Мотивация Небес. Том 1 - Глава 27. Идеальный воин (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Приключение
Автор:
Баллы: 45
Читатели: 616
Внесено на сайт:
Действия:
«стр114_схемаRGB1»

Предисловие:
По просьбам читателей, размещаю первый том своей книги по частям. Полностью произведение можно прочитать на этом сайте по ссылке. Бесплатно скачать книгу "Мотивация Небес" Том 1. можно на официальном сайте автора

Мотивация Небес. Том 1 - Глава 27. Идеальный воин

Не знаю, заснула я или нет, но по резкой смене обстановки я решила, что все-таки сплю. Я оказалась в странном помещении, похожем на лабиринты какой-то засекреченной военной базы. Как будто она была из триллера, который я недавно смотрела. В коридоре никого не было, и я решила пройтись посмотреть, что тут есть интересного. На развилке я пошла налево, потом еще несколько раз повернула сначала налево, потом направо. Я шла по наитию, туда, где мне, по моему ощущению, было бы наиболее комфортно. Несколько раз мне навстречу попадались люди, но мне удавалось вовремя спрятаться в подвернувшуюся дверь. Хоть это и был мой сон, я все равно решила не испытывать судьбу. Вдруг послышались приглушенные крики человека, настолько пронзительные, что мне подумалось, что его истязали или пытали.
«Это голос Алана!» — Вдруг занозой отдалось у меня в груди.
Сердце с места пустилось в бешеный галоп, и я, отбросив всякую осторожность, побежала на голос.
Преодолев несколько дверей, я скоро добежала к участку коридора со стеклянной стеной, и даже не удивилась, увидев за ней Алана. Это была лаборатория, о которой он говорил.
Я нажала на ручку двери, было не заперто, и я вбежала, готовая сражаться со всеми, кого встречу на своем пути.
Алан сидел в специальном мягком кресле. Его руки и ноги были привязаны к металлическому каркасу кресла. На его бордовом лице проступила испарина. Он выглядел крайне измученно. Создавалось впечатление, что его только что пытали.
Я подбежала и попыталась его освободить.
«Алан, господи, что они с тобой сделали?».
Я пыталась расстегнуть ремни, но у меня ничего не получалось. Руки чувствовали жесткую кожу, но при малейшем усилии проходили сквозь нее.
Алан сидел безучастно. Похоже, он меня вообще не видел. Скоро я устала и остановилась, чтобы перевести дух. Оглядевшись, заметила, что он выглядел немного моложе. Ему можно было дать, наверное, лет пятнадцать или даже четырнадцать. Меня вдруг осенило. Я поняла, что нахожусь в его воспоминаниях, о которых он меня предупреждал, и успокоилась. Машинально на что-то села и продолжила наблюдать за Аланом.
В лаборатории пока ничего не происходило, и это дало мне возможность прийти в себя. Теперь я уже не пыталась ничего исправить или повлиять на эти уже прошедшие события. Вокруг было много различных непонятных и сложных приборов. Некоторые из них были в разобранном состоянии. Было видно, что тут идет постоянный эксперимент, в котором они принимают непосредственное участие.
Открылась еще одна дверь в стене, и в лабораторию вошел профессор Орлов.
— Я последний раз облучал тебя с помощью пушки, — сказал он Алану. — Этого для тебя должно быть достаточно. Я доработал визуальную часть сканера. — Он кивнул в сторону одного из приборов: — Сегодня мы увидим, куда ты направляешь энергию, выработку которой мы у тебя повысили в несколько раз.
— А откуда вы знаете?
— У меня же она повысилась, — ответил профессор, — да и приборы это тоже фиксируют.
— Зря вы себя облучаете, профессор. Со мной-то все понятно — у меня выбора нет, рак легких в такой стадии не лечится. А вам-то это зачем?
— Чтобы не получилось осечки. Я за тебя отвечаю, а два подопытных дают более точные исследования.
— Странный вы, перед кем вы отвечаете? Только свистните, и вам специальный отдел еще десяток подопытных найдет.
Профессор аккуратно освобождал Алана от пут.
— Знаю я, кого они мне пришлют. Нет, мне нужен человек с чистой душой. Такого, как ты, они мне скорее всего больше не найдут.
— А у меня, значит, она чистая? — посмеиваясь, стал вставать с кресла Алан.
— Хватит болтать. Пойдем лучше к сканеру. Сейчас мы узнаем, почему ты не можешь направить всю свою мощь, которой теперь на пятерых хватит, на свое выздоровление.
Он помог Алану подняться и повел его в другое помещение лаборатории. Я пошла следом. Мы зашли в небольшую комнатушку, из которой в окно было видно основное помещение лаборатории. Половину пространства занимал большой прибор, похожий на телескоп, к этому сканеру был подключен компьютер, стоявший тут же.
Алан и профессор устроились перед монитором, я замерла за их спинами. Профессор быстро набрал несколько паролей, раз десять щелкнул мышкой, и на экране появилась картинка. На ней был Алан, сидящий в кресле.
Потом профессор еще куда-то нажал курсором.
— Сейчас настрою фильтры, — пояснил он.
На экране пропало изображение Алана, и вместо него появился овал из множества светящихся нитей. У овала четко прослеживались две огромные дыры слева и справа. По краям дыр нити обрывались. Некоторые из них уходили вдаль сквозь стену. Некоторые просто болтались с оборванными пульсирующими концами.
— У тебя дети есть? — спросил Лев.
— Дети? — улыбнулся Алан, — причем здесь дети?
— Есть или нет?! — настаивал Лев.
— Как-то не до этого было. Рак легких и все такое. Вы же знаете.
— Ничего не понимаю. В твоем энергетическом поле две огромные дыры. Ты кому-то постоянно отдаешь свою энергию. Детей у тебя еще нет. Ты давал кому-нибудь обещание постоянно заботиться о нем?
— Вроде бы нет.
— Хорошо, тогда описывай мне сейчас же, с кем ты поддерживаешь контакт последнее время? — Профессор был сама серьезность. — Тебе что, не нужно вылечиться?!
— Нужно.
— С кем ты мысленно общаешься? О ком периодически вспоминаешь? Кого жалеешь?! О ком думаешь?! — стал давить на Алана профессор.
— Мать жалею, родителей постоянно вспоминаю, больше никого, — отбивался Алан.
— Что с родителями? — продолжал напирать профессор.
— Все в порядке. Развелись два года назад.
— А полтора года назад ты заболел, — продолжил профессор и задумался.
— Ну и что с того? — не выдержал Алан после долгой паузы.
— Теперь все ясно, ты отдаешь свою энергию родителям, и заболел ты, скорее всего, для того, чтобы они снова сошлись. Так?
— Ничего подобного!
— Все именно так. Ты отдаешь энергию и чуть не погиб ради родителей, которые свои личные интересы сочли важнее, чем сохранение семьи, — резюмировал профессор.
— Не смейте так говорить о моих родителях! — накинулся на него Алан.
— Это правда. Между прочим, они правильно сделали. Соблюдать свои интересы должен каждый, иначе погибнет. Помнишь закон развития? А я всего лишь поставил тебя лицом к лицу с правдой, которую ты не хочешь видеть. Перестань отдавать им энергию и сразу же выздоровеешь. У тебя ее сейчас столько, что я бы на твоем месте даже постыдился болеть. А им она только мешает.
— Не трогайте моих родителей, они здесь ни при чем!
— Ты настаиваешь? Ладно, давай проверим? В конце концов, я могу ошибаться.
— Давайте! — Принял вызов Алан.
— Становись перед сканером сейчас.
— Зачем?
— Потом объясню. Становись!
Алан вышел в основное помещение лаборатории и стал прямо перед сканером.
Профессор произвел ряд манипуляций с техникой и позвал Алана обратно.
— Вот, смотри, — показал он новое изображение на мониторе.
— И что я должен тут увидеть?
— Смотри внимательно, это предыдущий твой снимок, который мы сделали двадцать минут назад.
— Да я узнаю.
— А теперь смотри на этот. — Профессор поменял картинку. На второй картинке дыры в овале были заметно меньше.
— Ну что?! — многозначительно воскликнул Лев.
— А что?
— Не пытайся себя обмануть, Алан, даже то, что ты узнал причину своих бед, уже затянуло бреши в твоей энергетике. Теперь осталось признать это окончательно.
— Во всем виноваты мои родители?! — Алан был на взводе.
— Дело не в них, а в тебе. Они, скорее всего, и не просили тебя это делать. Ты пытаешься склеить их брак против их воли. Может, пора оставить это бесполезное занятие?
— Я ненавижу вас! Почему вы постоянно лезете со своими советами?! Почему вы постоянно тыкаете меня носом, как котенка, в эту вашу правду?!
— Это единственный путь к выздоровлению, все остальное у тебя уже есть. Отпусти их.
— Ты пытаешься соорудить неестественную энергетическую конструкцию. Между людьми все должно быть по взаимному желанию.
Профессор окинул его оценивающим взглядом. Алан молчал, но по его виду можно было сказать, что лучше ему под руку сейчас не попадаться.
— Курс лечения закончен, Алан. Ты можешь быть свободен. Иди на все четыре стороны! — Профессор вытащил из внутреннего кармана пропуск, подписал его и отдал его Алану.
Алан, казалось, удивился этой новости. Он переборол позыв ярости и вопросительно посмотрел на профессора.
— А обучение? — с трудом выдавил он.
— Дальше со всеми своими проблемами ты можешь справиться сам. Если захочешь продолжить путь идеального воина, приходи, но только после того, как восстановишь свою энергетическую целостность.
Алан ничего не сказал. Он был настолько зол, что, стоя рядом с ним, можно было физически это ощутить. Он встал, и быстро вышел из помещения со сканером. Потом он так же быстро зашел еще в одно помещение лаборатории, потом вышел оттуда уже со своими вещами и почти бегом направился к выходу. Я направилась за ним, но тут меня потянуло куда-то в сторону и вверх. Все вокруг закружилось и исчезло.
Я вскочила с кровати, хватая воздух ртом, как рыба, выброшенная на берег. Сердце выпрыгивало из груди. Алан тут же встревоженно выглянул из-за ковра.
— Что-то приснилось? — догадался он.
— Это ты все подстроил? — накинулась я на него, но по его недоумевающему лицу сразу поняла, что он тут ни при чем.
По освещенности соседних домов я поняла, что солнце только показалось на горизонте. Было раннее утро. Я немного собралась с мыслями, чтобы самой понять, с чего начинать свой рассказ:
— Похоже, мне приснилось то, что с тобой произошло когда-то давно?
— Ах, это, — расслабленно выдохнул он. — Это хороший знак.
— Чем же он хорош? — недовольно спросила я.
— Ты понемногу начинаешь мне открываться, и в процессе этого ты будешь узнавать обо мне все больше и больше. У нас с тобой все не так, как обычно. Помнишь, я рассказывал тебе о нашей связи?
— Да, помню.
— Посмотри сюда еще раз. — Алан вышел из-за ковра и встал рядом со своим рисунком. Я тоже подошла ближе.



Он дорисовал на соединительном канале с моей стороны барьер.
— Вот, посмотри. Сейчас я открыт для тебя полностью, насколько это для меня возможно.
— А я — нет?
— Да, ты закрыта. С твоей стороны барьер. Поэтому и получается, что как только ты снимаешь или ослаб­ляешь свои барьеры, ты сразу же узнаешь обо мне что-нибудь новое.
— Значит, как только я стану тебе полностью доверять, я сразу же узнаю о тебе все? А что будет с нами потом?
— Когда поток новой информации закончится, мы сможем обмениваться более чистой энергией. В некоторых случаях ты сможешь пользоваться моими энергетическими резервами по собственному усмотрению или обучаться моим навыкам. Но пока рано об этом говорить.
— Насколько я понимаю, ты потом вернулся к профессору?
— Тебе приснился эпизод, в котором он меня выгнал?
— Да, прекрати читать мои мысли.
— Это происходит автоматически — он пожал плечами. — После того как он меня выгнал, я пошел жить к матери. Я провел у профессора около года, и ее жизнь за это время серьезно изменилась. Она нашла себе нового мужа. Отец тоже времени не терял. Его новая жена на тот момент уже была беременна. Поэтому основное внимание он уделял ей. Я видел все это изо дня в день и помнил слова профессора. Как ни странно, но мне действительно с каждым


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     11:53 27.01.2017 (1)
Здравствуйте!Скажите,вы правда считаете что Ваша книга меняет осознание?
     09:01 27.04.2017
нет конечно, я же не идиот, чтобы так считать. я зарабатывать решил на идиотах, которые так считать будут
     20:09 10.12.2016
Иду читать дальше. Пиглашаю опубликовать у нас в Питере!
С уважением
Александр
     15:54 14.06.2016 (1)
Ну, энергию отдавать кому-то из близких- это не ново.. Особенно, если человек болен. Правда, редко помогает.
     23:04 14.06.2016
1
Как раз и пишу о том, что это не помогает :)
Реклама