Сумасшедшие фрукты (страница 1 из 7)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Баллы: 8
Читатели: 78
Внесено на сайт:
Действия:

Сумасшедшие фрукты

          Сумасшедшие фрукты
               


            "Игроку всего тяжелее перенести не то, что он проиграл,
                                а то, что приходится прекращать игру"
                                          Мадам де Сталь.


          Я тогда был молодым специалистом и проходил интернатуру у ещё малоизвестного в то время доктора Самуэля Стоуна, в его психиатрической клинике в Филадельфии, штат Пенсильвания.
          Большую часть времени мы, молодые врачи, корпели над стопками папок с описаниями текущих и архивированных историй болезней пациентов нашей клиники: читали, изучали, зубрили -- набирались опыта правильно и точно диагностировать болезни. Особенно важным в нашей работе является умение распознать расстройство во время первичных собеседований, или "допросов", как мы их называли, дабы в дальнейшем точно классифицировать заболевание и затем подобрать правильный, а главное -- результативный,  курс лечения с применением соответствующих лекарственных препаратов. "Особенно важным опытом, --  постоянно напоминал нам Стоун, -- для точной диагностики расстройства, если таковое будет иметь место, вам послужит практика личной беседы с пациентом, впервые обратившемся за помощью". Потому мы были частыми гостями в кабинете доктора Стоуна, когда он проводил такие беседы лично.
          Как вчера помню тот день, когда к нам обратился Луис Родригеш Диаш. Именно я накануне принимал его звонок и записал на приём к доктору. Именно тогда, разговаривая с ним по телефону, я впервые ощутил укол какой-то непонятной тревожности, вдруг ни с того ни сего возникшей у меня: появилось ощущение сродни тому, когда возникает ни чем не обоснованное предчувствие какой-то беды. Вроде и голос его был приятным, хотя немного дрожал от волнения, вроде ничего такого странного и необычного в нашем диалоге не прозвучало -- обычная формальность: имя, адрес, номер телефона... Но вот почувствовал я во время разговора, что этот пациент  привнесёт что-то новое в нашу -- либо мою -- размеренную жизнь своим появлением. И что-то не радостное. Но что? Жалобу напишет, потому что мы неверно поставим диагноз? А может он в порыве бешенства ранит доктора или, хуже, -- он убьёт его? О, нет! Не хотелось бы думать о таком. Что же касается самого Диаша,  единственное, что беспокоило его самого больше всего в тот момент, так это анонимность. Он раза четыре за время нашего пятиминутного разговора настоятельно просил о полной конфиденциальности своего визита в клинику.
          Луис Родригеш Диаш явился точно в назначенный час. Это был молодой человек двадцати восьми лет. Слегка смуглая кожа лица и кистей рук, плюс лёгкий акцент, выдавали в нём испанское происхождение (как в последствие выяснилось, он был португальцем). Опрятно одетый, аккуратно подстриженный, он на первый взгляд не производил впечатления человека, страдающего психическим расстройством. Лишь напряжённая маска лица и настороженный взгляд выдавали его внутреннее переживание. Ну, а кому удавалось скрыть беспокойство при посещении кабинета психиатра? Это и понятно: не каждый по своей воле готов прийти к нам самостоятельно, признавая себя, выражаясь языком обывателя, душевнобольным. Тут уж не до улыбок и шутовства. Но Диаш держался молодцом. Строгие тёмные глаза оценивающе осмотрели интерьер кабинета, потом изучили меня и остановились на докторе Стоуне. Психиатр предложил гостю расположиться как тому будет комфортно: на кушетке или в кресле. Диаш выбрал кресло. Сел, стал ожидать вопросов доктора. Моё место находилось у противоположной стены, где я сидел за небольшим столиком, наблюдая за ними сбоку. Это место служило чем-то вроде чайно-кофейного уголка: на нём располагались пачки чая, кофе, сахарница, чашечки и массивная кофе машина, занимающая почти треть всей поверхности стола.
          После нескольких дежурных реплик про политику и погоду, доктор, как бы невзначай, перешёл к делу:
          -- Что вас, мистер Диаш, в столь прекрасный летний день заставило посетить наш угрюмый мир?
          Ответ последовал незамедлительно, словно Диаш только и ждал этого момента, когда его спросят об этом. И ответ был столь неожиданный и необычный, что лично меня поставил в ступор:
          -- Фрукты.
          -- Фрукты? -- переспросил доктор, при этом не поведя и бровью, и не отрывая глаз от журнала, в котором с невозмутимым видом продолжал делать пометки. -- Какие фрукты?
          -- Сумасшедшие, -- словно скаут, отчеканил Диаш и посмотрел на нас, оценивая нашу реакцию. -- Сумасшедшие фрукты.
          -- А как вы определили, что они, гм, того...  сумасшедшие? -- Только теперь доктор посмотрел на пациента.
          -- Потому что нормальные фрукты и овощи так себя не ведут...
          -- А как же, по-вашему, нормальные должны себя вести?
          -- Нормальные преспокойненько дожидаются на прилавках магазинов, на полках холодильников своей закономерной участи -- быть нами съеденными и оказаться в наших животах, не так ли? -- Доктор в знак согласия кивнул и в то же время пожал плечами, видимо пытаясь уловить ход мыслей Диаша. -- Нормальные фрукты не пытаются нанести вред человеку, а тем более его шантажировать... Они не должны так себя вести, они просто не могут вести себя так...
          -- Как? Как они не должны себя вести? -- уточнил доктор. Я, признаться, уже был заинтригован необычным началом беседы.
          -- Вам может показаться это смешным... Вы небось каждый день выслушиваете подобный бред, что там говорить. Но только у меня не бред, и крыша моя не поехала. Фрукты, доктор, на самом деле сумасшедшие, хотите верьте, хотите -- нет.
          -- Как это проявляется, э-э... -- Стоун посмотрел в анкету, -- Луис. Позвольте обращаться к вам по имени? -- Диаш утвердительно кивнул.
          -- Они пытаются меня убить. -- Диаш сглотнул. Стоун оставался невозмутимым, будто к нам через день обращаются с жалобами на свихнувшиеся овощи и нам привычно слышать подобное точно так же, как жалобы на насморк или головную боль.
          -- Каким образом?
          -- Разве фрукты могут убивать, доктор? -- Диаш, казалось, не слышал вопросов доктора.
          Стоун редко уступал своё место, тем более пациенту, и не допускал во время беседы для себя роль второго плана, позволяя кому бы то ни было задавать вопросы ему, а не наоборот. Но тогда он решил подыграть и позволил Луису на время занять роль лидера, что так не было похоже на него, и ответил Луису:
          -- То, что растения неодушевлённые, мы знаем со школьной скамьи. Наблюдая за ними, можно, конечно, считать, что они живые, что они дышат, растут, развиваются и даже чувствуют негативную атмосферу вокруг себя. Некоторые виды, согласен, опасны и способны нанести вред человеку, потому что ядовиты. Но при этом остаются не разумными, что и отличает растения от нас, скажу вам откровенно. У растений нет разума, который управлял бы их поведением, а раз его нет, то и повреждён он быть не может априори. То есть, они не могут сойти с ума, так как ума у них нет. По сему они убить человека сознательно тоже не могут.  Здоровью навредить -- да, на это, конечно, они способны, если долго или неправильно хранятся на складах, в магазинах или в наших холодильниках: портятся, гниют... Но чтобы убить? Нет, это, пожалуй, надо подавиться целой косточкой персика, чтобы стать его жертвой.
          На последней фразе Диаш вздрогнул, а до этого более-менее уверенный вид его лица сменился маской отчаяния и... страха. Он принялся вглядываться в глаза доктора, пытаясь разгадать: шутит он, смеётся над ним или на самом деле что-то знает про фрукты? Верит ли он ему или только делает вид, что понимает? А может просто подыгрывает, как того требует медицинская этика?
          -- Значит всё-таки могут, -- с сожалением, еле слышно, произнёс Луис.
          -- Но в том контексте, в котором я предположил, -- напомнил доктор.
          -- Доктор Стоун, я понимаю, что выгляжу смешным.  -- Он виновато опустил глаза, потёр друг о друга вспотевшие ладони. -- Да что там! Меня со стороны послушать, точно чокнутый скажут. Аж самому смешно... Но страшно. Мне больше никто не поверит. И поделиться не с кем. А носить в себе, сами понимаете, груз ещё тот. К тому же, я надеюсь, что с подобными случаями вы сталкивались и сможете мне помочь избавиться от Них. -- Луис сделал акцент на последнем слове, называя Их -- фрукты -- одушевлёнными. При этом глаза его остекленели и смотрели сквозь доктора; там, где-то за спиной психиатра, его отрешённый взгляд застыл в одной точке -- в видимой только ему одному параллельной реальности, в том мире, в котором растения умеют говорить и думать, смеяться и плакать, где могут быть добрыми, а могут и убить.
          -- Итак? -- нарушил молчание доктор, "разбуживая" Луиса.
          -- По большому счёту, мне плевать, поверите вы или нет. Я устал от всего этого. Расскажу, а дальше вам решать: посчитать меня идиотом или помочь мне. В любом случае буду благодарен вам, что выслушаете. Но предупрежу: я -- здоров, и ложиться к вам не намерен, так как в этом нет никакой необходимости.
          -- Что ж, мы вас внимательно слушаем.
          -- Глупо с моей стороны спрашивать об этом... Но вы мне верите, док?
          Сейчас ответ доктора много значил не только для самого Диаша, -- он мог серьёзно повлиять на весь ход беседы в целом. Тут необходимо лавировать, блефовать что угодно, но только не потерять доверие пациента. Если он почувствует не искренность, а фальшь или, хуже того, насмешку, тогда всё -- все старания "открыть" пациента будут напрасными, а сам "допрос" потеряет смысл. Река под названием Недоверие навсегда поглотит в своих водах атмосферу искренности и понимания -- до человека трудно будет достучаться. В результате: " Простите, господа доктора, что отнял ваше драгоценное время на свою чушь, и прощайте..."
          Самуэль Стоун, удручённый таким поворотом событий (он не любил, когда пациент заранее предупреждал, что отказывается от какого бы то ни было лечения), всё же, сдерживая недовольство, спокойным тоном ответил, стараясь Диаша удержать на плаву (на крючке), не позволяя тому утонуть в пучине реки Недоверия:
          -- Луис, мне трудно судить о вашем здоровье, и, тем более, делать какие-то заключения на основании лишь тех нескольких предложений, которые были вами озвучены. Договоримся так: мы тут затем, чтобы выслушать, понять и, если понадобится, помочь вам. Пока что не понятно, что же с вами происходит. А чтобы во всём правильно разобраться, необходим диалог и доверие. Вы также облегчите нам эту задачу, а заодно и себе, изложив всё по порядку, подробно и с самого начала, когда, как вы считаете, всё это с вами началось. Времени у нас достаточно. Итак, Луис, прошу успокоиться, раскрепоститься и всё рассказать. Мы слушаем.
          -- Спасибо, доктор. Извините, я очень переживаю. Мне неловко рассказывать это бред. Точнее, я боюсь показаться чокнутым, потому и нервничаю...
          Я был весь внимание, как на премьере нового фильма. Лёгкое беспокойство кружилось внутри меня в предвкушении загадочного сюжета картины под названием "Сумасшедшие фрукты". Я наблюдал за Диашем и ловил себя на том, что воспринимаю его как-то двояко. С одной стороны, он не казался мне сумасшедшим. С


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     14:55 14.07.2019 (1)
Прочитав рассказ я подумала, что автор опытный романист.
Так растянуть рассказ - это уметь надо. Без набитой руки не обойтись.
С другой стороны любой опытный романист уже сто раз бы споткнулся о замечания редактора по разбивке абзацев. хотя...может берут, как есть, а потом форматируют?
Интересная идея, но рассказ о-о-очень растянут.
В такой объем можно было бы поместить хоть какие-то личностные качества и характеры героев.
Мне они все показались на одно лицо. Поменяй местами доктора и труп ничего не изменится.
     15:17 14.07.2019 (1)
1
Всё верно. Это изначальный текст, поток мыслей. Жалко выбрасывать в корзину.
Но мне советовали не так. Либо сократить вдвое (что сделать мне не составит труда), либо наоборот -- увеличить, чтобы получился роман.
Но, увы, я не романист.
И рад, что идея нравится.
     15:29 14.07.2019 (1)
А я думала, что сейчас на меня накинется какой нить издающийся автор и напишет, что я ничего не понимаю в мыльных романах числом 20 и более
В Вашем случае лучше сократить.
Начните с разговора в кабинете врача.
О! Сейчас я вам процитирую часть своей рец на всемирный бестселлер

Для увеличения текста автор спекулирует постоянными повторами. В одном диалоге может несколько раз повторяться один и тот же вопрос:

/— Как вы себя чувствуете? — с блокнотом наготове поинтересовался агент.

— Нормально, полагаю. Еще живой.

Харольд ударил пальцем по кончику сигареты, ловко сбив пепел в металлическую пепельницу.

— Так как вы себя чувствуете, мистер Харгрейв?

— Беллами, вы когда-нибудь играли в подковы?

— Нет. Но я играл в бочче.

— Что это такое?

— Итальянская версия упомянутой вами игры.

Харольд кинул головой.

— Мы могли бы иногда покидать подковы. Вместо этих скучных бесед.

— Я посмотрю, что можно будет сделать, — с улыбкой ответил Беллами. — Как вы себя чувствуете?

(кашель, в третий раз описание душной комнаты. Прим. авт)

Дав Харольду время на восстановление дыхания, агент Беллами повторил первоначальный вопрос:

— Как вы себя чувствуете?/

На половину страницы может описываться, как неудобно было кому-то что-то спросить или сказать.

Дается масса ненужных подробностей. Например, как важно в городе, оккупированном зомби и войсками, женщине, задумавшей восстание, бороться с лишним жиром:

/Бекон уже поджарился, поэтому она выбрала его деревянной лопаткой и выложила на бумажное полотенце, чтобы оттянуть лишний жир./

Пардон) лишнее убрала. Там большая рец. К Вашему тексту относится только диалог)))
     16:13 14.07.2019
1
Да, можно... Что ж, всё возможно, и я вернусь к тексту и отшлифую.
     22:10 07.07.2019 (1)
1
Owen, здравствуйте
взялась читать ваш рассказ и не смогла оторваться!
великолепная вещица)
повествование идёт от первого лица, этот доверительный тон максимально сокращает дистанцию между писателем и читателем. И ожившие фрукты-овощи... мне такой идеи ни разу не встретилось, хотя я в своё время перечитала гору фантастики. Черешня с мохнатыми лапками - это нечто!
и ещё - прекрасные речевые маски!! Прямо слышу различные голоса и интонации ваших героев.  
     14:04 08.07.2019
Рад, что понравилось.
     17:10 07.07.2019 (2)
Странно заканчивается текст: "Всё о".
Это не ошибка?
     18:30 07.07.2019
1
Сейчас посмотрю. Исправлю.
     18:28 07.07.2019 (2)
1
читаю..
     20:39 07.07.2019
1
И я тоже приступила к прочтению.
     18:43 07.07.2019 (1)
однако... сильная вещь. Полновесная фантастика.
     18:45 07.07.2019 (1)
1
     18:55 07.07.2019 (1)
Очень понравилось, спасибо Вам!
Жду следующих произведений. 
     19:38 07.07.2019 (1)
     03:15 08.07.2019
С похожей фабулой: Персонаж.
Книга автора
Калейдоскоп 
 Автор: Natalyan
Реклама