Тайна лесного  озера (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор: Валентин Иванович Филиппов
Расширенная оценка: 8.7
Баллы: 26
Читатели: 54
Внесено на сайт: 05:25 13.02.2018
Действия:

Тайна лесного  озера


            –  Вы, товарищ участковый  инспектор, таки  не отворачивайтесь от  меня. А  примите,  как  положено по нашему Российскому закону, моё заявление. Я  такая же,  как  и вы, гражданка России и таки  имею  право на  защиту  от  нашей  полиции. Тьфу,  Боже ж  ты  мой, каким  Вас нынче  словом  нехорошим обозвали! Мне  моя  мама,  царствие ей  небесное, рассказывала,  что  раньше  полицаи были  самыми  таки  плохими людьми. Их  все боялись и ненавидели,  партизаны их вешали на деревьях. А  когда вернулась Советская власть,  их  или расстреливали,  или  отправляли в лагеря на двадцать лет.

          – Тётя  Соня  при этих  словах  как бы  застеснялась, но  из  кабинета  не уходила. Она,  видимо,  прочла  в  моём взгляде глубоко  спрятанную грусть и  тоску по прошедшему  времени,  сделала  из этого какие-то,  только  ей  понятные, выводы.

            То, что  меня  вместо отправки    на  пенсию по  инвалидности  направили  сюда: в самый  дальний  и забытый  район нашей  области,  участковым  инспектором, или  как  тут  говорят «околоточным  надзирателем», сильно насторожило население, привыкшее жить  по понятиям, нежели по законам.

  Я  сам родом  из этих, забытых Богом и руководством, умирающих  мест. В ближней деревне  чудом  сохранился дом  моего  деда.  После  того,  как  мама перебралась  на ПМЖ  в город  к  младшей  сестре,  дом стоял заколоченным  и  почти никем не навещался. Я  о  нем  вспомнил  только  тогда,  когда  меня  после ранения и долгого лечения  в разных госпиталях,  направили сюда работать.

          –  Ты  Яков, не  переживай: жильё  у тебя  там  есть.  Природа, речка, озёра, болота  –  всего там  в избытке.  Машину мы тебе выделим. Будешь  кататься  по закреплённым за  участком  деревням и порядок  наводить.  Самогоночку  пробовать, грибками  солёными закусывать, или копченым салом  дикого  вепря  заедать. 
Там  народ  хозяйственный. Живут  по  старинке и закон  не нарушают. А если  и  нарушат  чего, так это – самую  малость. Они  там  все на  виду…

Полковник  мечтательно  закатил  глаза:  видимо,  красочно и  образно  представил тамошнюю жизнь: грибы, сало и  самогонку.
Представил  так  ярко, что  сглотнул слюну.

Я в шутку предложил  ему поменяться местами, после  чего мечтательное выражение сползло  с его лица. Завидовать жителям  деревни хорошо издалека,  сидя в уютном кресле тёплого кабинета.

Вот уже  скоро год как  я живу здесь. Дедов  дом мне  местные женщины помогли  привести  в жилой  вид:  выскребли  из  всех углов  мусор, обмели  паутину, вымыли  стены от  пыли  и  копоти. Соседи поделились необходимой  мебелью и  посудой. Много ли холостяку надо.

            - Ну, вот,  Яша, дом мы  тебе приготовили.  Можешь  невесту  приводить.

Я  привычно  отшутился, что невеста моя ещё не выросла.  Раньше, когда был молодым,  с моей  службой  было не до  семьи.  А  сейчас,  вроде  как  можно жениться, но я привык жить  один. Да и  кому  нужен  неоднократно  битый и покалеченный, в горячих  точках, не первой свежести, майор спецназа?

Участок  большой, но спокойный.  Бывает,  что хозяйки  меж  собой поскандалят из-за поклёванной рассады, или из-за какой другой  житейской неурядицы. Редко, но случаются  пьяные разборки меж  мужиками. 

Эти  конфликты я решаю  быстро и  мирным  путём, получая  при этом нагоняи  от  районного руководства за отсутствие уголовных дел. А  где  их  брать, эти  уголовные дела, если  в деревнях  мужиков  почти не осталось,  многие на заработках, остальные по лагерям и тюрьмам, а  у женщин  все дела бытовые.

Но,  однажды ко мне в  кабинет пришла тётя  Соня -  местная  знаменитость.

Она знала всю округу по именам, кличкам и фамилиям и  помнила  обо  всех хороших и плохих  событиях, которые когда-либо  происходили  в этом,  Богом забытом, районе.

Тетя Соня,  уже  битый  час  сидит  напротив меня.  Эта  Соня,  всем известная  жительница еврейского  местечка, расположенного на  территории  вверенного  мне  участка, и  пытается  официально  подать заявление, в  котором требует, чтобы  я нашел и  достойно наказал её  обидчиков.

Увидев,  что  мое сопротивление сломлено, она,  тяжело  вздохнув, достала из  глубин старого  радикюля,  невзрачную  бумажонку.

Тётя  Соня кладёт передо мной желтый тетрадный листок в  косую линеечку. Таких  тетрадей давно уже  не выпускают.
Видно, что  листок  много  раз  складывали  в  квадратики  треугольники, и  не по  местам  прошлых сгибов, а  каждый раз по  новым.
Вид  у листка  мятый и  потрёпанный.  Он  собой,  чем-то  похож на  тётю Соню - колоритную представительницу древнего  народа,  который  ещё в прошлом веке обосновался  на территории нашего  района. Мой дед,  родом  из этого  народа,  соблазнила  его  моя  бабуля,  ну и моя  мама от  нее не отстала,  значить и  я  так же  считаюсь, где-то  на  четверть  причастным к  Богоизбранным людям.

Местные жители, острые  на  язык, за  глаза называют  эту  женщину  «Соня  Руль».  Это из-за  огромного, своеобразной формы  носа, который вольготно расположившегося на  приятном  лице, обрамленном пегими кудрями.
Текст на листочке написан  мелким  убористым  подчерком, но чернила давно выцвели от времени, и  смысл написанного плохо  укладывается  в  моей, не единожды контуженой голове:

  «Начальнику  милиции от Софии Сахаровой  (Цукерман)

                                                                      Заявление
Прошу Вашего содействия в защите моей чести и достоинства от  посягательств  на честное  тело от приезжающих на пикники  городских хулиганов.
По  сути  вышесказанного,  таки имею пояснить, что на  опушке леса, который выходит  к задам нашего местечка, на берегу старого  озера, расположились на  отдых  хулиганы, приехавшие на  лисапедах,  из города.
Их  из окошка моего жилья, которое расположено около этого  озера,  видно  плохо.  Я  взяла дедушкину  подзорную  трубу,  в которую он любил  смотреть ночью на небо,  а днём на  купающихся  в озере девушек,  и  пошла взад нашей усадьбы.

Из-за густых  кустов  и деревьев  ничего не смогла рассмотреть, что  делают хулиганы. И тогда  я  решила  лично  расследовать,  чем  у  костра занимается приехавшая на лисапедах компания.
То,  что  они пьянствуют пьянку, и жарят, что-то непотребное мне стало понятно  по  не кошерному  запаху.  Мне захотелось-таки узнать, кто  они,  и не собираются ли сделать чего-либо  плохого, или непотребного, таки  как  вроде  пожара?
Я потихоньку поползла, а так как мой живот мешал мне ползти, патамушта его царапала  трава и кустики, я встала на  четвереньки и тихо, стараясь громко не  дышать,  пошла  в сторону костра.

Шла до  тех  пор, пока не уткнулась носом в ботинки хулигана, который отошел  от  костра.  Может посмотреть на  звезды, или справить  какую нужду. Но не нужды, ни звезд этот невоспитанный молодой  человек не  увидел. Он таки увидел меня.
Увидев меня, он дико закричал и поскользнулся на том, что  тут осталось  в  изобилии от  приходящих на  водопой коров.  Повалился  этот поц  почти на  меня, от чего я закричала  очень  громко и не  по-человечески.
  Хулиган продолжал  громко кричать, а я - визжать как соседская, супоросная свинья.  Наш  крик разбудил  всю округу,  на  том берегу  озера залаяли  собаки.
На  наши вопли прибежали остальные хулиганы. 
В  сумерках они не могли понять, что  происходит и  остановились, в страхе  глядя на  своего товарища, который  вымазался в  коровьей  лепёшке и  был  похож  на  чёрта  из  преисподней.

А  я сидела    в позе лягушки.  Они не могли  разглядеть и сразу понять, что за  существо находится перед  ними.
  Локоны скрыли  мое симпатичное лицо,  пряча  под  собою  мой красивый, римский нос.
  Вооружившись топором и палками,  подбадривая друг  друга, они  осветили  меня  фонариком и таки, на конец-то  поняли, что я  - человек, а не какое  клыкастое чудовище из леса.

Кто-то из  них взял  меня  за  ухо и  повёл  к костру. А тот хулиган, который наделал весь этот  шум,  громко ругаясь нехорошими словами, пошел мыться в озеро. Оно расположено  совсем  рядом. Эти туристы,  видимо,  приехали  к нам на  природу  ловить  наших  карасей.

Остальные, которые остались  у костра, уже были  сильно пьяные и решили поиздеваться надо  мною, бедной  еврейской девушкой. Не позволяя мне подняться, они задрали  подол платья и пытались стянуть с меня  бабушкины  рейтузы. Но  у них  ничего  не  вышло,  эти  рейтузы с  моей бабушки не  могли  снять четверо  полицаев:  тьфу ты, не  к ночи  они бы были  помянуты.
Умирая, бабушка  подарила свое белье мне,  как  средство обороны от хулиганов.

Смеясь  как ненормальные,  они пытались прорезать дырочку в  моем  белье, чтобы  вставить, веточку берёзы, вроде  как  изобразить хвостик аиста.
Но  так как этот  предмет девичьего  туалета был  бабушкой сшит из чехла Советского танка «Иосиф Сталин», дырочку  в нем прорезать было  невозможно. В те  времена  умели делать крепкую  ткань.
Они, эти  невоспитанные хулиганы, не позволяя  мне встать  в полный рост.
И  при этом пели  песню,  очень всеми любимой, Майи Кристалинской:
-  Ах, здравствуй  Аист,  мы, наконец, тебя дождались…
И  все бы кончилось благопристойно.  Но тут от  палатки раздался рёв обиженного  бугая…»

И  на этом месте закончился  листок.  Текст заявления прервался. Сняв  очки, я обратился к  понуро  сидящей тёте  Соне:

- Что  случилось  дальше? Они вас изнасиловали?

- Та вы шо, господин полицейский! Они таки не сумели снять  с бедной  девушки ее одежду, и  разве бы я посмела рассказать  о таком позоре несчастной  Сони?
Нет, до этого дело не дошло. Тот,  который выкупался в озере, залез  в палатку, взял  ружьё и  пришел меня  убивать, как виновницу своего позора.

А так, как он был  пьяный  и таки  орал как потерпевший битюг, у  которого  на привозе угнали лошадь,  дробь  в меня  не попала. Сам Бог  велел  мне упасть  на живот. Весь заряд  он всадил  в того, который  стоял сзади меня,  и пытался приладить мне берёзовый хвостик. Прежде чем  рухнуть замертво,  специалист по хвосту, таки  успел кинуть в засранца топор, которым он  срубал  с берёзы веточку. Секундное  дело, и у костра  свалились два  трупа.

О!  Вейземир,  Боже, наш всемогущий! Откуда только во  мне взялись силы, я, не разгибаясь,  сиганула  в кусты, побежала, как  дикая лошадь пана Пржевальского, на всех четырех.  Пришла  в себя  только в  собственном  доме.
Скоро и надёжно  спряталась  в погребе и  всю ночь  из него  не выходила. Всё ждала, что  ко  мне приедет  милиция  и  арестует, как виновницу двойного  убийства.
Но  время  шло, а ко мне никто  не приходил. Я в погребе замерзла, как пароход Челюскин.


Тетя  Соня тоже  хотела, что-то сказать про  ночь в  погребе,  но  передумала,  Челюскина  она  не боялась.

-  Утром,  как только я выбралась  из  погреба,  влезла  на  крышу  и в дедушкину трубу посмотрела  на  опушку. Там  не было ни каких  следов  пребывания  туристов. Даже  места  от  костра не было видно.

Вы  можете сказать,  что это  мне привиделось. Но тогда  почему  у меня  болели  поцарапанные  колени?

Нет,  господин полицейский, всё,  что  произошло, произошло  на  самом  деле! -

Я  сидел  и  слушал заявительницу, не  перебивая,  и с трудом сдерживая  улыбку.  Всё ж таки, основное я уяснил:  случилось то самое уголовное преступление, наличие и раскрытие которого так жаждало моё начальство.  Двойное  убийство – это вам не украденная курица.  Только  вот  меня  смущал возраст  заявительницы.

Тётя  Соня -  дама  на  возрасте. И  с ней это  случилось не  вчера  или чуть  позже. И  песня Майи Кристалинской об  аисте  была  модной  в семидесятых  годах.

            - А почему  вы раньше не подали заявление, сразу, как только это  случилось, гражданка Цукерман?

Я постарался придать  голосу строгость. 
Тётя  Соня,  поёрзав по  стулу обширным задом, тяжело  вздохнула и  продолжила  своё повествование:

            - Первые дни  я тряслась,  как  осиновый листик, и  при  каждом  скрипе  калитки пряталась в  погреб. Дедушка  не мог понять, почему  я так боюсь людей, а  потом привык.  Он вообще считал  меня дурой  с детства. А  родителям было не до  меня: они жили в городе  и зарабатывали деньги  на чёрный день. Мне же  от страха  каждый день казался  чёрным.

Но ни через месяц, ни через год никто этими туристами не заинтересовался. В конце  концов,  я  устала  бояться, но заявление,  всё же, написала. И вскоре забыла  про  него. Потому что пришла беда похлеще этой. Началась  перестройка, и  наступил всеобщий  чёрный день.
Деньги,  накопленные  моими  родителями, исчезли, а  вскоре за  ними ушли в мир иной  родители, не выдержав горечи утраты. За  ними  следом  ушел  дедушка, и  я  осталась  одна круглой  сиротой. Тут, сами понимаете, не до  заявлений в  милицию.
Вскоре  появилась  семья: дети и муж, который  всегда был  где-то далеко  на заработках, да  и деньги  на  автобус  мне тратить  не хотелось.

А  недавно я решила  навести  в доме  порядок и  нашла  половинку  от  старого заявления. Бояться  мне уже нечего: дети  выросли, муж-таки не вернулся из города,  и  я решила  снять  грех  с души. -

Приняв из  рук заявительницы листок, я положил его  в папку и отпустил пожилую женщину домой, пообещав, что обязательно разберусь с изложенными фактами.

В этот вечер я долго сидел в кабинете, курил и думал. Если  верить  заявительнице, то  на  участке в то  время, когда ваш покорный слуга только  родился, произошло  двойное  убийство, о  котором никто,  кроме  участников  и заявительницы, не знает.  Нужно  подать  запрос: не  пропадали ли туристы    в нашем  районе?

Вскоре  из областного  архива пришёл ответ с подтверждением, что  в  одна  тысяча девятьсот шестьдесят девятом году пропали  два велотуриста. Оба были студентами  областного юридического  университета.
  Выезжали  в поход  вшестером, а  вернулись четверо. Вернувшиеся студенты подали  заявление об исчезновении товарищей.  Якобы после  первой  ночёвки  в лесу они  поругались, и двое уехали  от  них  в неизвестном  направлении. Розыск  ничего  не дал.  Четверо  подозреваемых придерживались одной  версии, и  их  вскоре  отпустили за  недоказанностью причастности к исчезновению  сокурсников.
  А что  если  трупы  пропавших студентов и по  сей день лежат  на дне того озера, на  берегу  которого  тётя  Соня Руль пела песню об  аисте?
Не откладывая дела в долгий  ящик, я на стареньком  уазике подъехал  к  дому Цукерманов и  пригласил тётю Соню в  автомобиль. Старая женщина, тяжело  дыша, с  трудом  влезла  на  сиденье  рядом  со  мною, и мы,  проехав  чуть меньше  пятисот метров, уперлись в берег озера.

Тётя  Соня уверенно  показала поляну, на  которой она  изображала  птичку, и  где затем  произошло  двойное  убийство.

Выход  с этой поляны  на берег  озера  был один.  К  нему  вела  едва заметная тропинка, по  которой  к  воде спускаются местные любители рыбной  ловли. Коров  в округе    не было,  местное  частное  стадо уничтожила  перестройка.

            - Если  трупы лежат  на дне, то их не могли  опустить 


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Виктор Остапенко      04:24 21.03.2018 (1)
1
Интересная история. Вроде как и про убийство, причём двойное, а написана озорно и причудливо. Так что мрачность развеивается, и чтение выходит увлекательным и лёгким.
Валентин Иванович Филиппов      10:01 21.03.2018
Спасибо,  мне приятно, что  Вам  понравилось.
Людмила Белолипская      05:43 16.02.2018 (1)
2
Классный рассказ, Валентин Иванович! Очень мне понравился. Буду заглядывать чаще.
Валентин Иванович Филиппов      09:39 16.02.2018 (1)
1
Здравствуй,  Людмила. Заглядывай  чаще,  на  моей  страничке есть  что  прочесть.
Людмила Белолипская      10:47 16.02.2018
2
Не сомневаюсь.
Аглая Конрад      21:36 13.02.2018 (1)
1
Читала раньше, но перечитала с удовольствием еще раз, смешной рассказ. Чего только не бывает!
Валентин Иванович Филиппов      22:23 13.02.2018
1
Спасибо  Большое  Аглая,  да  в  нашей  жизни  бывает  много  несуразных  происшествий. Я  рад  твоему  визиту.
Татьяна Лаин      10:44 13.02.2018 (1)
1
Спасибо,Валечка, за интересный рассказ. Улыбнул)))
Валентин Иванович Филиппов      12:54 13.02.2018 (1)
1
Здравствуй,  Татьяна! Я  несказанно  рад,  что  тебе  понравился этот  рассказ.
Татьяна Лаин      12:56 13.02.2018 (1)
1
 Мне много вашего нравится, просто не всегда прочесть могу..Извините.
А мое любимое- про дракона Янга.
Валентин Иванович Филиппов      13:12 13.02.2018 (1)
1
Я  его  тоже перечитываю иногда,  удачный  рассказ. Хочется  мне  его  перетащить в  современную  Украину,  все никак  не  соберусь. Ты,  Танюшь,  сменила  фото и  как  я  понял, это  твое  истинное  лицо.  Ты красивая девушка,  твой  муж  должен быть  счастлив,  у  тебе не  только  прекрасный характер,  но  и  внешность   приятная.
Татьяна Лаин      13:15 13.02.2018 (1)
1
Валечка, и прежняя аватарка была настоящей ,просто там я коротко стриженная, а здесь волосы отросшие))Вот и все.
А за " девушку" спасибо!   Хорошо в 64 года быть такой юной)))
Мы с мужем уже сорок один год вместе. И счастливы. Чего и вам желаем!
Валентин Иванович Филиппов      15:00 13.02.2018 (1)
1
Спасибо,  Таня! Мы  с  моей  Оленькой уже  сорок семь  лет  вместе,  у  меня  даже  стихи  на эту тему  есть, написал  недавно. Даст Бог еще  три годика  прожить, это  только ему  ведомо.
Татьяна Лаин      15:04 13.02.2018 (1)
1
Какие мы с вами молодцы! Однолюбы. Здоровья ,Валечка, и вам и Олечке!
Валентин Иванович Филиппов      15:18 13.02.2018 (1)
1
Именно  верность  семейному  очагу и  самому  родному  человеку, я  всегда  считал лучшей  рекомендацией. Предающий  семью,  способен  на  предательство родины. Я  всегда  так  думал  и думаю.
Татьяна Лаин      15:20 13.02.2018
1
мудро!
Иван      05:28 13.02.2018 (1)
1
Интересно,  а  где  ныне  есть  такие  местечки с  озерами  для  рыбалки?
Валентин Иванович Филиппов      12:59 13.02.2018
Есть  в  глубинке России места,  которые не испоганила  цивилизация.
Хильдегардис      05:40 13.02.2018 (1)
1
О  Вейземир!  И где  таки живёт эта  Соня?
Валентин Иванович Филиппов      12:58 13.02.2018
Не  скажу,  вы еще  не дай Бог приедете  и  совратите скромную женщину.
Ляман Багирова      08:37 13.02.2018 (1)
1
О, Валентин Иванович!
Спасибо Вам огромное за такое чудесное начало дня!
Здорово развеселили! Представила себе эту колоритную тетю Соню как живую!
Валентин Иванович Филиппов      12:57 13.02.2018
Здравствуйте, Ляман.  Мне  этот персонаж тоже очень  нравится,  столько  лет хранить  такую  тайну.
Дядя Петя      08:59 13.02.2018 (1)
1
Гоготал ,как  лошадь в цирке... Крутой триллер!
Валентин Иванович Филиппов      12:54 13.02.2018
Спасибо  кум,   мне  приятно  твое  одобрение.
Книга автора
Совсем не женская история 
 Автор: Магдалина Гросс
Публикация
Издательство «Онтопринт»