Голубков
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Мистика
Сборник: О всяком
Автор:
Баллы: 16
Читатели: 75
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
К.Б.

Голубков



       Жил в нашем старинном русскоязычном селе Нижнее Утконосово один фельдшер и фамилия у него была как у великого русского писателя, то есть Голубков. Не каждый в России знаком с творчеством этого знаменитого прозаика и поэта, но ведь ни один писатель и поэт не застрахован от вековечного невежества и лености народной.
       Славился этот фельдшер тем, что умел бесплатно и без боли удалять волосы на лице с помощью электрической бритвы «Агидель». Народу нет чтобы на работу по утрам торопиться, так он к фельдшеру валом валит за операцией по удалению волос. Сидят люди, волосы удаляют, языками треплются. А работа стоит тем временем. Да и ладно, она же не волк. Голубков проводил операции, пока бритва не сломалась.
        А в остальном фельдшер был довольно странный тип. Ну вот, к примеру, приходит к нему молоденькая барышня-свинарка. Очень красивая, между прочим. И не дура. Даже главная зоотехничка с высшим образованием рядом не валялась. Чего эта свинарка до сих пор в город замуж не выскочила – непонятно никому.
– Ах, доктор,  – горько плачет она,  –  я пальчик в свинарнике воротами прищемила!
– Будем удалять!  – тут же говорит фельдшер Голубков, даже не посмотрев  внимательно на палец.
– П-п-пальчик?  –  побледнев от ужаса и горя, спрашивает барышня.
– Всю руку по плечо!  – твердо отвечает фельдшер Голубков. - Ампутируем во избежание сильнейшей гангрены.
       Понятное дело, что барышня – хлоп!  –  и в глубокий обморок. А Голубков ну давай её откачивать!
И вот однажды фельдшеру Голубкову пришла в голову довольно странная научная мысль:
А не пойти ли на кладбище, где похоронен его однофамилец, и, выкопав гроб, посмотреть, что же осталось от великого русского писателя Голубкова? Может, какой-нибудь сувенир в гробу лежит.
      Задумано – сделано…
      Взял фельдшер лопату, топорик и фонарь и пошел тёмной ночью на кладбище. Пришел на погост, огляделся по сторонам, посветил фонариком в кусты – не подсматривает ли кто – и вырыл гроб.
      Открыл полусгнившую крышку...
      А там – н-и-к-о-г-о! Буквально ни души во гробу. Ни тела, ни даже косточек от скелета, ни даже пуговок от погребального костюма. Пусто, как в вакууме. Фельдшер тщательно обследовал все уголки домовины и ничего не нашёл.
      Очень интересно, размышляет фельдшер Голубков, куда это великий писатель подевался.
А потом ему в голову пришла ещё более интересная мысль: дай-ка я лягу на место знаменитого однофамильца, чтоб почувствовать, как это –  в могиле лежать.
      Лег он в гроб, поудобней устроился, крышку задвинул. Лежит, вспоминает барышню из свинарника, удивляется превратностям судьбы. Ещё пару часов назад он дома с аппетитом покушал борща с пампушками, принял на грудь двести граммов полуразведённого медицинского спирта…
      А тут как раз шарашился через кладбище пьяный мужик. Глядь – могилка сиротливая, незакопанная, гроб в ней. И тишина… Непорядок, думает мужик. Напились, видно, родственники с горя, да и забыли могилку-то зарыть. Взял мужик фельдшерову лопату и закопал могилу с пьяных глаз. Да так шустро, что фельдшер и выскочить из гроба не успел.
     Постучал Голубков в крышку гроба, покричал, пока голос не потерял, да и уснул без сил, заживо погребенный…
     А в это самое время к полустанку Нижнее Утконосово подошёл поезд Москва – Борзя, и из одного из вагонов выгрузилось несколько граждан интеллигентного вида, вооружённых лопатами, верёвками и фонариком. Это были учёные из Российской Академии Наук, которых направили в экспедицию с целью выкопать гроб с телом великого поэта и писателя Александра Сергеевича Голубкова для удовлетворения научного интереса.
     О своём приезде в Н. Утконосово учёные решили никому не сообщать, потому что бумажек разрешительных на эксгумацию знаменитого тела у них не было.
     Как добрались столичные учёные до кладбища, история умалчивает, но всё-таки добрались, с большим трудом нашли в темноте памятник гению и откопали гроб. В темноте они и не заметили, что могилка-то вроде совсем свежая.
Обвязали учёные гроб верёвками, замотали в брезент и поволокли на полустанок. А тут и встречный поезд Борзя – Москва подоспел. Затащили гроб в тамбур, дали взятку проводнице и поехали в Москву…
     Привезли учёные гроб в Академию Наук и осторожненько открыли…
А в гробу том фельдшер Голубков десятые сны видит и почему-то улыбается. Видать, барышню-свинарку во сне вдругорядь из обморока вытаскивает.
     Стоят научные светила кружком вокруг гроба и сильно удивляются:
– Ни хрена себе,  – говорят, – как великолепно тело сохранилось!
     И тут заходит главный научный руководитель проекта по эксгумации гениального человека академик пяти академий наук профессор Глутоматов.
     Присмотрелся к телу и говорит:
– Я Александра Сергеича Голубкова однажды в метро как вас видел, да и по портретам можно судить, что он при жизни лысым ходил, а в гробу он почему-то с шевелюрой лежит. И на парик непохоже… Да и нос у него при жизни был картошкой, а тут гляди какой породистый, прямо-таки греко-римский.
     Учёные стали тут же возражать:
– А что вы хотите, Игнат Леопольдович?  – закричали они.  
– Столько лет тело в сырой земле пролежало. Само собой, кой-какие изменения должны были произойти. Вот они и произошли. Трансформации всякие.
     Завопили все, загалдели, заспорили. Про тело мёртвое начисто забыли.
     А тут от шума и гама фельдшер Голубков проснулся. Восстал из гроба, на пол соскочил и говорит:
– Я приветствую вас, господа хорошие, и желаю всем вам здравия!
     Учёные прям-таки все и очумели.
– Значит,  –  шепчутся,  – поэт наш вовсе и не умер, значит, находился он в летаргическом сне и даже волосами оброс…
    Тут научный руководитель академик Глутоматов и говорит вежливым голосом:
– Здравствуйте! Как Ваше самочувствие?
– Нормально,  –  отвечает фельдшер Голубков.
– Не хотите ли чего с дороги? – интересуются хором учёные.
– Спиртику бы мне сейчас или водочки, да закусить чем-нибудь. Огурчика не найдётся?
    Тут же принесли и водочки, и бутербродиков, и пепси-колы.
     Выпил фельдшер Голубков, закусил и весело ему стало.
– А теперь бы бабу мне! Хочу бабу и немедля!
     А тут откуда ни возьмись один скептик из учёных нашёлся:
– Вы,  – спрашивает, – точно Голубков?
– Ещё бы не Голубков, – отвечает Голубков.
– Какой-то вы странный, товарищ Голубков, особенно насчёт бабы, – не унимается скептик.
– А вы что думали? – накинулись на него остальные.
– Столько лет человек без женщины! Вполне понятное желание, тут и удивляться нечему.
     Зашикали на него, стали так стыдить, что скептик покраснел как морковка и выбежал из помещения.
     А тут и бабу привели…
    ...Этой бабой оказалась уборщица Академии Наук Галапагосова Марья Валерьевна. Она была женщиной крупногабаритной. Про таких больших женщин обычно говорят: она может эскадрон родить вместе с лошадями и гусарами.
       Марья Валерьевна переступила порог и закричала громоподобным голосом:
- Ой, держите меня всем миром! Голубков! Ты же умер!
       А фельдшер Голубков смотрит на бабу и глазам своим не верит: неужели это та самая Машенька, с которой он пятнадцать лет тому назад играл в любовь и даже обещал когда-нибудь жениться?
- Как тебе не стыдно, Голубков, уехал в командировку пятнадцать лет назад и не вернулся! Мне передали, что ты попал под грузовой автомобиль, когда переходил дорогу в неположенном месте. А ты опять живой! Теперь-то ты от меня никуда не денешься!
- Маня, - говорит Голубков, - неужели это ты? Эка тебя разнесло!
       Светила науки из деликатности потихоньку за дверь вышли.
- Я это, я! Навеки твоя!
- Вот, опять стихами заговорила! – отметил фельдшер Голубков. – Как же, помню: Ты приди ко мне, родной. Будешь жить теперь со мной… Видишь, солнце в небе блещет? Слышишь, как душа трепещет?
- Надо же, помнишь, дорогой, мои самые лучшие строки, посвящённые нашей любви. Пока ты отсутствовал, я целую тетрадь в клеточку исписала, все страницы слезами закапала, а потом пошла в Академию сортиры мыть… Эх, жизнь…
- Эх, - печально подтвердил фельдшер, - странная штука, эта жизнь…
      …А в это самое время в Академии срочно собрался учёный совет.
Воодушевлённые успехом гробокопательской операции по извлечению останков знаменитого поэта ХХ века Голубкова, учёные высказались за проведение экспериментальной эксгумации останков гениев русской и мировой литературы. В результате бурной дискуссии, едва не закончившейся грандиозной дракой в научных кругах, победили сторонники эксгумации тела величайшего из великих Александра Сергеевича Пушкина. Толстовцы и блоковцы с позором отступили.
         Не прошло и дня, как гроб с телом поэта был доставлен из Пушкинских Гор. Учёные потащили его в другое помещение, потому что комната, где эксгумировали останки Голубкова, была заперта изнутри и оттуда раздавались громоподобные возгласы и сдавленные стоны. На настойчивые стуки в дверь никто не реагировал.
         Смутная надежда на то, что может быть и Пушкин не умер от смертоносной раны, а впал в летаргическое беспамятство, тешила эксгуматоров.
         Установили они гроб со священными останками гения земли русской на стол и открыли с помощью трясущихся рук.
         Заглянули учёные в гроб и прямо обомлели…

Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     09:57 21.06.2019 (1)
1
Однако... а продолжение будет?
     10:18 21.06.2019 (1)
Нет. На этом всё.)))
     10:25 21.06.2019 (1)
1
Эх, так и не узнаю, что же такое в гробу  сразило ученых)))
     10:48 21.06.2019 (1)
1
Воот! В этом-то и дело. Пусть каждый читатель думает всё что хочет.
     10:50 21.06.2019
     08:49 21.06.2019
Забавно )))
Реклама