Прогноз России на ближайшие годы (страница 1 из 2)
Тип: Заметка
Раздел: Обо всем
Автор:
Баллы: 8
Читатели: 382
Внесено на сайт:

Прогноз России на ближайшие годы

Ссылка

Валерий Соловей – политолог, профессор МГИМО, один из самых точных предсказателей перестановок во власти, выпускает новую книгу «Революtion! Основы революционной борьбы в современную эпоху». А также предрекает кардинальные изменения в России в ближайшие два года. На чем основаны его предположения, почему силовики и чиновники – вовсе не опора режима, и что может быть альтернативой новой русской революции – он рассказал в интервью «Газете.Ru».
— В своей книге, которая выйдет в ноябре, вы пишете, что еще ни одна революция не была предсказана. И, тем не менее, находите общие черты во многих так называемых цветных революциях последнего времени, в том числе в странах СНГ. Правда, это вовсе не пресловутая «рука Госдепа», как учит нас великий телевизор и во что, кажется, искренне верят даже некоторые из руководителей страны. Тогда что это за общие черты?
— Да, многие верят в «руку Госдепа», и хотя для этой веры есть некоторые основания, влияние Запада — это, в первую очередь, влияние образа жизни и культуры. Трудовая миграция из стран СНГ — особенно тех, что находятся географически между Россией и Европой — направлена в обе стороны: и на Восток, и на Запад. Люди могут наблюдать и сравнивать, где лучше.
Даже белорусская молодежь сегодня куда больше ориентирована на Запад, и в этом смысле будущее Белоруссии предрешено.
Вот так и украинцы: ездили туда-сюда, смотрели, делали выводы. Взять хотя бы такой факт. Украинец может поступить учиться в российский вуз только на платной основе, тогда как в Польше и во многих других странах ЕС он может получить грант на обучение. Если мы так много говорили, что украинцы — братский народ, почему же это братство сводилось лишь к тому, как поделить деньги за транзит газа.
— А в итоге пришлось вместо «мягкой силы» действовать грубой.
— Причем без серьезных на то оснований. В 2013 году, когда решался вопрос, подпишет ли Украина ассоциацию с Евросоюзом, Европа от Украины уже фактически отказывалась. У ЕС было тогда слишком много проблем с Грецией и другими «нарушителями» бюджетной дисциплины. Существовало некое молчаливое разграничение сфер влияния. Не то чтобы гласно, но считалось предрешенным, что Украина находится в сфере российского влияния. Украинская революция стала для европейских лидеров такой же неприятной неожиданностью, что и для кремлевского руководства. Особенно когда там пролилась кровь, и пришлось вмешиваться в ситуацию. Этого западные политики боялись как огня. Так что популярные в некоторых кругах идеи о «подрывном» западном влиянии имеют весьма отдаленное отношение к действительности.
— Волнения 2011-2012 годов в России — все эти многотысячные митинги против «нечестных выборов», оккупай-абай, прогулки по бульварам и так далее – тоже не Госдепом были организованы?
— Это был моральный протест в его чистом, беспримесном виде. Социоэкономических причин для протеста в России тогда не было. Страна находилась в восходящем тренде после кризиса 2008-2009 годов. Доходы и уровень жизни росли. Я в своей книге пишу, что ядро тех, кто пришел на первый митинг 5 декабря, сразу после выборов в Госдуму, составили именно наблюдатели, которых страшно оскорбило, как демонстративно власть наплевала на их усилия провести честные выборы.
Обществу буквально плюнули в лицо. Что же удивительного в том, что оно восстало? Это был моральный протест, который мог перерасти в полноценную политическую революцию.
— В данном случае основную роль сыграла слабость самой оппозиции. Оппозиция к этому массовому подъему оказалась не готова точно в такой же степени, что и власть.
— А в чем должна была заключаться подготовка оппозиции?
— Надо заранее думать о том, что вы сделаете, если народ вдруг выйдет на площадь.
— Но ведь была идея отменить парламентские выборы, признать их недействительными, организовать новые.
— Да, но не последовало никаких продуманных и последовательных действий для реализации этой идеи, хотя власть была готова пойти на перевыборы парламента после президентских выборов.
— Это обсуждалось. Я пишу в книге, что перед 10 декабря 2011 года власть была всерьез напугана оппозиционным подъемом и не исключала даже штурма Кремля. Однако поведение лидеров оппозиции показало, что они боятся неконтролируемого общественного возмущения так же сильно, как и сам Кремль.
Когда же власть увидела, что на Новый год все лидеры оппозиции уехали отдыхать за границу, то поняла, что всерьез бороться эти люди не готовы.
Надо было добиваться определенных законодательных решений, публичных обещаний главы государства, а не просто декламировать «Мы здесь власть, мы придем еще». Я очень люблю фразу Мао Цзэдуна: «Стол не сдвинется, пока его не передвинут». Ни один режим в мире еще не рухнул под тяжестью собственных ошибок и преступлений. Власть меняется, идет на уступки только в результате давления.
— То есть российской власти, можно сказать, повезло с оппозицией?
— Власти повезло и с оппозицией, и с самой собой. Она довольно быстро опамятовалась, пришла в себя, и стала постепенно закручивать гайки, действуя довольно технологично.
— Гайки начали закручивать только в мае, спустя полгода.
— Совершенно верно, у них было полгода, чтобы оценить ситуацию, увидеть, что протестная динамика пошла на спад. Если вы закручиваете гайки внезапно, резко, есть риск, что это может вызвать усиление протестной динамики — как это произошло на Украине в 14-м году после попытки очистить Майдан. В России все было сделано грамотно.
— Пять лет назад на площади вышел средний класс. Вышел, как вы говорите, с моральным, а не экономическим протестом. За прошедшее время ситуация в экономике катастрофически изменилась. Нет ли опасности, что завтра на площади выйдут совсем другие люди?
— В столицах в любом случае ядро протеста составит этот самый средний класс. Потому что он и в гражданском, и в политическом смыслах наиболее активен. И сейчас заметно злее, чем пять лет назад.
— Не только поэтому. Людей очень сильно раздражает политическое и культурное давление, все эти бесконечные ограничения и преследования — пусть даже касающиеся не вас лично, но ваших друзей и знакомых. Падение доходов также очень важно. В ситуации кризиса особенно обостряется тяга к справедливости. Люди видят, что они уже с трудом отдают кредиты за айфоны или автомобили, а кто-то рядом ничуть не меняет образ жизни: по-прежнему покупает яхты и наслаждается раздражающей, бьющей в нос роскошью.
То, что было приемлемым в ситуации экономического подъема, становится абсолютно неприемлемым в тяжелый кризис.
Несправедливость начинает раздражать людей значительно сильнее, чем прежде, в «тучные годы».
— Разве тяга к справедливости обостряется только в среднем классе?
— Она обостряется у всех. Вопрос в том, кто и как ее реализует. «Низшие» слои могут найти для себя решение в девиантном поведении — алкоголизме, мелком хулиганстве. Средний класс мыслит в других категориях — более политизированных и более гражданских. И этого среднего класса в России вполне достаточно, чтобы стать питательной почвой перемен. Все современные исследователи революций отмечают, что они происходят обычно там, где есть сформировавшийся средний класс, и где уровень экономического развития не слишком низкий. То есть в Сомали или Эфиопии мало шансов на революцию, там превалируют другие формы протеста.
— В России слово «революция» ассоциируется с чем-то страшным и кровавым — исторический опыт у нас такой. Поэтому даже сам термин многих пугает.
— Пять лет назад Россия была близка к так называемой «бархатной революции», при которой власть, скорее всего, сохранила бы часть своих позиций. Ей ничего не стоило допустить перевыборы, на которых оппозиция, честно говоря, не имела шансов победить. Она бы получила фракцию в парламенте, но точно не получила бы большинства. Но власть тогда на это не пошла, ведь она у нас избегает компромиссов. И, соответственно, сама вызвала ситуацию «острие против острия». То есть теперь развитие событий в случае революции будет проходить по более жесткому сценарию.
— Исходя из международного опыта, жесткий сценарий вовсе не обязательно кровавый. И как раз России он кровавым точно не будет.
В России нет сил, которые заинтересованы в защите власти. Звучит парадоксально, но это так.
Наша власть выглядит гранитной скалой, она пытается всех запугать своей нарочитой брутальностью. Но на самом деле это не скала, а известняк — весь в дырах и рытвинах, который очень легко обрушится в случае давления.
— Не знаю... В стране такое огромное количество силовиков и чиновников.
— Это ничего не значит. Важно не число, а мотивация, цели, смыслы. За что будут сражаться пресловутые силовики? За власть узкого круга, за их яхты-дворцы-самолеты?
— Чиновники — по крайней мере, средний слой — прекрасно понимают, что они как технократы будут востребованы при любой власти. Им особо ничего не грозит. Более того, многие из них по отношению к действующей власти настроены негативно, поскольку, с их точки зрения, она занимается не развитием страны, а чем-то другим: преимущественно войной, «пилкой» ресурсов, какими-то странными пиар-проектами и т.д.
Что касается силовиков, то когда люди встают перед выбором умирать за начальника или спасать собственную жизнь, то при отсутствии сильной идеологической мотивации они предпочтут спастись сами.
Тем более что сегодня мы живем в мире, где все просматривается, то есть весь мир будет наблюдать происходящее в прямом эфире, как это было в Киеве. И любой генерал, получив приказ о жестком подавлении мятежников, потребует от начальства письменное распоряжение. Начальство его никогда не даст. А что делать генералу в случае выполнения приказа?
Из Киева еще можно было бежать в Ростов, в Москву, в Воронеж. А из Москвы куда? В Пхеньян?
Поэтому риски для силовиков чрезвычайно велики. А главное, ради чего? У Советского Союза был значительно более мощный аппарат насилия. И компартия была — какая-никакая, но все-таки спаянная, объединенная идейными узами, общей мотивацией. И где все это оказалось в августе 91-го года? Мы же с вами все это наблюдали. Вот как Розанов говорил о царской России, что она в три дня слиняла, точно также в три дня слиняла и советская власть.
— Но зачем тогда без конца наступать на грабли, доводя ситуацию, как вы говорите, «острие на острие?» Ну, пустили бы ту же самую оппозицию сегодня в парламент — хоть бы немного ослабили ситуацию.
— Во-первых, считают, что уже поздно. Во-вторых, просматривается инфантильное, поистине подростковое желание избежать компромиссов, поскольку компромиссы, с точки зрения тех людей, которые принимают решения, это слабость. Это вопрос уже к психологическому профилю людей во власти. Возможно, именно этот пункт ключевой для понимания динамики ситуации. В большинстве случаев к революциям приводит не оппозиция, не внешние силы, а сама власть, которая не готова пойти навстречу обществу, вовремя разрешить противоречия.
Современники говорили о реформах Николая II — «слишком мало и слишком поздно». Это вечная российская беда.
Но еще раз


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     17:53 31.10.2016 (1)
2
Не кажи гоп, пока не перепрыгнешь.
Как много предсказателей и пророков нынче, ученых и не очень. Главное - не залить страну кровью и не раздербанить в клочья. Наша оппозиция настолько держит себя позорно, что не наберёт себе достаточно очков для власти. И пока на горизонте нет лидера, который мог бы что-то предложить дельное. Легко ломать, а строить надо уметь. И хуже нет своих внутренних врагов, ибо уж они точно не станут думать о народе и стране.
     19:32 31.10.2016 (1)
Ни "системной" (партии, сидящие в Думе), ни "внесистемной" (остальные несогласные партии) оппозиции у нас, похоже, действительно нет.
Есть только их корыстные функционеры, зарабатывающие личные капиталы на словах об оппозиции.
И "руководящая и направляющая" ЕР - такие же функционеры, которым так же плевать на всё и всех, кроме своих карманов и кормушки.
Я уже не верю никому и стараюсь выживать сам.
     20:51 31.10.2016
Именно так! Если кто и думает, что у нас много партий и мы счастливы, то ошибаются - партия одно и не коммунистическая и не капиталистическая - чиновническая.
Вот и направляют как им выгодно. Не говоря о том, что в бизнесе по уши.
     14:41 31.10.2016 (1)
1
НЕ надейся! Россию хоронили уже не раз и не два! 
     14:51 31.10.2016 (2)
1
Какая к чёрту надежда? Я не самоубийца и Россия - моя родина.
Человек говорит объективные вещи - я со многим согласен. Независимо от него думал похоже.
Добавил бы только лично от себя: основное - добиваться на деле (не только на словах) соблюдения законности и равенства всех граждан перед законом.
     17:56 31.10.2016
1
Александр! Это правильно, но каждый должен начинать с себя лично - прежде чем обращаться к закону. Пока же все кивают на другого.
     15:07 31.10.2016
Когда мы с пиндосами дружили в засос, таких статей не было.
Я тоже во многих вопросах согласен. Вроде, всё так! Но….  Следом идет информационный подвох.  
А дальше – думай сам. 
     15:36 31.10.2016
1
Все же будет бунт, бессмысленный и беспощадный...А потом пиндосы приберут  обескровленную Россию к рукам...К этому и подводит пятая колонна общество самой нормальной страны в мире.
     15:34 31.10.2016
3
Блестящее интервью!
     14:55 31.10.2016
хорошая статья. скажем так, редкий образец по-настоящему рационального анализа.
только вот боюсь, что социальные процессы зачастую развиваются по принципу положительной обратной связи, сиречь лавинообразно.
понятно, что лавина рано или поздно выдохнется и остановится, но сколько людей она успеет погрести под собой?
Реклама