Черные грачи (всадники)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Ужасы
Произведения к празднику: Хэллоуин
Автор:
Баллы: 5
Читатели: 191
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:

Черные грачи (всадники)


«И было их трое, и имена их были: Рождение, Смерть и Судьба. И творили они возмездие.
Три всадника Апокалипсиса», - беззвучно шевеля губами, читал епископ в раритетном рукописном евангелии, обнаруженном им в библиотеке богопротивного замка. «Да, по - разному их называют, - задумался Зайлерн, - в этой старинной книге названы они, похоже, своими истинными именами, потому как что есть человек? Человек – это его жизнь от рождения до смерти, а дорога жизни – судьба. Как нет человека без жизни, так нет и жизни без судьбы. И почему и зачем его настигли  думы  эти в час после жестокой и бессмысленной казни?  Потешил Трашкевич свое гипертрофированное самолюбие, да и только. Безвреден был эпилептик, совсем безвреден…»

Все в этом мире имеет свои причину и следствие. Не просто так пришли сие размышления на ум божьему служителю, совсем не просто так.
Черные всадники на лугу пришли в движение, соединились  в  подобие трехлучевой звезды, повернув коней мордами к центру. Под опущенными на глаза клобуками просторных плащей были они так схожи, что сторонний наблюдатель не смог бы отличить одного от другого. Но вот всадники небрежными жестами сбросили с голов капюшоны, скрывающие их лики, и оказалось, что они настолько различны, что спутать их невозможно. Самый молодой был белокур и красив, что Ангел Божий, Рождение было его имя. Второй оказался мужчиной средних лет, был он широк в груди и осанист, рыжеволос и рыжебород и имя ему было – Судьба. Третий выглядел стариком, глубокие морщины избороздили лицо его, но был он все ж крепок  и жилист, великая сила ощущалась в каждом его движении, не смотря на возраст. Смерть было его имя.
По праву старшинства, смерть поднял тяжелый взор на  юношу и тихо произнес : Тебе начинать…». Рождение кивнул, чуть задумался и предложил:
-  Пусть это будет прекрасная женщина. Я наделю ее красотой белой лилии, нежной и девственной, чарующим голосом, гибким и стройным телом, а еще капризностью и взбалмошностью, жестоким нравом и бесчувственностью, самонадеянностью и гордыней. Насколько хороша и привлекательна будет она снаружи, настолько черна и безнравственна сотворится душа ее.
Божественно прекрасный юноша лукаво улыбнулся и любезно обратился к соседу:
-  Передаю свое творение тебе, о Судьба. Что скажешь ты?
Рыжекудрый мощный атлет усмехнулся в усы: А судьба  благосклонна  к прекрасной женщине: все ее  жуткие замыслы и помыслы исполнятся. Много, много бед и зла принесет она в этот мир… Жаль, что рука возмездия так щедра, а взор затуманен. Много безвинных пострадает на пути воздаяния -  под звездой Рока родились они. Но орудие сие, совершив предначертанное возмездие, перейдет в твои руки, о Смерть! Что ты скажешь?
Старик сидел на коне, низко опустив голову, весь  ушедший в невеселые думы и размышления.  Его скорбное молчание не решались прервать сотоварищи. Наконец старец поднял взор: Ее смерть будет по заслугам. Обещая одно – легкой смерти ей не видать.
Смерть поднял посох в небо и,  потрясая им, неожиданно громко и яростно крикнул: Да совьется нить времен и да свершится предначертанное!  Крик этот пронесся над скрытой вечерним туманом землей, рекой, гулким эхом отразился  от башен замка, полетел дальше-дальше, и , наконец, замер вдали, у пламенеющего красным пожаром заходящего солнца горизонта.  Стражники на стенах второй раз за этот долгий  день всполошились, сгрудились у бойниц,  встревожено вглядываясь  в освещенный закатом луг … Но солнце слепило глаза, мешая увидеть , разглядеть …  Внизу стлался туман, скрывая происходящее… Да и было там что-либо? Иль не было.?  Вскоре все успокоилось, внезапный крик больше не повторился,  понять о чем кричали, не удалось.  Вроде бы и помнить не о чем, но  стало как-то тревожно и  муторно на душах замковых обитателей – какой тяжелый день выдался, ох, тяжелый! Грозный Иштван за шумом  гамом вечернего  пира ничего не услышал, как и прочие с ним пировавшие.  Да и вряд ли насторожил бы его дальний крик – молол ли в лесу разбойников, дела богопротивные творящих … Крики не редкость в местах этих.
Старик  повернул голову коня своего из круга, за ним потянулись остальные  всадники, прядя-разматывая нить времен по разворачивающейся  спирали, вначале тихо, медленно, потом все быстрее – кони пущены вскачь,  тяжелые копыта рвут луговую траву, земля комьями летит в стороны… И вот уж нет их, исчезли, ускакали… как и не было!




Послесловие:
Продолжение следует

Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     15:32 07.10.2019 (1)
вообще о первого ноября..
     21:36 07.10.2019
Сменила работу - пока устаю морально, не пишется. Спасибо за оценку.
Реклама