Кто я откуда  появился? (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор: Валентин Иванович Филиппов
Расширенная оценка: 8.2
Баллы: 20
Читатели: 55
Внесено на сайт: 22:47 12.03.2018
Действия:

Кто я откуда  появился?

 Сознание  включилось резко  и  неожиданно. До  этого  младенец  находился  в  какой-то  розовой  полудреме.  Ему  было  хорошо, тепло  и  комфортно.
А  тут  человечек  открыл  глаза  и  увидел  себя  в белых  пелёнках на  руках  женщины,  к  которой  в  нем росли  чувства любви,  нежности  и огромного  доверия.  Он  понял,  что  находится  на  руках  у  мамы.
Послышался  резкий звук грохочущего  металла, и панораму  синеющих  вдали  гор  закрыло  черное  чудовище,  которое  тащило за  собой  зелёное, членистое  тело,  издающее грохот  и  лязг. Раздалось  шипение голодного  Рпана, и  чудовище остановилось.  Шипенье  тут же  утихло.
  Мама  стояла  спокойно  и не обращала  внимания  на возможную  угрозу, исходящую  от смердящего и  пышущего  жарким,  влажным дыханием  жителя болот.
Повинуясь  лёгкому, умиротворяющему  покачиванию, ребёнок  закрыл глаза.  Спокойствие  передалось и ему.  Он прижался  к большому,  надёжному,  родному  человеку.
Остатки  памяти  медленно  покидали его  новую  сущность,  внедрённую в  тело  новорожденного  ребенка, разумных  жителей, окраинной  планеты.
Когда  он    открыл глаза во  второй  раз,  ему стало  понятно,  что  они  на  вокзале, приехали  в городок,  в  котором  оканчивается железная дорога и  дальше  на  родину  отца,  можно  будет  проехать  только на автомобиле. Откуда  в нем эта  информация  он  не  ведал,  да  ему это было  не нужно. Открывающийся  мир  для  него был нов,  интересен  и  своеобразен.
Он  появился  на  свет у  родителей, которых  все  еще  не  отпускали с  воинской  службы. Это  происходило в  первый год  после  войны.
Войны,  которая,  как  раковая  опухоль,  поразила  половину неведомой ему планеты. И  вот  она,  свобода! Они  - выжившие в  войне  воины победители, с  маленьким  ребёнком  на  руках, приехали  на  родину  мужа к  его  родителям,  в  небольшой,  глинобитный  домик.  Но  в  нём  для  молодых  не  нашлось  места. 
Старший  брат,  которого  не  взяли на  войну  по причине  физического  недуга,  с  женой  и  детишками  ютился  в доме  отца,  родители  спали за  занавеской. Переночевав ночь  под  виноградником,  отец  Иван  с женой Ольгой,    сыном  и старшей дочерью двинулся  в  обратный  путь.
Их  уже  ждали.  Не  теряя  времени,  приказали  выходить  на военный завод, ибо работы по  специальности,  было – непочатый край.
Место  жительство определили  в районе, где  проживали  только  узбеки. Русской  речи  в этой  махалле (квартале)  неслышно. Да это  было  и  ненужно, он так же как и взрослые  прекрасно  понимал этот  язык, и  многие  другие на  которых говорили проживающие тут люди
  Малыша  сдали  с  рук  на  руки за  небольшую  плату  няньке. Звали её  Шарапат-апа! И  он  целыми  днями  находился  с  этой женщиной. Он    помнил  тепло  заботливых  рук,  звук  её  приятного  голоса, у  него в  памяти  и  ныне звучат  слова тихого  напева: «Айнанай болам,  ширин  болам» (красивый  малыш, сладкий  малыш).  Ему  нравились исходящие от  няньки чувства.

Потом  вспоминается  резкая,  как  удар  молнии, боль, которая    быстро  отошла и тут же  спряталась  в дальних запасниках памяти.
На  детском  теле  все  заживает быстро. Только  через  несколько  дней мама заметила  изменения,  произошедшие  с  телом  ребёнка, и  возмущенная  стала требовать с  Шарапат  объяснения, почему  она так  поступила  с  её сыном:
–  Шарапат,  ты  что натворила? Он - русский  мальчик.  У  него  вера  другая!
На  предъявленные  претензии  пожилая узбечка  спокойно  отвечала:
–  Успокойся,  Алтынай. ( Шарапат так  называла  мою маму Олю) Я  твоему  малышу,  как  своему  сыну, желаю  только  добра. И  ты, Алтынай,  и  твой муж Иван -  коммунисты.  Вам  никогда  не  позволят  окрестить  сына в  вашу веру,  чтобы  он  находился  под  покровительством пророка  Иссы,  как  вы  христиане его  называете, Сына  Бога  - Иисуса  Христа.
Бог, которого мы зовем, Аллах, един, все  люди – дети  его,  только  за  ними  следят  разные  пророки.
Отныне твой  малыш,  мусульманин, наш  мулла  провел тайный  обряд приобщения его  к  Исламу. Он стал  Вахаб и  находится  под  покровительством пророка Мухаммада!
Ползая  в  одной  рубашонке  по  ковру, Валерка  слышал весь этот разговор,  который  помимо  его  воле откладывался  в дальних  запасниках памяти. Мама  мудрая  женщина и  понимала,  что поднимать  скандал  с  Шарапат по  поводу тайного проведения  обряда  нет  смысла, а  у  неё  отпал  вопрос о  крещении  сына.
В  послевоенные  времена коммунистов жестоко  наказывали за  крещение детей. Можно  было  лишиться  партийного  билета,  а это  означало  - стать  изгоем  в  своем  обществе и  иметь  право только  на  черную  работу. Таких  людей  так  и  называли – чернорабочие.

Прошел год.  Отца  с  завода перевели  на  партийную работу в  небольшой  райцентр,    которым  он  руководил и  внедрял  в  жизнь послевоенные законы коммунистического  бытия.
Как  принято  в  то  время, жены  начальников  не работали,  а  занимались детьми  и домашним хозяйством. Если  бы  в  этом райцентре  находилось  какое-либо  предприятие,  то  мама  не  сидела бы  дома.
Натура не  позволяла  ей бездельничать,  она  занималась  тем,  что  готовила еду и  содержала  маленький дом, выделенный под  жилье местной властью. Постепенно  обычная  мазанка приобретала  цивилизованный вид.  В  свободное  время мама  готовила  к школе старшую  дочь,  которая  росла  с  ними  рядом во  время  войны, на  военном  аэродроме,  где  мама работала в отделе по обслуге радиоаппаратуры,  а  папа летал над  укреплениями  врага  и  сбрасывал  им  на  головы  бомбы.
Большая деревня,  громко именуемая  райцентром,  заселена смешанным населением -  киргизы, узбеки,  украинцы,  русские и  еще множество  малых  народов, выселенных  с  Кавказа, жило  в этом благодатном месте.  Здесь  сразу  после  теплой,  мягкой  осени начиналась  яркая  весна, да  и  лето  было  нежарким. На  окружающих склонах выращивали  кукурузу    табак и картофель. В  сельском хозяйстве тех  времён всегда  не хватало  рабочих  рук. Люди  работали почти бесплатно -  палочка  за  трудодень – вот и всё вознаграждение.  Выживал  народ за  счет  приусадебных  участков. Те,  у  кого  была  сила, выращивали  свиней,  коров, баранов и  прочую живность.  Но  власть  не дремала:  доходы с  приусадебных  участков облагались  налогами. Недалеко  от  дома,  где жил Валерка- Вахаб,  (для удобства  повествования мы  теперь  будем  именовать  его  так),  жила многодетная  семья. 
Поженились молодые люди перед  самой  войной. Пока  муж  воевал,  родилась  двойня девочек. Вопреки голодному времени,  дети  выжили. Мать  воровала  для  них  в  колхозе всё то,  что  можно  сварить  и  скушать. Вернувшийся муж, за год до окончания  войны, списанный  по  ранению, работать  не  мог,  не было здоровья. Но, сумел сделать жене  подарок  в  виде ещё одной двойни дочерей. И запил солдат  горькую.
Всё,  что  можно  было унести из  дому,  он  унёс  и  пропил.  Пытался  бить  жену  и  детей, но  не хватало здоровья, и  вскоре  умер солдат-победитель на  куче  прелой  соломы,  которая заменяла  всей  семье  постель. Вдова  работала  в  колхозе,  ибо за  уклонение  от  работы  давали  немалый  срок в ГуЛаге. А дети  пополняли  переполненный, нищий  детдом  или  толпу  беспризорников.
И  к  этой  семье  пришли  описывать  имущество  за  неуплату налогов. В  то  время  практиковалось  уносить из  обедневших  семей,  швейную  машинку  или  уводить  козу-кормилицу. Но  здесь  не было  ни  того,  ни другого.  Алюминиевая,  мятая  кастрюля  и такие же ложки. Представителей  сельсовета  посуда не интересовала,  но  зато  им  под  ноги  выползло четверо малолетних детишек,  одетых  в  немыслимые  тряпки на  истощенные тела. У  тех,  кто  еще  не  мог  ходить,  а  только  ползал, сквозь  полуистлевшие  рубашонки были  видны  острые позвонки  и  ребрышки, обтянутые  серой  кожей.
Налоговики, привыкшие к  такой  нищете,  брезгливо  морщась, поставили  в  тетрадь  какую-то  отметку, и  ушли в  следующую  семью,  которой  подошел  срок  платить налоги. В  те времена,  горьким  казалось  только  своё  горе,  которого хватало  в  каждой  семье. По этому  люди  молча  перешагивали через  чужую  боль  и  шли дальше.
Эту  сцену  случайно  увидела  мама Валерки.  Она была  далека  от  реальностей  жизни,  как-то  так  выпадало,  что  их  жильё  оказывалось среди  обеспеченной  части  населения.
Как  вспоминал  позже Вхаб,  мама  вбежала  в дом,  перелила  в  ведёрко оставшийся  от  утреннего  завтрака борщ,  в другую  руку схватила буханку  хлеба и  побежала  к  тем, дальним  соседям.
Мама  мудрая женщина и  не дала  этим девчонкам  сироткам за  раз  скушать  много  еды. Она  половину  дня  провела  в  той хатёнке,  которую  с трудом  можно    назвать  жилищем. И  только тогда  вернулась домой,  когда  убедилась,  что  дети сытые и  не перекормленные. 
Вдова  возвращалась к детям домой  с  заходом  солнца. В  те  времена, так же  как и  сейчас, у  колхозников  был  ненормированный рабочий день. 
Как  обычно вдова несла домой  зерно прошлогодней  кукурузы,  она  ухитрялась  насыпать  несколько  горстей в  рейтузы, пошитые  из  брезента. Сторожа  карманы  проверяли,  а  вот  в  штаны  к женщинам лезть  стеснялись.

Толчёной кукурузой, сваренной  в  воде, питались  дети. А  сама вдова  ела на  полевом  стане. Если  людей не  кормить, то  некоторые  падали  от  бессилия.
В эту ночь Ольга с Иваном долго о чём-то беседовали.
На  следующий  день    к  дому  вдовы  подъехала  двух колёсная  арба,  которую  с  грустным  видом, тянул старый, облезлый ишак, а рядом  шагал однорукий  возчик.
На  арбе лежали  две  двух ярусные  кровати и большой  узел с бельём  со  склада погранзаставы. Благодаря хлопотам мамы Вахаба,  в эту  ветхую,  сверкающую голой  нищетой мазанку, возвратилась жизнь.
Девчонки стали  выглядеть чисто  и  ухоженно,  малышки  поднялись  на  ноги и  стали  бегать. Вдову по  рекомендации начальства  забрали  на  курсы трактористок,  в  районе ожидали  поступления  нескольких  тракторов,  но  мужчин  не хватало, а  те,  которые имелись  в  наличии,  все  покалечены  войной. И как  обычно практиковалось  в  то  время, место  мужчин занимали женщины. Вдова  отучилась  на  курсах и  вскоре  стала  подъезжать  к  дому на  новеньком тракторе « Fortson»
Любо-дорого было  смотреть,  как лица выбежавших встречать  свою  маму девчонок  светились счастьем  и  гордостью. В  те  времена женщина-тракторист приравнивалась  к  героине.
Да  это и были  героические  женщины,  умевшие ручной рукояткой завести трактор. Не  у  каждого  мужика хватало  на это  сил.
Вахаб приходил  играть  в этот женский  коллектив. Девчонки были любопытны  и  раскованы,  и  играли  в  те  игры, в  которых  копировали из  поведения  взрослых.
Как-то во  время такой игры в  домик  вошла  мама  Вахаба. Игру  остановила,  сняла  Вахаба  со старшей  девчонки,  дети  изображали папу  и  маму. И  объяснила остальным  участникам  игры,  что  Вахаб  нужен  дома.  Забрала  его  с  собой. Через  день они  уехали  из  райцентра,  папу  Вахаба  призвали  на  военную  службу.  Срочно  понадобились  летчики, специализированные для  управления тяжелыми  самолётами способными  нести бомбы на дальние расстояния.
На  планете  началась  атомная эра.
В    жизни Валерки ничего  не  изменилось.  Он  всё  также любовался  солнцем  и  голубым  небом,  правда здесь в  долине солнце  пекло жарче и  небо  казалось бледным.  В  нём  не было  той голубой  глубины, какая  была в  горном  райцентре.
Как-то  сидя прислонившись  спиной к  теплой  стене нового  дома, он  глянул  на  свои  ноги.  Они  показались  ему странной  и  несуразной  формы. Это  чувство  тут же  исчезло,  когда он  понял,  что  перепутал обувь  местами.  С того  момента наступило  осознание,  что  в его теле  есть  левая и  правая  сторона, а ночью  он  увидел  страшный  сон.
Над  ним  простиралось  фиолетовое  небо, вокруг  высились большие, высокие  здания глубокого  чёрного  цвета, за  серебристыми  окнами зданий кипела весёлая жизнь,  мелькали  неясные  тени.
Ему  была  неинтересна  эта  жизнь. Он шел за  город,  чтобы  всецело  отдаться  созерцанию  природы. Расслабившись,  уселся на  обломок  голубого  камня и  поднял голову к  небу.
Ему хотелось  рассмотреть  кокон -  каркас, построенный  в незапамятные времена  предками, который защищает  их  мир от  вторжения  недругов.  Вдруг из расщелины  в  скалах выполз  пожиратель  всего живого -  чудовище Чиляк.  Вахаб  вскочил  и  бросился  в  сторону  города,  но  Чиляк  не  отставал. Вроде  и  неповоротливый, он  быстро перебирал лапками  с  острыми  когтями. Покров  Чиляка лучи  не брали.
Вахаб  понимал,  что  если  чудовище  ворвётся  в город,  может  погибнуть  множество  жителей. Он    во  всю  силу  стал  кричать – «Чиляк,  Чиляк!!!»,  дабы  жители успели  включить защитное поле.
Вдруг  все  изменилось.  Вахаб  почувствовал,  что  его  обнимают  руки, добрые  руки,  способные  защитить  от  всех чудовищ мира,  он  услышал слова: не бойся  малыш, ты  под защитой Аллаха.
Вахаб  раскрыл  глаза  и  увидел  себя  на руках  у  мамы, хотя ему  слышался  голос Шарапат, его  няньки. Мама  плакала, носила  его  на  руках по комнате и  приговаривала:
–  Сыночек  не  пугайся – это  всего  лишь  сон.
С этого  момента  он  начал разговаривать.  Правильно по  взрослому  выражать    мысли и  понимать  тонкости  речи,  которые  произносили  родственники,  находящиеся  рядом с  его  родителями. Как-то  в шутливом разговоре мама высказалась:
–  Ну,  кричал  ночью, и  что  из этого?  Он  у  меня  ничего  не боится.  Он у  меня  мужчиной стал  в  два года.

Перед  мысленным взором  Вахаба возникла  та картина,  когда мама  снимала его с  соседской  девочки. Снимала  молча,  не  ругаясь  и  не подавая никакого  вида недовольства.
А  то,  что  он  находится  под защитой  неведомого  ему Аллаха,  Вахаб  вскоре  убедился сам. При этом  напугав до  смерти  все  семейство.
Отец сильно  любил  сына  и  видел  в  нем взрослого  парня,  хотя  пацану  не  исполнилось  ещё  и  четырёх  лет. Как-то,  находясь  в  командировке в  дружественной  стране,  отец  приобрел китайский  пугач,  который  стрелял  глиняными  пульками. Внутри  пулек была  залита  гремучая  ртуть.  Выстрел  получался  громкий,  как из  настоящего  пистолета.  Вахаб весь вечер  играл  с  новой  игрушкой,  которую  у  него вскоре отобрали,  хотя  он  и  пытался,  как  настоящий  военный, спрятать  пугач  под  подушку.  Но папа  оружие  забрал и  ласково  объяснил,  что  в  мирное  время  с  пистолетами  не  спят и  пообещал:
–  Завтра  буду  заряжать пистолет,  а  ты,  сынок будешь  бабахать  из  него  в  своё удовольствие.
На  следующий  день  ранним  утром Вахаб  проснулся раньше всех,  нашел  пугач и  полез  в охотничью сумку  отца за  патронами. Патроны были  наклеены на пластинки,  по  десять  штук  на  каждой. А  пластинок было около  сотни. 
В  момент  отрывания  патрона  от  пластинки  весь  запас патронов  сдетонировал.


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Alisa.rul      17:50 03.04.2018 (1)
1
Вы хотели от меня- рассказ очень смахивает на автобиографию, имеются несоответствия с возрастом ребёнка.В соответствиях с религией я не сильна, не могу судить. Читать было интересно
Валентин Иванович Филиппов      22:26 03.04.2018
Приятно  слышать,  что  Вам  рассказ  понравился.
Аглая Конрад      07:51 02.04.2018 (1)
Замечательный рассказ. Но это какой Вахаб-Валера? Который рядом с Лесником (там вроде не было Вахаба) или который из Золотого тельца?
Интересно описано восприятие новорожденным мира — как будто он действительно внедрился из параллельного мира или еще откуда-то. Говорят, что в утробе матери ребенок обладает памятью предков, но при рождении над ним пролетает ангел и касается своим крылом, закрывая древнюю память. 
Вахабу повезло, теперь у него два хранителя. Неважно, что его не окрестили и он не верит в Иисуса — Иисус в него верит. Захочет, окрестится, когда повзрослеет, ведь это всего лишь обряд, так же, как и обрезание.
Как сказал один умный мусульманин, Бог един — веры разные.
А в деревне моей бабушки (Подмосковье) тоже был полный Интернационал: русские, киргизы, азербайджанцы, мордва, чуваши, украинцы, белорусы — и я не помню такого, чтобы поднимались распри на почве веры. Одевались немного по-разному, а в платках ходили, да и до сих пор там ходят все женщины, и русские и нерусские, потому что работа грязная.
Валентин Иванович Филиппов      12:27 02.04.2018 (1)
1
Здравствуйте  Аглая. Валерка, это сын  Ивана,  внука  Анисима  из Хранителя. Именно  вокруг  Валерки и  его  дочери Оли  построена вся  конструкция  книги. Вы  же  вроде  читали Хранителя.
Аглая Конрад      21:22 02.04.2018 (1)
1
Сразу подумала на него, но потом застопорилась: почему-то слово "хранитель" у меня связано с "Лесником". 
Валентин Иванович Филиппов      22:09 02.04.2018
1
Видимо  буду дополнять  текст  первой книги.  Золото Византии.
Анна Калашникова.      13:25 21.03.2018 (1)
1
Рада высокой оценке редколлегии сайта на этот ваш рассказ.
Оценка вполне заслуженная.
Не забывайте, Валентин Иванович, ждём продолжения.

Валентин Иванович Филиппов      16:39 21.03.2018
1
Спасибо, Анюта! Как только наладится здоровье и  я отгоню  от  себя  прилипчивые хвори, так  я  сразу постараюсь написать продолжение.
Виктор Яго      22:10 14.03.2018 (1)
1
Каждому как начертано, так и умрет. Поэтому и Вахаб остался жив.
Валентин Иванович Филиппов      23:03 14.03.2018
1
Волос из хвоста  последнего  ишака не  падает без  воли  Всевышнего!
Ольга Р.      00:25 13.03.2018 (1)
1
Ой как  интересно! А  мне  тоже  бывают  снятся странные  сны, будто  я  не  из мира  сего. Начинаю  рассказывать,  а на домною  подружки  смеются,  мол  меньше  на  ночь чаю  пей и  будешь  спать  как полено. А  мне  интересно красивые  сны  смотреть.
Валентин Иванович Филиппов      10:26 13.03.2018 (1)
1
 Пусть  твои  сны, будут  приятными!
Ольга Р.      18:15 13.03.2018
Спасибо  Вам. Вот  приятных  снов  мне   и  не хватает.
Анна Калашникова.      15:07 13.03.2018 (1)
2
Здравствуйте, Валентин Иванович.  Увлечённо прочла ваш новый рассказ-воспоминание. Поняла так, что, хотя главного героя зовут Валерий-Вахаб, на рассказе лежит большой налёт автобиографичности. Что ж, мы все пишем о том, чему были свидетелями сами. 
Весьма и весьма интересен феномен младенческой памяти. Я пишу "феномен", потому что в норме люди совершенно не помнят первые часы, дни и месяцы своего земного существования. Но таковые-  не все. Есть  счастливчики, у которых эта память осталась, словно бы её специально не стёрли в назидание другим.
Ваш герой обладает именно такой памятью. Он помнит миг рождения, помнит время до рождения и помнит события той поры, когда он считался ещё грудничком. Удивительно!
Раннее детство героя пришлось на трудную для страны пору  - послевоенные годы, когда восстанавливали разрушенное войной хозяйство.  Автор показывает нам 2 стороны одной медали: жизнь полной семьи, где у детей есть мать и отец, где дети живут в присмотре и ласке и в относительном достатке, и жизнь семьи неполной, где отец спился и умер, а мать ведёт неравную борьбу с нищетой и голодом, всеми силами стараясь сохранить детям жизни. Невольно сжимается сердце от фактической стороны дела. Пришли требовать налог с нищей семьи.((((
Как же радостно осознавать, что именно тогда люди выживали и за счёт сердечной доброты, отзывчивой души, братского плеча соседей, друзей и просто посторонних сограждан. 
Интересен факт мусульманского обряда над ребёнком. Да, лично могу подтвердить, что к вере жителей Средней Азии в Аллаха у власти было гораздо больше терпимости, чем  к христианству. А няня не могла смириться с тем, что мальчишка будет расти без Божьего благословения. Поэтому по своим житейским размышлениям она и поступила: по законам ислама представила малыша Господу, совершив обряд обрезания.  Сдела это не корысти ради, а пользы ребёнка для.
Мальчик по всем возрастным  параметрам не подходил под норму: ранние сновидения, раннее обучение речи, ранние наблюдения за окружающей жизнью и осмысление этих событий. Естественно и ранняя тяга к играм, не соответствющим возрасту. Например, игра трёхлетнего пацана с пугачом. И как иначе, чем вмешательством Ангела-Хранителя, можно назвать чудеснейшее спасение от взрыва патронного арсенала к пугачу? Мальчишке грозила смерть от страшных увечий,  он же отделался испугом и несколькими царапинами. Значит, промысел Божий о Валерке был такой: жить ему и далее, постигать науку человечности и набираться всяческой премудрости.
Рассказ интересный, полный временных социальных подробностей и сведений. Ждём продолжения.
Валентин Иванович Филиппов      16:15 13.03.2018
1
Огромное  спасибо,  Анна, за  прекрасный  отзыв  о  рассказе. Да,  в  послевоенное  время люди жили  по  разному. Особенно  жутко  и больно  было  смотреть на  воинов  инвалидов,  которые передвигались на   маленьких  платформочках по  базарам  средней  Азии. Интересное и страшное наблюдение,  которое  осталось  во  мне на  всю жизнь. Среди  калек побирушек не было мусульман. Как  мне объясняла  моя мама: они  вернулись   в  свои  семьи или  их  приютили  родственники. А  те Русские  солдаты,  которые  ищут  себе  пропитание по  базарам,  они  сироты! Их  семьи погибли  во  время  войны. Я  мальчишкой  осознавал ту  обиду  и горечь, которую  испытывали эти заброшенные, никому не нужные люди, отдавшие  своё здоровье за  других людей. Чем  беднее был человек,  тем добрее  он  относился к этим несчастным. А  представители  властей их  не жаловали,  гоняли. Были  такие из  категории  налоговиков,  отбирающих крохи в нищих  семьях. Как  сейчас  помню,  сжимающий детскую душу  страх при  виде этих  несчастных.
Алла Петровна Ажанова      07:35 13.03.2018 (1)
1
У Русанова пробирка в левой руке взорвалась.
Достоевского чуть не казнили...

Валентин Иванович Филиппов      10:28 13.03.2018 (1)
2
 Да,  Алла  Петровна,  во  снах бывают всякие  события. А  они  Вам,  что рассказывали  об этом?
Алла Петровна Ажанова      10:56 13.03.2018 (1)
Я редко мою уши и плохо слышу.
Что-то и Русанов, и Фёдор Михайлович рассказали,
но я всё проспала.
Валентин Иванович Филиппов      11:15 13.03.2018
2
Ухи  мой  и  кушай хрен,
Станешь  как Софи-Лорен
Галина Русина      23:37 12.03.2018 (1)
1
Молодец! Очень трогательный рассказ.   Похоже на правду и да будет благословенна память мусульманской няни, которая отдала мальчишку под  защиту Аллаха!
 Амен!
Валентин Иванович Филиппов      00:05 13.03.2018 (1)
1
Да  сбудутся  твои  слова,  пусть доброе  пожелание  твоего  сердца коснется ушей  Аллаха! Ибо  нет бога  кроме Аллаха, а  Муххамад пророк  его!
Галина Русина      00:09 13.03.2018
1
Амен!
 У меня прабабка мусульманка. Потому я чту все религии.
Книга автора
Ничто не есть без Любви... 
 Автор: Феофил
Публикация
Издательство «Онтопринт»