Сын Моря. (страница 1 из 18)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Фанфик
Автор: Георгий Соловьев
Читатели: 336
Внесено на сайт: 19:14 22.12.2015
Действия:

Предисловие:
Фанфик, написанный под впечатлением от компьютерной ММОРПГ-игры. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: настоятельно рекомендую уважаемой публике перед чтением текста принять меры предосторожности, необходимые для того, чтобы уберечь органы чувств от повреждений, вызванных ... неправильной орфографией и пунктуацией! :)

Сын Моря.

(по мотивам игры ArcheAge)

…Зарево пожара отражалось в низких тучах. Они спешили убраться – седельные сумки были уже полны, а брать с собой то, что не особенно цениться означало понапрасну нагружать спины скакунов. Одинокая стоянка в стороне от торных троп, закрытая от ветров и посторонних глаз полукруглой грядой темных скал – удачная цель! Отряд прятался за камнями и наблюдал, как десяток воинов покинул свои дома и скрылся из виду за серо-коричневыми холмами. Прождав еще какое-то время, они устремились вперед. Так и есть! Возле шатров не оказалось ни одного мужчины! Горе этим ротозеям! Харнийские клинки не ведают жалости! Все враги должны умереть! Все, без исключения! Харрим правильно все сделал – жилища придали огню только тогда, когда убедились, что в них уже нет никого живого. Поторапливаться стоило – огонь, особенно такой, уж точно заметят издалека! В суматохе этого налета никто не увидел, что среди тел, лежавших кругом, недостает одного. Даже если бы кто-то из харнийцев и наткнулся на тянущийся в сторону кровавый след, ему вряд ли захотелось бы далеко отходить от своих. И потому тень, скользнувшая по дну оврага, никого не привлекла…
…Ей оставалось войти в воду, осторожно уложить сверток на плот из сплетенных ветвей и отдать его на волю богов неба, земли и не столь уж далекого моря. Теперь дело сделано и ее дитя, чудом избежавшее смертоносной стали, по воле течения реки поплывет навстречу своей судьбе! Ноги вязнут в иле, слабеют, подгибаются, вода доходит до пояса, потом поднимается по грудь, по шею, мелкие всплески уже захлестывают выше подбородка. Силы тают, меркнет сознание … Прежде, чем река окончательно принимает в себя бездыханное тело, она успевает увидеть в пасмурном небе силуэт летящей птицы. «Сокол! Добрый знак!» - промелькнула последняя мысль …
----
… Волны прибоя вгрызались в валуны. Побережью в этот раз повезло – шторм бушевал, но достаточно далеко, на высоких берегах почти все деревья уцелели. Почти …. Молодая сосна, росшая у двух могил с надгробьями из серого камня, уступила порывам ветра – ее ствол сломался. Сайрос тяжело вздохнул – теперь придется купить саженец у торговца на деревенском торжище. А это – день туда, да день обратно! Хотя … Все равно ехать нужно – травы на чердаке давно высушены и уложены в холщевые мешочки, лекарь Фрэд уже ждет обещанное.
Сайрос решил спуститься к морю: хотел посмотреть, не прибило ли в этот раз какой-нибудь старый корень или кусок древесного ствола, долго плававшего по океанскому простору. Из таких находок удавалось иногда вырезать забавные фигурки, которые он дарил деревенской детворе. Несколько минут он блуждал среди валунов у самой полосы прибоя, время от времени переворачивая палкой пучки водорослей. Вдруг набежавшая волна шевельнула что-то большое у основания прибрежной скалы – издали, по крайней мере, это походило на вывернутое с корнем дерево. Сайрос подошел ближе – да, действительно, изогнутый, точно скрученный, ствол с необычной, слишком светлой для здешних пород корой и короткими, узловатыми ветвями. Вот в них-то он и увидел ворох из стеблей и прутьев, явно не подходивших к прочей находке. Смутное предчувствие толкнуло его вперед. Так и есть! Стебли и прутья не просто запутались – их сплела чья-то рука неизвестно где и когда! А в самой середине он нашел сверток из ткани со странными узорами, краски которых почти совсем погубила морская соль. Сайрос осторожно поднял тряпичный ком и направился к пологому участку глинистого прибрежного склона.
Травник вошел в дом, оставил в углу свою палку, а сверток опустил на стол. Он решил, что разберет тряпьё позже, а пока приляжет немного отдохнуть с дороги. Голова Сайроса не успела опуститься на лежанку, когда он заметил, что сверток пошевелился. «Показалось, должно быть!» - подумал травник, но, все же, встал и подошел к дощатому столу, начал копаться в сырых кусках материи. В самой середине пришлось развязать небольшой узел и … О, боги! Ужас объял Сайроса – поверх кучи, перед ним лежал полуслепой детеныш! В жизни ему приходилось не раз выращивать и выкармливать разных маленьких существ, включая собственных детей, но эта тварь не походила ни на кого из них! Любопытство перевесило страх и брезгливость – травник склонился, чтобы получше разглядеть живую находку. Тощее, жалкое тельце, покрытое кое-где очень короткой шерсткой, довольно крупная голова с большими, плотно прижатыми ушами, тонкий хвост, задние ноги (или лапы?), смахивающие на кошачьи. Странно, но ничего уродливого или опасного! Сайрос внимательнее рассмотрел другую пару конечностей – больше всего они напомнили травнику … руки его маленькой Маргарет, которая умерла, растаяла, подхватив детскую горячку прямо на его собственных руках. Глаза Элизы, полные тоски и отчаяния! Дети! Они все покинули этот жестокий мир один за другим! Сердце несчастной матери не вынесло горя – боги забрали Элизу через месяц после похорон детей. Теперь, в часы тоски и отчаяния он приходил к их могилам, чтобы положить на серый камень букеты полевых цветов …
Будь проклято это наваждение, которое бередит и без того незаживающую рану! Сайрос встрепенулся, точно птица, готовая взлететь, потом подскочил к полке с домашней утварью и схватил с нее мясницкий нож. Он занес руку, полный решимости пронзить сталью жалкое создание, но … В этот самый миг детеныш дернулся и издал жалобный звук, который, скорее всего, мог бы стоить ему последних сил. Травник мелко задрожал, опустил руки – нож упал на земляной пол. Придя в себя, Сайрос бросился в угол, где стоял сундучок, обитый полосами уже давно поржавевшего железа. Он извлек оттуда кусок чистой ткани, быстро и осторожно спеленал неизвестного детеныша, затем развел в очаге огонь и сел возле него, держа найденыша на руках. «Нет, раз уж наше море, и великий океан, и высокое небо не забрали тебя, то я не дам тебе погибнуть, кто бы ты ни был! По воле богов или против нее – да будет так!» - думал травник, наблюдая как «находка» отогревается и начинает постепенно оживать.
Сайрос оседлал свою Звездочку, потом вернулся в дом, откуда вышел в длинном сером балахоне без рукавов с обширным капюшоном. Садясь в седло, он заметил, что лошадь насторожилась и несколько раз нервно фыркнула. Поправив сверток, что висел у него на груди под одеждой, травник пустил своего скакуна легкой рысью по тропе. Через час или чуть больше они оказались на торном пути, где была колея, выбитая множеством тележных колес. Хорошо знакомая дорога, но добраться до окраины деревни Сайросу удалось только к закату солнца. Он сразу направил Звездочку к дому Филиппа,  скотовода, известного на всю округу.
На стук долго никто не отзывался – обычно в это время хозяин и его жена уже видели первые сны в своей постели. Наконец, сквозь закрытые ставни замелькал трепетный свет домашней коптилки. Скрипнула входная дверь и из-за нее показалась голова скотовода. Он не сразу признал Сайроса, а потом долго не мог взять в толк, что заставило того явиться в поселение в такой поздний час. Но вот, буркнув что-то неразборчивое, Филипп знаком пригласил нежданного гостя войти. Травник сказал, что подобрал в лесу необычное существо, детеныша, и что было бы хорошо скотоводу взглянуть на этого малыша своим опытным глазом. Сказав так, он выложил на стол матерчатый сверток, а потом и показал найденное создание Филиппу, а так же его жене, державшей в руке плохонький масляный светильник. Скотовод рассматривал находку так и эдак, хмыкал, чесал плешь, но так и не смог сказать ничего определенного. Посовещавшись, собеседники, все же сошлись на том, что это – не порождение злобных демонов или змеекожих. Филипп посоветовал попробовать дать детенышу козьего или коровьего молока. Отдав ему несколько медяков за беспокойство, травник немедленно поехал на другой конец деревни, к дому молочницы Катрин. В этот раз он подоспел вовремя – хозяйка только что успела подоить свою самую лучшую корову. На вопрос молочницы, зачем ему вдруг понадобилось свежее молоко, Сайрос ничего не ответил, а лишь попросил принести особую бутылку, с помощью которой, как все знали, Катрин выпаивала новорожденных телят. Молочница удивилась, но продала и молоко, и бутылку за пару серебряных монет.
Только к утру травник добрался до своего дома. По дороге он несколько раз останавливался, чтобы покормить найденыша. Тот был


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу