Покушение на президента - 9
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Мистика
Автор:
Баллы: 6
Читатели: 19
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Олигарх Деревцовский,  занимающий  по  размеру  состояния  одно  из  верхних  мест в  списке  мировых  миллиардеров, безуспешно пытался  выехать  по  делам,  требующих  его  присутствия, в  городе.  В загородном  дворце  миллиардера, стояла тихая паника. 
Сам  Семен  Моисеевич в ярости бегал по дому,  пиная мебель. Секретарь боялся подходить к нему, так как хозяин находился на грани бешеного срыва.

Покушение на президента - 9


Обычно при криках Моисеевича слюна летела  как от верблюда, это можно понять,  представители  богом избранного народа,  плюются в злобе, а ныне он шипел и скрежетал зубами, тихо и малопонятно.
Всё началось в самый неожиданный момент. Водитель вывел машину из гаража и подъехал  к крыльцу. Джипы охраны  заняли  места согласно инструкции. Хозяин, в сопровождении дворецкого, держащего  зонт, вышел к автомобилю.
Наступило время  обычной, промозглой погоды, воздух мерзкий, туман и мелкий дождь. Этой слякотью дышат с удовольствием только коренные жителиострова. Уроженцу России это время, в чужой стране не по нутру.
Ехать не хотелось, но дела требовали личного присутствия. Не всё шло, так  как планировалось. Требовалась  личная корректировка происходящих событий в  финансовом мире. Многолетняя привычка не доверять даже очень хорошим советам, сыграла  положительную роль. Семён Моисеевич руководствуясь  интуицией, стал одним из богатейших людей мира,  сумев присвоить огромные богатства развалившегося  Союза.
Правда,  он стал  предателем  и обворовал страну, в  которой  родился, учился и  пробивался наверх, к  власти.
Благо, что президент,  Борис Николаевич  Перцин, включил его в состав собственной семьи и  позволял  брать демократии,  сколько захочется.
Семёну хотелось много.  Дабы  со сменой президента Бориса, не отобрали  «трудом нажитого». Пришлось  эмигрировать, выразив новому составу правительства,  недоверие.
Здесь на Западе, всячески увеличивая  состояние, он видел, что Россия живет, не так, и управляется не теми людьми:
          –  Как бы было хорошо,  если бы меня избрали президентом. –  Думал он  длинными, ночами.  –    Чем я хуже тех, кто сей час у власти, и если ум оценивать по состоянию, то он у  меня ума гораздо больше чем у них. Я богаче, значит я умнее.  –  Думал  Семён Моисеевич, шагая к автомобилю,    обычную мысль.
Телохранитель услужливо открыл двери лимузина. Тихо матерясь по-русски в адрес капли упавшей за шиворот, чуть поерзав, занял привычное положение в объятиях мягкого сиденья. Ему вдруг вспомнился анекдотичный случай, когда  назначенный  Премьер  министром Борис Огурцов, волевым решением захотел пересадить  чиновников в отечественные Волги, дабы таким образом оживить умирающий отечественный Автопром!
      Сколь искренне смеялись  в кулуарах:
    –  Да какой же дурак согласится  пересаживаться из натуральной кожи в отечественный  дерматин?  Считаешь,  что если  стал премьером, то может лезть с указаниями. Нет, мальчик  шалишь!  Это личная жизнь и на работу мы будем ездить, на чём хотим, пусть Автопром выкручивается сам.                    –  А  ведь  у Огурцова  могло  получиться,  не  разори  мы тогда Курский зверосовхоз и  скорняжное  производство. Можно  было бы  сиденья Российских  автомобилей обшивать мехом  норки,  но  мы  уничтожили отечественного  производителя, по  просьбе  Итальянских  друзей. А  теперь  вот  сидим на хорошо  выделанной ослиной шкуре.
Дверь закрылась, двигатель мягко  почти неслышно заурчал, машина качнулась, вдруг мотор взвыл, водитель  испуганно  сдёрнул ногу с педали газа.
    –  Странно, двигатель провернулся вхолостую, видимо  поломка в трансмиссии.  –  Проговорил водитель испуганно.
    –  Мне уже наплевать, что  там у тебя сломалось, немедленно заменить машину.  –  Из автомобилей сопровождения  выскочила охрана. Подбежавшие сотрудники удивлённо смотрели под колёса  лимузина
  –  Куда это они там уставились, в чём дело? Выйди, посмотри, болван!  –  Семён Моисеевич  орал на водителя. Водитель, как-то дёрнулся,  видно, что он напуган, да оно и понятно: Семён Моисеевич не прощал никакой оплошности.
Сидя в машине,  смотрел на лица  охраны, выходить под дождь ему не хотелось, но с зонтом к дверке, ни кто не спешил.
    –  Бомба!  –    Мелькнула догадка, откуда, только взялась прыть. Вылетев из лимузина, Моисеевич  упал и больно ушиб, колени.
Отбежав в сторону, глянул на  автомобиль. Между колёсами и покрытием двора виден просвет, громадный лимузин висел в воздухе.
  –  Я  вас  умаляю,  вы таки  скажите  мне, остолопы, что за чертовщина, почему уже машина висит  над  дорогой? –  Семён, добавил при этом тираду ненормативной Одесской лексики.
  –  Это как, кто позволил?!  –  Орал он, стоя в стороне, близко подходить, опасался, всё непонятное пугает! Так уж устроен человек. Страшно любому! И богатому, и бедному. Количество денег не придаёт храбрости перед неведомым. Вся кавалькада  висела в воздухе, не касаясь колесами земли.
Кто-то, из охраны подойдя к лимузину, попытался прижать его к земле, чуть качнувшись, он остался в том же положении.
  –  Овейземир! только  не  делайте таки мине  беременную голову, не  расчёсывай  мне  невры! Ты, что уже пыжишься как битюк на  привозе, он завис с пассажирами,  а у каждого из нас вес более, чем у тебя, придурка!  Телохранитель молча отошел, только в глазах мелькнула смешинка.
  –  Неужели антигравитацию изобрели?!  –  Восторженно проговорил кто-то из охраны, этот человек до начала перестройки работал  в каком-то  НИИ, занимался научными изысканиями. Увиденное настолько потрясло его, что он нарушил правило молчания. Слуги в присутствии хозяина не могли подавать голос. Стоящие рядом сослуживцы с сожалением взглянули на говорившего сотрудника.
То, что он будет уволен, было ясно как божий день. Но при этом  он мог пропасть, исчезнуть с лица земли.
    Подобное не раз случалось  с сотрудниками, замеченными в нарушении внутренних правил.
Господин Деревцовский,  мягкий и добрый к себе и своим желаниям, был жесток и нетерпим к окружающим его людям. 
Семён Моисеевич создал личную гвардию, вооруженную новейшим оружием, аналогов которого не поступало в производство.
Чувствуя себя всесильным,  он  не решился вступить в открытое противостояние с вновь избранным Президентом.
Его друг и покровитель президент  Перцин продержавшийся два срока, повёл себя неадекватно, не дождавшись выборов, передал свои полномочия  полковнику КГБ, неизвестно откуда появившемуся на политическом  небосклоне.
По первым действиям нового  президента стало видно, что Семёну и подобным ему, при новом правлении сладко не будет. Члены бывшей, президентской семьи один за другим начали искать убежища за границей. Перебрались ближе к личным  капиталам, бросив Родину  с вывернутыми карманами.
Со временем забылись страхи! Каждый, ожидавший возмездия, убедился, что Империи никогда не прощавшей обид и умевшей находить предателей в самых отдалённых уголках планеты, уже нет, и  им  ничего  не грозит. 
И вот случилось, что-то непонятное, Семён Моисеевич не может выехать из загородного  дворца. Любой автомобиль, в который он усаживался, дабы отправиться по делам, поднимался в воздух и зависал на месте.
Создавалось впечатление, что кто-то неведомый  играет с всесильным магнатом, показывая ему, его беспомощность.
Семен, скрипя зубами, вошел  под крышу, чтобы  не мокнуть под открытым небом, слуги по забывчивости не держали над ним зонт. В злобе пнул тяжелый стол, который монолитно стоял среди зала, не один десяток лет, отбил ногу и, закружившись на месте от нестерпимой боли, выкрикнул:
            –  Вертолёт, немедленно вызвать вертолёт, раз хотят, чтобы я летал по воздуху пусть так оно и будет!
У Семёна Моисеевича имелось несколько летательных аппаратов, собственный самолёт - это не роскошь,  а независимость от Авиакомпаний и  так же залог безопасности.
Мало ли бывало случаев, когда, что бы избавиться от одного неугодного  человека;  над океаном взрывали пассажирский лайнер. Спокойнее иметь свой самолёт. В летательных аппаратах Семён нужды не испытывал.
Дворецкий  по телефону передал приказ хозяина.
Как только  приняли решение лететь в главный офис по воздуху, автомобили, слегка покачиваясь над плитами  двора, сами по себе переместились к воротам гаража, поднялись над крышами метров на сто и упали на камни  устилающие двор.
Грохот металла, звон битого стекла, заглушил взрыв, автомобили горели в общем костре, в каждом баке  горючего по  горловину.  В  машинах и кроме топлива  есть чему гореть.

Оценка произведения:
Разное:
Реклама