Перейти море (страница 1 из 25)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Читатели: 798
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
На основе реальных событий

Перейти море

Введение.

Котенок был самый обыкновенный – серый с белыми пятнами и очень худой. Ему никто не хотел придумывать имя – такой он был неинтересный. Он не был игривым – не ловил «мышь», сделанную из бумажного листка и нитки, не отпрыгивал, принимая смеш-ные позы, когда его понарошку пугали. Котенок без имени обладал спокойным темпера-ментом – любил подолгу сидеть на руках, монотонно мурлыча. Он был другом Максима Карташова, пока что единственным другом в этом трудовом лагере.
Обзавестись иными друзьями Максим не успел. Не то, чтобы он был слишком стес-нительным, просто первый шаг в знакомстве с новым человеком давался ему с трудом. Все сверстники, которыми он был окружен сейчас, были знакомы друг с другом много лет – просто потому, что  учились в одной школе. За семь лет ежедневного общения у них сложились свои связи, свои представления о том, кто хорош, а кто плох, свои любви и ненависти. Во всем этом Максиму пока еще не было места, ведь он был новичком, лишь две недели назад переехавшим вместе с родителями в небольшой городок, который назы-вался незатейливо - Шахтерский.
Шел 1986 год, и по существовавшему в те времена порядку, школьники, закончив-шие седьмой класс, отправлялись на пару недель в трудовые лагеря – помогать колхозни-кам окрестных сел бороться с сорняками. Для подростков это не было жесткой повинно-стью – вовсе нет. Больше это походило на двухнедельный пикник. Да, до обеда нужно было простоять под палящим солнцем с сапой в руках, но дальше – делай что хочешь. Можно удить рыбу в колхозном пруду, можно гонять в футбол, можно читать привезен-ные из дому книги, а уж на дискотеки по вечерам ходят все - это гарантировано. Первые дискотеки в жизни, первый раз рядом нет родителей. Конечно, за всем присматривают учителя, но учитель – все-таки не отец и не мать… Да и не так много их, учителей-то, по-этому ребятня частенько оказывается предоставленная самой себе. В общем – хорошо! Почти взрослая жизнь.
Максим тоже ходил на дискотеки – почти все время стоял сиротливо в углу, держал на руках мурчащего в блаженстве котенка, и наблюдал за жизнью своих будущих друзей, а может и недругов - пока не было понятно.
Он уже выяснил, что в его новом классе два заводилы. Одного звали Федор Иван-чук. Был он среднего роста, черноволосый и черноглазый, крепко сбитый, похожий то ли на испанца, то ли на цыгана. В классе у всех мальчишек были прозвища, и Федора все на-зывали на иностранный манер – Фиделем. Вторым был высокий красавец с черным пуш-ком над верхней губой - Женя Сидоркин, взявший себе прозвище Жорик.
Вокруг этих двоих формировались стайки мальчишек послабее. Оба лидера уже ус-пели по одному разу подраться с ребятами из параллельного класса, которые тоже были здесь, и оба легко победили. От Максима не укрылось, что эти двое крепко недолюблива-ют друг друга, но не решаются выяснить отношения по мужски, на кулаках. Это и понятно – без решительного боя каждый мог считать себя первым, а после него – проигравший должен был бы признать себя вторым. Быть вторым никому не хотелось...
Девочки привлекали внимание Максима гораздо больше, чем ребята, хотя он и под страхом смерти никому не признался бы в этом. Они держались маленькими группками - по две-три барышни в каждой. Это было смешное сочетание рано развившихся девиц с пышными формами и худеньких, совершенно плоскогрудых девчонок, чей расцвет на па-ру лет запаздывал. Максим находился в том возрасте, что красивыми ему казались прак-тически все, хотя невысокую, ладно скроенную Вику Родионову он выделял особенно.
Черноволосая, с огромными карими глазами, с неправильной формы, «утиным» но-сом, который, однако, ее не портил, а лишь добавлял лицу неповторимости, Вика пре-красно осознавала свою красоту, и держалась всегда уверенно и свободно, что особенно нравилось Максиму. Шутница и хохотушка, она как-то умудрилась сохранить хорошие отношения со всеми без исключения девчонками, и это  при том, что за ней открыто ухле-стывала добрая половина одноклассников, а остальные тоже вздыхали именно о ней, но тайно. Впрочем, крепкую дружбу она водила лишь с одной из девочек – тихой светлово-лосой Надей Харатовой. На вечерних дискотеках Максим ни разу не танцевал с Викой – стеснялся, да и без него желающих хватало, а вот Надю иногда приглашал. Они всегда танцевали молча, держась друг от друга так далеко, как позволяла длина его рук, застыв-ших на ее талии. Если приглядеться, Надя тоже была вполне симпатичной, но ей не хвата-ло задора и живости, которая так нравится четырнадцатилетним мальчишкам.
В тот вечер Максим тоже почти не танцевал, а привычно стоял в углу клуба и в такт музыке покачивал на руках котенка. Неожиданно к Максиму подошел Вадим Курин-ной и сказал:
- Котенка Мафия ищет.
- Какая еще мафия? – не понял Максим.
Вадим был тонким, как соломинка и очень высоким. Максим был ниже его на пол-торы головы, и сейчас, глядя на одноклассника снизу вверх, он подумал, что не зря все называют Вадима просто Длинным.
- Не «какая», а «какой», - сказал Длинный. – Толик Мафия.
- А-а… - протянул Максим.
Настроение сразу же испортилось.
Толику, по прозвищу Мафия, было лет семнадцать. Худой, с гнилыми зубами, весь какой-то дерганный, с непонятными шутками и недобрым взглядом, он очень не нравился Максиму. У Толика Мафии был мотоцикл «Ява», и он каждый вечер приезжал в лагерь из городка Шахтерский для того, чтобы закрутить любовь с какой-нибудь подрастающей девицей. Он, конечно же, был сильнее любого из четырнадцатилетних школьников, но с ним старались не ссориться не только из-за возраста – Мафия определенно казался чело-веком, у которого «не все дома».
- Зачем Мафии котенок? – удивился Максим.
- Зарезать хочет, - будничным тоном сообщил Длинный.
- Шутишь?! – обомлел Максим.
- Стал бы я такой фигней шутить! – Длинный дернул плечом. – Мафия с начала ла-геря вокруг Родионовой ошивался, ну а сегодня к ней подкатил - люблю, мол, давай со мной гулять. Она его отшила. Он ей – тогда я кого-нибудь зарежу. Она – тебе слабо, тебя, дурака, посадят. Он – мне не слабо, а чтоб не посадили, я кота вашего зарежу, за котов не садят.
- А ты откуда знаешь? – недоверчиво спросил Максим.
- Мне Надька рассказала, - охотно пояснил Длинный. -  Я сначала думал – это он так, треплется, Родионову напугать хочет, но  минут пять назад в сортир бегал, и по доро-ге Мафию видел. Действительно, бродит, придурок, по лагерю и кота зовет – кис-кис, кис-кис…
- Да, дела… - протянул Максим и тут же двинулся к выходу из клуба. Если Длин-ный не врал (а с чего бы ему все это выдумывать?), то котенка лучше было из клуба уне-сти – на улице ночь, найти его среди кустов и деревьев не просто, а в клуб Мафия обяза-тельно заявится, и тогда все – прощай, зверушка. Драться с Мафией Максим не сможет – не по силам.
Максим увидел Мафию сразу же, как только захлопнул за собой дверь клуба – Ма-фия шел прямо на него и был шагах в десяти.
- Эй, малый, - крикнул ему Мафия, - неси ко мне кошака!
Максим тут же выпустил котенка на землю и тихонько толкнул его ногой под зад – удирай, мол. Котенок как будто понял и со всех ног помчался в темноту.
- Привет, Толик, - как можно мягче сказал Максим Мафии, когда тот, с перекошен-ным от ярости лицом, подошел к нему. – Ты меня звал?
- Звал! – рявкнул Мафия. - Я тебе русским языком сказал – неси мне кошака!
- Правда? – лицо Максима очень натурально вытянулось от наигранного удивле-ния. - Извини, Толик, я не услышал – тут так музыка орет. Я думал, ты со мной здорова-ешься.
- Очень ты мне нужен, малолетка, чтобы я с тобой здоровался! – Мафия навис над Максимом. – Мне нужен кошак, понял?
- Понял, - Максим облизал пересохшие губы, - чего уж тут не понять.
- Если понял, тогда имей в виду – ты его отпустил, ты мне его и принесешь! Понял?
- Понял.
- Чтобы к концу дискотеки кошак был у меня! Я хочу тут одной сучке подарочек преподнести… - Мафия сплюнул. – И учти – если кошака не принесешь – будет очень, очень больно. Понял?
- Понял, Толик, - миролюбиво кивнул Максим. – Я могу идти?
- Можешь! – гаркнул Мафия. – Ты, малой, дурака из себя не корчь! Иди, ищи, и без кошака не возвращайся! А то будет бо-бо!
Грубо отодвинув Максима с дороги, Толик Мафия прошел в клуб.
Максим посмотрел ему в след. Сердце бешено колотилось, но мозг работал четко.
Нужно было сделать две вещи – во-первых, удержать котенка вдали от клуба, во-вторых – не попасться Мафии самому. Продержаться предстояло не долго - до окончания дискотеки, то есть около часа, а потом учителя выключат музыку, загонят недовольно вор-чащих подростков в спальные домики, и уж там-то Мафия его беспокоить не посмеет – ему неприятности со взрослыми ни к чему.
А завтра? А завтра – будет завтра. Может, Мафия подобреет и передумает. А может – под машину попадет. Мало ли… Пока что - нужно продержаться сегодня.
Следующий час Максим провел довольно таки странно – искал котенка, находил котенка, брал его на руки, но как только ему начинало казаться, что его кто-то видит, тут же бросал котенка на землю и прогонял его, слегка наподдав под пушистый зад ногой. Сообразительный котенок решил, что это такая игра, и, вопреки своему обыкновению, стал принимать в ней активнейшее участие - стоило Максиму поддеть его носком кеда и прошептать «кыш-ш», как котенок вскачь уносился прочь. Потом Максим оглядывался, убеждался, что опасности нет никакой, и шел искать котенка опять, чтобы разыгравшееся существо не поперлось в клуб и не попалось чокнутому живодеру.
До окончания дискотеки оставалось минут десять, когда Максим, блуждая между деревьями, наткнулся на Мафию.
- Ну что, - спросил тот, - нашел кошака?
- Нет, Толик. Видишь – весь вечер ищу. Но найти не могу. Темно ведь!
Мафия потянулся, откашлялся, огляделся. Никого из учителей по близости не бы-ло.
- Еще искать будешь? – тихо, с ленивой угрозой в голосе, спросил он.
Максим почувствовал, как ноги становятся ватными. Он тоже нервно огляделся во-круг, и тоже никого не увидел, лишь чья-то высокая фигура замаячила из-за деревьев, и пропала.
- Нет, Толик, - сказал Максим так же тихо. – Не найду я его.
- Серьезно? – спросил Мафия почти весело. – Ну, тогда пойдем! Сам понимаешь – я обещал тебя наказать. Мужик сказал – значит, должен сделать!
Он увлек Максима вглубь двора, туда, где деревья росли особенно густо, и ничего-шеньки не было видно.
Они остановились у высокой сосны.
- Не передумал? – спросил Мафия с мягкой улыбкой садиста.
Максим промолчал, только отрицательно мотнул головой.
- Как знаешь, - пожал плечами Мафия.
Максим вжал голову в плечи, ожидая удара.
- Эй, Мафия, ты что - охренел? – раздался звонкий голос.
Максим и Мафия повернулись на голос одновременно.
Мальчишек пятнадцать, все из числа одноклассников Максима, спешили к ним. Во главе шел Фидель.
У Максима отлегло от сердца, а Мафия едва слышно выругался – он легко справил-ся бы с любым из этой малышни, победил бы и двоих-троих сразу, но биться со всеми не мог – повалят на землю и затопчут.
- Так как, Мафия, ты охренел, или нет? – угрожающе спросил Фидель, когда они подошли ближе, и демонстративно подбросил на ладони увесистый булыжник. Тут Мак-сим обратил внимание, что камни были в руках и остальных ребят.
Мафия впился взглядом в камень, тихо охнул, затем


Оценка произведения:
Разное:
Реклама