Мурлокотан             Глава 1 (страница 1)
Тип: Проза
Раздел: Юмор
Тематика: Юмористическая проза
Автор: Леонид Лялин
Баллы: 6
Читатели: 38
Внесено на сайт: 12:57 04.01.2018
Действия:

Мурлокотан             Глава 1

    
   Служили на эскадренном миноносце послевоенной постройки с эпическим названием «Безотказный», в простонародье прозванным «Проститутка» командир - капитан 3 ранга и его помощник - старший лейтенант по имени Рома, которого за необъятный сломанный в драке нос все звали просто «Мурлокотан». Жили они счастливо, пока не встретили друг друга еще в училище, попав в одну роту и в один взвод.
      После окончания училища им бы к чертям собачим разбежаться по флотам, но по закону подлости они попали не только на один флот, но в одну тихоокеанскую эскадру и на один корабль. Для полного «счастья» их семьи впоследствии получили квартиры на одной лестничной площадке в поселке Разбойник на дивной улице Советских декабристов.
Эти два офицера были, словно сиамские близнецы. Одного начальники наказывали, у другого - геморрой открывался, один напивался, другой - опохмелялся. Измученные мужики принадлежали друг другу как горлышко дну бутылки. Их намертво связала швартовым тросом корабельная служба.
    Звание старшего лейтенанта они получили одновременно, а вот капитан-лейтенанта - командиру дали, а помощника за пьянство Командующий Тихоокеанским флотом разжаловал до лейтенанта и отправил на снабжение. Очередное звание они получили опять вместе. Командиру присвоили «капитана 3 ранга», помощнику - «старшего лейтенанта».
Со временем характеры друзей портились все больше и больше. Особенно у командира, которого за глаза все звали «Ходячий триппер», из-за того, что тот периодически наматывал на свой «винт» в базовой забегаловке всякую гадость.
      Командир уходил от одного триппера к другому, делая перерыв для успешной сдачи кораблем курсовых задач. Кэп о болезни сильно не беспокоился, зная, что на флоте от триппера еще никто не умирал. Однажды в госпитале каптри хотели ампутировать его «хомячка», которого женщины называли «хорьком», но хирург, взяв в руки его основной мужской орган - мошонку (без нее яйца бы пришлось носить в кармане), сжалился:
      - Пусть живет! Если не он будет командовать флотом, то кто?
      Роман с морально-аморальной душой радовался болезни одноклассника и любил невзначай, но со значением в голосе, промурлокотанить в его присутствии:
      - Лучше иметь мягкий характер, чем твердый шанкр! - после чего как ни в чем не бывало, поворачивался к командиру, невинно смотря ему в лицо, и добавлял. - Увы, триппер на флоте, что дышло, куда повернул - там и вышло!
      У помощника по-старинному баталера и подшкипера в одном лице, то есть «заведующего провизией и раздачей водки», отвечающего на корабле за снабжение было взысканий как у дурака фантиков. Наказания клубились над ним, улетали, возвращались и снова, словно шершни впивались в его зад лишний раз, доказывая народную мудрость: «Главный орган человека - это задница! Во всем принимает участие: в лечении, учении, воспитании, принятии решений. В поисках приключений ей нет равных. У всех без исключения людей оттуда растут ноги, у некоторых растут и руки». Добавлю - Мурлокотан ею еще и думал, хотя  придурковатость Романа делала его почти неуязвимым.
      После очередной командирской клизмы скипидара с патефонными иголками баталер отвечал:
        - Выговор не сифилис, не передается!
        На корабле трудно быть лентяем, но ему это удавалось. Учет продовольствия и корабельного барахла Рома вел четко по-флотски - что бы ни случилось, все концы прятал в воду. Обладая многими скрытыми «достоинствами» он любил пить, и пить любила его, но командир не хотел, чтобы они были вместе.
      Сказать что Мурлокотан пил - это ничего не сказать. Он был катастрофой. Можно было бы написать, что он пил, словно сапожник, но так как рассказ морской, то напишу «пил как рыба». Родившись под сенью Тульского ликероводочного завода, Рома окончил школу с золотой медалью. Вместо того чтобы окончить училище с красным дипломом и синим лицом, закончил его с красной рожей и синим дипломом. Вопреки ожиданиям корабельный баталер спился уже на флоте. У этой алкогольной моли тряслись руки, но никто не видел, что он пролил хоть бы каплю спиртного.
Баталер, крутой как вареное яйцо, пил в «прослойку». С утра «червивку» - плодовоягодное вино, днем - спирт, вечером - водку. Глотал с лейтенантских времен, считая, что лучше глотая пить, чем пить не глотая. Вначале он это делал с неистовством до чертиков, потом бегал за ними и выпивал вместе с ними, затем и без них. Пьяным он служить не мог, а трезвым - не умел!
Его лицо цвета перезревшей дыни было молодо, но уже были седина и морщины у висков. Темные мешки «с деньгами» под глазами говорили о том, что он многое познал, но выводов в жизни не сделал. По синеватому носу, который трепетал как кормовой флаг, было видно, что молодость пролетела как холостой выстрел. Рома не раз заколдовывался от пьянства, но друзья как  волшебники расколдовывали его.
        Служба старит быстро. Когда помощник в первый раз протрезвел на службе, удивился, ужаснулся и опять в доску напился.
      - Пьющий, ты старлей! Ну, хлобыстнул один стакан водки, ну второй! Выпил бутылку, другую, но зачем пить еще и кружку пива? - стонал комдив от вида подчиненного. - Меру надо знать!
      - Да знаю, я меру, успокойтесь! - Рома как древний еврей, «посыпал» себе главу пеплом и начинал глубоко скорбеть по поводу своего беспробудного пьянства. - Всегда периодически смотрю в зеркало и бросаю в рот сухарик. Если он всплывает и его видно - значит, свое взял!
      - Много пить вредно!
      - А мало - бессмысленно!
   Доставалось от комдива и командиру, после чего тот, летел на корабль с матом в зубах, кусая всех подряд по дороге. «Ходячий триппер», сея опустошение на своем пути начинал орать на помощника еще на пирсе за сто метров до корабля, при этом приплясывал как хромая собака, которая хотела по «маленькой» нужде.
      Помощник все придирки командира переносил спокойно, зная флотский постулат - «Начальник наказан и подчиненному хорошо!», но всякому терпению приходит конец. После очередного вливания касторки «отцом родным» Роме бы поспать и все забыть, ан-нет, он не выдерживает и в кают-компании, за обедом ковыряясь вилкой в пробегающем по столу таракане, трезвым как никогда голосом говорит командиру:
    - Будешь меня еще доставать - повешусь! Назло тебе. Попомнишь тогда меня - почерпаешь тогда дерьмо ложками!
    - Вот удивил ежа голой попой. Иди, удавись - на флоте будет на одного придурка меньше, - через плечо бросает командир, зайдясь трипперным кашлем и, повернувшись лицом к помощнику добавляет.      - Куда тебе вешаться? Ты же кроме своего «келдыша» в руках давно ничего не держал. Уже забыл, как шкерт-то узлом завязывать, не то, что бы пугать им людей!
      «Раз так, я тебя мохнатый кнехт проучу, пристрою к могилке!» - выпустив воздух через глаза, думает в суицидальной прострации помощник, забыв, что думанье приводит к выговорам, суду чести и увольнению с флота.
      Начинается занимательная история из жизни флотских самоубийц. Щурясь от счастья нагадить командиру и напевая под нос «Все могут короли…», Мурлокотан с лукавой улыбкой идет внутрь корабля к себе в неподвижную провизионку, где хранится продовольствие.
      После корабельного шума и лязга наверху - в каптерке сказочно тихо, но сумрачно. Тянет прелой ветошью и сыростью. Приторный запах тухлой рыбы здесь не выветривался даже при включенной вентиляции. Рома садится на куль с картошкой, чуя ее живую гнилую плоть, чтобы перекурить и обдумать простой вопрос: «Как повеситься и при этом не задохнуться?»
        Дососав окурок, решительно встает и из пятилитровой канистры с надписью «Мышьяк» наливает для смелости кружку неразбавленного технического спирта. Стоя, не кряхтя, выпивает залпом. Занюхивает обшлагом замасленной «кольчужки». Хрустит, будто сушеным тараканом, соленым огурцом, выловленным в синюшной бочке. Высморкавшись одной ноздрей в угол, начинает действовать-злодействовать.
      Переодевается в хрустящую робу аспидного цвета, чтобы если что, не испачкать дерьмом свои брюки. Берет бухту каната, отрезает шкерт -  флотскую веревку, изучающе смотрит на подволок-потолок баталерке. Выбирает крепкий бимс - поперечную балку, которая должна выдержать его вес. Перебрасывает через нее веревку и закрепляет ее морским узлом за неработающий пожарный гидрант в углу провизионки.
      Берет пустую цинковую банку из-под макарон, переворачивает ее вверх дном и ставит под болтающейся веревкой. Примеряясь, встает на самодельный эшафот - вес держит. «Это хорошо!» - радостно думает чудак. Не спеша, умело, будто всю жизнь это делал, сноровисто вяжет пеньковую петлю на веревке, смазывая ее мылом. Как бы профессионально проверяет на растяг. Над Мурлокотаном появляется сияние как над придурком. Рома с удовлетворением опять присаживается на мешок и закуривает как бы «последнюю» сигарету для рокового прощания…
Чучундра хоть и с «пулей» в голове, но не Есенин. Доцедив окурок, встает и к петле присобачивает страховку - вторую веревку, которую пропускает сзади под робой и крепко привязывает ее к ремню брюк. Конец петли привязывает прямо к бимсу. Встает на плаху эшафота, подтягивает «страховку» к пупку и сует в петлю голову. Напоследок озирается вокруг себя, помня флотский постулат - «Оглянись вокруг себя, не «имеет» ли кто тебя!»
      Сворачивает на плечо бестолковку с красной рожей, похожей на одинокий пионерский галстук и решительно выбивает подставку из-под ног. Душа Мурлокотана квакает, смиренно повисает портянкой на второй веревке и окаменевает укором всему живому.



Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Екатерина Колючкина      14:15 04.01.2018 (1)
1
Один мой друг детства, чтобы  жена не донимала за страсть к наркоте, решил напугать ее и повесился на дверной ручке, когда она пошла выносить мусор. Но по иронии судьбы мусоропровод был забит и она пошла вниз, так что пока вернулась, он скончался. Жена была беременная...
Леонид Лялин      14:23 04.01.2018 (1)
Спасибо, Екатерина за внимание.
Здесь - проще. хотя у рассказа 5 глав.
Посмотрим - чем все кончится.
С Новым годом, с новыми творческими удачами.
С уважением,    
Екатерина Колючкина      14:24 04.01.2018 (1)
1
Спасибо!
Леонид Лялин      15:09 04.01.2018 (1)
Татьяна Лаин      16:46 04.01.2018 (1)
1
Жду, что же будет дальше...
Леонид Лялин      20:02 04.01.2018
1
Спасибо, Татьяна. Вторую  разместил, третью, завтра.
Книга автора
Совсем не женская история 
 Автор: Магдалина Гросс
Публикация
Издательство «Онтопринт»