Французская любовь как это бывает. (страница 1 из 6)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Любовная
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 711
Внесено на сайт:
Действия:

Французская любовь как это бывает.

Я закрыл дверь и долго смотрел в окно. Рядом надоедливо жужжала жена. Я не отвечал. А что я вообще мог сказать. Что я отнес десять тысяч евро просто так, а сам живу в комнате на подселении…что норковая шуба для жены это просто пустые планы на следующую пятилетку, а там или Политбюро вынесут ногами вперед или Союз развалится. Но все-таки на душе было тепло. Не знаю от чего. Просто вероятно, потому, что есть на этом свете люди, которые тебе верят, ждут твоей помощи и наверно совсем чуть-чуть, где то на самом донышке любят.  Как-нибудь при случае надо спросить Вику, что сталось с тем французом, ведь он такой настойчивый не мне чета.  Может Роман вразумил его и наставил на путь истинный, а может и съездила Татьяна во Францию, побыла, годик-два парижанкой да вернулась. Кто знает.
Но, в общем, все по порядку.
Мне нужно было смонтировать лестницу для садового общества Солнечное. Это была заурядная рутинная работа не предвещавшая неожиданностей.  Когда ее изготовили, я отправился в путь для ее установки. В помощниках отбоя не было. Я взял в попутчики Жукина Илью и Дениса Малина. Парням надоело работать в дымном цехе, а тут представилась возможность  выехать на природу, искупаться. Денис среди друзей имел кличку «Плюнь» из-за патологической любви к жевачке. Большую часть свободного времени он проводил на «Барахолке». Илья был репер. Изучал электронику, собирал ламповые усилители и «втюхивал» обычным гражданам. Девушка его бросила, и ему амбициозно нравилось помечтать как он «уроет» ее нового бой-френда. Любимое место у парней было пивбар в Центральном парке.
Дорога проходила по живописной трассе окруженной величественными соснами со стволами в два обхвата, которые могучими кронами прикрывали ее от солнечных лучей и на ней, даже в яркий день царил легкий полумрак.  Изредка выбегали на дорогу как девчонки десятиклассницы,  легкие березовые перелески,  и на шоссе сразу становилось светлей и радостней.
Почти на средине пути,  дорога  прерывалась поселком  Мочище. Название не ласкало слуха, но, как я успел заметить, редкие два-три дня над поселком не ходили тучи и не сыпал дождь. А если уж в округе действительно шел дождь, то Мочище просто заливало. Думаю, этому были основания. На добрую сотню километров вокруг была западносибирская  равнина, и только близ этого селения существовал выход горной породы - непонятно откуда взявшаяся  двойная вершина горы почти полностью скрытая толстыми слоями осадочных пород.  Тут добывали, щебень. И без того плоская гора ухала от взрывов и оседала. Она была по кругу «восьмеркой» опоясана примитивными дорогами, по которым неустанно сновали Камазы, Мазы, Ховы, и  был не далек тот день, когда от нее останутся одни воспоминания. Но городское строительство требовало жертв.
Проехав Мочище, мы повернули к Оби. Оставили справа новую развязку на Северный объезд. В лесу, среди сосен,  пестрой толпой обосновались маленькие фирмы предпринимателей средней руки, скупившие очевидно эти участки за взятки. Привлекало внимание кричащей вывеской предприятие «Зазеркалье», торговавшее зеркалами, цветными витражами, и стеклянными столиками всех мастей. Рядом возвышалось новое здание «Кириешек», хлебных сухариков с перцем и пряностями.  Чуть поодаль тянулся длинный забор строительного рынка, некогда довольно знаменитого. Но он постепенно пришел в упадок, и сейчас это место перекочевало  в руки дельцов, которые  как пирожки строили фанерные  двухэтажные танхаузы по так называемой «канадской технологии».
Мы благополучно миновали увешанный бумажными цветами Пашинский перекресток, на котором побилось несметное количество людей и машин, и вышли на финишную прямую. Шоссе было как натянутая струна. Ровное, гладкое оно в конце упиралось  в поселок Красный Яр и городскую нефтебазу, которую уже два раза банкротили и никак не могли поделить предприниматели крупной руки  и высокие городские чиновники.  Не доехав до Красного Яра с полсотни метров, мы повернули к реке. Асфальт запетлял и резко пошел под уклон. Размытые ливнями обочины шоссе предательски зияли пустотами, готовые  в любой момент обрушиться, и мы старались держаться ближе к средине, хотя это тоже было небезопасно из-за встречных машин, которые стремились делать то же самое.
Наконец показалась широкая гладь воды. Обь в этих местах была шириной не более 400 метров, и местность испещрена  ее рукавами, старицами, большими и мелкими островами. Правый берег, с которого  мы двигались, был обрывистый и откосы порой превышали высоту стандартной городской девятиэтажки.  Желтые наслоения были сложены из реликтовых глин, которым как утверждали геологи, было не меньше 200 миллионов лет и нередко здесь находили кости мамонтов и более мелких животных, что осваивали континент в те далекие времена.  Сосны зелено-голубой каймой окаймляли  эти солнечные  похожие на горы природные образования и посреди всего этого великолепия узкой прибрежной полосой примостился  небольшой дачный поселок Солнечное.
Мы заехали на крайнюю улицу, под названием Береговая. Ветхое жилье слева соседствовало с вычурными солидными коттеджами справа, которые выходили к урезу воды, а в центре возвышалось огромное строение  с полукруглыми башнями, больше похожее на церковь, чем на место отдыха дачников после огородных дел в согнутом положении.
Не останавливаясь и  никуда не сворачивая, мы ехали пока не кончились домики.  Дорога заканчивалась небольшой разворотной площадкой засыпанной щебенкой, и со стороны реки она ограничивалась отсыпанным гранитным камнем, строительными отходами, обломками плит, и короткими сваями.
Председатель, престарелый Лука Архипович в прошлый приезд, показал мне, как установить наше сооружение и мы не мешкая, принялись за дело. Задом с большим трудом загнали японскую «воровайку» с пятитонной стрелой. Петрович, водитель «Хino» нервничал и лаялся, как  всегда вертя головой по зеркалам и ловя злосчастные сантиметры.
-Понастроили! Блин! Мать их!
Из ближайшего дома  выбежала небольшая рыжая такса и звонко оповестила округу о нашем прибытии. Лопатами и ломами мы принялись было расчищать и выравнивать склон, но непредвиденное обстоятельство заставило нас  задуматься. Ураган, по-видимому, на днях свалил  огромную ветлу. Ствол  ее прошел как раз по тому месту, которое планировалось для укладки. Ребята закурили.
Спустя время привлеченная шумом из того же дома  вышла маленькая девочка и стала, застенчиво вжимаясь в забор следить за нашими действиями.
Становилось жарко. Хотелось искупаться. Я попытался пообщаться с таксой, но она была настроена воинственно.
Осмелевшая девчушка подошла ближе и, пряча руки за спиной, сказала:
-Это не мальчик, а девочка,- она указала рукой на притихшую собаку,- ее Люся зовут.
-Люся …Люся, - позвал я, но она даже ухом не повела в мою сторону.
-Она еще маленькая.
-А тебя как величают?
-Вика.
-Чудесное имя!
-А папу  Рома, а маму Таня, зовут, - продолжила девочка, потупив глаза.-  Мы тут летом с живем, а папа приезжает на выходные.
-Ну, все доложила, - ласково потрепал я ее по белобрысой головке.
Подошли Илья с Денисом. Они отходили к реке.
-Вода теплая, - сказал Денис. - Класс! А  у нас гости?
-Люся и Вика,- скрывая улыбку, произнес я.
-Девочка Люся, собака Вика?
-Наоборот.
-Ох! Я ошибся. Бывает,- промолвил Денис, деланно морща лоб.
Вика нахмурилась. Взяла собаку на руки и отошла на несколько шагов назад. Но таксе не хотелось сидеть у нее на руках. Она вырвалась,  прибежала к нам, и уже по-свойски начала лизаться и служить. Вика тоже подошла.
-Вы когда лестницу сделайте, я первая пройду. Ладно?- сказала девочка.
-Не упадешь?
-Нет. Я уже большая.
-А у вас есть дома пила? Нам дерево мешает,- произнес я.
-Я  сейчас у мамы спрошу.
Девочка стремглав убежала, сверкнув глазенками. Спустя пару минут, она показалась из-за высокой калитки, ведя за руку очень симпатичную молодую женщину.  На ней было серое, хлопчатобумажное платье, отделанное тонкими  белыми кантиками  по рукавам. Шею прикрывал сиреневый платок из шелкового туаля. Глаза ее лучились, искрились, и казалось, сыпали здоровьем смехом и красотой.  Денис, подошедший только что Илья,  и я, как по команде замерли в немом удивлении - так хороша была среди великолепия сосен  молодая мама. Это была не та блондинка, про которых пишут, что у них пару извилин в голове это была Синди Кроуфорд, Кимберли Донли и Стефани Сеймур в одном лице, но только гораздо моложе и без обилия пудры и театрального грима.
«Черт возьми!»,- подумал каждый из нас, но конечно никто ничего не сказал и даже не подал виду, но все как-то напряглись и внутренне собрались как перед прыжком. Давно заметил, что симпатичные особы, появляясь в  компаниях, оказывают магическое действие на мужской пол. Даже мужчины в возрасте, которым давно ничего не светит, меняются в голосе, глаза у них влажнеют, блестят, а те, кто помоложе вообще теряют покой, стараясь незаметно для других подойти поближе, быть на виду. А может все это происходит на рефлекторном уровне.
-Ведь кому-то же она надоела,- коротко шепнул  Денис,  Илье  картинно закатывая глаза вверх.
-Пошел ты со своими шуточками,-  мечтательно не сводя с нее глаз, ответил Илья.
-Вот лестницу приехали вам монтировать,- наконец выдавил я, с внутренним волнением обращаясь к ней.
-Мы давно мечтали об этом, - сказала она, поправляя волосы,- а то скакать по этим плитам небезопасно.
-Вы мечтали, а мы сделаем.
-Вот приедет Рома, удивится.
«Рома! Рома! Как же тебе повезло!», промелькнула непрошеная мысль. Мне всегда было непонятно «Ну как то же находятся счастливчики, и она живет как обычная женщина».
-Вас же Таня зовут?- проговорил я с усилием и сам удивился своей смелости.
-Гм…м. Да! – смутилась женщина, взглянув бегло на дочку и сделав на секунду ей страшные глаза.
-Ну а мы безыменные строители,- сказал я.
-Почему же  безыменные,… Денис,- представился мой напарник.
-Илья, - спохватился второй. Я промолчал.
-Очень приятно,- промолвила она, поднимая глаза и обращая взгляд только на меня, игнорируя моих спутников.
Я люблю таких женщин, которые даже в мелочах остаются верными и не скачут из стороны в сторону, из любезности, или из любопытства, пробуя каждый орешек на твердость.
Возникло противное чувство, что мы самцы средней руки. Тугие шеи, наглые взгляды.  Истребители–перехватчики. Хотелось что-то сказать настоящее, но сбилась юстировка. «Произнеси что-нибудь, открой, наконец, рот пока она рядом!», подсказывал внутренний голос. «А зачем эти пустые хлопоты!?», вторил ему второй из-за спины. «Ха-ха-ха!», кричал третий, «Посмотри на себя… Наглец! Ален Делон в спецовке!». … «Миссия не выполнима!», спокойно сказал четвертый голосом робота.
-Ты мне нравишься,- шепнули мои губы непроизвольно.
-Что вы сказали, - не поняла она, поворачиваясь левым ухом и убирая с него волосы. Брови у нее при этом  удивленно поползли вверх.
-Хорошее имя у вас - Таня!
-А главное редкое,- облегченно улыбнулась она краешками губ.
-Наша Таня громко плачет…
-Уронила в речку мяч…,- подхватила она и засмеялась, внимательно проводя взглядом снизу вверх по моей несуразной фигуре.
Я стоял как слоник с растопыренными ногами. Тут же каблуки у меня непроизвольно


Оценка произведения:
Разное:
Реклама