В эпоху перемен (страница 1 из 5)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор: Larica
Читатели: 18
Внесено на сайт: 12:11 11.01.2019
Действия:

В эпоху перемен

Они сидели за обшарпанным столом в крошечной, ещё более обшарпанной комнате. Ремонта давно не было, несмотря на то, что руки у Нели росли оттуда, откуда и положено рукам. Катастрофически не хватало денег, даже на клей и обои. Стол украшала литровая бутылка венгерского вермута «Гельвеция», которая выглядела на этом убогом фоне вызывающе. Вермут принесла Лера. Она могла себе это позволить, хотя в глубине души стеснялась, что может себе позволить то, чего не может подавляющее большинство её сограждан. За окном бесновались перемены, накрывшие страну снежным бураном. За окном кружились вихрем «лихие девяностые».

Егор – Лерин муж, как-то сходу вписался в этот вихрь, его профессия оказалась востребованной. Нет, он не был ни рэкетиром, ни киллером. Он был геологом и благодаря своим институтским связям, устроился в получастную компанию, которых в те годы расплодилось, как бездомных кошек у подъездов.

У Нели все было совершенно иначе. Муж из кожи вон лез, пытаясь хоть как-то содержать семью. Работал на двух работах, но денег всегда не хватало. Приходилось считать каждую копейку, питаться макаронами и картошкой. Вместо мяса покупать самые дешевые субпродукты. О покупке новых вещей вообще и думать было нечего. К тому же пенсию родителям постоянно задерживали, в итоге еще и их надо было подкармливать. Поэтому мысль о том, что нужно изменить жизнь радикально, в последнее время постоянно ее преследовала. Так жить больше нельзя, унизительная нищета достала.

Только с ближайшей подругой Лерой можно поговорить по душам, она всегда выслушает и терпения хватит не на один час. А терпения нужно было немало: Неля, легко заводясь, обычно говорила много и взахлёб.

Несмотря на свой возраст тридцатилетней дамы, Неля выглядела как мальчик- подросток. Стройная фигурка, узкий таз, на фоне которого плечи смотрелись шире, чем они были на самом деле. Короткая стрижка из чёрных волос. Но от подростка её отличала, небольшая, идеальной формы, грудь. В лице то же что-то мальчишеское, может дерзкий взгляд карих глаз с лёгкой наглинкой и тяжеловатый подбородок.

Лера, как водится, была её противоположностью – невысокая, идеально женственная, ладная фигура, непостижимым для Нели образом, притягивала мужские взгляды. Даже тогда, когда рядом находилась она, Неля. В душе Неля считала Леру дурнушкой и относилась к ней покровительственно, и эти заинтересованные мужские взгляды мимо неё, вызывали в ней недоумение, порой переходящие в раздражение. «Ну и козлы, – проскакивала иногда в её сумбурной голове мысль, когда очередной мужской взгляд, минуя её, останавливался на Лере, – у всех одно на уме». Лерины светлые волосы и серо-голубые глаза в сочетании с мелкими чертами лица и безвольным подбородком, создавали впечатление наивности, но это было ложное впечатление. Лера была упряма и за её внешней покладистостью скрывалось то, что называют «себе на уме»: въедливость, дотошность, склонность к анализу всего и всех. Зачастую анализу безжалостному. Но, страдая излишней деликатностью, иногда принимавшей гротескные формы, результаты анализа, Лера прятала глубоко в себе. Даже от самой себя.
Но общие литературные и не только литературные вкусы, критические взгляды на политические события, и женское многословие – то немногое, что объединяло столь разные субстанции. В общем, как бы там ни было, они дружили почти с детства, как электрон с протоном. Вот и теперь договорились встретиться у Нели дома и в отсутствие мужей предаться долгим разговорам. Они любили так вот посидеть за чашечкой кофе, а порой и за бутылкой вина с нехитрой закуской. Выложить все свои проблемы, обсудить понравившиеся книги и фильмы, послушать музыку. Неля была хорошей хозяйкой и, не смотря на безденежье и проблемы с продуктами, умела накрыть стол из самого простого, но вкусно приготовленного. А Лера всегда приносила что-нибудь по тем временам деликатесное. Вот и в этот раз принесла литровую бутылку венгерского вермута. Наполнили высокие стаканы напитком, добавили кубики льда и ломтики лимона. Удобно устроились в довольно затертые кресла. Лера с удовольствием потягивала прохладный напиток и витала где-то в облаках. Было уютно, вкусно и комфортно. Она всегда себя так чувствовала в гостях у Нели.

– Мой Сашка уехал опять в командировку, надеется, хоть что-то подработать «слева». В институте опять ничего не платят. Договорился с шефом, что будет шабашить. Тот, хоть и скрипит зубами, но дал добро. Он говорит, что научные сотрудники не должны в обморок падать от вынужденной диеты, – начала беседу Неля.

– Молодец, шеф, а что взамен попросил? – заинтересовалась Лера.

– Да что, разумеется, часть зарплаты придется отдать, когда ее, наконец-то выплатят. Главное, прикроет от администрации, разруха разрухой, а дисциплина – превыше всего. Тьфу, тьфу, чтоб не сглазить, – Неля постучала по деревянному столику три раза, она была суеверной. – А что твой, Егор? Когда приедет?

Она недолюбливала мужа Леры. Он, будучи на целый десяток лет старше, считал себя в праве постоянно всех поучать, повторяя при этом излюбленную фразу из мультика: «я старше, а потому умнее». Особенно доставалось Неле, в силу ее склонности всегда и во всем перечить. Конечно, она понимала, что у Егора есть чему поучиться. Он был человеком весьма образованным, а к тому же обладал острым аналитическим умом. Но порой слишком безапелляционным и саркастичным, а потому, как полагала Неля, несносным.

– Да кто его знает. Обещал обернуться за месяц, если все пойдет по плану. Но ты же понимаешь, его работа – дело непредсказуемое, столько всякого может быть. Стараюсь не думать об этом. Вот замерла и жду. Тяжко… Как здорово, что ты меня сегодня вытащила из дома. Одной как-то неприютно. Хорошо еще, что есть работа. Правда, без зарплаты, – ухмыльнулась Лера.

– Ну, это понятно, у вас Сашкой одна «шарашка», - скаламбурила Неля. Потушила окурок в пепельнице, и сразу закурила новую сигарету.

Лера и муж Нели, Александр, он же Алекс, невысокий, широкоплечий крепыш в русой бороде, работали в одном и том же НИИ. Лера лаборантом, а Алекс уже был младшим научным и нацеливался в ближайшее время закончить кандидатскую диссертацию. Институт пребывал в плачевном состоянии, финансирование науки по остаточному принципу давало «свои плоды», а точнее бесплодие. Работали только самые стойкие – фанатики своего дела, либо дамочки типа Леры, которые могли себе позволить месяцами обходится без зарплаты. Многие уволились, забросили свои дипломы, и отправились на вольные хлеба, кто на базар, кто в магазин, кто на стройку. Никогда прежде, на памяти подруг подобные места не знали такого количества интеллектуалов на квадратный метр. Алекс еще держался, пытаясь усидеть на двух стулья. Совмещал работу с подработкой. Хотя, что называть работой, что подработкой, ответить он затруднялся. Кормила подработка.

–Чего вообще ждать от этой страны? Вот Егор утверждал, что все зло от коммуняк. Стоит изменить систему и все наладится, а что же получается? Хотели систему изменить, а в результате Союз развалили. Спасибо твоему Егору… Ты как думаешь, кончится все это когда-нибудь? – спросила Неля, выдохнув очередную порцию никотина.

– А где ты была, дорогая подруга, когда мы с Егором вышли на площадь с протестом против этого самого развала, и нам чуть головы не поотрывали разъяренные националисты? Дома страдала? – парировала Лера. – Ты же прекрасно знаешь, что он – имперец и всегда был имперцем.

Неля не нашла, что возразить, лишь выдохнула:

– Господи, да когда же всё это кончится?

– Блажен, кто посетил сей мир, в его минуты роковые. Или как там, у классика? Нам выпало счастье жить в эпоху перемен, Нель, а это не просто. На этот вопрос не знает ответа даже Егор. Кто знает, как оно будет. Сейчас надо продержаться, а потом, думаю, все наладится. Мы пережили путч, революцию, распад империи. Не было гражданской войны, да и революции, по сути, не было. Так себе, путч, коротенькое сопротивление, три жертвы. Союз посыпался так легко, что даже не верится. Украина получила нежданно- негаданно независимость, можно сказать на халяву. Вот просто взяли и подарили ей эту независимость. А они и не знают толком, что с ней делать. И кажется, делают что-то не то. А Запад не очень-то спешит помогать. Впрочем, если бы «не ножки Буша» … – Лера, кажется, собралась войти в


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Реклама