Семейный совет (Эпизод 1) (страница 1)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор: Снежный Ирбис
Баллы: 6
Читатели: 27
Внесено на сайт: 12:05 12.06.2018
Действия:

Предисловие:
Эпизод 1.

Семейный совет (Эпизод 1)

Из Бразилии приехал Джанэрнесто, отец Микаэля и Александра. Он давно лелеял мечту – хотя бы на короткое время посетить много лет назад покинутую родину, повидаться с сыновьями. Ему страстно хотелось увидеть и обнять  уже взрослого внука и, наконец-то, самому познакомиться с женой Александра, Стефанией, которую знал только по письмам  и телефонным беседам с племянницей.

Непреодолимое желание увидеть своих детей – это естественная реакция отца. Но он таким же сумасшедшим образом тосковал по родине. Родная земля предков, принадлежащих к древнейшему клану, из которого не единожды выходили господари Румынии и Молдавии, князья,  полководцы, простые честные труженики, составившие историческую память страны, звала его с неудержимой силой.

Семья Джанэрнесто с отцовской стороны  примыкала к одной из многочисленных ветвей мощного древа династии  Богданов, которых в старой Румынии по традиции именовали Мушаты, Мушатины, или «красивые». Кто-то из предков еще в девятнадцатом веке придал громкому родовому имени Мушатов более скромную европейскую форму Беллонеску.

Часто родина сильно и настойчиво призывает с чужбины своих заблудших или забывших о ней детей, особенно пожилых, узнавших иные земли и языки, которые отдалились от нее, Бог знает, по какой причине. Она напоминает о себе тоской по родным могилам, по запахам полей и вкусу вод, по пленительному материнскому языку колыбельной песни, по привычным, милым чертам лица соплеменников.

Его жена, Вардарина, уравновешенная, сдержанная леди, профессор искусствоведения, известный дизайнер, стала видеть тревожные сны.
-Опять этот сон, Джанэрнесто! Мне так тревожно! Беспокоюсь о Сандро. Думаю, он переживает что-то тяжелое. Может быть, семья его бедствует? Как ты думаешь?
-Ну что ты, дружочек! Это нервы! – успокаивал Джанэрнесто жену, но это не помогало.

Ей казалось, будто дети голодают в отсталой, полуразрушенной стране, что оба, и Алекс и Мик, очень несчастны и скучают по своим родителям. Эти сны повторялись, бедная женщина нервничала, работа валилась  из рук.
Как ни успокаивал жену Джанэрнесто,  она настояла, чтобы тот своими глазами увидел, что с детьми все в порядке. Она передала для детей  крупную сумму денег.

- Прошу тебя, поезжай! Пока мы с тобой живы, будем помогать детям! Сам знаешь, в какой стране они живут…Иначе я просто не выдержу!
Она говорила о детях с такой тревогой, что у Джанэрнесто тоже сжималось сердце, хотя он всеми силами старался призвать  жену к самообладанию.

Вардарина часто смотрела передачи CNN; операторы  снимали, как правило, жизнь социальных низов - нищих, бездомных,  пьяниц.  Глобальные телесети наперебой сообщали  о повальном голоде в родной стране мужа, обеспокоенная женщина видела дикие драки в очередях за хлебом, пустые полки продовольственных магазинов, с жалостью наблюдала толпы бедно одетых людей, множество беспризорных грязных ребятишек. Журналисты, как и следовало ожидать, подавали свой материал тенденциозно и очень скандально, заостряя внимание на самых безобразных сценах.  

Джанэрнесто созвонился с племянницей и попросил помочь с оформлением въездной визы. Первая леди  любезно приветствовала дядюшку:
- Уверяю вас, дядя,  с вашими сыновьями все в порядке! Мы с мужем оказываем обоим свое покровительство, и они абсолютно ни в чем не нуждаются.

Снисходительный тон Эмилии и особенно намек  на покровительство сыновьям рассердили Джанэрнесто, и он довольно резко прервал  уверения супруги президента:
-Эмми, ты слишком много на себя берешь!  Я  сам хочу увидеть, как они живут!

Та отреагировала  ехидным смешком:
-Вы так категоричны, дядя, что мне просто смешно!
И тут же поправилась:
-Впрочем, не беспокойтесь! Мы пришлем автомобиль прямо на вокзал, вас встретят  и проводят в нашу загородную резиденцию.

Джанэрнесто успокоился:
-Благодарю, Эмми, вижу, ты еще не совсем зачерствела в своем правительственном особняке! Все еще любезна.

- Иначе и быть не может ! – отозвалась племянница, прибавив:
-Джорджиу тоже будет счастлив увидеться с вами.
Еще раз поблагодарив  племянницу и передав приветы от Вардарины, попросил сообщить старшему сыну о своем приезде. Эмилия обещала вызвать или привезти кузена с семьей в столицу.
-Прости, Эмми, - напомнил Джанэрнесто, - но в том районе, где живет Александр, нет прямой связи с Бразилией.

Это очень развеселило честолюбивую Эмилию, которая любила слегка прихвастнуть перед родственниками, живущими в буржуазной стране, своими высокими полномочиями и возможностями.  
-Бог мой, дядюшка, неужели вы никогда не слышали о спутниковой связи? - обронила  она, рассмеявшись.- Я непременно подарю вам опытный образец цифрового телефона. С ним  в любой момент вы можете связаться со своими родными.  Если там будет, конечно, ретранслятор, - не преминула  она уколоть.- Бразилия - бедная страна, мы понимаем!

- Прекрати сейчас же! – оборвал слишком расшалившуюся Эмилию далекий собеседник.
Женщина охотно извинилась, пообещав, что встреча с родиной ему понравится.  Они еще несколько минут поболтали, вспоминая прошлое, передавая приветы и поцелуи супругам , и договорились, что дядя может гостить у нее в доме так долго, сколько пожелает.
 
Через два часа в поместье Джанэрнесто и Вардарины прибыла черная посольская машина с государственными флажками, и уже через три часа въездная виза для него была готова.

Джанэрнесто Беллонеску вылетел в Европу утром следующего дня. Он прилетел в Берн к вечеру и, не останавливаясь в городе, в котором провел университетскую юность, на трансъевропейском экспрессе выехал в Бухарест.

Родина встретила своего сына дождливой, ветреной погодой. После жаркого Рио он был вынужден надеть свою привычную потертую джинсовую куртку.  Быстро прошел таможенный досмотр, поскольку из вещей имел только кейс.

Как только Джанэрнесто вышел из зоны таможни, его мгновенно окружили сразу несколько попрошаек разного возраста, безошибочно определивших иностранца.
Действительно, высокий, подтянутый, в вытертых светлых джинсах и бейсболке, надвинутой на волнистые, с сильной проседью волосы, стянутые в хвост резинкой, Джанэрнесто в свои шестьдесят с небольшим нисколько не напоминал соотечественников. Несчастные компатриоты в великом множестве, не решаясь войти в залы отдыха в здании вокзала, осели на привокзальной площади прямо на бетонном покрытии, подстелив под себя какое-то тряпье.

Джанэрнесто пришла в голову мысль: если бы эту площадь, заполненную людьми,  снять с высоты птичьего полета, она, скорей всего, оказалась бы похожей на грязный обрывок серого картона, основательно засиженный мухами.
Люди на площади представляли собой жалкое зрелище, их вид вызывал боль, горечь, сочувствие или отвращение - весь спектр эмоций, какие только и может вызвать сборище люмпенов. Нестерпимо больно было наблюдать безнадежность и покорность на рано постаревших лицах. Мужчины, женщины, даже дети были похожи на понурых измученных кляч.

Он вдохнул воздух родной земли. Острое обоняние уловило мириады привокзальных запахов: несло прогорклым дымом и рыбьими потрохами из нескольких общественных столовок, тянуло застарелым тошнотворным запахом старья и  человеческого тела – немытые люди целыми семьями лежали у стен вокзала прямо на земле; по счастью, все перебивал запах нефтепродуктов - шпал и отработанного дизельного топлива.

-Вот тебе и запах родины! – подумал Джанэрнесто. - Бог мой! А люди? Как измельчал наш прежде гордый народ! Что коммунисты с ним сделали за такой короткий срок?

Приезжий с удивлением разглядывал толпы нищего люда.
- Выросло поколение, которое, кажется, не имеет представления о нормальной жизни и собственном достоинстве. Куда, в какие лучшие края хотят переселиться все эти люди? – горестно размышлял он, стоя на перроне.

Гость раздал ребятам несколько центов, положил в руку оборванному малышу доллар. Мальчишки ловили удачу, выклянчивая конфеты и сигареты. Поскольку конфет он не купил, а сигарет не курил, пришлось угостить одного из попрошаек сигарой.

Малыш, который ее выпросил, успокоил Джанэрнесто, пообещав, что обменяет дорогой подарок на конфеты.

В ту же секунду окруживших его ребят грубо разбросали в разные стороны двое подошедших молодых людей в темных костюмах. У одного мальчугана из разбитой губы сразу брызнула кровь.

Как кролики, дети в панике ринулись прочь, малыш, получивший удар, от ужаса даже не заплакал и улепетывал, размазывая кровь грязным рукавом.

С непроницаемыми лицами службисты приблизились к приехавшему.
-Добрый день, – высокомерно произнес один из них. – Прошу предъявить ваши документы!

Он полез в задний карман джинсов, доставая паспорт.
-Зачем вы с ними так жестоко? – спросил, не скрывая раздражения.- Это просто голодные мальчики. Они ничего плохого не сделали!

Джанэрнесто не удостоили ответом. Один из офицеров косо взглянул на него, задержал взгляд на старинном фамильном перстне с темно-синим камнем в окружении россыпи брильянтов. Джанэрнесто поразило выражение холодного высокомерия во взгляде парня с простоватой крестьянской физиономией.
-У нас нет голодных, господин приезжий! - с твердым провинциальным выговором произнес тот и сплюнул ему прямо под ноги.

Такая странная встреча неприятно поразила Джанэрнесто. Разве племянница не обещала всяческой поддержки при пересечении границы? Почему с ним  обращаются так грубо? Зачем разыгрывают сцену запугивания?

С отвращением вынужден был признать:  
-Холуйское хамство и наглость. Чего ждать от представителей власти, детей поломоек, пьяниц и горлопанов?  

Послесловие:
Продолжение следует.

Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Книга автора
Шурик с Яблочной улицы 
 Автор: Наталья Коршунова
Публикация
Издательство «Онтопринт»