктора по стране. В свете советской истории времен «холодной войны» вторая версия выглядит более правдоподобно. Поговаривают, что, отдыхая как-то в Крыму, Духов сбежал от охраны и доехал до Киева, откуда собирался в Веприк. Но на вокзале к нему подошли двое в штатском и ненавязчиво объяснили, куда надо ехать…
В 1925 г. Николай Духов поступил на Чупаховский сахарный завод резчиком свеклы. Его незаурядные способности проявились достаточно ярко, и молодой рабочий был переведен в технико-нормировочное бюро. Вскоре предоставилась возможность продолжить образование. По решению заводского комсомольского собрания одарённому юноше вручили путёвку на рабфак Харьковского геодезического и землеустроительного института. После окончания рабфака он был рекомендован «для зачисления без испытания на механический факультет» Ленинградского политехнического института, где обучался с 1928 по 1932 годы и получил специальность инженера-конструктора тракторов и автомобилей.
После окончания института Николай Духов был распределён на знаменитый «Красный путиловец», крупнейший машиностроительный завод страны, вскоре получивший имя «Кировский». Выпускник вуза приступил к практической конструкторской деятельности. Он работал над конструированием приспособлений для массового производства трактора «Универсал» и первых советских легковых автомобилей «Ленинград-1» и «Ленинград-2».
В мае 1935 г. совершенно неожиданное задание - 75-тонный кран для железнодорожного транспорта. С группой товарищей Николай Леонидович закончил подготовку чертежей в рекордный срок - 23 дня. Это уже опыт. Затем Духов занимается проектированием нового для него механизма - бортовой передачи для танка Т-28. И в 1938 г. справляется с этой задачей. Забегая вперед, скажем, что знакомясь в 1943 г. с аналогичным узлом нового танка вермахта «Пантера», Духов с удивлением обнаружил знакомый ему механизм, в точности повторяющий его разработку.
И вот новое задание - танк, который до него еще никто не создавал. Много позднее нарком танковой промышленности В. А. Малышев писал:
«В 1938 г. конструкторы ни в одной стране мира не работали над созданием танков с толстой броней, с мощными пушками и мощными дизелями... В течение многих лет до этого все попытки конструкторов усилить броневую мощь и вооружение танка терпели неудачу. Вес танка намного увеличивался, скорость и маневренность снижались. Считалось, что попытки усилить броневую защиту и вооружение вызовут ухудшение других боевых качеств машины. Надо было найти смелость и силы разорвать с общепризнанными традициями, пойти новой дорогой в танкостроении».
Н. Духов, Н. Шамшурин и другие взяли на себя такую смелость. Первое - отказаться от тяжелого танка в том исполнении, в каком его привыкли видеть, - пятибашенном. Каждая башня - сотни килограммов веса, а вооружение от этого не выигрывает. Отказались и от проекта уже готового чуть раньше 55-тонного двухбашенного танка СМК.
Результат - машина с меньшим весом, значительно короче по корпусу и общей высоте. Толщина брони - 75 мм. Больше, чем у СМК. Танк перестал быть этаким бронированным малоподвижным слоном. В таком виде он пошел на прорыв «линии Маннергейма» и этим открыл себе славный путь.
Скажем сразу, что проследить все сложности создания новой боевой машины в объеме одной статьи просто невозможно. Поэтому ограничимся деятельностью Духова как конструктора.
«С Николаем Леонидовичем я познакомился еще в 1933 г., - писал о нем директор Кировского завода в предвоенные годы И. М. Зальцман. - Он быстро завоевал репутацию талантливого конструктора и расчетчика. Его вклад в создание танка КВ настолько значителен, что я считаю Духова основным автором этой могучей машины».
Духов не был кабинетным конструктором, хотя в 1940 г. его назначили заместителем начальника КБ. В комбинезоне танкиста летом и осенью 1940 г. его видели на полигоне. Вместе с испытателями гонял он опытные машины по пересеченной местности и препятствиям. На бывшей «линии Маннергейма», где остались противотанковые препятствия, внимательно изучал возможности своей машины по их преодолению. Принимал участие в обслуживании и ремонте машин. Испытания дали возможность улучшить конструкцию машины. Лобовую броню довели до 105 мм, изменили форму маски пушки. Проводили опыты изготовления литых башен, которые с начала войны пошли в серию. Вес танка возрос до 47,5 т.
Труд конструктора правительство отметило орденом Ленина. Вот как отозвался Маршал Советского Союза К. А. Мерецков о замечательной машине: «Хорошо показал себя при прорыве оборонительного района на направлении Суммы опытный тяжелый танк КВ... Он прошел через финский укрепленный район, но подбить его финская артиллерия не смогла, хотя попадания в него были... Мы получили первоклассную по тому времени машину. Это было огромное достижение нашей промышленности, внесшей серьезный вклад в развитие боевой мощи армии».
А конструктор выполнял уже другое задание.
В 1939 г. Кировский завод приступил к серийному выпуску танков КВ, приходилось решать множество вопросов производственного характера. 11 ноября 1939 г. Н. Л. Духов назначен заместителем главного конструктора СКБ-2 завода. Летом и осенью 1940 г. Духова часто видели на полигоне в комбинезоне танкиста. Николай Леонидович был убежден: только зная свою машину как воин, конструктор может её усовершенствовать как инженер. Он первым на заводе предложил проводить занятия по подготовке опытных инструкторов-танкистов. Лектором Н. Л. Духов оказался необычным. О машине говорил как о живом существе – чувствовалось, что танк стал для него родным детищем.
В 1940 г. за разработку противоминного трала (защитные щитки для красноармейцев) Н. Л. Духов награжден медалью «За трудовую доблесть», а «за успешную работу и проявленную инициативу по укреплению обороноспособности нашей страны» – орденом Ленина.
Сознание личной ответственности за судьбу Родины и народа привело Н. Л. Духова в ряды коммунистов. 2 апреля 1941 г. решением партийной организации СКБ-2 он принят в члены ВКП(б).
С началом Великой Отечественной войны на базе Челябинского тракторного завода (ЧТЗ) был создан огромный комбинат по производству танков, который очень метко назвали «Танкоградом». На ЧТЗ эвакуировали 7500 высококвалифицированных работников с Ленинградского завода, 3000 — с Харьковского тракторного завода, 2050 — со Сталинградского и 1000 человек — из Москвы. Во главе группы инженеров летом 1941 года в Челябинск был отправлен и Николай Леонидович. К исполнению новых обязанностей главного конструктора отдела №3 Н.Л. Духов приступил 25 июля 1941 года, а в феврале 1942 года он был назначен председателем экспертно-технической комиссии только что созданного бюро изобретений танкового производства.
Он выделялся не только эрудицией, знанием тонкостей машиностроения, но и умением легко находить с людьми общий язык. Испытатели машин, рабочие-станочники, сборщики, представители военной приёмки знали: к Н. Л. Духову можно прийти в любое время. Всегда выслушает, ценную идею поддержит, а то и сам даст ей оригинальное конструктивное оформление. Ему удавалось направлять к одной цели усилия специалистов, которые вначале расходились во взглядах и даже придерживались противоположных точек зрения.
А война полыхала всё больше. 63-й танковый полк 104-й танковой дивизии, вооруженный тяжелыми танками КВ-1, стал причиной расползавшихся среди немецких артиллеристов и танкистов слухов о том, что снаряды их орудий разрываются на броне русских танков, не причиняя им вреда.
Тяжелые танки КВ-1 и КВ-2 в Прибалтике, на Украине, в Белоруссии выходили на поединки с десятью, даже двадцатью танками врага и одерживали победы.
В начале Великой Отечественной войны немецкий штаб выпустил листовку с изображением тяжелого советского танка КВ (Клим Ворошилов) и инструкцией для своих солдат, которая предписывала идти в атаку против этой боевой машины… с ведром бензина в руках. Взобравшись на танк, его нужно было облить и затем поджечь. Немецкому солдату, рискнувшему уничтожить КВ, полагался внеочередной отпуск. В чем же причина появления столь нелепой и практически невыполнимой военной инструкции, противоречащей всякой тактической логике? Почему немцы с таким уважением относились к советскому танку? Вот выдержка из донесения комиссара Давиденко, которая делает понятным появление подобного предписания: «Хочу отметить, что хорошо показали себя в боях наши тяжелые танки КВ. Гитлеровцы, вероятно, не имели средств пробить броню КВ, и это наводило на них ужас. КВ для них были неуязвимы. (…) Вот пример: 30 июня (1941 года. — Авт.) вернулись из боя два танка КВ, у которых не было ни одной пробоины, но на одном из них мы насчитали 102 вмятины».
Ведущим конструктором и автором технического проекта прославленного танка КВ, которому немцы дали прозвище «Духов-панцер», был уроженец села Веприк Гадячского уезда Полтавской губернии Николай Леонидович Духов. Долгое время его жизнь была окутана тайной, мало знали о нем даже его земляки.
Схватка «Духов-панцеров» с немцами началась давно, и начало ей было положено на чертежных досках конструкторов.
Машины, отвечающие доктрине фашизма - скорость и масса огня, Т-III и Т-IV рождались на фирмах «Порше», «Круп», «Рейнметалл». Их предназначали для короткой войны, для первого неожиданного удара. Гитлеровские конструкторы не заботились о высокой проходимости - танковые клинья, как нож в масло, должны прорваться по


Оценка произведения:
Разное:
Реклама