Сухопутный линкор Севастополя (страница 1 из 13)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Баллы: 6
Читатели: 767
Внесено на сайт:
Действия:

Сухопутный линкор Севастополя

После русско-японской войны перед береговой артиллерией были поставлены более широкие задачи, чем только борьба с флотом противника: защита побережья, баз, важных экономических и политических центров от воздействия морской артиллерии, борьба с вражескими десантами, участие в сухопутной обороне крепости. Было принято решение усилить оборону военно-морской базы в Севастополе, соорудив на подступах к городу две береговых батареи крупного калибра. Предполагалось создать долговременные оборонительные сооружения, вооруженные башенной артиллерией. Состав артиллерии базы определялся с таким расчетом, «чтобы все водное пространство впереди крепости (все позиции флота) находились бы под действительным и по возможности перекрестным огнем береговых батарей, чтобы затруднить флоту маневрирование и ведение боя в наивыгоднейших для него условиях».
В декабре 1912 года началось строительство форта системы сухопутной обороны Севастопольской крепости. Форт был построен на высоте Алькадар в 800 метрах от места, где чуть позже будет сооружена знаменитая 30 батарея.
Форт имел ров, опоясывающий вершину высоты, овальной формы. Ров был ломаной формы, имел ступени на стрелковый банкет, и бетонные ниши-укрытия для личного состава. Он был рассчитан на роту пехоты при двух трехдюймовых полевых орудиях и двух пулеметах. Работы по строительству форта завершены не были. Практически полностью был выполнен ров, но под бетонную полуподземную казарму был только отрыт котлован на правом фланге. Не была построена и центральная казарма, ворота. Сооружения этого недостроенного форта и стали самой старой частью создаваемой новой береговой батареи. 
Проект батареи разработал военный инженер генерал Н.А.Буйницкий с учетом рекомендаций известного русского фортификатора (ещё и известного композитора) генерала Цезаря Антоновича Кюи, который, изучив в специальной работе особенности обороны Севастополя в 1854—1855 годах, предложил для батареи наиболее выгодную позицию. В конце минувшего столетия военные инженеры с огромным интересом следили за полемикой Кюи в печати с немецким генералом фон Зауером, считавшим, что строительство фортов стало делом дорогостоящим, но совершенно бесполезным. История 2-й обороны Севастополя и легендарные боевые дела тридцатой батареи подтвердили правоту русского фортификатора.
Недостатком в расположении береговых батарей Севастополя было то, что все они группировались на довольно узком участке от Толстого мыса до Карантинной бухты. Это создавало высокую плотность огня на внешнем рейде и перед входом в Севастопольскую бухту, однако позволяло неприятельским кораблям беспрепятственно обстреливать крепость и город перекидным огнем со стороны мыса Фиолент и Балаклавы.
Господство новой батареи над окружающей местностью обеспечивало двум двухорудийным 305-мм башенным установкам, поворачивающимся на 360 градусов, круговой обстрел.
Расположение 26-й (в последствие 30-й) батареи на узкой, вытянутой, в плане возвышенности с крутыми склонами до 35 градусов представлялось тактически наиболее выгодным. Однако, одновременно, это обстоятельство сильно осложнило строительство и определило и архитектуру возводимой батареи. Недостаток места вынудил строителей объединить две ее башни одним подземным, монолитным блоком. Данное решение несколько ухудшало живучесть батареи, по сравнению, например, с 35-й, где башни были разнесены на большее расстояние. В то же время это упростило решение многих инженерных задач.
В отличие от 12-дюймовой батареи №25 Южной группы, которая имела два отдельных бетонных блока (по одному для каждой башни) соединенных потерной, на 26-й батарее обе башни решили разместить в общем блоке, вытянутом по фронту (как на кронштадтских фортах «Красная Горка» и «Ино»). Для целей ближней обороны в 50 м юго-западнее орудийного блока строилась отдельная казематированная постройка – бетонное убежище для 3-дюймовых выкатных противоштурмовых пушек и их прислуги, а в 600 м северо-восточнее – пехотное укрепление с бетонированными стрелковыми окопами и казематированными убежищами.
Конструкция бетонного блока (массива батареи) проектировалась на основании «Временной инструкции для устройства перекрытий и стен казематированных крепостных помещений». Инструкция была разработана в 1912 г. на основании опытов по испытанию обстрелом новых конструкций покрытий казематов на острове Березань и пересмотрена на основании Варшавских опытов в сторону усиления конструкций в 1913 и 1914 гг.
Напольные стены блока рассчитывались на два попадания в одно место 12-дюймовых снарядов морской артиллерии при углах попадания 20 градусов и имели слоистую конструкцию – 2,4 м бетона, 2,1 м песчаной прослойки и 2,1 м бетона. Сводчатые покрытия казематов с противооткольной металлической одеждой конструкции полковника Савримовича (сплошной слой гнутых стальных швеллеров №30 и 30-см слой асфальтобетона над ним) проектировались из монолитного неармированного бетона с толщиной 2,4 м. Такое покрытие рассчитывалось на попадание одного 12-дюймового снаряда.
Более 100 лет назад батарею уже планировали полностью электрифицированной. Все операции по заряжанию и наведению орудия выполняли 17 электродвигателей. На поверхности должны были находиться только орудийные башни с 200-миллиметровой броней. Остальные помещения батареи находились в железобетонном массиве длиной 130 и шириной 50 метров. Внутри блока на двух этажах располагались погреба боеприпасов, силовая станция, жилые и служебные помещения. В подбашенном помещении имелась рельсовая железная дорога с ручными вагонетками, в которых боеприпасы доставлялись к заряднику. С командным пунктом батарею должен был соединять 600-метровый подземный коридор. Строительные работы на батарее шли достаточно быстро, однако в 1915 году башни, орудия и механизмы, которые были предназначены для оснащения севастопольской батареи, были отправлены под Петроград, где как раз строилась новая береговая батарея в морской крепости Петра Великого.
К осени 1917 года, работы по сооружению подземного блока 26-й батареи были выполнены на 70%. Передняя часть напольных стен слоистой конструкции была выполнена до верхней плоскости покрытия, а боковые, тыльная и внутренние стены – до пят сводов. Над всеми казематами были уложены стальные швеллеры №30 и набит слой асфальтобетона. Поставлены и забетонированы по периметру жесткие барабаны башен, навешено 40% броневых дверей, остальные двери имелись на стройплощадке в полном комплекте. Для доставки туда тяжеловесных частей башенных установок от станции Мекензиевы Горы была подведена железнодорожная ветка. Для обеспечения водой были пробурены две артезианские скважины и под полом орудийного блока устроены бетонные резервуары для воды, общей емкостью 500 кубометров. Стальной профиль, для сооружения батареи, был заказан за границей. Продолжались работы по изготовлению башенных установок на Металлическом заводе и орудий на Обуховском сталелитейном заводе. Но с началом революции строительство батарей было приостановлено.
В 1927 году на заседании ЦК ВКП(б) был заслушан доклад К.Е.Ворошилова, о воссоздании обороны Севастополя. Перед РВС СССР была поставлена задача в течение 1928-1932 гг. создать надежную береговую оборону главной военно-морской базы Черноморского флота.
Ранее, в1925 году, Артиллерийское управление РККА и Ленинградский машиностроительный трест уже заключили договор на достройку и монтаж 12-ти дюймовой, четырёхорудийной башенной батареи №8 (позже №35) Севастопольской крепости стоимостью 300 тысяч золотых рублей. Осенью 1929 г. Батарея вступила в строй действующих, но ещё в течение нескольких лет на ней продолжалось строительство командного пункта и оборудование средствами химзащиты. Так под Севастополем, в районе мыса Херсонес, появилась 305-ти миллиметровая башенная «южная» батарея.
Ещё продолжалось строительство этой батареи, когда 24-го августа 1928 г. в Севастополе было создано Постоянное совещание по строительству второй – «северной», 12-ти дюймовой башенной батареи. Его председателем был назначен комендант Севастопольской крепости и начальник гарнизона, командовавший береговой обороной Черноморского побережья И.М. Лудри. В 1932 году, спустя почти 20 лет, работы на батарее возобновились. В наследство достались не только котлованы, но и значительные по объему бетонные массивы. Документация проекта, чертежи и расчеты уплыли в буквальном смысле за рубеж. (То ли врангелевцы, то ли французские интервенты сделали это.) Так что проектирование начали с обмеров сооружений в натуре.
Попутно производилась проверка качества бетона, и оказалось, что значительная часть так называемого бетонного камня низкого качества, прохиндеи-подрядчики, должно быть, «экономили» не только цемент, но и бетон. Например, в толще бетонных конструкций оказались замурованы пустоты в виде порожних бочонков из-под цемента (в те времена цемент затаривался в деревянные бочонки).
Конечно, ни от «тощего» бетона, ни от искусственных раковин в нем при возобновлении строительства и следа не осталось.
Сложную систему бетонирования разработал артиллерист и фортификатор, начальник Оборонительного отдела Севастопольской крепости Б.К. Соколов. Он воспитал группу фортификаторов, среди которых выделялись Я.К. Балицкий и А.С. Запорожец.
Качество бетона 30-й батареи было проверено десять лет спустя, в Оборону Севастополя 1941-42 г.г., когда гитлеровцы для штурма города подтянули авиацию 8-го воздушного флота, сбрасывавшую на оборонительные сооружения тысячекилограммовые бомбы, осадную артиллерию калибров 356, 420, 615 и даже 813 миллиметров. Вся эта разрушительная мощь обрушивалась на 30-ю батарею, но добросовестно выполненные сооружения выдержали эту немыслимую нагрузку.
В изданном в 1943 году немецким командованием документе «Борьба за Севастополь» написано: «Построенные в период с 1920 по 1941 года бронированные батареи 1 и 2 (30-я и 35-я батареи – авт.) являются примером тщательного выполнения массивных бетонных сооружений».
Песок, необходимый для строительства батареи, добывали на Любимовском пляже и промывали пресной водой. Его доставляли на строительство вагонетками и конной тягой. Для доставки цемента, металлических конструкций и изделий (плит, башен, бронированных дверей, рам, анкеров, опорных балок перекрытий, а позднее – орудий и других деталей), со станции Мекензиевы горы к батарее проложили железнодорожную ветку нормальной колеи, длиной 6,5 километров. По ней мощные транспортёры Ижевского завода с бронёй, орудиями и обычные товарные составы могли подходить к строительной площадке. Эти составы разгружались установленным там краном. Монтаж шёл в буквальном смысле «с колёс».
Строительство боевого покрытия завершили за четыре месяца, сэкономив свыше 250-ти тысяч рублей (в номинале того времени).
Вряд ли мог предположить Цезарь Антонович Кюи, какую «плавучесть», как говорят моряки, этому «сухопутному линкору» придадут советские фортификаторы. Электроснабжение будет иметь три источника — два автономных кабельных ввода извне, а на случай их выхода из строя — своя


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
     14:03 30.05.2017 (1)
 Потрясаюше... я много нового узнала.. Но уж такой огромный текст- глаза устают Может,  можно разделить по главам? А то трудно читать..
Спасибо вам!
     23:20 30.05.2017
1
Спасибо за прочтение и отзыв. Разделю обязательно.
Реклама